ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ВСЕПОБЕЖДАЮЩАЯ ЛЮБОВЬ

Протоиерей Александр Пелин, председатель отдела религиозного

Не случайно вынесены в эпиграф слова замечательного святителя прошлого. Поиск совершенных идеалов социальной жизни начатый человечеством много веков назад так, кажется, и не привел к ожидаемому результату. Яркое свидетельство чему те, поистине революционные изменения в материальном и духовном состоянии российского общества конца двадцатого столетия, которые мы пережили, и которые нам еще предстоит исторически осмыслить. В этот период каждый из нас столкнулся с необходимостью переоценки жизненно важных ценностей, сменой политических и религиозных ориентиров, выбором новых профессий. Эта статья - попытка религиозно-философского осмысления происшедшего и взгляд в ближайшее будущее.

Этот взгляд, как представляется, должен учитывать несколько моментов. С одной стороны, я понимаю, что общество ждет оптимистических прогнозов и оценок в отношении будущего. Кроме того, бытует мнение, что не стоит постоянно теребить советское прошлое, в котором действительно было очень много положительного. Вместе с тем мы никогда не сможем приблизиться к пониманию наших сегодняшних проблем, и уж тем более заглянуть в будущее, если не укажем,

ж

что положительного и отрицательного было в советском и постсоветском обществе. Важно также помнить, что после снятия «железного занавеса» Россия, да и Мордовия как неотъемлемая составляющая России, стали открытой частью мирового сообщества и те социально-политические, экономические, а также духовнорелигиозные процессы, какие протекают в мире теперь касаются каждого из нас.

Пока же то, что я вижу, и с чем мне приходиться сталкиваться каждый день вызывает у меня чувство глубокой тревоги. К великому сожалению в сознании многих людей теперь господствуют отнюдь не человечески значимые ценности и моральные принципы. Слом коммунистической идеологии, и не ясно выработан-

ректор Саранского духовного училища

«Ниравенства, ни совершенной свободы, ни благоденствия на земле в той степени, как этого желают восторженные лжеучители, быть не может. С разрушением мира прекратятся начальства и власть (Кор. 15,24); тогда установятся братство, равенство, свобода; тогда причиной единения, власти и подчиненности будет не страх! а любовь».

%

(Святитель Игнатий Брянчанинов)

на я стратегия построения нового российского общества привели к тому, что былую уверенность и чувство социальной защищенности сменили цинизм и разочарование.

Та современность, со звериным оскалом которой мы теперь сталкиваемся, хорошо охарактеризована крупным богословом нашего времени патриархом Антиохии Игнатием IV, который писал: «Современность, как и ближайшее грядущее будущее, связана в сознании многих с бесперс-

пективностью и нигилизмом, с той пустотой, куда низвергается новое идолопоклонство, символы которого - иллюзорность, рынок, эротизм и наркотики». Все эти явления, которые всего несколько лет назад были особенно характерны для западного общества, теперь имеют место и у нас в Мордовии. В наше общество, особенно в среду молодежи, проникли пораженческие идеи, с соответствующим этим настроениям ничем не оправданным пиететом перед Западом, ностальгией «по сильной руке» и верой в «блаженное» советское прошлое. Вместе с тем не следует забывать, что при больших социальных успехах социализма, политический тоталитаризм, господствовавший в России в течении семидесяти лет приводил к отсутствию элементарных политических свобод, к ущемлению прав верующих, к созданию института подавления инакомыслящих, хотя в Конституции СССР декларировались все права и свободы. История двадцатого столетия научила нас отличать идею от реального ее воплощения, слово -отдела; обещанные блага германского национал-социализма- от жестоких беспорядков, которые он дал; «диктатуру рабочих, пролетариата» в России - от тоталитарной диктатуры некоей безличной силы - партии, за которой можно было скрыть самые немыслимые бесчинства и репрессии даже по отношению к своему собственному народу!

Парадокс того мира, с которым мы вступаем в новое тысячелетие, заключается еще и в том, что наша земля, как наш дом, где мы призваны жить, все более и более дематериализует-

ся, виртуализируется и мифологизируется. Это происходит на фоне все большей потерянности человека в царстве «мира сего». В условиях «нового мирового порядка», духовно-нравственного, экологического, энергетического, демографического, продовольственного и прочих кризисов, поразивших современный мир становиться понятным, что основная проблема заключается теперь уже не в счастье человека, а просто в его выживании. Человечество сделало свой мир, среду своей жизни слишком хрупким. Но даже при этом одним из альтернатив опыта выживания становится опыт посещения храма, как обретение нового, или, если угодно, возвращения старого, опыта жизни, как опыта бытия с Богом. И мне. как православному священнику, этот опыт кажется удачной попыткой преодоления и «снятия» части кризисных явлений мира.

Попытка разрешения кризисных явлений мира привели политические институты, прогнозирующие построение будущего социума, к желанию вновь объединить разрозненный мир человека и природы через построение гигантской по масштабам компьютерной мифологической реальности, способной заменить собою Бога. Современный научно-технический прогресс предал этой теме новые и существенные импульсы. Они связаны с все более открывающимися техническими возможностями полного контроля за каждым человеком и управлением его поведением. Так, по мнению ряда экспертов, связанных с компьютерной технологией, в настоящее время уже есть реальные возможности массового управления людьми. Они утверждают, что возможность внедрения в систему тотального компьютерного контроля на нашей планете не за горами и будет осуществлена практически где-то в период 2010-2020 гг. Первым удачным опытом творцов компьютерной идеологии является глобальная информационная сеть Интернет, целью которой является создание мира информационной реальности, свободной от духовнонравственных ограничений человеческого общества. Нам дадут «вкусить» счастья, если мы немножко виртуализируемся, если подчинимся навязанным нам псевдоидеалам и ценностям. Конечно, это произойдет не сразу. Но то, что это будет не вызывает сомнение. Судите сами...

Как необычный религиозный эксперимент выглядит желание отдельных представителей национальной интеллигенции Мордовии возродить дохристианские языческие верования мордвы. Возможно психологически это связано с тем, что открывающийся «свободный мир» несет в себе скрытую угрозу существования и этноса, и языка. да и самого человека. В этом стремлении обособиться по всем признакам выражается комплекс малого народа. Мне кажется, что для наци-

онального самосознания мордвы очень важно не искусственное обособление, а включенность в орбиту мировой культуры, в том числе религиозной.

Мировая история показывает, что любая этническая религия ведет к самоизоляции и, в конечном итоге, гибели народа, принятие же народом наднациональных верований способствует его дальнейшему развитию. Также важно, чтобы национальное самосознание не отбрасывало Православие, а наоборот - пыталось его воспринять как неотъемлемый элемент этого сознания, что самостоятельность народа только окрепнет, если он будет православно ориентированным. Тем более, что для большинства людей Мордовии Православие - это давно уже родная религия. Более того, научиться любить и уважать свою малую родину и свой народ можно только любя по-христиански, ибо и само понятие любви вошло в мир с христианством. Именно в христианстве мир, как славное творение Божие, не брошен на произвол судьбы, а призван к святой славе преображения.

Те, кто стремиться возродить этническую религию во что бы то ни стало, не учитывают того факта, что на самом деле они возрождают лишь свое видение христианства, механически подменяя имена библейских пророков и праведников на имена мордовских племенных вождей. Потому что если возрождать подлинное язычество нужно возрождать настоящий сатанизм, с его человеческими жертвоприношениями и немыслимыми в любом цивилизованном обществе обрядами.

Рискну предположить, что подобная же причина лежит в основе возникновения в республике феномена национальных мокшанской и эрзянской лютеранских церквей, активными прихожанами которых являются именно представители интеллигенции крайне националистических взглядов. Их критика, сводившаяся к невнимательности Православной Церкви по отношения к национальным проблемам мордвы, должна быть теперь совершенно отвергнута, ибо в Саранской Епархии давно создана и действует комиссия по переводу богослужебных текстов на эрзя и мокша языки. Нельзя не учитывать и того факта, что абсолютное большинство православной мордвы на местах не готово к переходу на службу на национальных языках, видя в этом возможность еще одного раскола общества еще и по религиозному признаку.

Немного внимания следует уделить тем апокалиптическим настроениям и ожиданиям в обществе в связи с наступающим тысячелетием, которые активно обсуждаются как верующими, так и совершенными атеистами.

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

Эти ожидания, по мысли православного богослова Алексея Осипова связаны со стремительно развивающейся тенденцией к все большей концентрации политической, информационной, научно-технической, экономической и военной мощи в очень узком кругу мировых «суперменов», свободных от каких-либо моральных и других высших человеческих чувств и ограничений. Отсюда отчетливо вырисовывается идея создания единого всемирного государства, во главе которого станет именно эта кучка «богов» с возможностями неограниченной «компьютерной» власти, что приведет к установлению всеобщего физического и духовного рабства как каждого человека в отдельности, так и

стианину нужно помнить, что все знаки сами по себе, без веры в их значимость и без сознательного принятия их как знака веры в антихриста, не имеют ни какой силы и власти над ними. Хорошо по этому поводу сказал апостол Павел «идол в мире ничто» (1 Кор. 8,4). В этой связи совершено необоснованно опасения христиан на незаметность принятия печати антихриста, как мысли совершенно ложной и противоречащей принципу православной веры о безусловной необходимости личного участия человека, как в деле своего спасения, так и своей гибели. Если даже Сам Бог, как пишет святитель Афанасий Великий, не может спасти нас без нас, то есть без нашего сознательного и свободного

всех народов земли. Все это вполне соответству- волеизъявления, то тем более не может погиб-

ет апокалиптическим предсказаниям о тоталитарном режиме в конце истории, господстве единого всемирного «лидера» (Ср.: «И дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем». Откр. 13:7), который станет «христом-спасителем» (ср.: От. 13; 3-4) всего человечества.

В связи с апокалиптическими настроениями в христианской среде все отчетливее звучит тема об антихристе, его имени, признаках его явления и ожидания конца всемирной истории. Так случалось на Руси уже не раз, например, в 1492 г., который по вере того времени соответствовал 7 ООО лет от сотворения мира. Напряженное ожидание конца человеческой истории в 1666 г. связывалось с мистическим наличием трех шестерок в этой цифре. Психологическая особенность веры в «666» заключается в конкретной наглядности этого символа, избранного святым апостолом Иоанном Богословом, символом для выражения гордыни земного богатства и славы, «человека-царя» всего мира во времена последнего человечества, окончательно отступившего от Бога во имя «мамоны». Подчеркнем, что само по себе богатство не осуждается Церковью, но в том случае, когда богатство само становиться целью, порабощающей свободную волю человека, Церковь однозначно выступает «против». И если святой Апостол, прозревая будущие судьбы мира, возможно лишь перефразировал рассказ третьей Книги Царств о золоте, которое ежегодно приносилось царю Соломону, в котором «весу было шестьсот шестьдесят шесть талантов золотых» (3 Царств. 10; 14), то современные предтечи антихриста, кажется, совершенно сознательно внедряют апокалиптическое число в самую повседневную жизнь (в частности, в кодировке различных товаров, в так называемых штрих-кодах, и пр.).

Очевидно, что те, кто внедряют данный знак. верят в его магическую силу. Но каждом) хри-

нуть человек без веры богопротивнику.

Но вернемся к рассмотрению религиозной ситуации в Мордовии. В настоящее время, как, пожалуй, никогда ранее, следует говорить о религиозной толерантности традиционных религиозных конфессий, а это в случае с Мордовией

- православие и ислам. Толерантность выражается не просто в факторе религиозной терпимости, но и определенной работе по сотрудничеству в сфере согласия и примирения различных социальных и политических сил общества, в деле устроения мирного и добротного нашего дома

- России. Церковь, как во всей стране, так и в Мордовии в частности, призывает и будет призывать своих членов видеть в представителях других религий наших братьев, с которыми нам суждено Господом мирно жить на одной земле, возделывать ее и есть один хлеб. Церковь всегда будет против ригоризма религиозного сектантства, которое несет в себе элементы нездорового передела основных религиозных догматов и традиций, взрывающего общество изнутри, возводящего крайность в разряд нормы. Такую ситуацию мы имеем теперь в Мордовии, после проникновения в среду наших мусульман вахабитских проповедников. Благо сочувствующим им оказывается явное меньшинство.

Церковь не боится современности. Она наоборот пытается говорить, что и в нем, в окружающем нас мире, есть много положительного. Более того многие достоинства современной демократии, и прежде всего права и свободы, укоренены в христианском взгляде на человека, «в евангельском откровении личности, дарованном нам во Иисусе Христе» (патриарх антиохийский Игнатий IV). Мы еще раз хотим подчеркнуть, что заслуга Церкви, ее подлинная сила заключена в сдерживающем факторе между различными политическими и религиозными группами, раздирающими политическую власть в стране. Власть Церкви дана не «от мира сего», «сей же мир»

отчасти повинуется Богу отчасти же. и главным образом, автономизирует себя от собственного Творца и Господа.

Церковь непросто взирает на происходящее в мире с высоты своей богочеловечности. Церковь всячески заявляет о своей историчности, более того-метаисторичности. История нашей цивилизации начинается с момента воплощения Бога-Слова две тысячи лет назад и будет завершена во второе и славное Его Пришествие. Но вхождение в эсхатологическое и ожидаемое Царство Божие невозможно будет совершить, не

преооразив окружающий христиан мир, природу. себя в подобие Божие. Церковь каждый раз должна заново переосмысливать границы своих взаимоотношений с социумом, чтобы знать, как ей действовать в постоянно меняющемся мире в соответствии с волей Творца.

Недавнее принятие Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Основ социальной концепции есть свидетельство глубокой озабоченности Церкви насущными проблемами нашего общества. Острейшие проблемы нашего времени, например, проблемы здоровья личности и народа, собственности и труда, войны и мира, биоэтики и экологии, проблемы глобализации и секуляризма, проблемы науки, культуры и образования, проблемы государства, нации и права, проблемы семьи, материнства и детства нашли свое реальное освещение в аргументированной церковной позиции. Важно теперь приложить максимум усилий, чтобы наполнить содержание документа нашими реальными делами.

Конечно у Православной Церкви в Мордовии очень много проблем. Долгий отрыв нашего народа от своих религиозных корней породил целую массу негативных явлений, но их нельзя смешивать в одну кучу, как это подчас делается представителями СМИ. Например, с момента образования Саранской Епархии количество церквей в Мордовии выросло более чем в десять раз. В церковь пришло много новых людей. И часто, переступив ее порог, или даже приняв священный сан, они мало изменились внутренне и принесли с собой тот светской образ жизни, каким они жили ранее. Огромная нехватка духовенства привела к тому, что многие благочестивые жители, даже не имея богословского образования, были рукоположены в священный сан. Теперь, с появлением в Саранске своего духовного училища, ректором которого я являюсь с момента его открытия в 1997 году, проблема в скоротечном посвящении в священники отпала. Многие священнослужители на местах начали учебу на

заочном отделении училища, осознавая, что оез хорошей профессиональной богословской базы проблем по духовному окормлению своих прихожан не решить.

Больной темой нашего времени является то, что для многих вновь уверовавших, подчас имеющих серьезное светское образование, жажда обоснования их веры приводит к погоне за чудесами, откровениями и поиском старцев. Не уяснив существа Православия, подобные неофиты готовы судить как отдельных священнослужителей, так и всю Церковь в целом по принципу наличия или отсутствия мистических откровений и переживаний, что самой Церковью рассматривается как состояние тяжелой духовной болезни - прелести. В конечном итоге, не найдя в этих переживаниях ни душевного спокойствия, ни равновесия духа, такой человек впадает в состояние крайней депрессии и готов на совершение самых отчаянных поступков. Остается только сожалеть, что некоторые священнослужители, не образовав себя, не очистив в себе подлинный «образ Божий, истлевший стра-стьми», готовы принимать от своих почитателей «старческие» почести, считая себя в праве распоряжаться судьбами других людей. Церковь всегда выступала против подобных ригористических крайностей, указывая, что только серединный путь самосовершенствования, который следует начинать с глубокого покаяния, полезен душе человека. Только пропитавшись духом подлинной церковности, возможно правильно и подлинно православно следовать путем спасения. Тем более крайне опасно, когда неокрепший в пастырстве молодой батюшка стремиться давать советы, которые могут привести к серьезным житейским и бытовым проблемам у своих пасомых. Характерно, что такой пастырь не может серьезно аргументировать свою позицию и подкрепить ее на основании Священного Писания и Священного Предания Церкви.

В заключении замечу, что подлинную перспективу нашей жизни и одновременно конкретный и полный ее смысл можно найти только в богоподобии и единении со Христом, иначе в обожении. Православие предлагает свободной человеческой душе путь богоподобия в любви, причем любви совершенной, являющейся как бы синонимом Самого Бога, ибо «Бог есть любовь, и прибывающие в любви пребывают в Боге, и Бог в нем» (1 Ин.4.16). То же что должно случиться с миром, обществом и человеком, случится. Только «любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13.8).

1 с