В. И. Первушкин

СОЗДАНИЕ ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИХ МУЗЕЕВ В РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ ХХ ВВ. (на материалах Пензенской, Саратовской и Тамбовской губерний)

Статья посвящена созданию краеведческих музеев в Пензенской, Саратовской и Тамбовской губерниях во второй половине XIX — начале ХХ вв. Показаны: структура провинциальных музеев, фондовый и экспозиционный составы, источники поступления экспонатов, персональный состав их основателей и хранителей.

V. Pervushkin

CREATION OF REGIONAL STUDY MUSEUMS IN THE SECOND HALF OF THE 19 th CENTURY AND THE EARLY 20 th CENTURY (by the materials of the Penza, Saratov and Tambov provinces)

The article is devoted to creation of regional study museums in the Penza, Saratov and Tambov provinces in the second half of the 19th century and the early 20th century. The author shows the structure ofprovincial museums, stock and exposition structures, sources of receipt of exhibits and the staff structure of their founders and curators.

168

Говоря о становлении музейного дела в России во второй половине XIX — начале ХХ в., следует заметить, что музеи в стране появлялись дискретно с большими перерывами во времени, сначала только в Петербурге, затем в Москве, наконец, в отдельных губерниях. Причем временами за десятки лет не возникало ни одного музея. В провинции историко-краеведческие музеи создавались сначала при статистических комитетах, затем при губернских ученых архивных комиссиях, церковных комитетах, научных обществах. Складываются разнообразные профильные группы, например, церковно-археологических, промышленных музеев или полковых, педагогических музеев. Мы же покажем деятельность музеев, созданных Пензенской, Саратовской и Тамбовской губернскими учеными архивными комиссиями (ГУАК), так как только они были в полном смысле этого слова краеведческими. На наш взгляд, все остальные музеи, а также собрания с теми или иными признаками музеев не были краеведческими, так как не имели ни такого предназначения, ни преобладания в своем фондовом составе предметов местного происхождения; профиль подобных музеев и собраний был краеведческим частично, не являясь определяющим. Лишь музеи при ГУАК становятся центрами изучения края, инициаторами организаций археологических исследований и экспедиций по изучению природы, быта, этнографии, промыслов и памятников старины, издают сборники материалов. В большинстве своем они создавались на базе уже существовавших музеев при губернских статистических комитетах. Здесь будет уместным напомнить динамику процесса создания местных музеев. Если в 1840-х гг. в России был организован только один музей местного края, в 1850-х гг. - 4, в 1860-х гг. - 4, то с 1870-х гг. кривая роста идет вверх: 1870-е гг. — 8 музеев, 1880-е — 13, 1890-е — 14, 1900-е — 161.

В общероссийском русле развивалась музейная сеть Пензенской, Саратовской и Тамбовской губерний. Так, например, воп-

рос о создании музея в Пензенской губернии поднимался на страницах местной печати еще в середине 1860-х гг.2, в Тамбове мысль о создании музея впервые была высказана секретарем губернского статистического комитета К. В. Коханским в 1873 г.3, музейное строительство в Саратовской губернии началось в 1880-х гг.4

Первым, из вышеперечисленных губерний, музей открылся в Тамбове в 1879 г. как музей историко-этнографического и археологического профиля. Он был создан на основе частных пожертвований по инициативе земского врача Н. А. Покровского и преподавателя Екатерининского учительского института, впоследствии известного тамбовского краеведа И. И. Дубасова. После создания в 1884 г. Тамбовской ученой архивной комиссии (ТУАК), перешел в ее ведение5. В основу музея легли коллекции, собранные Тамбовским губернским статистическим комитетом. Первоначально он состоял из четырех отделов: рукописного, художественного, нумизматического, палеонтологического. Имелись также отдельные предметы для будущих этнографического и минералогического отделов.

Первым хранителем музея стал известный тамбовской краевед П. И. Пискарев. Уже первый год существования музея в его фонды поступило 40 предметов из Лядин-ского могильника; коллекция из 49 экземпляров старинных крестов и складней; 21 предмет церковных древностей; железная кольчуга, найденная в г. Козлове6.

Губернский музей пополнялся также за счет экспонатов, поступавших из центральных научно-исторических обществ. Так, неоднократно присылала в адрес ТУАК археологические находки и нумизматические коллекции Археологическая комиссия. Процесс пополнения фондов за счет археологических находок и частных пожертвований продолжался и в 1890-е гг.

В начале ХХ в., в связи с ростом фондов музея, начинает меняться и его структура. Музей состоял уже из семи отделов: церковного, археологического, палеонтологиче-

ского, нумизматического, бытовых предметов, рукописного и иллюстративного. Всего в музее к 1916 г. хранилось 1270 экспонатов7. Причем до 1890-х гг. музей комиссии был закрыт для посетителей. «Хотя в настоящее время, — говорилось в отчете ТУАК за 1890 г., — музей располагает достаточной коллекцией разных предметов... комиссия не находит удобным открыть в него доступ, так как весьма маловероятно, чтобы сопряженные с его открытием расходы возместились платой с посетителей»8. Тем не менее с 1892 г. было решено открыть музей для бесплатного посещения в воскресные дни. По свидетельству местной прессы, основными посетителями были учащиеся гимназий и училищ. В день музей посещали 30—40 человек9.

С завершением строительства Нарышкинской читальни в 1893 г. фонды музея из-за нехватки площадей, находившихся в распоряжении ТУАК, были переданы в ведение Общества по устройству народных чтений. Однако вскоре выяснилось, что Общество не заинтересовано в развитии музея. Более того, в 1900-х гг. правление Общества несколько раз обращалось в комиссию с просьбой вывезти музей из своего здания, так как необходимо было расширить помещение для библиотеки. Выполнить эту просьбу комиссия не имела возможности и в результате музей вплоть до закрытия ТУАК, оставался в здании читальни.

Большое значение комиссия придавала систематизации и описанию музейных предметов. Всего за время существования музея ТУАК было издано три его каталога10. Они содержат ценные сведения об экспонатах и позволяют проследить процесс комплектования музейных собраний комиссии.

С 1886 г. начинается официальная история музея Саратовской ученой архивной комиссии (СУАК). Основу музейных фондов здесь, также как и в Тамбове, составили коллекции музея Саратовского губернского статистического комитета11. Первоначально он назывался историческим, но по мере накопления археологического материала стал именоваться историко-архе-

ологическим. В разные годы хранителями музея являлись: К.П. Медокс; А. А. Василь-чиков; И. А. Покровский; Б. В. Зайков-ский; С. А. Щеглов12; А. А. Кротков13.

Определенное представление о фондах и экспозиции, которыми располагал музей СУАК, дает каталог, составленный К. П. Ме-доксом в 1893 г.14 Предметы основного фонда систематизировались следующим образом: первым был представлен палеонтологический отдел, затем шли археологический, нумизматический и отдел живописи. По данным на 1901 г. в музее было 2654 монеты и 765 разных старинных предметов15.

С 1904 г. музей был открыт для бесплатного посещения по воскресеньям. Его посещало до 80 человек в день16.

Первоначально музей СУАК располагался в комнатах присутственных мест17. В 1893 г. было решено перевести музей комиссии в Радищевский художественный музей18. В 1897 г. он был «выдворен» из помещения Радищевского музея и разместился в тесной комнатке в доме графа А. Д. Нессельроде19. В 1901 г. архив, музей и библиотека комиссии были собраны вместе в городской публичной библиотеке20. С конца 1911 и по 1918 гг. музей находился в доме А. А. Тилло, который он подарил СУАК. Кроме того, даритель пожелал, чтобы комиссия открыла новый музей, посвященный памяти П. А. Столыпина21. Таким образом, с 1911 г. СУАК имела уже два музея: историко-архео-логический и памяти П. А. Столыпина.

В декабре 1912 г. Б. В. Зайковский выступил с предложением открыть этнографический отдел при музее СУАК. Члены комиссии приняли специальное постановление, в котором записали: «Поручить Правлению комиссии разработать вопрос о способах устройства этнографического отдела при музее СУАК»22.

С целью активизации собирательской работы по созданию нового отдела правление СУАК подготовило специальные письма и разослало их в различные организации и местные органы управления губернии с тем, чтобы последние оказали им поддержку.

Пополнялся музей и за счет частных пожертвований23. Самая крупная коллекция образцов русской крестьянской вышивки была ему подарена жителем города Орла — Львом Александровичем Цуриковым (100 образцов из Кирсановского, Моршанского и Шацкого уездов Тамбовской губернии, Чембарского — Пензенской губернии и Са-пожковского — Рязанской губернии)24. Но, несмотря на предпринятые усилия, поступления этнографических предметов в музей СУАК оставались единичными. Собственно этнографические исследования губернии музей не проводил25. Однако труд этот не пропал даром, в советское время на базе собранных коллекций был открыт этнографический музей Саратовского края.

Под влиянием музея СУАК в начале ХХ в. подобные музеи начинают открываться и в уездных городах: Царицыне (ныне Волгоград), Новоузенске, Покровске (ныне Энгельсе), Екатериненштадте (ныне Маркс), Николаевске (ныне Пугачев) и Кузнецке26.

Основой музея Пензенской ученой архивной комиссии (ПУАК), как и двух предыдущих, послужила коллекция экспонатов губернского статистического комитета. Датой основания музея считается 1902 г., когда ПУАК окончательно переехала в переданное ей здание бывшей гауптвахты. Судя по описаниям пензенского краеведа Г. П. Петерсона, музей включал в себя следующие коллекции: по археологии, палеонтологии, нумизматике, этнографии, пчеловодству, энтомологии и минералогии27.

Источники пополнения музейной коллекции были различные: часть предметов была подарена членами самой комиссии, а также получены безвозмездно или куплены у частных лиц; археологические и палеонтологические находки иногда присылались уездными полицейскими исправни-ками28. Участие в сборе и передаче экспонатов принимали самые разные люди. Так, например, крестьянин села Знаменского Михайловской волости Мокшанского уезда Иван Михайлович Черемшанов передал в музей ПУАК древние вещи, найденные

им при распашке земли в имении дворянина Федора Ивановича Аненкова около села Скачки Мокшанского уезда29. Житель села Мордовский Ишим Городищенского уезда Антон Григорьевич Пурасов предлагал нарисовать или изготовить древний и настоящий женские мордовские народные костюмы30.

Историко-археологический музей ПУАК служил не только для сбора и классификации исторических материалов. Его неоднократно посещали учащиеся различных учебных заведений Пензы. Например, 22 апреля 1903 г. его посетили воспитанники Пензенской учительской семинарии. 21 апреля 1916 г. директор Первой пензенской мужской гимназии обращался к В. П. Попову (хранителю музея — В. П.) с просьбой провести экскурсию с учениками 6-го класса31.

Неоднократно в губернских периодических изданиях публиковались отзывы посетителей о музее комиссии. В декабре 1904 г. в «Пензенских губернских ведомостях» можно было прочесть: «... музей... вполне может похвастаться полнейшим порядком, на всем виден отпечаток зорко следящего, преданного науке человека»32.

В. П. Попов предпринял попытку систематизировать имеющиеся экспонаты, классифицировать их по группам и разделам, беря за основу происхождение, назначение, а также материал, из которого они были изготовлены. Согласно составленному им «Каталогу предметов и вещей, находящихся в музее Пензенской ученой архивной комиссии» на 1 января 1912 г., в нем числилось 1355 предметов и 1530 монет33.

Музей ПУАК послужил основой создания церковно-исторического и естественно-исторического музеев, открытых в губернском центре34.

21 марта 1918 г. музей ПУАК был передан Пензенскому народному университету. К сожалению, в нестабильные революционные годы значительная часть коллекции этого музея была утрачена.

Таким образом, созданный при ГУАК музей представлял собой, по сути, «кунст-

камеру», в фондах которой хранились все предметы, имеющие хоть какое-либо отношение к прошлому государства и края. По мнению известного музееведа, начальника Артиллерийского исторического музея с 1903 г. Д. П. Струкова, хорошо осведомленного о состоянии музейного дела в России, только правительственные и центральные музеи в то время были «... более или менее благоустроены и освещены для научного пользования». Что касается остальных, в особенности «... музеев местных, отдельных учреждений и частных., то организация всех этих музеев совершенно случайна, и подбор памятников по самому характеру собраний едва ли может быть преднамечаем какою-либо научною

системою. В эти музеи берется все, что случайно находится и предлагается в них, нередко совершенно не имеющее никакой связи музея с настоящими памятника-ми»35. На наш взгляд, такое положение дел в провинции отражало как состояние провинциальной исторической науки, так музейного дела, но это нисколько не умоляет значимости музеев при архивных комиссиях. Они послужили фундаментом для развития провинциальной музейной сети краеведческой направленности. Несмотря на все социальные катаклизмы начала ХХ в., коллекции, собранные ГУАК, и по сей день являются базовыми для большинства музейных собраний в российской провинции.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Формозов А. А. Страницы истории русской археологии. — М., 1961. — С. 158.

2 См.: Зименков В. Н. Формирование музейной сети Пензенской губернии в конце XIX — начале ХХ веков // Российская провинция XVIII — ХХ веков: реалии культурной жизни. — Пенза, 1996. — Кн. 2. - С. 40.

3 См.: Аленова В. А., Мизис Ю. А. История Тамбовского краеведения (XIX в. — 30-е годы ХХ в.). — Тамбов, 2002. — С. 273.

4 См.: Миронов В. Г. К истории областного музея краеведения (1918 год) // Труды Саратовского областного музея краеведения. — Саратов, 1996. — Вып. 4. — С. 62.

5 Российская музейная энциклопедия. — М., 2001. — Т. 2. — С. 224.

6 Отчет о деятельности Тамбовской ученой архивной комиссии за 1886 год // Известия Тамбовской ученой архивной комиссии (ИТУАК). — Тамбов, 1887. — Вып. 17. — С. 14.

7 Самоцветов А. И. Каталог предметов, хранящихся в музее, состоящем под высочайшим его императорского величества государя императора покровительством Тамбовской ученой архивной комиссии. — Тамбов, 1916.

8 Отчет о деятельности Тамбовской ученой архивной комиссии за 1890 год // ИТУАК. — Тамбов, 1890. — Вып. 31. — С. 5.

9 Б-в, А. Музей Тамбовской ученой архивной комиссии. Тамбов // Тамбовский край. — 1914. — 4 января.

10 Дьяконов П. А. Опись предметам, хранящимся в Тамбовском историческом музее. Тамбов, 1889; Дьяконов П. А. Каталог историко-этнографического музея. — Тамбов, 1895.

11 ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 15. Л. 2.

12 Соколов В. П. 25-летие Саратовской ученой архивной комиссии. 1886—1911. — Саратов, 1911. — С. 262.

13 См.: Малов Н. М. Из истории Саратовского областного музея краеведения: Памятная книга посещений музея и библиотеки Саратовской ученой архивной комиссии (1895—1918 гг.) // Краеведы и краеведение Поволжья в контексте общественного развития региона: история и современность: Материалы Х межрегиональных краеведческих чтений 24—25 апреля 2003 года. — Саратов, 2003. — С. 45.

14 Малое Н. М. Указ соч. - С. 49.

15 Адрес-календарь Саратовской губернии на 1900 год. — Саратов, 1901. — С. 106.

16 Там же. — С. 47.

17 Адрес-календарь Саратовской губернии на 1888 год. — Саратов, 1888. — С. 112.

18 Соколов В. П. 25-летие Саратовской ученой архивной комиссии...— С. 93.

19 Адрес-календарь Саратовской губернии на 1895 год. — Саратов, 1895. — С. 213.

20 Адрес-календарь Саратовской губернии на 1900 год. — Саратов, 1901. — С. 106.

21 См.: Малое Н. М. Указ соч. — С. 48.

22 Приложения к протоколам общих собраний Саратовской ученой архивной комиссии // Труды СУАК. — Саратов, 1913. — Вып. 30. — С. 14.

23 См., например: ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 243. Л. 76; Д. 263. Л. 354, Л. 117.

24 См.: Беднякова Н. Н. К истории открытия этнографического музея в Саратове // Краеведы и краеведение Поволжья в контексте общественного развития региона: история и современность: Материалы Х межрегиональных краеведческих чтений 24—25 апреля 2003 года. — Саратов, 2003. — С. 230.

25 См.: Беднякова Н. Н. Указ. соч. — С. 231.

26 См.: Миронов В. Г. Указ. соч. — С. 64—65.

27 Петерсон Г. П. К истории учреждения в городе Пензе ученой архивной комиссии // Странички старины. — Саранск, 1993. — С. 227.

28 Попов В. П. Список различных предметов, книг, старинных документов и рукописей, поступивших в музей, библиотеку и архив Пензенской ученой архивной комиссии // Пензенские губернские ведомости (ПГВ). — 1903. — № 7, 52, 116, 141.

29 ГАПО. Ф. 131. Оп. 1. Д. 62. Л. 1—3.

30 ГАПО. Ф. 131. Оп. 1. Д. 13. Л. 26—27.

31 ГАПО. Ф. 131. Оп. 1. Д. 61. Л. 12.

32 ПГВ. 1904. 1 декабря.

33 ГАПО. Ф. 131. Оп. 1. Д. 8. Л. 36—42 об.

34 Дорошин Б. А. История Пензенской губернской ученой архивной комиссии. — Пенза, 1998. — С. 104.

35 Струков Д. П. Русские древлехранилища и разобщенность их деятельности // Труды Пятнадцатого Археологического съезда в Новгороде. 1911 год. — М., 1914. — Т. 1. — С. 518—523.