УДК 297:316.322 ТИПОЛОГИЯ ИСЛАМСКИХ ОБЩЕСТВ

Семенов В.А.

Данная статья посвящена анализу и типологизации исламских обществ. В ней рассматриваются социальные основы, заложенные в исламе. Сочетание традиционных отношений, религиозных норм, и племенных связей объясняют клановую природу социальной структуры большинства исламских обществ. В статье описан феномен взаимодействия принципиально разных по своему общественному устройству культур в одном социальном пространстве на примере социокультурных анклавов. Основная цель данного исследования состоит в определении социальных основ ислама, как религии, и построении типологии исламских обществ. Научная новизна данной работы состоит в комплексном исследовании всего разнообразия форм, которые принимают исламские общества в различных условиях. В ходе данного исследования были рассмотрены следующие типы исламских обществ: архаичные исламские общества, исламские общества светских государств, радикальные исламские

общества, общества исламских государств, исламские общества

социокультурных анклавов. На основе анализа процессов исламской

радикализации был сделан вывод о существовании социальной, политической, и экономической глобальной международной системы, обеспечивающей радикальную трансформацию исламских обществ.

Ключевые слова: исламские общества, кланы, социокультурные

анклавы, архаичные исламские общества, исламские общества светских государств, радикальные исламские общества, общества исламских

государств.

TYPOLOGY OF ISLAMIC SOCIETIES

Semenov V. A.

This article is devoted to the analysis and a classification of Islamic societies.

In it the social foundations of Islam are considered. The combination of the traditional relations, religious norms, and tribal ^nnections explain the clan nature of social structure of the majority of Islamic societies. In the article the phenomenon of interaction in one social space of cultures with essentially different social systems is described on an example of sociocultural enclaves. Archaic Islamic societies, Islamic societies of the secular states, radical Islamic societies, societies of the Islamic states are also considered. The comparative analysis of various types of Islamic societies is carried out. The main aim of this research is to define the social foundations of Islam as a religion and to construct a typology of Islamic societies. The scientfic novelty of this work lies in the complex research of the entire diversity of forms that Islamic societies adopt at different conditions. During this research the following types of Islamic societis were considered: archaic Islamic societies, Islamic societies of secular states, radical Islamic societies, societies of Islamic states, Islamic societies of sociocultural enclaves. Based on the analisys of Islamic radicalisation processes there was made a conclusion that there exists a social, political and economical global international system that supports the radical transformation of Islamic societies.

Keywords: Islamic societies, clan, sociocultural enclave, Archaic Islamic societies, Islamic societies of the secular states, radical Islamic societies, societies of the Islamic states.

За последние полвека, в результате процессов глобализации, особенно в свете развития коммуникационной и транспортной инфраструктуры, усилилось взаимодействие и взаимопроникновение обществ с

различающимися социальными структурами, ценностно-нормативными системами, образом мышления их представителей. Проблема столкновения Запада и Востока не нова, однако лишь в последнее время в результате наложения ряда факторов сложилась ситуация, когда на территориях западных обществ стали возникать не ассимилируемые социокультурные анклавы выходцев из арабских стран. С другой стороны, попытки привнесения западного опыта в процессе модернизации исламских обществ также часто терпели неудачу. И если в случае азиатских обществ, по меньшей мере, смена технического уклада прошла достаточно успешно, то в исламских обществах наблюдается весьма сильное сопротивление модернизационным процессам. Таким образом, как в силу своей сопротивляемости внешнему влиянию, так и в силу активной культурной экспансии анализ исламских обществ представляется достаточно актуальной проблемой.

Между тем, большинство существующих на сегодняшний день типологий исламских обществ в качестве основных критериев используют либо конфессиональные различия, либо сосредотачивают свое внимание на этнокультурных особенностях. В то же время особенности социальной среды и факторы, влияющие на ее формирование, остаются недостаточно исследованы.

Однако прежде чем приступить к типологизации исламских обществ, требуется рассмотреть Ислам - как социальное явление, выделив основные социальные нормы, заложенные в данной религии.

Ислам, являясь одной из крупнейших мировых религий, объединяет более одного миллиарда приверженцев. «Ислам (от араб. "покорность"), также в качестве синонима используется слово "мусульманство" (в прошлом также и "магометанство"), Ислам представляет собой последовательный монотеизм. Мусульмане почитают единого, единственного и всемогущего Аллаха, промысел которого был доведен до смертных через пророков, первым из которых был Ибрахим (библейский Авраам), а предпоследним Иса (Иисус). Особое место среди пророков занимает Мухаммед (570—632) — основатель

религии ислама и первой общины мусульман. Согласно мусульманским представлениям Мухаммед — пророк Аллаха и его посланник, через которого был передан людям текст Корана — священной книги, рассматриваемой как прямая речь Аллаха, непосредственно или через ангелов обращенная к Мухаммеду. Коран был записан при ближайших преемниках Мухаммеда. По преданию, спец. коллегия по приказу халифа Османа подготовила список Корана, признанный впоследствии каноническим. Орфография, структура текста и правила чтения были окончательно канонизированы в Каире в 1914— 28.» [1].

В силу условий, в которых возник ислам, ему присущи такие черты, как клановость и традиционность (если традиции не идут в разрез с нормами ислама). Что позволило обеспечить особенно высокую популярность ислама в среде кочевых племен, а надо отметить, что для кочевников данные качества присущи изначально. Учитывая тот факт, что арабы и сами обитали в условиях степей и пустынь, ведя кочевой образ жизни, а Мекка в период возникновения ислама являлась религиозным центром региона, управляемая советом старейшин независимых племен, то, в какой-то мере можно сказать, что ислам

- это религия, чьи социальные нормы наиболее подходят для народов, ведущих кочевой образ жизни и имеющих родо-племенную структуру общества.

В отличии от привычного для Европы и европейской части России христианства, в силу причин исторического характера в исламе существует один монолитный первоисточник (Коран), что сильно уменьшает возможные разночтения. Даже разделение на суннитов и шиитов изначально было обусловлено в первую очередь факторами политического характера. Также отдельное место занимают различные ответвления от традиционного ислама, появившиеся относительно недавно. Коран, священная книга мусульман, существует в единой официальной редакции, что существенно снижает возможность возникновения религиозных расколов на почве расхождений в

первоисточниках, что, в свою очередь способствует большей стабильности ислама.

Существование единого первоисточника норм ислама позволяет достаточно четко выделить основные социальные принципы данной религии. Однако прежде, чем углубиться в рассмотрение социальных норм ислама, представляется важным осветить этический аспект данной статьи. Автор не считает себя вправе давать какую-либо оценку, либо высказывать какие-либо суждения, затрагивающие непосредственно вопросы веры. В контексте данного исследования тексты религиозного содержания будут рассматриваться исключительно с точки зрения заключающихся в них социальных норм, не затрагивая аспекты теологического характера.

Также стоит отметить такую важную проблему, как проблему, как проблему перевода. Перевод любого теста религиозного содержания требует крайней деликатности, так как существует опасность исказить изначально заложенный смысл. Как отмечал в своей книге шейх Нуруддин Итр из известной семьи исламских ученых «Улумуль-Куран аль-Карим», «буквальный перевод - это прямой перевод Корана на другой язык в той же форме, в которой написан сам Коран, с точным воспроизведением текста и каждого слова в отдельности.

Такой перевод Священного Корана невозможен (т.е. он не будет считаться переводом) по двум причинам:

1. Для людей Коран является неповторимым чудом. Никто не в состоянии сотворить подобное, даже если за это возьмется половина человечества, а другая будет помогать ей.

2. Коран - это наставление на истинный путь, из него выводят решения Шариата, извлекают мудрость и получают бесконечную пользу. Все это выводится не только из основного значения, которое можно понять и передать на другом языке, наоборот, во многих случаях необходимо основываться на второстепенных значениях, на которые, к примеру, указывает текст, к чему он

направляет и т. п. Эти второстепенные значения невозможно передать в дословном переводе, потому что они свойственны лишь Корану и смысл их теряется с переводом отдельных слов на другие языки» [2].

Что же касается перевода толкования Корана, то «это комментарий на другом языке, соответствующий способностям переводчика. Это действительно толкование смысла Корана, написанное, однако, не языком Корана. Изложение смысла Корана на другом языке отражает понимание его, доступное нам. Такой перевод, несомненно, возможен, и с этим не поспорит никто» [2].

То есть, с точки зрения современных исламских ученых, перевод Корана в идеале должен соответствовать следующим требованиям:

«Должны быть соблюдены все условия толкования. Переводчик должен сохранить основной смысл толкования на арабском языке, которое и само должно соответствовать необходимым условиям. Однако если переводчик будет опираться на свое мнение, будучи не достигшим нужной степени в знаниях, или на толкование, не соответствующее необходимым условиям, то такой перевод будет неправильным и недопустимым. Несомненный грех и большая опасность грозят тому, кто говорит о Коране сообразно своему мнению.

Переводчик должен быть далек от убеждений, не соответствующих Корану. Это же, как известно, является условием и для толкования.

Переводчик должен знать оба языка: тот язык, с которого переводит, и тот, на который переводит. Знать он должен также о переносном смысле слов в этих языках, тонкости обоих языков, стили и то, как в зависимости от стиля меняется смысл.

Издание перевода должно содержать в первую очередь текст самого Корана, затем его толкование на арабском языке и только после этого перевод, чтобы читатель не принял его за буквальный.» [2].

На сегодняшний день, рассматривая многочисленные переводы Корана на русский язык, в рамках данного исследования наибольший интерес представляют буквальный перевод И. Ю. Крачковского, а также переводы смыслов Магомед-Нури Османовича Османова, В. Пороховой, Э. Кулиева.

С точки зрения данной статьи, наибольший интерес представляет перевод Кулиева Эльмира Рафаэль оглы, поскольку данный перевод считается одним из самых поздних переводов Корана на русский язык (2002 год), осуществлённый максимально близкого к каноническому тексту без потери смысла.

Проводя анализ Корана, следует отметить, что в рамках данного исследования наибольший интерес для нас представляют Сура 2 «Корова», Сура 4 «Женщины», Сура 5 «Трапеза», Сура 8 «Добыча», Сура 9 «Покояние», Сура 33 «Сонмы», Сура 42 «Совет», Сура 49 «Комнаты».

Надо отметить, что Коран освещает достаточно широкий спектр вопросов, начиная личной гигиеной и заканчивая взаимоотношениями с «чужими», не принадлежащими умме (как совокупности всех верующих).

Однако рассматривая данные вопросы сквозь призму целей данной работы, мы можем выделить следующие интересующие нас направления. Во-первых, это регламентирование Кораном семейных отношений, которые являются основой любой социальной структуры человеческого общества. То есть, Коран допускает полигамию, однако ограничивает ее, в частности, возможностями супруга обеспечить их «справедливое» существование в браке, о чем говорится в четвертой суре.

«Если вы боитесь, что не будете справедливы к сиротам, то женитесь на других женщинах, которые нравятся вам: на двух, трех, четырех. Если же вы боитесь, что не будете одинаково справедливы к ним, то довольствуйтесь одной или невольницами, которыми овладели ваши десницы. Это ближе к тому, чтобы избежать несправедливости (или бедности)» [3 4:3].

Рассмотрим причины возможной полигамии. Как известно, смертность среди мужчин, особенно в период возникновения ислама, и особенно среди людей, ведущих кочевой образ жизни (поскольку кочевники, в отличие от оседлых более предрасположены к активной деятельности, снижающей численность мужского населения, как то традиции кровной мести, межплеменные конфликты, а также большая мобильность в сравнении с оседлыми, позволяющая участвовать в дальних набегах и завоевательных походах, которые, за счет невольников и боевых потерь, еще больше смещали баланс в численности между мужчинами и женщинами). В таких условиях полигамия была неизбежна. Что, в свою очередь, ведет к появлению больших семей и к клановому устройству общества.

В Коране также рассмотрен вопрос запрета на близкородственные связи. «22. Не женитесь на женщинах, на которых были женаты ваши отцы, если только это не произошло прежде. Воистину, это является мерзким и ненавистным поступком и скверным путем.

23. Вам запретны ваши матери, ваши дочери, ваши сестры, ваши тетки со стороны отца, ваши тетки со стороны матери, дочери брата, дочери сестры, ваши матери, вскормившие вас молоком, ваши молочные сестры, матери ваших жен, ваши падчерицы, находящиеся под вашим покровительством, с матерями которых вы имели близость, ведь если вы не имели близости с ними, то на вас не будет греха; а также жены ваших сыновей, которые произошли из ваших поясниц. Вам запретно жениться одновременно на двух сестрах, если только это не произошло прежде. Воистину, Аллах - Прощающий, Милосердный» [3 4:22-23].

Таким образом, четкая регламентация Кораном семейных отношений ведет к увеличению стабильности больших семей. Стоит отметить, что важное место уделено правилам наследования семейного имущества, а также подчеркивается необходимость поддержки вдов.

«19. О те, которые уверовали! Вам не дозволено наследовать женщин против их воли. Не чините им препятствия, чтобы унести часть приданого, которое вы им дали, если только они не совершили явной мерзости. Живите с ними достойно, и даже если они неприятны вам, то ведь вам может быть неприятно то, в чем Аллах заложил много добра» [3 4:19].

Кроме того, в Коране подчеркивается важность родственных связей, что также характерно для кланового общества, хотя и отмечается, что родственные связи, несмотря на всю свою важность, не дают права лжесвидетельствовать на суде в пользу родственников (что также достаточно актуально для кланового общества).

Также в Коране и хадисах подчеркивается важность уважения к старшим, что, в свою очередь, является одной из основ кланового общества. «Твой Господь предписал вам служить только Ему, и делать добро родителям. Если один из родителей или оба достигнут старости, то не говори им: «Тьфу!»

- не кричи на них и обращайся к ним почтительно. Преклоняй пред ними крыло смирения по милосердию своему и говори: «Господи! Помилуй их, ведь они растили меня ребенком» [3 17:23-24].

«Мы завещали человеку благодетельствовать своим родителям. Мать носит его с тягостью и рожает с тягостью. (Срок) вынашивания (ребенка) и отлучение (от кормления грудью составляет от) тридцати месяцев, а когда он достигнет крепости и достигнет сорока лет, он (должен) говорить: "Господи, внуши мне благодарить за Твою милость, которую Ты оказал мне и моим родителям. Внуши делать добро, угодное Тебе, и устрой для меня благое в моем потомстве! Я обратился к Тебе, я - из числа предавшихся" [3 46:15]. «Любое добро, которое вы раздаете, должно достаться родителям, близким родственникам, сиротам, беднякам, путникам. Что бы вы ни сделали доброго, Бог знает об этом» [3 2:215].

Другой важной чертой социальных норм Корана является сплоченность. Прежде всего, сплоченность родовая, затем племенная, затем религиозная.

Родовая сплоченность является гарантом существования семьи, племенная сплоченность - необходима для существования кланового общества, а религиозная сплоченность (умма) - для становления государства и перевода племенных конфликтов во внешнюю экспансию.

Впрочем, несмотря на то, что Коран частично смещает разделение «своих» и «чужих» с позиций разграничения по родоплеменным признакам на разграничения по признаку религиозной принадлежности (принадлежности к всеобщей мусульманской умме), Кораном не отрицаются традиции мести, хотя сам по себе отказ от нее приветствуется.

«45. Мы предписали им в нем: душа - за душу, глаз - за глаз, нос - за нос, ухо -за ухо, зуб - за зуб, а за раны - возмездие. Но если кто-нибудь пожертвует этим, то это станет для него искуплением. Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются беззаконниками» [3 5:45].

"Воздаяние за зло - равноценное зло. Но тот, кто простит и уладит [дело] миром, будет вознагражден Аллахом. Ведь Он не любит нечестивцев" [3 42:40].

При этом, стоит отметить, что Кораном не приветствуется разжигание межродовых конфликтов на почве кровной мести - отомстить родственникам убийцы, а не самому убийце считается неприемлемым. Несмотря на то, что кровная месть всегда была довольно-таки мощным сдерживающим преступность фактором, поскольку потенциальный преступник опасался таким образом подвергнуть свою семью опасности, данная традиция слишком часто приводила к войне на истребление. Однако именно эта традиция оказалась одной из наиболее живучих, и ей до сих пор следуют, особенно в глубинке и в особенно диких местах, как на пример, в зоне племен среди пуштунов.

«Если две группы верующих вступают в сражение [между собой] , то примирите их. Если же одна из них вершит насилие по отношению к другой, то сражайтесь против той, которая несправедлива, пока она не признает

веления Аллаха. Когда же она признает, то примирите их по справедливости и действуйте беспристрастно. Воистину, Аллаху угодны справедливые» [3 49:9].

В целом же отношение ислама к местным традициям и культуре, если они не противоречат исламу, довольно-таки положительное. Ряд исследователей ислама, в частности, Лоуэй М. Сейфи, в своих работах отмечали, что «Цель Ислама - приведение культурных норм общества и его социальной практики в соответствие с универсальными ценностями и принципами, которые выходят за рамки любой конкретной культуры и общественного уклада. Ранние мусульмане хорошо понимали разницу между религиозными запретами и их проявлениями в определенной культурной традиции» [4].

В частности, по мнению Сейфи, данный принцип подтверждает 199-й аят седьмой суры:

«199. Прояви снисходительность, вели творить добро и отвернись от невежд.» [3 7:199].

«Тем не менее, Коран осуждает ту сложившуюся практику, которая противоречит истине и справедливости. Он отвергает попытки найти ей оправдание в желании следовать по стопам отцов: “И когда скажут им: “Следуйте за тем, что ниспослал Аллах!” - они говорят: “Нет, мы последуем за тем, на чем застали наших отцов”. А если бы их отцы ничего не понимали и не шли бы прямым путем?” [3 2:170].

Традиции играют важную роль в развитии человечества, поскольку они позволяют скоординировать индивидуальные усилия и добиться социальной гармонии. Традиции не являются статичными, они эволюционируют по мере социальных и культурных изменений, происходящих в любом обществе.

Эволюция традиций не является произвольным процессом - она происходит на основе базовых ценностей. Таким образом, при исследовании конкурирующих традиций и идеологий, существующих в различных мусульманских обществах, важно определить эту общую “точку отсчета”» [4].

Таким образом, рассмотрев первоисточник социальных норм ислама, мы можем с уверенностью заявить о том, что ислам в целом способствует формированию и поддержанию клановой системы и традиционных общественных отношений, если те не противоречат исламу.

Исламское общество базируется на родах (больших семьях) в которых очень сильны традиции поддержки кровных родственников. Кораном, а также рядом хадисов указывается на важность почитания, поддержки, и уважения старших, что, в свою очередь, также весьма характерно для кланового общества. Вместе с этим, в исламе заложены принципы, способствующие «огосударствлению» кочевых родоплеменных союзов.

Таким образом, ислам является важным фактором поддержания клановой системы общественных отношений. И если привычная для нас индивидуалистическая структура общества предполагает высокую степень свободы отдельного индивида, самостоятельность социального и политического поведения, то в клановых обществах отдельный индивид включен в жесткую социальную структуру на основе родоплеменных связей. Если индивидуалистическое общество достаточно аморфно и быстро приспосабливается к изменениям, обеспечивая высокий уровень социальной мобильности и способность эффективно распределять кадровые ресурсы, то клановое общество предполагает жесткую внутриклановую иерархию, оказывает определяющее влияние на социальный статус своих представителей, производит первичную артикуляцию и агрегацию интересов своих членов, являясь своеобразным фильтром на входе в политическую систему, упорядочивая, стабилизируя, фильтруя исходящие из социальной среды требования и поддержку.

Рассматривая географическое распространение ислама, мы можем констатировать, что наибольшая распространенность данной религии приходится на Северную Африку, Аравийский Полуостров, Загрос, Кавказ, Северо-западную часть Индостана, Среднюю Азию, Индонезию, восточную

часть Балканского полуострова (см. карты). В меньшей степени Ислам распространен на восточном побережье Африки, острове Мадагаскар, на территории Индии, Малайзии, и в южных областях Российской Федерации.

При этом стоит подчеркнуть, что большая часть ареала распространения Ислама представлена суннитами, шииты же сконцентрированы в основном на территории Ирана, западной части Ирака, Азербайджана, северо-западной части Йемена, Западной части Сирии, в центральных областях Афганистана, также области проживания шиитов часто встречаются на территории Турции и в Зоне Племен на границе Афганистана и Пакистана. Так же не стоит забывать и о социокультурных анклавах, образуемых мигрантами.

Таким образом, исламские общества представлены широким спектром социальных условий - начиная клановой анархией в Зоне Племен, и заканчивая социокультурными анклавами. Вместе с тем, различия между исламскими обществами носят достаточно широкий характер.

Если подходить к проблеме анализа обществ с точки зрения структурнофункционального подхода и социального дарвинизма, то само общество представляет собой механизм кооперации и взаимодействия, обеспечивающего выживание популяции включенных в него людей в определенном ареале (среде) обитания. Впрочем, вся человеческая цивилизация с данной точки зрения представляет собой инструмент выживания и адаптации человечества, как вида. Таким образом, анализируя процессы функционирования общества, мы можем выделить три группы факторов.

Фактор среды, в которой существует рассматриваемое общество. Ресурсы, которые может использовать данное общество, и угрозы.

а) Г еографический фактор (инфраструктура, географическое и геополитическое положение, полезные ресурсы).

б) Внешний фактор (союзники, противники, партнеры, конкуренты).

Инструментальный фактор, или приспособленность общества к окружающей среде. Большинство теорий формационного подхода построено

на анализе инструментальной базы разных обществ, в первую очередь, экономический базис. Также стоит отметить технологический уклад общества, доминирующие типы производства, уровень благосостояния.

Третья группа факторов - это особенности самого общества. Собственно, если рассматривать общество с органистической точки зрения, то интерес для нас будут представлять его "анатомия" и "жизненные показатели". То есть, низовые уровни социальной организации, ценностно-нормативная система общества, уровень социальной активности.

Стоит также отметить, что упомянутые выше факторы взаимосвязаны, однако их влияние друг на друга неравнозначно. Также само по себе разделение данных факторов на три группы носит достаточно условный характер. К примеру, объекты транспортной инфраструктуры могут рассматриваться и как факторы среды, и как инструментальные факторы, а уровень благосостояния может рассматриваться и как инструментальный, и как социальный фактор.

Внешняя среда наиболее инертна, за исключением взаимоотношений с другими социально-историческими системами, которые могут изменяться достаточно быстро. Конечно, ресурсы, расположенные на территории проживания данного общества могут исчерпаться, либо наоборот, обнаружены новые, также существует опасность экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий. Также ресурсы могут стать причиной конфликтов с другими социально-историческими системами.

Рассматривая влияние внешней среды на функционирование общества, как социально-исторической системы, мы можем отметить, что в динамике оно носит скорее односторонний характер. Это общество вынуждено адаптироваться к внешним условиям, в то же время возможности социальноисторической системы адаптировать окружающую среду весьма ограниченны. Таким образом, неблагоприятная среда может стать причиной, препятствующей развитию общества. Ландшафт, препятствующий развитию

транспортных коммуникаций, географическая изоляция, нерентабельность развития промышленности и сельского хозяйства - данные факторы будут тормозить развитие общества, мешать возникновению или насаждению государственности, а также способствовать сохранению архаичного технологического и социального уклада. Общества такого рода мы можем назвать архаичными.

Ярким примером архаичных обществ может выступать так называемая «Зона Племен», однако в целом, такая ситуация весьма характерна для исламских обществ в труднодоступной горской местности.

Зоной племен (она же - Линия Дюрана (англ. Durand Line), так как она является результатом переговоров в 1893 году между афганским эмиром Абдуррахманом и секретарём индийской колониальной администрации сэром Мортимером Дюрандом) называют территорию, расположенную на границе между Афганистаном и Пакистаном. «Сегодня около девяти миллионов пуштунов живет в Афганистане, составляя большинство населения этой страны, и примерно 16 миллионов - в Пакистане, где они составляют большинство в Северо-Западной пограничной провинции» [5]. Фактически, это зона неразмеченной границы, нейтральная территория. «Территория племен федерального управления (ТПФУ) является специфическим административным субъектом на северо-западе Пакистана, состоящим из семи более мелких административных образований - политических агентств: Баджаур, Куррам, Моманд, Оракзай, Северный и Южный Вазиристан, Хайбер, а также шести пограничных районов, которые граничат с одноименными административными единицами Северо-Западной пограничной провинции: Банну, Дераисмаилхан, Кохат, Лакки, Марват, Пешавар и Танк. Площадь ТПФУ составляет чуть более 27 тыс. кв. км при населении немногим более 4 млн человек. Уровень грамотности чрезвычайно низкий - 17,4% (по стране -56%), среди женщин - всего 3% (32,6%). Население в основном занято в сельском хозяйстве (50% ферм площадью менее 1 га), в основном

натурального плана. Более 60% населения живет ниже черты бедности, более половины не имеет доступа к питьевой воде. Процветают торговля оружием, наркобизнес и контрабанда товаров через границу с Афганистаном. Сохраняется влияние родоплеменных институтов, в том числе пуштунского кодекса чести "Пуштунвали"» [6].

Географическая изоляция и сложные условия приводят к тому, что на данной территории общество раздроблено на небольшие автономные родоплеменные группы. Такой социально-политический строй можно назвать клановым анархизмом. Разобщенность и сложные географические условия препятствуют развитию экономики и сельского хозяйства, а отсутствие централизованной власти ведет к тому, что в условиях архаичных обществ отсутствует монополия на силу, обычно принадлежащая государству. В условиях архаичных обществ первостепенную роль играют традиционные нормы. На примере пуштунского этноса мы можем видеть, что кодекс горца пуштунвалли, допускающий кровную месть, противоречит нормам Корана, и тем не менее, активно практикуется в Зоне Племен.

Другой вариант доминирующего влияния факторов среды - это анклавы мигрантов на территории западных стран. Устойчивые социокультурные образования, формирующиеся в основном из мигрантов на территории стран с иной культурой и отличающимися принципами общественного устройства. В основном возникают в развитых странах, состоят из неподдающихся полной ассимиляции мигрантов. Сюда мы можем отнести мусульманские диаспоры в странах Европы. Также стоит отметить постепенно набирающую силу мусульманскую диаспору в Соединенных Штатах Америки.

По данным на 2006 год, опубликованным в работе Мирьяма Дитриха Мусульмане в Европе: решение проблемы радикализации [7], мы можем увидеть следующие результаты - количество мусульман в Бельгии - 3,6 процента от общего населения, во Франции - 7,1-8,9 процента, в Германии -3,7 процента, в Австрии - 3,7 процента, в Нидерландах - 4,4 процента, а в

Великобритании - 2,6 процента (более подробная статистическая информация представлена в таблице 1).

Таблица 1

Количество мусульман в Европе

Страна Общее население Мусульмане Процент мусульман по отношению к общему населению

Австрия 8102600 300000 3,7

Бельгия 10192240 370000 3,6

В еликобритания 55000000 1406000 2,6

Г ермания 82000000 3040000 3,7

Г реция 10000000 370000 3,7

Дания 5330020 150000 2,8

Испания 40202160 300000-400000 0,7-1

Италия 56778031 700000 1,2

Нидерланды 15760225 695600 4,4

Португалия 9853000 30000-38000 0,3-0,4

Франция 56000000 4000000-5000000 7,1-8,9

Швеция 8876611 250000-300000 2,8

Анализируя данный тип исламских обществ на основе выделенных критериев, мы можем констатировать следующее: во-первых, в качестве основы формирования данных социокультурных общностей находятся мигранты, стремящиеся к более высокому уровню жизни. Как следствие, во-вторых, страны, наиболее привлекательные для мигрантов, обладают достаточно высоким уровнем развития (экономическим, техническим), способным обеспечить развитую социальную политику, а также

существующими в массовом сознании установками на мультикультурализм и толерантность. В-третьих, несмотря на тот факт, что выходцы из исламских обществ оказались исключены из системы привычных для них социальных отношений, в свете темпов миграции и процессов урбанизации, их количество в крупных городах оказалось достаточно для формирования анклавов. Социальные особенности выходцев из клановых обществ и идентификацию на основе принадлежности к Исламу объясняют их склонность к консолидации и формированию собственной социальной системы. В то же время, социальные характеристики представителей социокультурных анклавов сильно отличаются от социальных характеристик представителей традиционных исламских обществ - миграционные процессы формируют более высокий уровень социальной активности, а новые поколения оказываются в существенно меньшей степени скованны социальными нормами, существующими, к тому же, в виде двух различных ценностно-нормативных систем: ценностно-нормативной системы индивидуалистического западного общества, опирающегося на рационально-легальный тип господства (по М. Веберу), и ценностно-нормативная система кланового общества, опирающаяся на господство традиции. Проблема состоит не только в противоречивости этих норм, но также и в том, что в процессе воспитания родители стараются привить более привычные традиционные нормы, которые в свою очередь не подкреплены в должной мере традиционными социальными институтами, способными сковать социальную активность молодежи. Что в свою очередь способствует формированию благоприятной обстановки для распространения радикальных форм Ислама. И, как следствие, может привести к переходу от формы социокультурного анклава к форме социокультурной экспансии.

Выше нами рассматривались исламские общества, существующие в достаточно нестандартных условиях - в случае архаичных обществ - в географической изоляции, в случае социокультурных анклавов мигрантов - на исконной территории принципиально иного общества. Однако на сегодняшний

день, несмотря на всю непохожесть условий обитания, жизненного уклада, социальных особенностей данных типов обществ, мы можем наблюдать один общий процесс - процесс радикализации.

Исламская радикализация архаичных обществ подстегивается как социальными, так и экономическими факторами. Потомки не ассимилировавшихся мигрантов находятся в менее выгодных условиях в сравнении с коренным населением, что порождает недовольство и социальную напряженность. Представители архаичных обществ изначально живут в достаточно экстремальных условиях. В связи с чем и те, и другие представляют социальную базу радикализации ислама. Процесс катализируют радикальные проповедники, вытесняемые либо на Запад, либо вынужденные искать убежище на территории архаичных обществ. Экономической базой процесса радикализации ислама выступает наркоторговля. Географическая изоляция и отсутствие жесткой государственной власти способствуют развитию индустрии производства наркотиков, миграционные потоки позволяют обеспечить транспортировку, а анклавы - распространение. Можно сказать, что в данном случае мы имеем дело с системой международного уровня, стремящейся к исламского государства в наиболее радикальной форме. На территории архаичных обществ наркоторговля обеспечивает недостающую экономическую базу, само функционирование которой подразумевает кооперацию и наличие организационной иерархии, тем самым способствуя интеграции и ассимиляции клановой анархии. Религиозный фанатизм служит мобилизационным фундаментом. Ситуация также обостряется еще и тем, что проводимые США военные операции (Ирак, Ливия) и палестинский вопрос создают в глазах мусульманского мира образ врага, также способствующий радикализации. Страны же, в которых проводились миротворческие операции, также становятся уязвимы для этого процесса.

Рассматривая процесс радикализации, мы можем заметить, что он наиболее характерен для обществ, находящихся в достаточно специфических

условиях - то есть, в первую очередь, в архаичных обществах, в маргинальной среде мигрантских анклавов, в странах, на территории которых произошли военные конфликты. В то же время, в традиционных обществах на территории стран с достаточно сильной государственной властью уровень радикализации низок. С одной стороны, государство будет препятствовать деятельности радикальных исламских проповедников с целью предотвращения волнений среди населения, с другой стороны, традиционная система клановых отношений также будет сдерживать радикализацию молодежи. Кроме того, общества, в которых господствуют традиционные течения ислама, обычно придерживаются религиозно-политической концепции сабра,

предполагающей отказ от насильственного противления власти, либо концепции таммакуна, допускающей возможность восстания, но при соблюдении определённых условий.

Рассматривая относительно стабильные исламские общества, мы можем выделить три типа. Общества исламских государств, принимающих исключительно ислам, лежащий в основе политических институтов, и строящих свою законодательную систему на основе шариата. На сегодняшний день существует четыре исламские республики (Афганистан, Иран, Мавритания, и Пакистан (хотя последний представляет компромисс между светской политической системой и исламским государством)), также в категорию исламских государств можно отнести ряд монархий Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Катар). В странах, где позиции ислама не так сильны, то есть, на территории светских государств, мы можем выделить традиционные исламские общества (характерные прежде всего для сельской местности) и модернизированные исламские общества (более характерные для урбанизированных районов). На территории исламских государств соблюдение норм ислама поддерживается государством, как на уровне государственных законов, так и на уровне исламских институтов. На территории светских государств такой контроль отсутствует. Таким образом, в

исламских обществах, расположенных в сельской местности и менее всего подверженных процессам модернизации возрастает роль традиционных институтов, берущих на себя ответственность за соблюдение обществом моральных норм, характерных для ислама. Однако в условиях города в светском государстве возрастает социальная мобильность, а прочность родоплеменных связей падает, что, в свою очередь, ведет к снижению общественной роли ислама.

Обращаясь к проблеме модернизации и развития экономической базы в странах, в которых существуют исламские общества, мы можем заметить, что основным препятствием является симбиоз религии, традиции, и клановой структуры общества. Помимо религиозных запретов (сказывающихся во многих областях, например в развитии финансовой системы), модернизации и индустриализации препятствует низкий уровень социальной мобильности (что приводит к уменьшению рабочих рук на производстве), клановый корпоративизм (негативное отношение к процессу индустриализации в связи с вытеснением кустарных ремесел, от которых зависит благосостояние отдельных кланов), а также приоритеты клановой принадлежности (клановые интересы ставятся выше интересов профессиональных, что приводит к снижению уровня подготовленности кадров и к падению качества производства). Однако в силу особенностей географического положения стоит отнести благоприятные с экономической точки зрения климатические условия и наличие на территориях арабских стран и ряда республик Средней Азии обширных запасов нефти и газа. Что, в свою очередь, снижает остроту экономической и научной отсталости.

В рамках данной статьи нами были проанализированы основные социальные нормы ислама, зафиксированные в Коране, что позволяет нам сделать вывод о доминировании клановой социальной структуры в рамках исламских обществ. Анализируя условия, в которых существуют исламские общества, нами были выделены две группы обществ - общества,

существующие в нормальных условиях, как в светских, так и в исламских государствах, и общества, существующие в условиях достаточно специфических (можно сказать, экстремальных), как то архаичные общества и общества мигрантских социокультурных анклавов. Последняя группа, в силу специфики местных условий, составляет основу для процессов исламской радикализации. В целом, на текущий момент два комплекса проблем -сложности модернизации традиционных исламских обществ (особенно в условиях исламских государств), и исламская радикализация, развивающаяся за счет социального перегрева, возникающего при канализации наиболее маргинальных и радикальных слоев исламских обществ на территории либо архаичных обществ, либо западных стран. В свете идейной концепции противостояния Запада и Востока, а также при поддержке отрасли производства и распространения наркотиков, радикальный ислам превращается в систему международного характера. Между тем, предпосылки радикализации лежат именно в специфики социальной системы, вынуждающей маргиналов и социально активных индивидумов самореализовываться при помощи радикального ислама.

Список литературы

1. Российский гуманитарный энциклопедический словарь. ЦКЪ: http://slovari.yandex.ru (дата обращения: 25.10.2011)

2. Нуруддин Итр. «Улюму-ль-Куран». ЦКЬ: http://darulfikr.ru/node/2960 (дата обращения: 25.10.2011)

3. Кулиев Э. Р. Коран: перевод смыслов и комментарии. ЦКЪ: http://www.crimean.org/islam/koran/kuliev (дата обращения: 25.10.2011)

4. Сейфи Л. М. Ислам и традиции, обычаи и культура современного

общества. ЦКЬ: http://www.religiityumeni.ru/showthread.php?t=1120 (дата

обращения: 25.10.2011)

5. Пахомов Е. Зона Племен // Журнал «Итоги». 2000. №19 (205). URL: http://www.itogi.ru/paper2000.nsf/Article/Itogi_2000_05_04_194543.html (дата обращения: 26.10.2011)

6. Силаев А. Территория племен федерального управления Пакистана -

медленная "талибанизация". URL:

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1182112860 (дата обращения: 25.10.2011)

7. Mirjam Dittrich, “Muslims in Europe: addressing the challenges of radicalization,” EPC WORKING PAPER 23 (2006): 52.

References

1. Rossiyskii gumanitarnii enciklopedicheskii slovar [Russian humanitarian encyclopedic glossary]. http://slovari.yandex.ru (accessed October 25, 2011)

2. Nuruddin Itr. "Uliumu-l-Kuran". http://darulfikr.ru/node/2960 (accessed October 25, 2011)

3. Kuliev E. R. Koran: perevod smyslov i kommentarii [Koran: translation of senses and comments]. http://www.crimean.org/islam/koran/kuliev (accessed October 25, 2011)

4. Seyfi L. M. Islam i traditsii, obychai i kul'tura sovremennogo obshchestva. http://www.religiityumeni.ru/showthread.php?t=1120 (accessed October 25, 2011)

5. Pakhomov E. Zona Plemen. Zhurnal «Itogi», no. 19 (2000).

http://www.itogi.ru/paper2000.nsf/Article/Itogi_2000_05_04_194543.html (accessed October 26, 2011)

6. Silaev A. Territoriya plemen federal'nogo upravleniya Pakistana -medlennaya "talibanizatsiya”. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1182112860 (accessed October 25, 2011)

7. Mirjam Dittrich, “Muslims in Europe: addressing the challenges of radicalization,” EPC WORKING PAPER 23 (2006): 52.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Семенов Виталий Андреевич, аспирант кафедры философии, старший лаборант кафедры истории и политологии

Санкт-Петербургский Государственный Университет Экономики и Финансов Садовая улица, д. 21, г. Санкт-Петербург, 191023, Россия E-mail: semenov3786@mail.ru

DATA ABOUT THE AUTHOR

Semenov Vitaly Andriyovych, Postgraduate Student of chair of philosophy, senior laboratory assistant of chair of history and political science

Saint Petersburg State University of Economy and Finance 21, Sadovaya Street, St. Petersburg, 191023, Russia E-mail: semenov3786@mail.ru

Рецензент:

Быстрянцев С. Б., заместитель заведующего кафедрой Истории и Политологии, к.ф.н., доцент, Санкт-Петербургский Государственный Университет Экономики и Финансов