ББК Щ313(2Р36)

СТАНОВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ МУЗЫКАЛЬНО-КОНЦЕРТНОЙ СФЕРЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX В.

Ю. В. Федотова

FORMATION OF THE PROFESSIONAL MUSICAL CONCERT ACTIVITY IN THE SOUTH URAL IN 1900—1930-s

Y. V. Fedotova

В первой трети XX в. в крупных центрах Южного Урала интенсивность му-зыкально-концертной жизни потребовала создания новых организаций, которые включали бы весь спектр услуг по музыкальному просвещению населения. В конце 30-х гг. филармония получает официальный статус единственной государственной организации, которой было разрешено заниматься музыкально-концертной деятельностью на местах. Филармония превращается в мощный вое-питательно-просветительский институт и играет заметную роль в формировании духовного строя общества Южного Урала в советский период.

Ключевые слова: музыкально-концертная сфера, филармония, филармоническое просвещение.

Due to the development of the musical concert sphere in 1900s-1930s new organizations were formed in big cities of the South Ural, they included all kinds of services that helped to educate the population in the sphere of music. At the end of 1930s the Philharmonic Society becomes the only state organization that can deal with the musical concert activity. The Philharmonic Society becomes a powerful educational institution and plays an important role in the forming of the spirituality of the South Ural society in the soviet period.

Keywords: musical concert sphere, Philharmonic Society, philharmonic education.

В первой трети XX в. музыкальная жизнь в крупных городах Южного Урала, как правило, развивалась по нескольким направлениям — профессиональные музыкальные театры, художественная самодеятельность, отдельные концерты гастролеров, многочисленные музыкальнопросветительские организации. Именно деятельность последних организаций несла в себе ростки филармонического просвещения, ставшего в последующее время ведущим в государственной культурной политике в музыкально-концертной сфере.

Становление в Челябинске сначала любительского, а вскоре и профессионального симфонического оркестра и профессионального музыкального искусства связано с деятельностью Григория Давыдовича Моргулиса. 2 сентября 1907 г. был дан первый открытый концерт организованного им симфонического оркестра1. Репертуар этого оркестра состоял из произведений западноевропейских и русских композиторов, в основном несложный для восприятия. Газета «Голос Приура-лья» сообщала, что «оркестр в городском саду был очень и очень приличный, давший много эстетического наслаждения любителям музыки»2. К ру-

ководству коллективом в течение десятилетия привлекались многие дирижеры — Д. Румшевич, С. Германов, М. Шаевич, Г. Благодатов, Ю. Куль-вец, А. Выгорский3. Сам факт появления оркестра, чьи выступления отличались высоким мастерством исполнения, является показателем определенного уровня культурного развития города. Классическая музыка в профессиональном исполнении (с момента организации в 1911 г. бесплатных симфонических концертов) стала доступна самым широким слоям городского населения.

С приходом советской власти состав слушательской аудитории существенно изменился. Новый зритель отличался от горстки ценителей искусства, посещавшей концерты до революции. Сам факт, что массы народа получили возможность услышать величайшие сочинения мировой музыкальной культуры, имел важное общественное значение. На концертах и спектаклях того времени царила праздничная атмосфера. Правда, о глубоком художественно-воспитательном результате подобных мероприятий не всегда можно говорить: часто исполняемые произведения являлись сложными для восприятия неподготовленного слушателя. Но на данном этапе

Ю. В. Федотова

важным было не столько проникновение в глубину искусства, сколько сопричастность с ним, эффект соучастия.

С 30-х гг. возникает традиция проведения в масштабах города празднования памятных дат жизни и творчества деятелей мировой художественной культуры — П. И. Чайковского, Ж. Бизе, М. П. Мусоргского, Дж. Верди, М. Ю. Лермонтова, Л. Бетховена4. К этим событиям готовились специальные вечера симфонической и камерной музыки.

Однако в основном концертная афиша Челябинска того времени состояла чаще всего из концертов развлекательного характера. Весьма распространенными были выступления различных псевдо-цыганских певцов, слабых фокусников, невзыскательных куплетистов. Чего стоит перечисление ряда реклам того времени, которые можно было встретить на улицах города: «Гастроли известного московского артиста — разоблачителя тайн тибетских факиров П. Губарева». Или другой пример: «Экспериментатор Карич — переключение в сумеречное состояние, прекращение жизни на шесть с половиной минут, массовое психозрелище»5. К середине 30-х гг. таких мероприятий стало значительно меньше.

В апреле 1934 г. в Челябинске было создано Управление театрально-зрелищными предприятиями при Челябинском областном исполнительном комитете (переименовано в марте 1936 г. в Управление по делам искусств, в июле 1938 г. — в Отдел по делам искусств при Челябинском областном исполнительном комитете)6. Эта организация осуществляла на территории области руководство всеми видами искусств, рассматривала и утверждала репертуар театрально-зрелищ-ных предприятий, организовывала концерты, выставки, спектакли и т. д.

Годом позже (8 февраля 1935 г.) открылось Челябинское объединенное концертное бюро (иногда в документах можно встретить другие наименования — Челябинская Госэстрада, Челябинское концертно-эстрадное бюро (КЭБ)), целью которого было привлечь и воспитать зрительскую аудиторию7. Перед бюро встали серьезные задачи музыкальной пропаганды: ориентация на массового слушателя, насыщение музыкальной жизни новыми произведениями, в том числе, произведениями советских композиторов, рост качества исполнения с привлечением лучших художественных сил страны, выявление местных талантов. Все это осуществить на практике было чрезвычайно трудно не только потому, что ломались уже сложившиеся формы организации концертной жизни, но и потому, что у концертного бюро отсутствовала элементарная материальная база (не было даже собственного помещения), а также оно располагало очень не-

большим штатом артистов, не всегда имевших высокий художественный уровень. В силу этого неизбежно сохранялась зависимость этой организации от тех, которые имели в своих руках концертные площадки и коллективы.

Значительную роль в музыкальной пропаганде Челябинска в 30-е гг. играл также Радиокомитет. Еще в конце 20-х гг. делались первые попытки трансляций концертов через челябинский передатчик. С созданием радиокомитета различные музыкальные программы стали звучать чаще, а к началу 40-х гг. деятельность радиокомитета расширилась: отводилось все больше времени радиовещанию, предназначенного искусству: проводились радиофестивали самодеятельного творчества, трансляции из театра оперетты, передавались выступления гастролирующих исполнителей, готовились музыкально-образовательные передачи и концерты-загадки.

В 1936 г. в Челябинске открылось музыкальное училище8. Наряду с выполнением основной задачи — подготовки профессиональных работников для филармоний, театров, клубов — музыкальное училище развернуло активную просветительскую деятельность в самых различных слушательских аудиториях. Обычным явлением стали выступления учащихся и педагогов в рабочих клубах, на заводах, в школах и детских домах, в воинских частях. А концертно-шефская помощь стала неотъемлемой частью жизни училища.

Ростки филармонического просвещения, безусловно, нужно искать в деятельности этих трех организаций. Однако ни Объединенное концертное бюро, ни музыкальное училище, ни Радиокомитет, несмотря на свою активную пропагандистскую деятельность, не могли вести планомерное просвещение в сфере симфонической и камерной музыки, литературного творчества в городе, а тем более на территории области. В кругах общественности все чаще высказывалось мнение о необходимости создания новой музыкально-концертной организации, располагающей своими профессиональными творческими силами, которая могла бы осуществлять музыкальное просвещение в Челябинской области.

В Кургане в 20-е гг. функционировали многочисленные «общества», устраивавшие спектакли, концерты и вечера. Приведем несколько примеров. При «Обществе взаимопомощи приказчиков» действовал хор в составе 40 человек под руководством Д. Чижевского и оркестр мандолинистов9. «Музыкальное общество» организовывало в ечера-концерты, на которых его члены обсуждали новинки литературы, устраивали коллективные чтения пьес и книг, вели споры по вышедшим спектаклям и кинофильмам. Позже оно было преобразовано в «Музыкально-драма-

Искусствоведение

тическое общество»10. Курганцы могли посетить вокальные вечера местной капеллы под управлением Орловского в здании первого общественного собрания11 или концерты духового оркестра «Вольно-пожарного общества»12. В июне 1918 года «Второе музыкально-драматическое общество «Лира» в Народном доме устраивало костюмированный бал. В концерте участвовало более 70 музыкантов, артистов и певцов под управлением К. Липчинского. До 4 часов утра на специально устроенной площадке в саду и зале проходили танцы под аккомпанемент двух духовых и струнного оркестров. Сбор от мероприятия поступил в пользу первого Курганского добровольческого отряда13.

По содержанию репертуара этих лет можно сказать, что культурные мероприятия преимущественно носили развлекательный характер. Но для небольшого уездного города культурная жизнь первой трети XX в. была достаточно насыщенной.

В то время, когда в других районах Южного Урала уже шло появление областных и районных отделов по делам искусств, в Зауралье долгое время в управленческих структурах районов не было создано отдельных подразделений, отвечавших только за развитие культуры. Четкая структура культурно-просветительских учреждений и организаций начала формироваться только с 1943 г., когда была организована Курганская область. И первым таким образованием стал Курганский отдел по делам искусств. В этом же году на основе решения Исполнительного Комитета Курганского областного Совета депутатов трудящихся от 22 мая 1943 г. было создано Кон-цертно-эстрадное бюро (КЭБ)14.

Музыкальная жизнь провинциального Оренбурга (с 1938 по 1957 гг. — г. Чкалов) была довольно насыщенной и интересной. В начале XX столетия организации, занимающиеся пропагандой музыкального искусства действовали не только в Оренбурге, но и в Бузулуке (Музыкально-благотворительный кружок), Троицке (Музыкально-драматическое общество), на Ми-асском заводе (Общество любителей пения, музыки и драматического искусства). Музыкальнопросветительской деятельностью также занимались общества Взаимного вспоможения приказчиков, Михайло-Архангельское братство, комитет попечительства о народной трезвости и др.15

Революционные события 1917 г. внесли коррективы в музыкально-общественную жизнь Оренбургской губернии. Почти все общества закрылись. В 1921 г. ненадолго при Подотделе искусств в Оренбурге открыли секцию музыкального искусства (Музо), у которой в наличии имелась собственная концертная труппа, симфонический оркестр (75 человек), хор (45 человек)16.

Симфонический оркестр выступал 3 раза в неделю в Саду Караван-Сарай и 1 раз в Тополевом саду, а духовой оркестр устраивал концерты 4 раза в неделю на берегу р. Урал (Беловка) и 2 раза в Тополевом саду17.

В этом же году открыли музыкальную школу, первый концерт которой состоялся 7 февраля 1920 г.18 Параллельно с учебным процессом — одним из основных видов деятельности школы стало просветительство. Отчетно-показательные «Вечера» и «Утра» школы стали вполне естественным явлением в музыкальной жизни города. Сохранившиеся рекламные афиши и программы концертов свидетельствуют о серьезном отношении коллектива преподавателей к пропагандистской деятельности своей школы. В программу одного из таких музыкального утра, состоявшегося 26 декабря 1927 г. вошло 34 небольших вокальных (сольных и хоровых), инструментальных (сольных и оркестровых) номеров. Репертуар представлен в основном зарубежными (Бах, Моцарт, Дебюсси, Берио, Мендельсон, Шпор, Пуччини, Лист, Шопен и др.) и русскими (Гречанинов, Чайковский, Аренский, Скрябин) композиторами, из советских — только Прокофьев19.

Активная просветительская деятельность М. Э. Шнейдермана (руководителя музыкальной школы с 1925 г.) в качестве дирижера симфонического оркестра заметно оживила музыкальную жизнь города. В силу объективных причин, в том числе финансовых, пропаганде симфонической музыки в Оренбурге уделялось мало внимания. Иногда концерты симфонического оркестра были приурочены к определенным датам и праздникам, о чем свидетельствовала пресса: «Работники искусства достойно отпраздновали свой «День работников искусств», начав его симфонической программой. На этот раз во главе оркестра встал вновь назначенный директор местной музыкальной школы. Обстоятельство, что М. Э. Шнейдерман будет руководить двумя важнейшими отраслями музыкальной деятельности, вселяет надежды, что отныне симфонические концерты в Оренбурге, наконец, выйдут из того состояния полного упадка, в котором они находились добрый десяток лет, так как опыт иных губернских городов показал, что музыкальная жизнь успешнее развивается только там, где во главе музыкальной деятельности находится музыкальная школа—этот главный питомник здоровой музыкальной жизни. Первый дебют молодого дирижера можно считать удачным, в нем есть темперамент, знание партитуры и природы инструментов. Исполненная оркестром «Шотландская симфония» Ф. Мендельсона прошла недурно, несмотря на то, что это произведение, написанное мягкими «мендельсоновскими» красками, требует от оркестрантов большой сыгран-

Ю. В. Федотова

ности и звуковой уравновешенности. Бетховен-ская увертюра «Прометей» звучала отлично»20. Учебная и просветительская деятельность музыкальной школы позволила подготовить необходимую базу для создания музыкального техникума, который в свою очередь предвосхитил в последующие годы открытие театров, филармонии, профессиональных творческих коллективов, целой сети музыкальных школ.

В музыкальной жизни 20-х гг. Оренбурга выделялись концерты восточной музыки, устраиваемые музыкантом-этнографом и композитором А. В. Затаевичем. Такие мероприятия были сборными по своему составу и включали как солистов, так и творческие коллективы — хор, оркестр21. Афиши и программы этих концертов пестрели именами артистов Московского балета

Н. Платуновой и Л. Липеровской, исполнявших танцы народов Востока, а также преподавателей краевой мусульманской школы В. Федотовой-Малиновской, Н. Золотова, учащихся X. Терегу-ловой, А. Еникеевой, Ш. Валеевой, М. Валеева. Особой популярностью пользовались концерты, в которых принимали участие Л. В. Растропович (виолончель, рояль), певица Бик-Казакова22.

30-е годы в Оренбурге отмечены серьезными достижениями в области культуры. Открываются театры музыкальной комедии и кукол, Концерт-но-эстрадное бюро. Характерны были и изменения в области управления культурой: в 1935 г. создается областной Отдел (а с 1936 — Управление) по делам искусств, областное Управление театрально-зрелищными предприятиями (УТЗП)23. Все это способствовало возникновению организации, которая бы сконцентрировала всю музыкально-про-светительную деятельность в одних руках.

Что касается более легкого жанра музыки — эстрады, то этот жанр в первое десятилетие после революции на Южном Урале чаще всего относился к развлекательно-цирковому зрелищу, так как включал в себя не столько музыкально-литератур-ные номера, сколько акробатические представления под музыку или исполнение куплетов на юмористическую тему. Репертуар эстрадно-цирковых бригад был разнохарактерным: политическая сатира, иллюзионизм, дрессированные собачки, акробаты и музыкальные номера. Основной задачей первых эстрадных бригад было культурное обслуживание колхозников района.

Отдельно скажем о появлении новых форм организации зрителя на Южном Урале после революционных событий 1917 г. Приобщение народа к музыкальной культуре началось с грандиозных театрализованных празднеств-представ-лений, особенно в дни революционных юбилеев. Редкая демонстрация обходилась без таких зрелищ, органически связанных с музыкой и пением. Обычно музыкальные номера хоровых

коллективов и отдельных музыкантов исполнялись после митинга или между политическими выступлениями. Концерты могли быть приурочены к трудовым достижениям, в честь рабочих и работниц, увеличивших производительность труда, или военным успехам Красной Армии, сражавшейся на Западном фронте. В Челябинск из Москвы в ноябре 1919 г. для культурно-просветительной работы среди железнодорожников прибыл «литературно-инструментальный поезд им. Ленина». Программа агитпоезда предусматривала «кино на воздухе», собрания, лекции и концерты24. Такие же поезда курсировали и по Оренбургской области. Так в 1920 г. из Оренбурга в Бузулук вышел агитпоезд для работы по железнодорожной линии. Поезд был снабжен театральной труппой, кинематографом, агитаторами, лекторами, библиотекой. Помимо митингов, лекций, собеседований и субботников проводились концерты и спектакли25. Одновременно с агитпоездом в районах, отдаленных от железной дороги, с подобными мероприятиями действовал агитавтомобиль26.

Работники театрального и музыкального искусства тесно сотрудничали с промышленной сферой, о чем говорят следующие сведения: в 1920 г. во всех театрах Оренбурга в фонд помощи работникам транспорта были устроены спектакли и концерты для сбора инструментов и металла, пригодного для поднятия транспорта. Собрано было 169 инструментов: пилы, сверла, ключи, зубила, молотки, напильники, а также денежные средства27.

Как пример еще одной формы музыкального просвещения приведем появившиеся и ставшие регулярными примерно с 1920 г. концерты-дискуссии. Например, в Оренбурге такая дискуссия состоялась в 1920 г. на тему «Искусство и пролетариат», организованную Политпросветом Политуправления Кирреспублики (с 1920 по 1924 гг. Оренбургская губерния относилась к Киргизской республике). Иллюстрировали эту лекцию сочинениями М. И. Глинки28. В 1921 г. в клубах города проводились концерты-дискуссии на темы «Искусство и марксизм», «Пролеткульт и Профискусство». Концерты эти были бесплатными. Билеты предназначались для деятелей искусства и культуры, объединенных в профессиональные организации, и распределялись следующим образом: Подотделискусств — 10 %, Политотдел — 20 %, Сорабис — 30 %, Союз просвещения — 15 %, Губпрофсовет — 15 %, Губкомпартии — 10 %29. В качестве лектора с пропагандистско-иде-ологической речью на подобных мероприятиях обычно выступал деятель партии, а затем для подтверждения, иллюстрации какого-либо из прозвучавших тезисов звучали тщательно отобранные музыкальные произведения.

Искусствоведение

Резюмируя выше изложенное, отметим, ЧТО В 30—40-е гг. ХХ в. в крупных центрах Южного Урала интенсивность музыкально-концертной жизни потребовала создания таких организаций, которые включали бы весь спектр услуг по музыкальному просвещению населения. Процессу возникновения филармоний как новых профессиональных музыкально-просветительских институтов, способствовали объективные предпосылки. С одной стороны, это были духовные искания творческой интеллигенции, видящей реальные возможности для филармонического просвещения в уральском регионе. Областная филармония, по их мнению, должна была организовать, спланировать и осуществить музыкальное просвещение на территории своей области; воспитывать слушательскую аудиторию; добиваться роста качества исполнительского мастерства художественных сил области; привлекать к участию в концертной жизни области известных артистов страны; выявлять местные таланты и др. А с другой стороны, появление филармонии было продиктовано решением государственной власти, нуждающейся в централизованном управлении каждой области культуры, в том числе и музыкаль-но-концертной сферы.

Появление филармонии ознаменовало новый виток в развитии профессиональной музыкаль-но-просветительской деятельности не только на Южном Урале, но и во всей стране. Использующая в своей работе произведения музыкального, литературного, театрального, танцевального и других искусств, филармония превратилась в мощный воспитательно-просветительский институт, сыгравший заметную роль в формировании духовного строя общества.

Примечания

1. Сутягина Е. Б. Музыкальная культура дореволюционного Челябинска: к вопросу формирования музыкальных традиций региона // Культурная история Челябинска и Челябинской области : сб. мат-лов. Челябинск, 2004. С. 14.

2. Вольфович В. А. Челябинск музыкальный. Челябинск, 1989. С. 11.

3. Челябинск музыкальный. Страницы истории (20—30-е гг.). Челябинск, 1987. С. 22.

4. Вольфович В. А. Указ. соч. С. 59.

5. Челябинск музыкальный... С. 24.

6. ОГАЧО. Ф. Р-274. Оп. 3. Т. 1. Д. 298. Л. 39. Постановление № 244 оргкомитета Советов Челябинской области от 8 апреля 1934 г. «Об утверждении штатов областных организаций»; ОГАЧО. Ф. Р-914. Оп. 1. Д. 23; Д. 51. Постановление ЦИК и СНК СССР от 17 января 1936.

7. ОГАЧО. Ф. Р-914. Оп. 1. Д. 12. Л. 27. Отчет о деятельности Челябинской Госэстрады.

8. Черкасская Н. И. Из истории становления музыкальной культуры Челябинска // Восьмые Бирюковские чтения. Тезисы докладов. Челябинск, 1988. С. 179.

9. Курганский вестник. 1914. № 10.

10. Менщиков И. С. Становление городской культуры в Кургане в XX в. // Культура Зауралья. Курган, 1999. Вып. 2. С. 104.

11. Курганский вестник. 1914. № 16.

12. Менщиков И.С. Указ. соч. С. 104.

13. Курганская свободная мысль. 1918. № 22. 22 июня (5 июля).

14. ГАКО. Ф. Р-1775. Оп. 1. Д. 3. Л. 3.

15. Хавторин Б. История музыкальной культуры Оренбургского края (XVIII—XX вв.). Оренбург, 2004. С. 307—308.

16. ГАОО. Ф. Р-450. Оп. 1 Д. 100. Л. 246; Д. 825. Л. 32 об. Протокол заседания Коллегии подотдела искусств от 22 февраля 1921.

17. ГАОО. Ф. Р-450. Оп. 1. Д. 825. Л. 37. Протокол Заседания Коллегии подотдела искусств от 15 апреля 1921.

18. Первый концерт музыкальной школы // Коммунар. 1920. 11 января.

19. Хавторин Б. История музыкальной культуры. — Там же. С. 578—579.

20. Цит. по: Хавторин Б. Музыкальная культура Оренбурга XX столетия. Оренбург, 1999. С. 26.

21. Там же. С. 31.

22. Культурное строительство в Оренбуржье. Документы и материалы. 1918—1941. Челябинск. 1985. С. 99.

23. ГАОО. Ф. Р-1581. Оп. 1. Справка об изменении в области управления культурой.

24. ОГАЧО. Ф. Р-1726. Оп. 1. Д. 2. Л. 35.

25. Культурное строительство в Оренбуржье. С. 35.

26. Там же. С. 36.

27. Культурное строительство в Оренбуржье. С. 47.

28. Хавторин Б. История музыкальной культуры. С. 563.

29. ГАОО. Ф. Р-450. Оп. 1. Д. 825. Л. 3. Протокол заседания коллегии подотдела искусств от 4 января 1921.

Поступила в редакцию 20 января 2010 г.

ФЕДОТОВА Юлия Викторовна, доцент кафедры искусствоведения и культурологи ЮУрГУ, кандидат исторических наук. В 2002 г. окончила исторический факультет Челябинского государственного педагогического университета, в 2005 г. — аспирантуру ЮУрГУ. Область интересов: государственная культурная политика советского периода в концертно-музыкальной сфере, исследование деятельности филармонических организаций Урала.

FEDOTOVA Yulia Viktorovna is Associate Professor of the Art History and Culture Studies Department of South Ural State University, Cand.Sc. (History). In 2002 she graduated from the Faculty of History of Chelyabinsk State Pedagogical University. In 2005 she finished the South Ural State University postgraduate school. Research interests: governmental cultural policy in the sphere of music and concerts of the Soviet period, research of the Urals philharmonic organizations activity.