В.В. Карпенко

STABAT MATER В XVIII в.: ВЕРСИИ ДВУХ НЕАПОЛИТАНСКИХ КОМПОЗИТОРОВ

Описывается история секвенции Stabat mater в XVIII в. Приводится сравнение музыкальных прочтений двух неаполитанских композиторов: Дж. Перголези и А. Скарлатти. Сопоставляя тождественные произведения, автор предпринимает попытку выявить некоторые особенности черт «старого» (начала XVIII в.) и нового, «оперного», стилей.

Ключевые слова: Stabat mater; секвенция; кантата; Дж. Перголези; А. Скарлатти.

«Стояла мать скорбящая

В слезах подле креста...» [1. С. 176].

Эти слова открывают средневековую секвенцию Stabat mater dolorosa, привлекавшую внимание композиторов начиная с XV столетия. Одним из первых сочинений на текст секвенции стала Stabat Mater Каспара фон Веербеке (1440-1515) [2. С. 38]. Список авторов последующих произведений довольно обширен. Уже в XV в. были созданы Stabat Mater английских композиторов Дж. Брауна, В. Корниша, Р. Дэви и Р. Хунта, а также И. Даммониса, Гаффуриуса. В последующие века к нему обратились Ж. де Пре, Дж. Палестрина, О. Лассо, Д. Ас-торга, А. Стеффани, Дж. Бонончини, Ф. Дуранте, А. Кальдара, А. Скарлатти и Дж. Перголези, Й. Гайдн, Ф. Шуберт, Ш. Гуно, Дж. Россини, А. Дворжака, Дж. Верди, в том числе и композиторы ХХ в.: К. Шимановского, Л. Беркли, Ф. Пуленк, З. Кодаи, К. Пендерецкий. Всего насчитывается более 150 сочинений, написанных на этот текст [3. С. 146]. В центре внимания нашей статьи - два произведения, написанные в первой половине XVIII в. - Stabat mater А. Скарлатти (16591725) и Дж.Б. Перголези (1710-1736).

Время создания секвенции, как и ее автор, точно неизвестны. Многие источники приводят в качестве возможного автора Якопоне Тоди (ок. 1230-1306) [4.

С. 518]. Предполагают, что происхождение текста связано с францисканским орденом. Существуют и иные сведения: В. Мартынов предполагает, что сочинение зародилось в атмосфере шествий самобичующих или «флагелантов», заполнявших Италию в конце XII -начале XIII в. (каждый участник процессии флагелан-тов истязал сам себя ударами хлыста, воспевая песнопения Божьей Матери в такт этих ударов). Некоторые источники упоминают как возможных авторов также св. Бернаро Клервоского (1090-1153) [2. С. 33] и папу Иннокентия III (1160-1216) [5. С. 19].

Первоначально секвенция Stabat mater dolorosa входила в Мессу, посвященную Деве Марии - Мессе Сострадания (со второй половины XV в.). Позднее она была убрана из литургии Тридентским собором (1543-1963), но через два столетия восстановлена Римским папой Бенедиктом XIII в 1727 г. С этого времени она исполнялась на двух праздниках, посвященных Семи Скорбям Богоматери (один из них - в пятницу пятой недели Великого поста, другой - пятнадцатого сентября. Впервые праздник страданий Марии был введен в 1423 г. в Кельне) [2. С. 34]. Кроме того, секвенция обязательно присутствовала во время великопостных молебнов («Стации» или «Дорога креста»), посвященных крестному пути и казни Христа. Шестая строфа читалась и в розарии, в память пяти язв Господних. После Тридентского собора 1727 г. Stabat mater стали петь не только как секвенцию, но и как гимн оффиция в воскресенье после страстной недели.

Текст «Stabat mater», вероятно, не был предназначен для использования в качестве секвенции Мессы: по структуре он близок не ей, а более поздней метрической последовательности, состоящей из строф по три строки (8-8-7), рифмованных aab [3. С. 146]. Кроме того, строфы соединяются по две, образуя общую рифму (aab ccb).

1. Stabat Mater dolorosa, a -v-v-v-v 8

Iuxta crucem lacrimosa a -v-v-v-v 8

Dum pendebat Filius. b -v-v-v- 7

2. Cuius animam gementem, c -v-v-v-v 8

Contristatam et dolentem c -v-v-v-v 8

Pertransivit gladius. b -v-v-v- 7

По словам В. Мартынова, именно «ритмическая

организованность структуры текста Stabat Mater является жизненным нервом этой секвенции» [6. С. 1], а суть ритмической структуры составляет «удар хлыста по своей спине и подъем его для нанесения нового удара» [6. С. 1]. Важность ритмической структуры делает стиховой размер во всем произведении неизменным, с едиными ударениями слов. Лишь последние строки некоторых строф (5, 6, 10, 14, 16, 18 и 19), где возникают слова tanto, cum, sibi, in, in et и ad, выбиваются из общего ритма. Всего же в тексте двадцать трехстрочных строф, которые делятся в римском ритуале на несколько частей: Stabat mater (вечерня), Sancta mater istud agas (Заутреня) и Virgo virginum praeclara (Хвала). Однако содержание секвенции представляет ее структуру иным образом: строфы 1-8 - «рассказывающая» часть, введение и обрисовка ситуации, строфы 9-18 -просьбы к Марии и строфы 19-20 - просьбы к Иисусу.

Яркость, выразительность текста привлекала композиторов в течение пяти столетий. Наиболее ранними образцами музыкального воплощения поэмы стали секвенции (в XIV веке текст в музыкальном воплощении выстраивался, как секвенция, - АА ВВ СС и т.д.) (пример 1).

Наиболее ранний вариант секвенции, существующий ныне, целиком проводится во втором церковном тоне. При этом воплощение очень просто, но разнообразно: все строфы варьируются в пределах амбитуса второго тона, а первая и третья терцина каждой из строф варьируют одну мелодию. Однако постепенно единство мелодии и текста стало разрушаться: часто композиторы по-новому структурировали ритм текста первоисточника, поэтому Stabat mater стала восприниматься, прежде всего, как эмоциональный образ.

В начале XVIII в. к созданию своего воплощения Stabat mater обратились Антонио Кальдара в Венеции (1699 г.), Доменико Скарлатти в Риме (между 1715 и 1719 гг.) и его отец Алессандро Скарлатти в Неаполе (1717 г.). В результате у каждого из композиторов получились индивидуальные, различные по стилю

сочинения: монументальное, приближенное к орато-риальному жанру - для четырех солистов, хора и оркестра с тромбонами у Кальдары; хоровое произведение в строгом стиле - у Д. Скарлатти; композиция для сопрано, альта, двух скрипок и basso continuo, сходная

Пример 1. Секвенция Stabat mater

со светской кантатой и камерным дуэтом - у Алессандро Скарлатти. Однако наиболее известным и популярным стало произведение композитора другого поколения - Stabat mater неаполитанца Дж. Б. Перго-лези (1734).

Церковь в XVIII в. продолжала играть важнейшую роль в жизни Неаполя. Город был населен многочисленными представителями духовенства, здесь существовало более двухсот церквей, а из 186 тыс. жителей, проживавших в городе в 1688 г., 12 тыс. так или иначе были связаны с церковью [7. С. 322]. Неудивительно, что Неаполь стал центром не только оперной, но и церковной музыки. Так, Шарль де Бросс, путешествуя по Италии в 1737 г., называл город «мировой столицей музыки» [8. С. 1].

Фигуры Скарлатти и Перголези в наше время трудно сравнить по популярности: первый совершенно определенно уступает второму. Иная картина складывалась при их жизни. В конце XVII - начале XVIII в. Алессандро Скарлатти считался создателем новой оперной традиции, автором многочисленных опер, поставленных в Риме, Неаполе, Венеции; его имя было легендарным. Однако уже в 1720-е гг. его стиль, особенно в опере, уже начал казаться старомодным, слишком перегруженным контрапунктическими приемами. Перголези ко времени создания Stabat Mater был автором всего нескольких опер, двух месс и не был широко популярен за пределами Неаполя. Положение изменилось во второй половине XVIII в. Музыка Скарлатти и даже его имя было практически забыто, тогда как о Перголези - и из-за его ранней смерти, и из-за всеевропейской популярности «Служанки-госпожи» - продолжали помнить. Его Stabat mater тоже оставалась «на слуху». Ж.-Ж. Руссо считал, что это «наиболее совершенное и наиболее трогательное среди имеющихся произведений любого музыканта» [9. С. 2], Шарль де Бросс называл ее «мастерским произведением латинской музыки» [9. С. 3]. В датировке Stabat Mater Пер-голези есть разночтения. Виллароза считал, что сочинение стало последним из созданных Перголези (по аналогии с «Реквиемом» Моцарта), а Бойер в «Notices sur la vie et les ouvrages de Pergolese» (1772) предположил, что его «заключительным аккордом» стала Salve Regina [9. С. 2].

Сравнение двух Stabat mater - Скарлатти и Перголези - интересно в первую очередь потому, что Перголези, по-видимому, создавал свое произведение по образцу скарлаттиевского опуса. Что говорит в пользу этого предположения? Оба произведения были сочинены по заказу братства «Кавалеров скорбящей Мадонны» церкви San Luigi di Palazzo. Причем Stabat mater Скарлатти продолжала исполняться и во времена Перголези, и он ее, скорее всего, слышал [9. С. 2]. В обоих произведениях одинаковый состав исполнителей - певцы сопрано, альт, две партии скрипок и basso continuo.

Есть немало сходных черт и в композиции. Скарлатти и Перголези внесли одинаковые изменения в канонический текст, заменив строки в строфах 4, 9, 14, 16, 17, 18 на сходные по смыслу. Кроме того, они поставили 13-ю строфу оригинального текста после 11-й, тем самым восстановив рифму текста.

11. Sancta Mater, istud agas,

Crucifixi fige plagas Cordi meo valide.

13. Tui nati vulnerati,

Tam dignati, pro me pati Poenas mecum divide.

В связи с этим переносом рифму обрели и строфы 12-14 (Перголези при этом еще и меняет их местами).

12. Fac me vere tecum flere Crucifixo condolere Donec ego vixero.

14. Iuxta crucem tecum stare Ac me tibi sociare

In planctu desidero.

Подобие возникает даже в ритмической организации сходного текста: в обоих случаях музыкальное ударение приходится на второй слог, синкопированно: в № 2 у Скарлатти (пример 2) и Перголези.

Этот прием встречается неоднократно у обоих композиторов, чаще всего возникает при метрической организации 3/8 и у Скарлатти (N° 9, 11, 16) приобретает светло-созерцательный характер, лирический или пе-

чальный. В отличие от этого, появление данного приема у Перголези - в метре 4/4 - связано с радостью, ликованием (ария № 4).

Сходна и трактовка трагической кульминации произведения - строф 16-17. У Скарлатти (№9 15) она реПример 2. № 2 А. Скарлатти

шена как драматический речитатив на фоне скорбно тянущихся аккордов. Перголези также превращает номер в речитативный «монолог» (№ 10), но при этом усиливает роль оркестра, введя развернутый вступительный ритурнель.

Однако все же число сходных черт в Stabat mater Скарлатти и Перголези меньше, чем различных. Первое, что обращает внимание, - общая композиция. У Перголези кантата состоит из 12 номеров, более половины из их (7) - дуэты, в то время как у его предшественника она более развита и включает 18 номеров, среди которых дуэтов менее трети (5). Перголези акцентирует контрасты между соседними номерами, в полной мере следуя принципу chiaroscuro (ит. - светотень, один из основных художественных и композиционных принципов оперы seria, согласно которому арии в партии того или иного персонажа и в действии в целом должны были чередоваться по контрасту), тогда как

Пример 3. № 7 Дж. Перголези

Скарлатти скорее склонен их сглаживать. Так, если дуэт № 3 у Перголези воплощает аффект lamento, а следующая за ним ария (№ 4) - радостного ликования, то у Скарлатти это лишь сдержанная скорбь (№ 3) и просветление (№ 4).

Несмотря на обилие ансамблей, Перголези представляет слушателям большую часть текста, связанную со скобью Девы Марии в виде арий, близких по стилистике оперным. Это свойство ярко проявляет себя во многих ариях - № 4, 6, 11 и особенно в № 7 Eia Mater (пример 3), которая еще более двухсот лет назад подвергалась критике как чересчур «театральная» и «светская» [10. С. 336] (пример 3).

И лишь два раздела в произведении Перголези представляют собой фуги: № 8 и Amen из № 12.

Stabat mater Скарлатти, где, как было уже сказано, преобладают арии гораздо в большей степени, свидетельствует об «учености» композитора - его приверженности к полифоническим структурам и контрапункту (о пристрастии композитора к очень плотной, густой фактуре и неприятии Скарлатти нового, преимущественно мелодического стиля свидетельствуют его письма к Фердинандо Медичи) [9. С. 3]. Он предпочитает не дублировать оркестровыми партиями вокальные, но использовать три, четыре и даже пять свободно контрапунктирующих голоса. Перголези, напротив, охотно допускает дублировки, ограничиваясь дву-мя-тремя самостоятельными партиями. Центр его арий и дуэтов - ясная простая мелодия, а не полифонически проработанное многоголосие.

Индивидуальные отличия проявляются и в гармоническом языке. У Перголези господствует классическая функциональность, в то время как у Скарлатти иногда встречаются рудименты модальной техники. Легко узнаваемы мажоро-минорные светотени Перго-

лези, «опередившие время... замечательно охватывающие хроматизмы... выразительно чувствительные горько-сладкие тона» [9. С. 3] (введение хроматизмов в церковную музыку было характерно и для учителя Перголези, Ф. Дуранте [10. С. 70]), и терпкие, необычные с точки зрения классической функциональной системы созвучия у Скарлатти. Например, в № 2 Скарлатти использованы тонический секундаккорд, септаккорд шестой низкой ступени и минорное трезвучие седьмой ступени. Поэтому, несмотря на краткость, ария приобретает большую напряженность, чем у Перголези.

Stabat mater неаполитанцев Скарлатти и Перголези разделяет менее 20 лет, однако стилистика сходных кантат этих композиторов очень различна: у представителя старой школы, Скарлатти, произведение еще во многом тяготеет к полифоническим структурам, а у Перголези, композитора эпохи расцвета оперы seria, приближено к стилистике оперного жанр. Такие колоссальные изменения связаны с новыми тенденциями, проявившими себя в то время практически во всех жанрах, особенно в опере.

ЛИТЕРАТУРА

1. Musica Latina. СПб., 2000.

2. Haberl F. Stabat Mater // Musica sacra. 1956. Jg. 76.

3. Mies P. Stabat mater dolorosa // Kirchenmusikalishes Jahrbuch. 1933. Jg. 27.

4. Stabat mater // Большой энциклопедический словарь «Музыка» / Ред. Г. Келдыш. М., 1998.

5. Кушпилева М.Ю. Претворение текста Stabat mater в духовной хоровой музыке: история и современность: Дис. ... канд. искусствоведения.

Магнитогорск, 2006.

6. Мартынов В. Stabat mater. Режим доступа: http//www.devotionmoderna.ru

7. Луцкер П. Сусидко И. Итальянская опера XVIII века. М., 1998. Т. 1.

8. RobinsonM.F. Naples and Neapolitan Opera. L.: Oxford Univ. Press, 1972.

9. King R. Stabat mater. 1988.

10. Radiciotti G. G.B. Pergolesi. Leben und werk. 1954.

11. Carrer P. Francesco Durante maestro di musica. Genova, 2002.

Статья представлена научной редакцией «Культурология» 22 ноября 2008 г.