УДК 130.2 ГРНТИ 13.11.21 Код ВАК 24.00.01

Е. В. Баженова

Екатеринбург

ТЕЛО ЧЕЛОВЕКА КАК ТЕРРИТОРИЯ СТОЛКНОВЕНИЯ ПРИРОДЫ И КУЛЬТУРЫ

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: техники тела, природа и культура, болезнь и здоровье, соматические украшения, экология человеческого тела.

АННОТАЦИЯ: В статье анализируется тело человека как территория столкновения природного и культурного начал. При включении «человека-телесного» в социокультурное пространство его тело в дополнение к своим природно-заданным атрибутам приобретает свойства и характеристики, порожденные социальными и культурными воздействиями. Оценки соотношения духовного и телесного в человеке, идеалы красоты, восприятие здоровья и нездоровья в разных культурах неодинаковы. Выбор «телесного поведения» для каждого человека включает осознание социокультурных влияний на тело, а также целенаправленное формирование своего физического имиджа в соответствии со сложившимися нормами, традициями или же вопреки им. Человек современности обращается к поиску своего «я» в том числе через «разъятие, разложение тела», что наглядно демонстрируют агрессивные соматические украшения, являющиеся знаковым атрибутом нашей эпохи. Другой важнейшей проблемой современного культурно-исторического этапа выступает мера допустимости искусственного (культурного) вмешательства в биологическую природу человека. В этих условиях, как никогда прежде, актуализируется обсуждение проблемы экологии человеческого тела.

E. V. Bazhenova

Yekaterinburg

HUMAN BODY AS A CLASH TERRITORY FOR NATURE AND CULTURE

KEY WORDS: Body techniques, nature and culture, disease and health, somatic decorations, ecology of human body.

ABSTRACT: In the article human body as a clash territory for nature and culture fundamentals is analyzed. By including “homo bodily” in sociocultural environment the body acquires - in addition to its own nature specified features - qualities and characteristics generated by social and cultural impacts. Correlation assessment of spiritual and bodily in a human being, beauty ideals, perception of health and unhealthiness are unequal in different cultures. Choice of “bodily behaviour” for each person includes recognition of sociocultural impact upon the human body, as well as targeted forming of own physical image according to the prevalent norms, traditions or against them. A person of the present refers to searching for his “self’ through “body disintegration and decomposition” and this is visually demonstrated by aggressive somatic decorations which are symbolic attribute of our times. Another most important problem of the contemporary cultural and historic stage is a measure of acceptability of artificial (cultural) interference in the biological nature of a human being. In these circumstances discussions of human body ecology become topical as never before.

Дано мне тело, - что мне делать с ним, Таким единым и таким моим?

О. Мандельштам

Первый шаг в осмыслении культуры - это осознание ее в оппозиции «культура» / «натура». Рассмотренная в этом ракурсе культура, противостоит природе, она не возникает и не выводится из законов природы. Культура описывает все то, что связано с бытием человека, с его деятельностью. Она есть граница, которая отделяет природное бытие от социального бытия. Второй же шаг заключается в осознании того, что между миром природы и миром культуры нет непроходимой пропасти. Вне природы никакая культура как «вторая природа» невозможна, культура преобразовывает то, что дано природой. Мы стоим перед необходимостью осмысления всей гаммы сложных, подчас дра-матически-напряженных взаимоотно-

шений культуры и природы, в которых «точкой пересечения», а нередко и «территорией столкновения» выступает человек.

Природа оказывает влияние на культуру. Именно характер природы обуславливает тип и формы хозяйственной деятельности, которая, в свою очередь, определяет разнообразие орудий труда и всех предметов материальной культуры. Природа в этом смысле выступает активным началом. От характера вида деятельности зависит целостность культуры, ее своеобразие, что наглядно демонстрируют различия в культуре оседлых и кочевых народов. Природа предопределяет такие аспекты культуры, как питание, разнообразие одежд, виды заболеваний и способы их лечения, устройство жилища, традиции гостевания и мн. др. Тем самым природа питает и воспроизводит тот уровень культуры, который называется культурой быта.

Важным является эстетический аспект взаимосвязи природы и культуры. Эстетические представления, идеал красоты, изящества во многом зависят от той конкретной природной среды, в которой

живет и действует человек. История искусств предоставляет богатый материал, позволяющий почувствовать различие идеалов красоты, характерное для национальных культур, сложившихся в разных природно-климатических зонах.

Не только природа влияет на культуру, но и культура оказывает мощное воздействие на природу. Человек своей деятельностью изменяет природу, наполняет ее духовными смыслами, природа теряет свою девственную чистоту и становится сама культурным образованием. Наиболее ярко это проявляется в формировании культурного ландшафта, который представляет собой результат действия природных процессов и творческой деятельности людей.

Культура порождает и символические смыслы, не свойственные природе как таковой. В философском контексте природа предстает как символ вечности. Земля пребывает вовеки, и на фоне вечной природы человек переживает свое бытие как краткий миг.

«Колыбель» всего человеческого рода в природе, и потому природа осуществляет связь поколений, выступает как форма «исторической памяти» народа. «Куликово поле», «Бородинское поле» для русского самосознания - это не просто наименования мест, это значимые культурные символы, олицетворяющие победу русского народа над врагами. Природа выступает как символ объединения людей («родная земля помогает», «земля-матушка защитит»).

Однако взаимоотношения природы и культуры, в которых связующим звеном выступает человек, бывают далеки от гармоничного равновесия. Культурнопреобразовательная деятельность человека нередко нарушает стабильность природной среды его обитания. Проблема природопользования - один из «вечных» вопросов бытия человека на Земле.

Единство и противоречие природы и культуры происходит из внутренней двойственности и единства самого человека, который принадлежит одновременно

и миру природы, и миру культуры. И эту двойственность в первую очередь обнаруживает его тело.

Тело представляет собой границу, отделяющую человека от окружающего его мира. И в этом смысле каждый из нас одинок в своем теле. Перерезание пуповины - обретение самостоятельного бытия - первый акт драмы одиночества, в которую человек погружается самим фактом пребывания в обособленном, индивидуальном теле.

Явление собственного тела человеку порождает также чувство конечности, смертности человеческого существа: «Между субъектом, переживающим присутствие в собственном теле, и его физическим телом размещается смерть», - пишет Валерий Подорога [6]. Попытка преодолеть законы природы, победить смерть своего тела, находит выражение во многих религиозных системах (телесное воскрешение Христа после Голгофы), в идее реинкарнации, согласно которой душа «переодевается» в иную плоть, меняет место своего обитания.

Однако тело не только отделяет каждого из нас от окружающего мира, но и связывает с ним. Через органы чувств мы получаем информацию о мире (мы видим, слышим, осязаем и т.д.). И, напротив, тело человека «рассказывает» о нем окружающим. Поскольку человек являет собой единство тела и духа, внешнего и внутреннего во все времена по телу человека пытались составить представление о его душе, характере, состоянии здоровья. Так древнее искусство физиогномики (т.е. умения по чертам лица судить о человеке) от Гераклита и Галена, через Лаватера (автора труда «Искусство познавать людей и заставлять их любить себя») на рубеже XVШ-XIX веков сохраняется и до рубежа ХХ-ХХ1 столетий, не теряя своей популярности. Среди прочего увлечение физиогномикой дало толчок к развитию искусства карикатуры и такой науки как антропометрия. В одном ряду с физиогномикой следует поставить и хиромантию (одна из древнейших систем гадания об

индивидуальных особенностях человека по его ладони), и френологию (теория, утверждающая, что существует связь между психическими, моральными свойствами человека и строением его черепа).

Размышление над собственным телом, его границами, строением служит источником описания пространства (пядь, локоть, foot как меры длины), восприятия окружающих человека вещей («игольное ушко», «носик чайника»), создания метафор (мы можем говорить о нравственной слепоте и глухоте человека, о его бессердечии и т.п.).

Принципы антропоморфизма и антропоцентризма распространяются на окружающий мир, который мыслится по аналогии с человеческим телом. Ярче всего эта идея выражена в «витрувианском человеке» Леонардо да Винчи. Формула Витрувия-Леонардо, согласно которой тело человека может быть вписано в круг и квадрат таким образом, что центры фигур оказываются совмещенными, выражала предельную, возведенную в куб степень совершенства человека, поскольку образцовая гармоничность и пропорциональность его тела умножалась на соответствующие свойства круга и квадрата, как идеальных фигур, символизирующих небесную и земную сферы [4].

И напротив, свойства мира переносятся на тело. Так Г. Кабакова в статье «О сладких поцелуях и горьких слезах: заметки о гастрономии тела» обращается к анализу «вкусового» описания тела человека в русской культуре. Четыре основных вкуса - сладкий/соленый, горький/кислый присутствовали в телесных характеристиках. Сладкий вкус, например, выступал постоянным атрибутом губ, связанных и с едой, и с речью, и с эротикой. И женские, и мужские уста в фольклоре назывались «сахарными». Сладкими могли оказаться и голос, и особо приятные для слуха речи. Сладкие поцелуи считались лучшим средством от горечи. Помимо свадебных традиций, которые мы можем до сих пор наблюдать (гости кричат молодым «Горько!», чтобы они как можно

больше целовались и, соответственно, чтобы жизнь их была сладкой и счастливой), эта метафора могла быть задействована и таким образом: согласно широко распространенным представлениям следовало целоваться при посадке огурцов и лука, чтобы они не горчили, когда вырастут [2].

Парадокс заключается в том, что тело, в котором мы живем, за долгие годы пребывания в нем, ставшее, казалось бы, таким родным, остается одновременно чужим и неизведанным для его обладателя. Неслучайно в философской рефлексии на первый план выходит вопрос о тождестве человека собственному телу. Притом, что тело неразрывно принадлежит его носителю, человек не знает многие его особенности, не всегда может с ним «совладать».

Аксиомой является тот факт, что включение «человека телесного» в соци-культурное пространство влечет за собой существенные последствия для его тела, которое из биологического феномена превращается в социокультурное явление и приобретает, в дополнение к своим природно-заданным атрибутам, свойства и характеристики, порожденные социальными и культурными воздействиями.

По выводам М. Мосса, социокультурная среда формирует «техники тела», т.е. «традиционные способы, посредством которых люди в разных обществах пользуются своим телом» [5]. Существуют техники плавания и бега, копания и маршировки, поз и походок. Каждое общество имеет собственные «привычки», причем они могут меняться на протяжении жизни едва ли не одного поколения: «.. .полинезийцы плавают не так, как мы, а мое поколение плавало не так, как нынешнее...» [5]. Проявление «техник тела» связано и с различными этапами жизни человека: «Когда рождался ребенок Будда, его мать Майя держалась прямо, уцепившись за ветку дерева; она рожала стоя. Многие женщины Индии рожают так до сих пор. То, что мы считаем нормальным, т. е. роды в положении лежа на спине, не

более нормально, чем другие, например, положение на четвереньках.» [5].

Потребности в удовлетворении голода и в продолжении рода, необходимость переносить боль и т.п. остаются постоянными, но мы видим изменчивость отношения к телу в разных культурах. Она выражается в оценках соотношения духовного и телесного в человеке, в идеалах красоты, в восприятии здоровья и нездоровья и т.д. Как природа в целом наделяется символическими смыслами, о чем мы писали выше, так и тело человека приобретает культурные смыслы.

Например, «телесный верх» и «телесный низ» занимают неравное положение в культурной иерархии. Территория «телесного верха», представленная в европейской традиции как место обитания души, доминирует над территорией «телесного низа», олицетворяющей природную, «животную» составляющую человеческого существа [4]. Подобное табуиро-вание «телесного низа» характерно для господствующей официальной культуры. В народной культуре, сохранившей свои связи с язычеством, тело воспринималось во всей его полноте, что убедительно показывает М.М. Бахтин в работе «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса».

Болезнь и здоровье предстают в истории культуры как значимые культурные метафоры, в которых язык биологии вторичен по отношению к языку культуры. Сьюзан Сонтаг (см. также работы М. Фуко «Рождение клиники» и «История безумия в классическую эпоху») в своей статье «Болезнь как метафора» (1978) представила историю туберкулеза и рака как историю метафоризации болезни в европейской культуре: «Всякая болезнь, если она таинственна и порождает страх, всегда будет восприниматься как заразная, пусть не в буквальном, но в нравственном смысле. Контакт с лицом, страдающим от недуга, который склонны считать таинственным и зловещим, неизменно воспринимается как прегрешение, хуже того -как нарушение табу. Магической властью

наделяются даже названия таких болезней», - пишет С. Сонтаг [7; С. 225]. И далее: «Любая серьезная болезнь, обладающая неясной этиологией и не поддающаяся лечению, тяготеет к «значимости». Прежде всего, с болезнью отождествляют тем самым объекты наших глубинных страхов (разложение, гниение, загрязнение, падение нравов, бессилие). Сама болезнь становится метафорой. На болезнь проецируется наше восприятие зла. А болезнь (обогащенная смысловыми оттенками) проецируется на мир» [7; С. 245].

Таким образом, культура задает отношение к телу и его различным проявлениям и формулирует нормы телесного поведения. Будучи включенным в социокультурное пространство, человек оказывается, с одной стороны, под принудительным влиянием множества социокультурных факторов, объективно воздействующих на его тело, на всю его природную основу. А с другой - в ситуации выбора своего «телесного поведения», включающей осознание характера разнообразных социальных влияний на тело, выбор системы «защиты» от них или, напротив, их культивирования, а также целенаправленное формирование своего физического имиджа в соответствии со сложившимися нормами, традициями или же вопреки им [1; С. 249].

В условиях современной культуры возрастающая зависимость тела от многочисленных факторов социокультурного характера становится неуклонной тенденцией. Интенсивный процесс преобразования естественного человеческого тела усиливается под влиянием массмедиа и рекламы. Визуальная направленность современной культуры делает тело культурным символом эпохи и отражением ее противоречий.

Современный этап характеризуется интенсивным развитием медицинских технологий, генной инженерии, в связи с чем, актуализируется проблема границ допустимости искусственного (культурного) вмешательства в биологическую природу самого человека. Аборты, эвтана-

зия, смертная казнь, стерилизация, генная инженерия, опыты клонирования, смена пола - все это вопросы не только социальные, но и прямо связанные с соотнесенностью природы и культуры в человеке [8].

«Медикализованное тело», «потре-бителькое тело», «исчезающее есте-

ственное тело», - такова терминология современных исследований в области телесных практик. Человеческое тело все больше становится «цивилизованным суррогатом тела природного» [3].

Теряющий собственную идентичность человек современности обращается к поиску своего «я» в том числе через взаимоотношения со своим телом:

«.Человек перестает знать, что значит его тело, у него исчезает ранее бывший твердый способ означивания, истолкования своего тела. Он стремится открыть заново, что же значит его тело - и очевидный путь к этому обретается в разъятии, разложении тела.» [9].

К ярким иллюстрациям этого положения следует отнести агрессивные соматические украшения, являющиеся знаковым атрибутом нашей эпохи.

Украшение тела относится к области культурных универсалий, которые характеризуют жизнь человечества в целом и каждого народа, в частности. В наиболее общем виде украшение тела может отражать отношения природа/культура, мы/они, мужское/женское.

Определяющей функцией украшения тела можно считать функцию аккультурации. Украшение - это один из способов, к которым обращается человек, превращая свое биологическое тело в тело культурное. Все остальные функции украшения представляют собой различные проявления этой основной функции.

Современные украшения с точки зрения обыденного сознания можно рассматривать как нечто прямо противоположное тому значению, которое вкладывается изначально в это понятие (этимологически родственны слова «украшение» и «красота») - как обезображивание,

уродство. Вызывающее пренебрежение к собственному телу, украшение его кусками проволоки, велосипедными спицами, бритвами, металлическими молниями, шрамами призвано активно и эффектно разоблачать эстетические условности. Подобные попытки индивидуализировать свое тело изначально опровергают это самое стремление, поскольку во многом продиктованы веяниями моды.

В заключении подчеркнем, что проблема отношения человека к собственному телу - это часть общей проблемы взаимосвязей культуры и природы. И если мы сегодня говорим об актуальности формирования экологического сознания, о необходимости формирования экологической культуры, то это заставляет обсуждать и проблему экологии человеческого тела. И если в экологии окружающей среды мы начинаем постепенно осознавать как опасно вмешательство в гармоничную систему природы, то опасность вмешательства в природное в самом человеке осознается в меньшей степени.

ЛИТЕРАТУРА

1. Быховская И. М. Телесность как социокультурный феномен / И. М. Быховская // Культурология. ХХ век: словарь. М., 1996. С. 464-467.

2. Кабакова Г. О сладких поцелуях и горьких слезах: Заметки о гастрономии тела /

Тело в русской культуре: сб. статей. / Сост. Г. Кабакова и Ф. Конт. М., 2005. С. 67-77.

3. Корецкая Л. Ф. Телесность человека как объект социогуманитарного познания / Л. Ф. Корецкая. [Электронный ресурс]. Ц^: http://izvestiaлsea.m/pdf.asp?id=3513

4. Лелеко В. Д. Пространство повседневности в европейской культуре / В. Д. Лелеко. СПб, 2002. [Электронный ресурс]. ЦКЬ: http://medialib.pspu.ru/page.php?id=1220

5. Мосс М. Техники тела / М. Мосс // Общество. Обмен. Личность. М., 1996. [Электронный ресурс]. ЦКЬ: http://docs.google.com/View?id=dcwmhwgh_13f3x6v3wn

6. Подорога В. Словарь аналитической антропологии. [Электронный ресурс]. Ц^: http://lib.ru/FILOSOF/PODOROGA_W/s_antropo.txt

7. Сонтаг С. Болезнь как метафора / С. Сонтаг // Иностранная литература. 2003. № 8.

8. Флиер А. Я. Природа и культура / А. Я. Флиер // Культурология. ХХ век: словарь. М., 1996. С. 137-138.

9. Хоружий С. С. Герменевтика телесности в духовных традициях и современных

практиках себя / С. С. Хоружий. [Электронный ресурс]. ЦКЬ: synergia-

sa.rU/./download/lib/004_Horuzhy_Germenevtika_Telesnosti.doc

Между тем экология человеческого тела предполагает ответственность каждого из нас за собственное здоровье, а также ответственность в манипулировании своим телом. Для поддержания экологии тела необходимо начинать с самого простого -со здорового питания, содержания своего тела в чистоте и опрятности, с занятий физической культурой и т.п. Изменение ценностных установок современного человека в отношении к телу должно быть направлено на поиск и сохранение равновесия между телом и духом, между человеком как микрокосмосом и макрокосмосом окружающего мира (о чем говорили еще древние греки; также эти идеи представлены в народной культуре и в культуре стран Востока). Человек, который хорошо чувствует себя в собственном теле, живет в гармонии с самим собой и с природой в целом. Тема экологии человеческого тела крайне мало представлена в современном культурологическом знании и еще ожидает своих исследователей.