Terra Humana

СТРАТЕГИИ ДИСКУРСА

УДК 008 ББК 71+74

К.С. Пигров, К.В. Султанов

университет и молодежь в гражданском обществе: историософский взгляд*

Образованная молодежь составляет наиболее перспективную часть российского гражданского общества. Она находится в сущностных отношениях с социальным институтом Университета, который в отличие, например, от специальных технических или медицинских ВУЗов, тесно связан с вековой традицией изучения социогуманитарных дисциплин и философии. Благодаря гуманитарной составляющей Университет может быть образцом устроения гражданского общества в стране. Диалектика Университета, формирующего «молодежную элиту», с одной стороны, и конституирующего российское гражданское общество, с другой, является предметом настоящей статьи.

Ключевые слова:

гражданское общество, гуманитарные традиции университета, молодежь, университет, философия, философия истории.

Дискуссии о гражданском обществе в современных социальных науках напоминают дискуссии о развитом социализме [5; 6]. Расхождение во взглядах на гражданское общество по форме напоминает споры теоретиков о том, есть ли в СССР «развитой социализм», или его надо только «строить». Одни в этом случае говорили о социализме как о «реальном социализме», подчеркивая его положительные стороны, другие - об идеале социализма, делая при этом акцент на темных сторонах «реального социализма». Мы полагаем, что забыть дискуссии о развитом социализме было бы недальновидно и нечестно. Налицо некоторое общее место в социальной теории любого общества, где сопоставляются идеал и реальность.

Сами предметы дискуссии, т.е. «гражданское общество» и «развитой социализм», близки именно своим аксиологическим акцентом. Гражданское общество, соединяющее всё лучшее из соборности и общественности, предстает как образованное, юридически грамотное, уважающее права человека, активно участвующее в принятии решений, то есть реализующее идеи демократии участия. Гражданское

общество характеризуют такие позитивные свойства национального менталитета, как уважение к разнообразию, милосердие, толерантность, готовность принимать различия и решать возникающие в связи с различиями конфликты мирным путем. Иными словами, речь идет о качестве социума, который в советской риторике именовался «морально-политическим единством советского народа» [3]. Гражданское общество, если акцентировать положительные его моменты, близко к идеалу открытого общества [4].

Сегодня, в эпоху решительных социальных сдвигов, структурная характеристика гражданского общества обгоняет качественную. У нас активно создаются организации, которые осознают себя и декларируют свои задачи в контексте развития гражданского общества. Что касается качественной стороны этих объединений, то она зачастую оказывается во власти негативных стихий массового сознания. Активистам гражданского общества просто не достает образованности.

Тем не менее, сколь бы несовершенным ни было гражданское общество в современной России, оно уже показало свои по-

* Работа поддержана грантом РФФИ 10-06-00556а.

зитивные возможности. Так случилось в начале девяностых годов (1991, 1993), когда обозначился вызов реставрации того режима, который теперь именуют «коммунизмом». В конце 90-х годов возник еще один вызов гражданскому обществу -. олигархический. Олигархов, конечно, осуждает общественное мнение, но не потому, что оно руководствуется высокими нравственными мотивами. Наши «савонаролы», в конечном счете, выражают лишь ресентимент: «почему удалось им, а не мне». Наше гражданское общество еще не сумело дать на олигархический вызов достаточно определенный ответ. Сегодня перед Россией актуализировался и вызов всевластия бюрократии. Данная угроза не только не получила достойного ответа, но и не до конца осознана. Наконец, один из самых серьезных - вызов национализма. Проблема становления гражданского общества в России в координатах вызовов и ответов возвращает нас к извечному спору в «догоняющей модернизации», спору между «зилотами» и «иродианами» [7], у нас - западниками и славянофилами.

И снова в нашей истории мы приходим к тому, что интеллигенция оказывается ключевой структурой, способной противостоять как администрации, так и бизнесу, способная избежать крайностей отказа от европейского опыта и преклонении перед ним. Интеллигенция в этом плане представляет собой социальную базу гражданского общества, она основная сила, на которую можно опереться, если мы помышляем о будущем России. Как формируется интеллигенция? Она образуется в социальном институте высшей школы, но особенно в Университете, причем не только в его формальных структурах, но и в тех информальных отношениях, которые создает в обществе вокруг себя всякий Университет.

* * *

Университет являет собой важнейшую несущую «конструкцию» новоевропейской цивилизации вообще, не только в России. Его роль особенно велика в переломную эпоху, когда решается вопрос о том, сумеет ли Россия окончательно и достойно войти в сообщество развитых стран по меркам этой цивилизации, или это ей не удастся. Именно в университетах решается судьба России XXI в., так как здесь формируется интеллектуальный костяк гражданского общества.

Когда новоевропейская цивилизация только становилась, Университет был оп-

лотом средневекового общества, схоластики, консерватизма (как в «хорошем», так и в «плохом» смысле слова), - он был «реакционен» по отношению к галилеевой науке, развивавшейся тогда по преимуществу в академиях. Университет принадлежал еще к старой эпохе письма - эпохе рукописных книг, которые, образно говоря, зачитывались профессорами с кафедр, а слушатели конспектировали их содержание, чтобы потом в дальнейшем самим зачитывать их с кафедры следующему поколению студиозусов. Именно здесь были заложены традиции высокой гуманитарной и философской культуры, виртуозное ведание текстами.

Академии же, напротив, поначалу были новаторскими по своему замыслу, они делали ставку не только на использование наук в практике промышленности и государственной администрации (вспомним, что отец-основатель самой идеи академии - Френсис Бэкон), но они же были тесно связаны с началом эпохи печати [9, с. 7-28].

Прекрасно, что средневековый, по сути, Университет не умер в Новое время. Становление системы массового образования пошло по пути того, чтобы «налить новое вино в старые мехи»: Университет усвоил новую науку и во взаимодействии с Академией по существу возглавил всю сци-ентизированную цивилизацию. Причем, именно Университет, в дополнение к Академии, сохранил традицию гуманитарной культуры, идущую из античности через средневековое христианство. Университет «причесал и пригладил» естественнонаучных «парвеню» галилеевой науки, которые бесцеремонно вторглись в храм мудрости и вечных ценностей.

Как смог сдержать Университет вторжение этого новоевропейского «сциен-тизированного варварства»? Одним из главных средств в этом отношении был систематический и обязательный философский курс, дававший на базе постижения предельных оснований бытия упорядоченную картину мироздания, и включавший воспитание секуляризированной системы ценностей. В условиях стремительной дифференциации научного знания, разделения труда в духовном производстве, когда в университете стали господствовать центробежные тенденции, курс философии, слушавшийся всеми студентами, - философский факультет, и вообще весь социальный институт философии, органически стали выполнять функции скрепляющего начала

Общество

Terra Humana

10б

для развивающегося новоевропейского знания, не позволяя ему рассыпаться на отдельные части. И главное - философия, на основе сохранения единой картины мира, формировала нравственную позицию студентов-универсантов. Эти две функции философии видны не только в «Критиках» И. Канта, но и в его «Споре факультетов» [2].

Философия задает Университету аксиологическое измерение, наиболее полно и законченно выражая саму идею культурной традиции, соединяющей разные цивилизации. Корень «фило» в слове «философия» в Университете обозначил, во-первых, взаимное тяготение знаний друг к другу, напоминание узким специалистам, что все они, в известном смысле, вышли из философии. Даже если и иметь в виду практическую, утилитарную пользу положительных наук для благоустроения нашей жизни, то все равно не отменяется «мировоззренческий» смысл любого положительного знания. Пусть ученые прокламируют утилитарную полезность своих исследований, - это еще не значит, что сама эта полезность может являться главным стимулом их научного творчества [10].

Именно стремление к знанию ради самого знания, стремление к высшим ценностям порядка разума, а не порядка рассудка оказывается мощным побудителем для научного исследования Универсантов. Например, в Уставе Санкт-Петербургского государственного университета особо оговорено стремление Универсантов к «постижению истины, утверждению гуманизма и справедливости» [8, п. 4].

Любовь к мудрости, культивируемая философией, существенным образом живет в каждой университетской дисциплине. Последней целью университетского образования вовсе не является накопление информации как таковой. Речь в университете идет о продуцировании и трансляции знаний, то есть тех смыслов, которые могут возникнуть только при условии систематически и, следовательно, философски организованной информации. Идея университетского образования - это, в конечном счете, идентификация с высшим, с Абсолютом через коммуникацию с коллегами, через социализацию в Университете и через Университет.

Университет есть постоянное напоминание о том, что познание нельзя свести к утилитарной пользе. Во-первых, сама политика, промышленность и всяческие формы практики существуют для того, чтобы люди могли заниматься познани-

ем - одной из высших радостей человеческого бытия. Во-вторых, любовь к самому процессу познания проецируется на отношения людей друг к другу. Университет -это гигантская (и весьма «эффективная») машина дружбы в высшем смысле этого слова, ибо Университет дает возможность подлинно человеческого общения в процессе совместного познания. Поэтому Университет, даже если он и называется государственным, есть не только одна из важнейших структур гражданского общества, но и структура, в чем-то альтернативная, а в чем-то и комплементарная Церкви, но также фундированная отношением с Абсолютом. Университет выступает как зримая модель констелляции гражданского общества, - как проект такой констелляции.

Центростремительные силы Университета оказываются наиболее сильны именно в философии. Она, даже отчасти поддаваясь соблазнам научной дифференциации, не может забыть своего органического единства, - не может забыть о своих корнях в «осевом времени». Неспроста столь существенную роль во всяком философском курсе играет история философии. Мы видим сегодня новый синтез в философии, в свою очередь обещающий и новый синтез Университета, того Университета, который ко второй половине двадцатого века, по правде говоря, в значительной мере рассыпался на полууправляемую агрегацию факультетов и институтов и обнаружил тенденцию «забыть» свое высшее предназначение.

Этот новый синтез имеет свое основание в технических средствах духовной коммуникации. На смену господствовавшему в новоевропейском университете печатному слову приходит машинно-компьютерное слово. Именно оно вселяет в нас надежды не только в том, что наука двадцать первого века не будет разваливающейся Вавилонской башней, когда ученый способен овладеть только примерно десятью процентами всей информации даже в своей узкой специальности, а, напротив, станет возможной по-новому единая, обозримая и упорядоченная наука.

Этот новый синтез иначе высвечивает и роль Университета в гражданском обществе. Университет и в Средние века, и в Новое время как непосредственно, так и опосредствованно конституировал творческое (и отчасти - правящее) меньшинство в обществе и государстве. Во все эпохи это меньшинство, если оно обладало ответственностью и связанным с ней достоин-

ством, оказывалось на высоте тех вызовов, которые предлагала история.

Для российской интеллигенции достоинство и ответственность представляют большую проблему. Развращенные «суровым комфортом тоталитаризма», мы притерпелись к «культуре бедности» [1, с. 46-50]. Конечно, не только лекции по философии и изучение филологии смогут сформировать достоинство российского творческого меньшинства XXI века. Но эти лекции и это изучение необходимы для прояснения, культивирования и кристаллизации духа свободного и ответственного поиска истины.

В рамках западной цивилизации идея Университета предстает как универсальная идея, решающая двуединую

и принципиальную для всякого социума проблему - «как обществу справиться с молодежью» и «как молодежи справиться с наличным обществом». Университет здесь только видоизменяет формы своего бытийствования в ту или другую эпоху, под влиянием развивающихся форм сигнифицированного слова. Идея Университета, имеющая внутри себя философский потенциал, устремляет нас к гражданскому обществу, где молодежь играет важнейшую «энергетическую» роль, гарантируя прогресс. Собственно, Университет в своих лучших проявлениях и является зримой моделью идеала гражданского общества, в котором каждый молодой человек обладает возможностью развивать все свои сущностные силы безотносительно к заранее заданному масштабу.

Список литературы:

[1] Ахиезер А.С. Богаты мы или бедны? // СО: современное общество. - Харьков. - 1994, № 3. - С. 46-50.

[2] Кант И. Спор факультетов // Кант И. Сочинения в 6-ти т. Т. 6. - М.: Мысль, 1966. - С. 257-347. .

[3] Морально-политическое единство советского народа // Словарь общественно-политических терминов. - Интернет-ресурс. режим доступа: http://www.lukkids.ru/czsx.htm (15.01.12).

Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2-х т. - М.: Культурная инициатива, 1992.

Проблемы развития социализма. Международные дискуссии марксистов / Общая ред. и предисл. Г.Х. Шаназарова. - Прага: Мир и социлизм, 1971. - 210 с.

Развитое социалистическое общество: сущность, критерии зрелости, критика ревизионистских концепций. - 3-е изд.. - М.: Мысль, 1979. - 559 с.

Тойнби А. Постижение истории: Сборник. - М.: Прогресс, 1991. - 731 с.

Устав федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет». Утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2010 г. № 1241.

Шебунин А.Н. Основание Академии наук //Новое литературное обозрение. - 2002, № 54. - С. 7-28. -Интернет-ресурс. режим доступа: http://magazines.russ.ru/nlo/2002/54/swheb.html (15.01.2012)

[10] Эйнштейн А. Мотивы научного исследования // Эйнштейн А. Собрание научных трудов. В 4-х т. Т. 4. - М., 1967.

[4]

[5]

[6]

[7]

[8]

[9]

* * *

Общество