С. М. Сигитов

В ПОИСКАХ НОВОГО ГУМАНИСТИЧЕСКОГО ИДЕАЛА: MESSE DE REQUIEME ГАБРИЕЛЯ ФОРЕ

Статья посвящена великому французскому композитору и педагогу Габриелю Форе (1845—1924). На примере одного из его вершинных произведений — «Реквием» (1888) — анализируется мировоззрение композитора, его представление о мире и человеке. Произведение Форе отличается оригинальной трактовкой этого старинного жанра. Композитору близка религиозная музыка Моцарта, Керубини, Гуно, Франка, Брамса. Главная идея «Реквиема» Форе — убежденность в силе духа человека.

То, что рассредоточено или завуалировано в вокальной, фортепианной и камерно-инструментальной музыке великого французского композитора Габриеля Форе, концентрируется в его Реквиеме: мировоззрение композитора, его представления о мире и человеке. Конечно, Форе не был, подобно Вагнеру, ни литератором, ни философом и потому избегал публично излагать (даже в качестве официального музыкального критика газеты «Фигаро») свои взгляды. В этом сказывалась и характерная черта личности композитора — скромность. Но в кругу учеников и близких людей «он нисколько не уклонялся от философских проблем (в особенности, если это касалось искусства)»1. Откровенно и исчерпывающе свое жизненное кредо Форе сформулировал в письме к жене от 6 апреля 1922 года: «Ты мне писала в одном из последних писем о своем восхищении творцом и презрении к его творению.

Права ли ты? Мир — это порядок, человек — это беспорядок. Но его ли это вина? Заброшенный на эту землю, где все нам кажется гармоничным и где предстоит ему идти, спотыкаясь, пошатываясь, с самого рождения до своей смерти; заброшенный на эту землю и обремененный тяжестью физических и моральных слабостей (настолько, что для объяснения этого феномена пришлось выдумать идею первородного греха!), он сохраняет на всю жизнь психологию ребенка, которому очень хочется стать мудрым, но при условии, если будет за это вознагражден! Но какое вознаграждение обещаем мы этой детской душе? Удовлетворение, что ты получил столько синяков ради будущего человечества? Найдется ли хоть один человек из десяти тысяч, кого это удовлетворит? И вот что лучше всего свидетельствует о нашем ничтожестве — это наше обещание (самое лучшее, что смогли изобрести) забвения всего,

тона в средней части «Offertoire» (II), сопрановое соло мальчика в «Pie Jesus» (IV) и снова соло баритона, но в сочетании с хором в «Libera me» (VI) — по времени написания наиболее раннего номера, датируемого 1877 годом, когда произошел разрыв с Марианной Виардо. Включив «Libera me» во вторую, симфонически более разработанную, в том числе и по составу оркестра, редакцию Реквиема (1900), композитор лишний раз подчеркнул, насколько замысел произведения глубоко связан с самыми кризисными моментами его личной жизни. Кстати, именно в этом «вставном» номере проходит тема «Dies irae» (эпизод «Piu mosso), вбирающая в себя драматические акценты («намеки») предшествующих номеров, в целом лирически умиротворенных.

Еще ощутимее в стилистике Реквиема черты, ярко проявившиеся в камерно-инструментальной музыке Форе и навеянные григорианским песнопением. Плавная, мягкая и текучая мелодика plain chant сама была порождена той «верой в вечный покой», которую композитор стремился выразить в Реквиеме. И как часто бывает в искусстве с большими художниками, конечный результат превосходит первоначальное намерение: идея вечного покоя, противостоящая преходящему миру человеческих страданий, раскрывается с такой нежностью, лаской, теплотой и сердечностью, что в итоге она превращается в нечто противоположное — в выражение любви и сострадания к человеку и его скорбной участи. Это чутко отмечено В. Янкелевичем: «"Колыбельная смерти" — это и "Кантик" жизни»15.

Покоряющая жизненная выразительность фореевского мелодизма восхищала

Керубини

I «Requiem» d—а(А)—d

II «Graduate» a—(F—С—с)—а

III «Dies irae» d—(a—E—A)D—d

IV «Offertoire» F-(B-b)-F

V «Sanctus» В

VI «Pie Jesus» g-G

VII «Agnus Dei» d-D

Онеггера типичным для композитора сочетанием простоты и изысканности. «Эти мелодические линии просты: они часто состоят из гаммы или отрезков гамм, различающихся по ритму (Элегия, Тема и вариации для фортепиано, вторая тема из финала Квартета c-moll и т. д.). Но необычайное богатство гармонизации придает им рельефность и несравненную индивидуальность, которой пытались подражать многие»16.

Из биографии композитора мы знаем, что подобным искусством гармонизации он овладел еще в школе Нидермейера, в практике «Taccompagne-ment de plain chant», которая получила дальнейшее развитие и своеобразное преломление в духовной музыке композитора; в одноголосных или двухголосных вокальных произведениях.

Среди них упомянем «О, Salutarus» (1887), «Maria, Mater gratiae» (1888), «Ave verum» (1894), «Salve Regina» (1895), «Ave Maria» op. 67 (1895) и «Ave Maria» op. 93 (1906). В них и откристаллизовываются уже известные нам по камерному творчеству композитора некоторые специфические особенности гармонического мышления Форе, подсказанные мелодикой plain chant, - такие, как модальная изменчивость ладовой структуры и модуляционная гибкость тонального развития, ставшие основой драматургии Реквиема.

Внешне архитектоника Реквиема Форе строится по модели Моцарта и Керубини, основанной на смысловой поляризации мотивов скорби в начальном d-moll и просветления в заключительном D-dur. Приведем для сравнения упрощенную схему тонального плана второго Реквиема Керубини, состоящего, как и Реквием Форе, из семи частей.

Форе

«Introï t et Kyrie» d—В—d—(fis—F)—d

«Offertoire» h-cis-dis-D-H

«Sanctus» Es—D—Es

«Pie Jesus» B—(d)—B

«Agnus Dei» F—(As)—d—D

«Libera me (Dies irae)» d

«In Paradisum» D—(H)—D—(F—fis)—D

3 Nectoux J.-M. Gabriel Faurè. — Paris, 1992.

4 Швейцер А. Культура и этика. — М., 1973. — С. 276—277.

5 Там же.

6 Корредор X. М. Беседы с Пабло Касальсом. — Л., 1960. — С. 233.

7 Пуленк Ф. Я и мои друзья. — Л., 1977. — С. 50

8 Koechlin Ch. Le cas Berlioz. // La Revue Musicale. — 1922, fevr.

9 Хохловкина А. Берлиоз. — М., 1960. — С. 238.

10 Comoedia (Paris-Comoedia). — 1902, 12 juill.

11 Faurè G. Le Monde Musical. - 1904, is fevr., N. 3.

12 Faurè G. Souvenirs // La Revue Musicale, consacré à Gabriel Faurè. — 1922, oct., N. 11.

13 Faurè G. Gabriel Faurè. — Grenoble; Paris, 1945. — Р. 91—92.

14 Le Temps. — 1906, 27 janv.

15 Jankuluvitch V. Gabriel Faurè, ses melodies, son esthetique. — Paris, 1951. — Р. 302.

16 Ноnegger A. Incantations aux fossiles. Penelope. — Lausanne, 1948. — Р. 77.

17 Протопопов В. В. История полифонии. Западноевропейская классика. — М., 1965. — С. 606.

18 Там же. С. 606—608.

19 Там же. С. 608.

20 Meuneir P. Le Requiem de Faurè // Radio, France-Musique. — 1974, 31 mai.

S. Sigitov

IN SEARCH OF A NEW HUMANISTIC IDEAL: MESSE DE REQUIEME BY GABRIEL FAURÉ

The article is devoted to the great French composer Gabriel Faure (1845—1924). The author analyses the world outlook of the composer by the example of one of his highest works Messe de Requieme (1888). The work of Faure is the original interpretation of this ancient genre. The composer was close to the religious music of Mozart, Cherubini, Gounod, Franck, Brahms. The main idea of Messe de Requieme is a belief in a man's strong spirit.