ББК Э372 + С55.53

В. Я: Нагевичене

ЦЕРКОВНЫЙ БРАК И СЕМЬЯ В ИСТОРИИ ХРИСТИАНСТВА И РУССКОГО ПРАВОСЛАВИЯ

Светские идеалы брака и семьи советского периода развития нашей страны все чаще начинают уступать свои позиции новому направлению мировоззрения, связанному с «духовным возрождением России», большей частью сопряженному с реставрацией русской православной культуры. Отсюда возникает несомненный теоретический интерес к православному браку и семье как основе жизнедеятельности людей в новых условиях, характеризующихся отсутствием официального государственного идеологического влияния на выбор ценностных ориентиров. Церковь с огромным энтузиазмом заняла образовавшийся после крушения власти КПСС идеологический вакуум и приступила к массовому оцерковлению населения. Конечно, усилия Русской православной церкви пока недостаточны для того, чтобы привить большинству населения страны идеалы истинного православного брака и семьи, образа жизни православных верующих и их семейных ценностей.

С момента своего возникновения христианство проняло особый новый образ жизни для верующих, вырывая их из полигамных отношений, столь характерных для иудаизма и всего языческого мира, и формируя моногамную семью как основу новой религии.

Христианство веками отрабатывало специфический идеал брака и семьи, сопровождая его множеством непостижимых таинств.

Христианская теория брака и семьи берет в качестве представительного примера посещение Иисусом Христом брачной церемонии в Кане Га-лилейской, на которой Христос сотворил первое чудо. Само присутствие Богочеловека на Каннском торжестве церковь рассматривает как изъявление божественного благословления законному браку.

Брак — основа семейной жизни, которому, как считают теологи, нужно особое покровительство Божье. Первым делом Творца по созданию мужа и жены было благословение им «плодиться и размножаться», так произошло благословение брачного «сожития» и «чадородия» с тем, без сомнения, чтобы члены семьи были одновременно и членами Его церкви. Христос не только подтвердил изначальное благословение брачной жизни, но и восстановил в первоначальной силе закон о браке. Вопреки Моисееву закону, дозволяющему, хотя и затрудняющему расторжение брака, Христос решительно воспрещает развод. А на вопрос фарисеев: «По всякой ли причине позволительно разводиться с женою?» — он указал на первоначальный закон единства и нерасторжимости брака, установленный первой брач-

ной чете и прибавил: «Еже Бог сочета, человек да не разлучает».

Апостол Павел, пропагандируя учение Христа о нерасторжимости брака (I Кор. 7,10), поддерживает запрет межрелигиозных браков, но если кто-либо из брачных лиц принял христианство, муж или жена, то они могут спасти друг друга. Расторжение этого брака возможно только по просьбе не христианского лица. (I Кор. 7:12—16). Брачный союз христиан должен совершаться с мыслью о Боге, во имя Его, во славу Его, ибо в другом случае, брак таинства не имеет. «Тайна сия великая; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф. 5:31,32). Апостол Павел возвышает христианский брак до значения союза Христа с Церковью, как главы стелом. Этот союз есть таинственный, ибо непостижимый.

Как поясняет св. Иоанн Златоуст, таинственный союз мужа и жены — физический и нравственный —непостижим, так как муж ради жены бросает кровные связи с отцом и матерью и сливается с существом, дотоле ему чуждым [1 ,с. 359].

Главное в учении о таинстве брака, союза Христа и Церкви—это таинство крещения, через которое члены церкви облекаются во Христа, как в рубашку тело. Оно должно предшествовать браку. Христианскому браку необходима благодать, которая дается ему в таинстве венчания. Христианский брак должен быть достоин этого тайного союза. «Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужие, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее» (Еф. 5: 24,25).

Чин священнодействия брака как таинства формировался вместе с другими церковными службами, церковное благословение и освящение брака было необходимо во все времена христианской церкви, это видно из многочисленных свидетельств в писаниях отцов и учителей церкви и в соборных правилах.

В греко-римской империи церковные правила относительно брака долго не находили поддержки в гражданских законах, сохранившихся от язычества, только юстинианское законодательство о гражданских браках стало приближаться к церковному. Император Лев Мудрый (900 г.) издал закон о том, чтобы браки, заключаемые без священнического благословения, не считались действительными, он же запретил и многоженство.

Император Алексей Комнин (1081—1118) издал постановление о церковном венчании браков, которое было более жестким, в нем разрешалось проводить таинство брачного союза и среди рабов-хрис-

В. Я. Нагевичене

Церковный брак и семья в истории христианства и русского православия

тиан, которым до сих пор в этом отказывали, ибо не признавали равенства господ и рабов перед лицом одной христианской веры. Если господа будут запрещать христианский брак рабам, то будут лишены власти над ними. Такое же явление было характерно и для первых лет принятия христианства на Руси, когда церковный брак охватывал знатных людей, а низшее сословие оставалось жить без венчания.

Предшествующая венчанию стадия была связана с обручением, которое в раннем христианстве совершалось за несколько лет до брака, и при жизни жениха никто не мог жениться на этой невесте.

Святость христианского венчания и брака раньше соединялась с причащением Св.Тайн. Венчание совершалось во время литургии или после нее.

По правилу Карфагенского Собора новообращен-ные, ради благоговения к совершенному над ними таинству, должны пребывать первую ночь в девстве.

Церковь ревностно следила за каждой христианской семьей, поэтому за нарушение супружеской верности церковь приговаривала к отлучению от причащения Св.Тайн от семи до пятнадцати лет. Церковь не выступала против повторных браков, но запрещала посвящать в священные степени мужчин-двоеженцев. Им же запрещалось причащение Св.Тайн на один год, троеженцу — на три года в наказание за недостаток терпения, самообладания и преданности воле Божьей.

Во время венчания новобрачным читали молитвы о прощении им греха плотской немощи, побудившей их вступить в новый брак, ибо церковь смотрела на третий брак лучше, чем на распутство.

Брак есть обязательство, обручение—залог супружеской верности, залог священный, ибо священник, вручая кольца жениху и невесте, кладет их на престол, освящает их прикосновением к нему, а потом с молитвой соединяет ими жениха и невесту во имя Святой Троицы.

Святость брачного союза оскорбляется не только супружеской неверностью, но и другими грехами, особенно раздорами, семейными неурядицами, что приводит к разводу.

Развод, по Христу, возможен в случае прелюбодеяния, по ап. Павлу—в случае оставления своего супруга не христианином, в случае смерти одного из них, лишения свободы одного из супругов с лишением прав состояния, если другой не последует за ним, либо по безвестному отсутствию одного из супругов более пяти лет. Церковь допускает развод по природной неспособности к супружескому сожительству или в случае согласия обоих супругов уйти в монашество, это может быть рассмотрено как снисхождение к желающим разлучения, как исключение из общего церковного правила о разводе [2, с.229].

Уклонение от семейно-брачных отношений церковь считает делом нехристианским, ненравственным. Безнравственно искать развода по причине болезни одного из супругов.

В православии женихом и невестой называют лиц, имеющих «сговор» или помолвленных, иногда так называют тех, кто ищет себе жениха или невесту, иногда тех, кто достиг совершеннолетия, брачного возраста.

Соединить жениха и невесту может личное расположение, либо расчет, либо принуждение. Самым лучшим является то моральное состояние жениха и невесты, которое основано на взаимном согласии, но необходимо, чтобы оно было богоугодным и соответствовало бы тем обязанностям, которые ожидают их в брачной жизни. Жених и невеста должны молить Бога о милости к ним в будущем и понять, что без этой милости им не устроить счастья и доброго порядка в семейной жизни.

Священнодействие брака есть таинство и как таковое оно требует к себе возбужденного молитвенного настроения духа. Поэтому в день свадьбы необходимо говение, которое характерно было во времена раннего христианства, а также должны быть произнесены дополнительные молитвы и проведено духовное размышление, которыми брачующиеся могут заниматься и врозь, и вместе. Обоюдная молитва более угодна Богу, как считают священники, чем одиночная. В чине венчания есть специальные молитвы для брачующихся, принимающих это таинство, в них умоляют Господа, чтобы Он Своею благодатью сподобил их к исполнению супружеской обязанности, к славе Его святого имени, к собственному их благу, чтобы благословил их чадородием, помог воспитать детей в страхе Божьем, для блага церкви и отечества, для утешения их самих, чтобы дал им блага земные, чтобы даровал им возможность устроить счастье своих детей, а также помочь ближним в нужде. Эти молитвы подчеркивали основные функции супругов и нравственно-этический идеал, к которому они должны стремиться.

В допетровские времена на Руси невеста не могла видеть своего жениха до свадьбы, эта крайность лежала в основе доброго побуждения, связанного с тем, чтобы оградить невесту от всего, что может повредить ее стыдливости и целомудрию, до брачных отношений супруги должны быть девственниками. Ибо венец, возложенный в церкви на голову брачующихся, —это символ награды за воздержание.

Среди апостолов существовало две позиции в отношении брака. Павел возглавлял христианство как новую религию — религию безбрачную, беспорочную, безгреховную, аскетическую, а Петр больше был предрасположен к иудео-христианскому направлению, поэтому призывал к ранним бракам и к включению в брак всех, даже стариков. Жизнь в браке должна быть целомудренна, а главный источник целомудрия — церковь.

Раннехристианские теологи выделяют две при чины,ради которых существует брак: «...сей закон Божий, сочетающий мужа и жену, установленный для распространения рода человеческого и для ограниче-

Серия «Социально-гуманитарные науки», выпуск 4

69

История

ния похоти. Об этом свидетельствует апостол Павел, говоря:«.. .во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждый имей своего мужа» (1 Кор. 7,2), а не ради деторождения. И советует соединяться не для того, чтобы сделаться родителями многих чад. «Да не искушает вас сатана», «Но если не могут воздерживаться, пусть вступаютв брак. Ибо в начале,как я сказал, к браку были два побуждения; потом же, когда и земля, и море, и вся вселенная населились людьми,

имеет силу, преимущественно, одно побуждение----

прекращение похоти и преступления» [3, с. 198]. Апостол Павел говорил, в брак для того надо вступать, чтобы вести жизнь целомудренную.

Для сохранения целомудрия своих сыновей Златоуст советует родителям женить их раньше, а для предупреждения любодеяния надлежало бы соединить сына брачным союзом с женою целомудренною и разумною. Она удержит мужа от безрассудного образа жизни и обуздает его, ибо блуд и прелюбодеяние оттого и происходят, что юношам дают свободу «.. .благо ж—верность брака, зависит от сохранения чистоты тела, без чего нет никакой пользы от брака» [4, с. 604].

Иоанн Златоуст обличает брак по расчету, признавая, что брак есть союз сердец по искреннему взаимному доверию и расположению и должен быть союзом Господа Христа с Церковью; это будет для вас лучше бесчисленных сокровищ [4, с. 714].

Кроме браков по расчету у людей молодых, с неоформленным образом мыслей и неопытных в жизни бывают браки и по любви или по страсти. Браки по страсти возникают тогда, когда выбирается главным достоинством человека внешняя красота и другие внешние факторы, чаще всего такие браки бывают несчастливыми. Надо любить душу, которая сообщает телу «благообразие».

Благополучие брака зависит от доверия, уважения и взаимной любви, когда нет любви, то не будет и добрав доме, от любви рождаются все блага, она должна быть постоянна и тверда.

В браке должно быть терпение и смирение, и «будете два в плоть едину». Муж должен заниматься нравственным воспитанием своей жены, чтобы она помнила о том, что она оскорбила Бога.

Интимные отношения мужа и жены определил апостол Павел: «Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу». (1 Кор. 7,3). Бог продумал, как защитить честь и достоинство мужчины по природе и дал ему супругу.

Грех, бывший причиной смерти по Библии, был также и причиной брака. А теперь брак позволяется как «врачевство» против невоздержания. Воздер-

жание есть Дар Божий, а брак есть цепь, потому что налагает взаимное подчинение и тяжкие обязанности. Новый Завет требует большего совершенства от человека, чем Ветхий, в Новом Завете больше даны дары и благодать Духа Святого каждому.

Христианство стремится к нравственно-этичес-кому подвигу. Оно ломает барьеры родовой семьи (полигамной) и утверждает новый тип семьи (моногамный) с личной ответственностью за морально-нравственные поступки перед другими людьми, семьей, но, прежде всего, перед Богом.

Церковь выступает против так называемого гражданского брака. Сожительство без церковного благословения считалось величайшим грехом. Сожительствующие в гражданском браке всегда подвергались всякому осуждению со стороны общества. В браке должна быть любовь, лучше не страстная, скоро проходящая, а любовь, основанная на страхе Божьем, любовь в образе Христа и Церкви.

Многие из современных людей, проходящих обряд венчания, не выдерживают нравственные нормы не только христианской морали, но и современной, утилитарно-упрощенной, светской. Они не приходят в церковь за разводом, а идут его оформлять в светском учреждении. Церковь требует вернуть ей возможность создания собственного суда, который ей нужен хотя бы для оформления развода, для епитимьи на этих людей. Церковь и далее будет пропагандировать мнение о том, что христианский (православный) или церковный брак имеет больше преимуществ, чем светский, государственный. РПЦ и дальше будет доказывать, что церковный православный брак и семья исконно соответствуют истинной православной культуре России.

Литература

1. Святитель Иоанн Златоуст. Избранные поучения. —М.: Православное братство святого апостола Иоанна Богослова, 2001. — 489 с.

2. Скворцов протоиерей Киевской духовной академии. Записки к церковному законоведению.—М.: Изд. Московского патриархата, 1861.—568 с.

3. Иоанн Златоуст. Книга о девстве. Беседа на словах: I Кор. 4. 2 // Полн. собр. соч.: В 10 т. — СПб.: Изд. Санкт-Петербургской духовной академии, 1898. Т. 1. — Гл. 8. — 242 с.

4. Иоанн Златоуст. Беседа 37 на Матфея //Полн. собр. соч.: В10 т. — М.: Изд. Московской патриархии, 1993. —Т. 7, —Гл. 7. —728 с.