О.А. Хованчук, аспирантка ДВГУ

Социокультурная роль костюма в период первых сегунатов (1192-1573)

На рубеже XII—XIII вв. политическая власть в японском государстве переходит от аристократии к классу военных. Мшгамото Ёритомо основывает ставку военного правительства в городе Камакура (преф. Каиагава), по названию которого стал именоваться и весь период с 1192 по 1338 г. Богатые помещики, имея собственные дружины и хорошую материальную базу, стремились к переделу земель и власти, а столичная аристократия, находясь в упадке, уже не могла противостоять активным действиям сильных феодальных родов. В период Камакура представители возвысившегося класса военных феодалов привнесли в классическую аристократическую культуру свои духовные ценности. Кроме того, на нее оказывала все большее влияние народная культура. Вместе с тем, когда аристократия и буддийское духовенство начали терять власть, их культура стала проникать в слон военных и феодалов. Большинство военных были выходцами из парода, поэтому, начиная с периода Камакура, в обществе сохранились народные традиции. В этот период складываются самурайская этика и эстетика как противопоставление светской культуре. Этические нормы, основанные на преданности долгу и презрении к смерти, создали неповторимый образ военного сословия Японии и повлияли на эстетическую сторону жизни самурайства, в том числе н на одежду.

Период ХП-ХШ вв. был своеобразным затишьем перед повой волной перемен XГVB., которые затронули все стороны жизни японского общества и в течение последующих двух столетий создавали новый облик эпохи средневековья '. Потеря власти глубоко потрясла придворных аристократов, они пытались понять причину происходящего и находили ответ в буддизме. По буддийской хронологии, в 1052 г. наступала эра «Конца закона» — период разрушения и упадка мира, поэтому придворные считали все случившееся неизбежным. Действовал принцип китайской философии: «То — Инь, то — Ян. Это и есть «Путь». Этот принцип в Японии понимался так: «Павшее восстает, восставшее — падает». Буддизм школы Дзёдосю (чистой земли) отвергал догматические и схоластические ухищрения, поэтому, широко распространившись в XIII в. в народе и среди самураев, он стал надеждой на спасение в эпоху «Конца закона». Религия тогда воодушевляла, а философия приучала к горестной безотрадности2. В Х^-ХУГ вв. на смену учению о чистой земле приходит учение секты Дзен. Постепенное отделение церкви от государства и демократизация Дзен превратили ее учение в своеобразную «философию жизни», оказавшую существенное влияние на характер мышления, образ жизни и деятельности средневековых японцев, на развитие и секуляризацию художественной культуры3.

Сложилась новая дзенская эстетика — особая культура восприятия предметов искусства, основанная на поэтико-метафорическом мышлении, позволяющем раскрыть смысл произведения через образ-символ, образ-знак. Признавался лишь минимум художественных средств. Так были разработаны эстетические категории «ваби» — красота бедности, суровая простота, шероховатость и одновременно изысканность, «саби» — прелесть старины, печать времени, «югэн» — невыразимая словами истина. Многие из них пришли из японской поэтики ХЬХП вв., но обрели в дзеиской эстетике второе рождение. Специфика парадоксального мышления приверженцев дзен, нигилизм по отношению к общепринятому привели к перемещению высокого и низкого в иерархии эстетических ценностей. Прекрасным стали считать то, что раньше было за гранью эстетического: убогую, крытую соломой хижину, грубоватую крестьянскую утварь, замшелые камни сада, простое платье. Эстетизация простоты, бедности, непритязательности позволила увидеть в изделиях народного творчества поэтичность, оценить их практическую целесообразность, благородство форм и отделки4. Демократизация затронула все стороны культуры.

Развитие аристократического костюма приостановилось. Не имеющие реальной власти придворные чиновники утратили прежнее материальное положение. Светская жизнь стала менее пышной и роскошной, что в первую очередь сказалось на одежде. Большинство заимствованных форм костюма уже не носили. Аристократы, которые не могли вести активный образ жизни в тяжелых многослойных одеждах, страдали гиподинамией, нередки были и случаи заболевания туберкулезом. Предписанная регламентом эпохи Хэйап многослойность исчезает. Вместо 12 одежд надевали 5, впоследствии пяти-слойпость имитировали, и такое платье называли «пять одежд».

Кроме этого, менее тщательно подбираются цвета нарядов. Большее внимание уделяется удобству одежды, возможности свободно двигаться в ней. На смену тяжелым широким одеяниям приходит легкий халат с рукавами средней ширины (косоде), который аристократы использовали как нижнее платье. Косоде, сложившийся в народной среде, полностью соответствовал климатическим условиям Японии, был удобен в повседневной жизни. Теперь, когда косоде носили как верхнюю одежду, его стали украшать росписью и вышивкой. Повседневный костюм Х-Х! вв. в период Камакура становится парадным. Но, как и ранее, обязательными составляющими женского костюма являются китайская накидка, шлейф и юбка. Период Муромати (1333-1573) был преддверием эпохи косоде. Женщины самурайского сословия создают два ансамбля — косимаки и утикакэ, основой которых стал косоде. Это был официальный костюм женщин военного сословия. Утнкакэ — зимний вариант одежды, а косимаки — летний. Надевали сразу несколько косоде, которые заправляли в хакама или просто подвязывали поясом сагэоби. Нижние косоде были короче верхнего. Верхнее обычно шили из богатой узорчатой ткани, которая и являлась украшением всего костюма.

Все мужчины, включая императора, носили повседневный костюм XI в. (поен). Частью мужского костюма стал головной убор эбоси, существовавший еще в эпоху Хэйап. Его носили все кроме монахов. Эбоси — высокая шапка из черного накрахмаленного шелка — не очень подходила к повседневной жизни. Для удобства ее стали складывать, и получалась маленькая шапочка, под которой свободно помещалась только прическа — стянутый пучок волос, приклеенный к выбритой макушке. Часто самураи придумывали свои способы

складывания. Такую же шапочку воины надевали под шлем, но в этом случае ее не крахмалили.

Военное сословие в XIII в. имело только два вида официального костюма — дорожное и охотничье платье. Перед ними стоял выбор — либо продолжать носить такой тип костюма, либо принять кодекс одежды аристократии. После прихода к власти клана Мннамото хэйанская утонченность в одежде сменяется мужественным стилем периода Камакура. В противовес костюму аристократии с плавными линиями среди самураев входит в моду костюм с четким силуэтом и прямыми линиями, который получил название «жесткий костюм». По покрою он был похож на парадную аристократическую одежду XI-XII вв., но его сильно крахмалили и прессовали. Внешнему виду уделялось большое внимание, выверенность линий костюма (ОРИМЭ ТЛДАСИЙ) была выражением этикета и учтивости. Японцы считали, если внешний вид будет правильным, то душа станет лучше, и так можно сохранить собственное достоинство.

Вместе с распространением моды на костюм с жесткими линиями даже для женской одежды стали использовать плотные накрахмаленные ткани (нэрипуки). Охотничье платье в хэйанскую эпоху аристократы носили во время охоты. Позже оно стало повседневной одеждой придворных высших рангов, а затем — парадным костюмом чиновников ниже шестого ранга. В период Камакура (ХШ-ХГУ вв.) его носят самураи в официальных случаях, и с тех пор для охотничьего костюма используют не конопляные, а шелковые ткани разного качества. Еще одни вид военного костюма — суйкан — повторял по крою охотничье платье, по был немного короче, не имел шлейфа. Для прочности швов суйкана на них пришивали узлы в виде хризантемы (кикутодзи). Эти узлы сначала имели значение амулетов, по вскоре стали функциональным и декоративным элементом одежды. Суйкан носили придворные самых низких рангов, военные и горожане, прислуживавшие придворным. В XIII в. статус суйкана стремительно растет, и он сменяет охотничий костюм. Основная особенность суйкана состояла в том, что ворот не застегивался на пуговицу, а скреплялся завязками, что позволяло носить его как наглухо застегнутым, так и с запахом. Популярность одежды с запахом означала отход от китайских традиций и зарождение японского национального стиля, развитие военного костюма независимо от строгого аристократического кодекса одежды.

Основной одеждой самурайства стал ансамбль хитатаре — куртка и штаны. Такая форма костюма возникла еще в период Хэйан и служила в качестве одежды для сна. В основном это был костюм простого населения. Вместе с тем, как рос статус класса самураев, поднимался и статус этого ансамбля, который стал частью официального гардероба военного сословия. В период Камакура хитатаре становится верхней одеждой военных; он был более удобен, а ранее известные дорожный и охотничий костюмы выходят из обихода. Подобный рост статуса одежды от повседневной до парадной наблюдается на протяжении всей истории костюма, в том числе и военного. Особенно примечательно, что многие формы костюма самурайства постепенно приобретают статус официального костюма горожан5.

Ансамбль нового военного костюма (хитатаре) состоял из нижнего халата, халата-оокатабира, верхних штанов и куртки, изготовленных из одной ткани, и шапки-эбоси. Куртка, которая, собственно, и называлась хитатаре, обычно заправлялась в штаны, полы ее не сходились на груди, а скреплялись

шпуром. По краю рукавов были протянуты шнуры, которые плотно стягивали рукав у запястья, если костюм надевали под доспехи. На полочках и спинке пришивались узлы-кикутодзи. Самураи высоких рангов носили хитатаре, а низших — суо, который отличался только тем, что завязки на груди и узлы-кикутодзи изготавливали не из ткани, а из кожи. Суо делали без подкладки, его рукава и штанины были немного укорочены для удобства движений. С течением времени суо стали носить не только самураи, по и все мужское население, в том числе н мужчины высших сословий, а в период Эдо он становится парадным костюмом 6. Среди военных была также распространена разновидность суо — дзицутоку, рукава которого полностью пришивались к пройме, и прорехи под мышкой не было. Врачи, ученые и мастера чайной церемонии тоже носили такой костюм. Для отличия от одежды военных по бокам делали две дополнительные складки. Еще одна разновидность хитатаре — даймон. На нем были крупно изображены фамильные гербы: на рукавах, полочках, спинке куртки, над коленом, по бокам на штанах. При третьем сегуне Аснкага Ёснмнну к концу XVI в. даймон становится церемониальной одеждой самураев.

Важное значение приобрел фамильный герб «камон». Он появился под влиянием буддийской символики. Личные узлы самураев (кикутодзи) были без вариантов, и часто военные разных родов имели узлы одинаковые. Чтобы избежать путаницы, узел стали не завязывать, а изображать, что значительно увеличило число вариантов, но все же недостаточно. Новшество получило название монсё. Традиция иметь моисё распространилась н среди аристократов — тогда и появляется герб. Первые гербы были строго геометрическими, позднее — с растительным и животным орнаментом, с изображением различных предметов. Иногда основой для разных гербов служил один и тот же объект, тогда они отличались декоративным решением. Обычно изображение заключалось в круг или квадрат, но впоследствии появляются гербы, не ограниченные линией. По данным японских историков, в древности существовало около 12 тыс. гербов, из них до наших дней сохранилось примерно 7 тыс. На 2/3 из сохранившихся изображены растения, 2/3 из которых — цветы. Как говорилось выше, герб (камон) изображали на рукавах, полочках и спинке верхней одежды самураев, во время сражений он помогал отличить врага от союзника. Вонны-вассалы носили герб своего сюзерена. Ближе к XVII в., после восстановления мира, размеры его на одежде постепенно уменьшаются, так как не требовалась та наглядность, которая была необходима в военный период. Поэтому нз повседневного обихода самураев выходит костюм с крупным изображением гербов (даймон), а остается только суо.

Отличительной особенностью военного костюма являются доспехи. В период Камакура они не были новинкой и создавались на основе доспехов айнов, народа-всадиика, жившего в период Кофуп (III в. до н.э. — 593 г. н.э.), но наибольшее влияние на костюм оказали доспехи воинов Тибета. К концу VII в. сформировалось два вида доспехов: тапко — для пеших воинов, они защищали тело спереди, сзади и по бокам, а йоги и руки оставались свободными; кейко — для конных воинов — состояли из многих частей, обертывающих ноги, руки и туловище. Изготавливали их из мелких пластин, легких кожаных или металлических, которые скрепляли кожаными шнурами. К XIII в. сложился традиционный японский тип доспехов, они были в меру упрощены, составных частей, скрепленных между собой, стало меньше. На основе кос-

тюма конных воинов сформировались ооёрои — тяжелые доспехи. Комплект доспехов преобразовался в тип харамаки, к которому впоследствии был добавлен шлем и защита для рук. Он получил название домару, его стали носить и конные самураи высоких рангов во время боевых действий. Полный комплект снаряжения (ооёрои) стал церемониальным.

При относительном единообразии форм наблюдались различия в цветовом решении и в символике. Доспехи переплетали цветными шнурами по собственному вкусу или в соответствии с традициями отдельного военнофеодального рода. В этом подборе прослеживается влияние сезонных цветовых сочетаний эпохи Хэйан. Не стоит забывать, что и самураям не чужда была любовь к природе: во время боевых действий в колчан иногда ставили, например, ветви цветущей сливы. В XIII в. в комплекте доспехов появляются две небольшие пластины с изображением сосны, бамбука и сливы. Они были декоративными п функциональными: защищали верхнюю часть груди справа (сэидан-но нта) и слева (кюбн-но нта). Шлем был заимствован из военного костюма айнов. У всех знатных воинов был свой особый шлем, который служил визитной карточкой. В XV в. на доспехах появилось крепление для флага, который устанавливался вертикально на спине.

Знакомство в XVI в. с европейцами сильно сказалось на военном костюме. Японцы впервые познакомились с огнестрельным оружием и доспехами европейцев. Под их влиянием в Японии тоже стали делать кованые доспехи, они получили название «гусоку», пли «тосэй гусоку». Основная часть доспехов, закрывавшая торс, состояла из передней и задней частей, которые теперь делали цельнометаллическими, а не наборными из мелких пластин. На руки отдельно надевали рукава из кольчуги с металлическими бляшками. Большие изменения претерпела форма шлема. В целом изменились декоративные символы мужества и силы в соответствии со вкусами военных феодалов. Каждый самурай заказывал доспехи по собственным эскизам. Японский и европейский стили часто смешивались, и в итоге получался совершенно уникальный образ конкретного воина. В дополнение стали изготавливать металлические маски, закрывавшие лицо частично или полностью. Эти маски играли роль забрала европейского шлема, а также были устрашающим элементом доспехов: они обычно имели выражение

решимости, злости и т.д. и были похожи на театральные маски воинов-героев. После установления мира в 1615 г. самураи не могли показать свой костюм во всей красе, одежда для боевых действий отходит на второй план. Церемониальные доспехи были немного стилизованы и просуществовали до середины XIX в.

Таким образом, доспехи в XVI в. приобрели свой окончательный вид. В их состав входили: металлические части, закрывающие голень; части, закрывающие бедра спереди; основная часть, предохраняющая тело от плеч до бедер; повязки на предплечья и кисти рук; пластина для защиты горла и две декоративные пластины справа и слева на груди; маска и шлем. На ноги обычно надевали соломенные сандалии и носки-таби с отделением для большого пальца. Таби появились в конце периода Камакура (1192-1333), их создали пешие воины, которые вместо цельной кожаной обуви стали носить легкие соломенные сандалии с перемычкой между пальцами. Сначала таби изготавливали из мягкой оленьей кожи, а затем — из хлопчатобумажных тканей. К концу XV в. они стали частью официальной одежды самураев всех рангов. При стрельбе из лука воины надевали на руки кожаные перчатки.

С усилением власти самураев их материальное положение улучшилось, они стремились украсить свой быт, не забывая о роскошной одежде. Использование шелковых тканей перестает быть привилегией одних лишь аристократов. Производство шелка в стране стало увеличиваться, одежду из него носили самураи низших рангов, что ставило их в один ряд с придворпыми. Воины высших рангов начали использовать дорогие шелковые ткани и парчу. Доспехи тоже отделывали парчой, шелковыми цветными шпурами, золотом и серебром. Во время военных действий под них надевали одежду из конопляных тканей, а на церемонии — из шелковых и парчи. Сами доспехи были не только функциональной вещью — они стали произведением искусства, созданным из металла, шелка, парчи и лака. Великолепие самурайских доспехов можно сравнить с костюмом придворных эпохи Хэйаи.

Повседневная одежда (хитатаре или суйкан), которую самураи носили под доспехами, отличалась простотой и практичностью. Но впоследствии рукава ее стали уже, по краям рукавов и штанин были протянуты шнуры, что делало костюм более удобным, и такой тип одежды служил специально для доспехов.

Цвет и орнамент одеяния под доспехами подчеркивал ранг самурая, стиль его доспехов н шлема. Однако после распространения доспехов тина гусоку костюм под ними стал почти не виден. Тогда внимание уделили жилету (дзинбаори), который надевали поверх доспехов. Он защищал самурая от холода, но позже становится символом власти, привилегией воинов высших рангов. Обладатели таких костюмов пытались показать противнику свое превосходство, поэтому, изготавливая жилет, военные часто выходили за рамки традиций, использовали заморские ткани с причудливыми узорами, чтобы одним своим видом ошеломить противника. В этом заключалась самурайская эстетика.

Чаще всего для жилета брали тонкое сукно — рася. Это — первая европейская ткань, которую увидели японцы. Сукно не было предметом торговли, португальцы привозили его в качестве подарка сёгуну и правителям провинций для получения разрешения на торговлю и проповедование христианства. Вещи из португальского сукна стали символом власти и высокого положения в обществе. Сукно было ярких цветов, хорошо защищало от холода и дождя. Такие самурайские жилеты из сукна были не только практичной вещью, но и привлекали всеобщее внимание яркостью и чистотой цвета, броским орнаментом. Интересным образцом является жилет Уэсуги Катанобу: темно-синяя основа с красными рукавами, подкладка выполнена из китайского атласа, зеленого с желтым орнаментом. Тоётоми Хидеёси заказал жилет-дзинбари из персидского ковра. Шелковые ковры ручной работы с золотой нитью были настоящим произведением искусства, и только такой правитель, как Хидеёси, мог позволить себе переделать дорогой ковер на жилет. На ковре были изображены мифические птицы и львы с добычей, орнамент хорошо подходил для такого вида одежды. Хидеёси переделывал не только ковры, по и другие заморские изделия. Сохранился жилет из белого индийского покрывала с исламским орнаментом, выполненным в технике рельефной вышивки. Среди самураев периода Момояма было модным переделывать на одежду ковры, покрывала и другие европейские изделия.

Одним из любимых видов костюма среди военных периода Момояма был плащ (добуку). Сначала его надевали только на доспехи, но во времена Тоётоми Хидеёси он стал частью повседневной одежды. На доспехи надева-

ли плащ без рукавов, а в быту носили с рукавами, его часто называли хаори, был он прототипом военного жилета. Что касается дизайна плащей-добуку, то в нем самураи могли полностью проявить свой вкус, так как здесь не надо было придерживаться определенной тематики. В книгах заказов лавки Ка-риганэя начала XVII в. есть описания плащей-добуку для Токугава Иэясу.

Со временем в мужском костюме происходят некоторые изменения. Повседневная одежда самураев лишилась рукавов, получился новый ансамбль костюма, состоявший из безрукавки и штанов одного цвета. Первые упоминания о таком костюме встречаются в хрониках 1482 г. Сначала этот ансамбль был распространен только среди молодежи, но вскоре стал официальной одеждой самураев всех рангов. Так как верхняя одежда была без рукавов, из-под нее стали видны рукава ннжнего халата-косоде, который приобрел важное значение.

Одежда крестьян менялась медленнее, легче было перечислить то, что разрешалось носить, чем то, что запрещалось. Мужчины и женщины обычно надевали верхнюю одежду с глухим воротом и хакама — юбку или брюки. В период Камакура среди крестьян распространился многослойный костюм, но это было обусловлено лишь климатическими условиями с преобладанием влажности и холода.

Появление в XIV в. товарно-денежных отношений привело к повышению благосостояния среднего класса (в призамковых, портовых и торговых городах). Начало цехового производства дает возможность перехода ремесел нз сферы домашнего хозяйства в профессиональные занятия, что обеспечило, например, повышение качества обработки тканей, появление новых технологий окрашивания и ткачества.

В эпоху войн между провинциями экономическое положение в стране стало ухудшаться и, естественно, это сказалось на одежде. Повседневный костюм XIV в. становится парадным. В неофициальной обстановке мужчины начали носить халат с неширокими рукавами (косоде) и штаны (хакама), а женщины — халат и неширокий пояс.

Феодальные войны в истории Японии способствовали перемещению больших масс воинов, в результате возрос обмен информацией между районами страны. Появились новые технологии и товары.

Широкую известность получает технология ткачества очень плотных тканей из провинции Хаката, которую изучил в Китае в 1235 г. купец Мицуда Яцуэмон. Этим способом, усовершенствованным внуком Мицуда Хисосабу-ро, стали изготовлять пояса-оби, которые в ХШ-ХГУ вв. были особым, очень

7

дорогим подарком .

В период Муромати в Японию через Китай ввозятся

хлопчатобумажные ткани, которые сразу завоевали популярность среди аристократии и получили название «словно парча» я. Хлопок в Японии начали выращивать только к концу периода Муромати, поэтому ткани из пего сначала были редкими и дорогими. Основным местом культивирования хлопка считался район Мика-ва. Одежду из хлопчатобумажных тканей стали носить сегун и известные военачальники, что служило показателем их принадлежности к власти. Однако самураи крахмалили ткани, это лишало их воздухопроницаемости, именно того, чем хлопок и снискал свою популярность.

Вторая половина XVI — первая треть XVII века — период перехода от эпохи развитого феодализма к эпохе позднего средневековья. Это время наря-

ду с традиционной дзенской линией развития характеризуется укреплением торговых связей с другими странами, в том числе европейскими. Это был век вольнодумства, социального брожения, нарушения феодальных регламентации. Недолговечные, но плодотворные контакты с испанцами, португальцами, голландцами, начало торговли с Ост-Индской компанией нашли свое отражение в японской культуре, что проявилось в усилении роли декоративно-прикладного искусства 9.

В период Момояма (1573-1614) наблюдается расцвет искусств. Это объясняется тем, что самураи все больше стремились к повышению своего культурного и образовательного уровня, пытались привнести в свой быт все элементы элитарного быта аристократии. Они практиковались в поэзии, чайной церемонии. Лучшие мастера привлекались для строительства и росписи дворцов-крепостей, изготовления оружия и доспехов. Самураи стремились воспитать в себе тонкий вкус, проявили гибкость в заимствовании европейских традиций. Торжественность и великолепие культуры контрастировало с кровопролитием междоусобных войн, по в целом эпохе был присущ динамизм и энергия. Открытость и энергичность духа в этот период стали условием яркости и многоцветия моды. XVI в. был поворотным в истории японского костюма: многослойный аристократический костюм (сёдзоку) сменился на халат с узкими рукавами (косоде), а роспись тканей стала преобладать над ткачеством. В это время в равной степени использовали старые и новые виды одежды, для создания которых применяли все известные технологии, вышивку, ткачество, роспись. Ничему конкретно пока не отдавали предпочтение. Очарование цветовых сочетаний многослойной одежды уступило место разнообразию орнаментов. Иностранцы, прибывшие в Японию в конце XVI в., были поражены одеждой местных жителей. «Верхняя одежда, изготовленная из шелка, хлопка, конопли н красочно расцвеченная узорами цветов, совершенно обычное дело» (Джоан Родригес «История религии Японии»). «В Японии обычно посятяркую цветную одежду, кроме монахов и стариков» (Луиш Фройш «Сравнение японской и европейской культур»). «Кимоно, или одежда, это замечательная вещь. Красивое кимоно шьют из прекрасных тканей с красивыми узорами, из шелка с вышивкой и золотой питью» (Авила Хироп «Очерки о Японской Империи»).

Кроме того, известную «пышность» и «яркость» культуры рассматриваемой эпохи внесли последователи дзен буддизма — те самые, которые так рьяно проповедовали простоту, чистоту, ясность. Чтобы попять это противоречие, нужно иметь в виду, что они были деятелями культуры в целом, а никакая культура не сводится к чему-либо одному. Дзенские монахи постоянно ездили в Китай, который в XIV-XV вв. переживал закат своего Ренессанса, что выразилось не только в простоте монохромной живописи, по и в роскоши дворцов, великолепии храмов. Японские дзенцы не могли не попасть под влияние этих традиций. Они показали культуру прежде всего на самих себе: дзенские монахи, проповедовавшие простоту и

непритязательность, стали ходить в пышных облачениях, расшитых золотом и серебром; строили величественные храмы 10. В этот период в искусстве делается акцепт на гармонию, а не на упрощенность. Появляется набор сюжетных линий, взятых из китайской живописи, и теперь любое произведение искусства классифицировалось с учетом этих сюжетов: гора-вода, цветы-птицы, цветы-травы, бытовые сцепы. Новые художественные и декоративные принципы стали использовать в со-

здании одежды. В костюме преобладали миогоцветие и богатая орпаментированность. Часто нарушался регламент: горожане носили одежду недозволенных цветов или из дорогих тканей. Средний класс, купцы и владельцы цехов, имели достаточные средства, чтобы позволить себе дорогую одежду из шелка и парчи. Именно в городской среде в начале XVII в. формируется тот вид костюма, который стал называться кимоно: два-три халата, надетых один на другой и подвязанных поясом.

В середине XVI в. Страна восходящего солнца знакомится с новой для нее культурой Запада. Другая религия, обычаи, взгляды на мир — все это произвело сильное впечатление на японцев. Появились первые заимствования из европейского костюма в одежде японской аристократии. На ширмах и картинах XVI в. можно встретить изображения японок в европейских платьях с кринолинами. Однако большей частью заимствовали лишь аксессуары и элементы декора, а не отдельные виды одежды, потому что европейское платье не было приспособлено к специфике японского климата. Ткани, например бархат, были хоть и красивыми, но тяжелыми и совсем не пропускали воздух, а европейский покрой придавал непропорциональной фигуре японцев карикатурные формы.

За недолгий период контактов с европейцами японцы смогли организовать стажировки в странах Европы, где в числе других наук изучали и текстильное производство. Они знакомились с техникой изготовления гобеленов во Франции, в Вене — с производством тканей жаккардового переплетения. Именно эти технологии применялись впоследствии для изготовления поясов" . Японцы нередко видели португальцев, одетых в шляпы, сюртуки и жилеты, в шаровары. Чаще всего это были проповедники христианства, которые ездили по всей стране и за заморские подарки получали разрешение на проповеди. Интерес к иностранцам возник прежде всего у сёгуната. Даже Хидеёси, запретивший христианство, очень любил иностранные вещицы. В 1590 г. из Европы в Японию возвращается делегация молодых людей знатных родов. За год до этого Хидеёси был поражен парадными костюмами португальцев, прибывших в Киото на аудиенцию к сёгуну. После того, как киотосцы увидели португальцев в этих нарядах, среди горожан возникла мода на все иностранное. Проповедник Луши Фройш писал: «Люди просто теряют голову, если не имеют что-нибудь из иностранной одежды или вещей»12. Интерес к иностранцам с годами только рос. Модными были европейские ткани и покрой. По португальскому образцу, но из китайской ткани была сшита куртка под доспехи Ямаути Катаёси из клана Тоса. Плащ Наоэ Канэцугу изготовили из европейского атласа, но традиционного покроя. Популярны были ткани с западными орнаментами. Например, узор «гранат» (переплетающиеся линии в виде сетки, в ячейках изображен растительный орнамент), который был широко распространен в Европе в период Ренессанса, повторяли и на тканях местного производства, но чаще встречался китайский атлас с таким узором.

Китайские ткани (караори), как и ранее, оставались привилегией высших сословий. До XVI в. их обычно делали трех-четырехцветными, по в период Момояма (XVI в.) количество цветов увеличилось в два-три раза, получалась мелкоузорчатая многоцветная ткань. Тканые узоры в основном повторяли друг друга, что создавало некое однообразие в одежде, хотя и придавало ей благородство старины. Однообразие орнаментов китайских тканей компенсировалось мпогоцветием.

Особое значение приобрела вышивка. С ее помощью можно было создать любой задуманный рисунок. Для вышивки в период Момояма применяли шелковые некрученые нити, которые создавали эффект мягкой гладкой поверхности. Эта особенность была характерна вышивке только в данный период. Узоры обычно делали стилизованными, не было стремления передать природную форму и цвет растений и цветов. Вместе с вышивкой использовали набивку золотом и серебром.

В самурайской среде широко распространяется способ окрашивания тканей цудзигахана, происхождение названия которого до сих пор неизвестно. Техника окрашивания состояла в том, что по предварительному рисунку ниткой плотно перетягивали те места, которые должны были оставаться неокрашенными. По орнаменту иногда делали ручную роспись тушью, она придавала узору законченный вид. Этот способ создания орнамента на ткани появился как противопоставление тканым узорам одежды аристократии.

В декоре появляется несколько новых типов расположения орнамента. Наиболее популярными были «ступени» (данги) и «контрастные половины» (катамигавара). Когда правую и левую половинки костюма делали из разной ткани, это был тип «контрастные половины», а если мотивы орнамента были расположены в прямоугольниках в шахматном порядке; то такой тип назывался «ступени», их могло быть от 4 до 16. В кодексе «Кепросэйё» периода Муро-мати записано, что только аристократы могли носить 8-16 даиги, а 4 дозволено носить всем. Есть предположение, что дизайн «ступени» и «коптрастиые половины» произошли от лоскутной техники пэчворк, когда из нескольких старых халатов-косоде шили один новый. Однако это было продиктовано не экономией, а творческим поиском новых орнаментов, сочетаний, контрастов. Это было зарождение новой эстетики. В мотивах узоров преобладала сезонность, как и в эпоху Хэйан. Но в период Момояма стали появляться не только сезонные орнаменты. На халатах с четырьмя «ступенями» изображали растения всех времен года: весеннюю сливу, летнюю глицинию, осенние клены и бамбук в снегу. Сочетая в одном орнаменте цветы и растения разных сезонов, делали акцепт не на сезонность, а на яркий цвет и стилизованную форму.

Нередко встречалось расположение орнамента только на плечах и подоле — сюхама. Поле, затканное узором, отделялось от основного фона линией, напоминающей очертания берега. Такой дизайн встречался и раньше, он стал символом молитвы, образом святой земли. В период Момояма (XVI в.) остается только линия «береговой полосы», в рамках которой стали изображать другие благопожелательные символы: сосну, бамбук, сливу, павлонию, журавлей и черепах — они были символами долголетия и вечной молодости. Цветы разных сезонов, расцветшие одновременно, тоже олицетворяли святую землю. Сочетая в одном орнаменте цветы четырех времен года, люди пытались соединить самые красивые проявления природы. Такого не могло быть наяву, но они были в силах создать на ткани этот прекрасный мир фантазий.

В XIV в. на основе народных танцев Саругаку формируется театр, в связи с чем одежда приобретает новое назначение — теперь это еще и театральный костюм. Так как корни театра лежали в народной среде, все ограничения, связанные с народной одеждой, переносились и на театральный костюм. Однако по мере того, как создавался строгий сценический канон и театр завоевывал все большую популярность среди высшего самурайства и арис-

тократии, костюмы Но стали делать из дорогих тканей с богатой отделкой. Театр строился на основе дзенской философии, и костюм играл важную роль в этом сложном символическом образе, создаваемом на сцене. У каждого персонажа был свой костюм, сложившийся на протяжении нескольких веков. Цвет, орнамент костюма, манера его носить отражали настроение или характер персонажа, указывали на его социальную принадлежность (существовала условная градация цветов и покроя костюма в зависимости от возраста и социальной принадлежности людей). Основные цвета костюмов Но — белый, красный, коричневый, желто-коричневый, красно-коричневый, ультрамарин, бледно-голубой, темно-голубой. Белый и красный — самые благородные цвета, которые обычно применяли в одеждах божеств, красавиц и придворных. В костюме может преобладать сочетание нескольких основных цветов, которое создает определенный образ героя. Отличительной чертой костюмов Но является их необычайная конструктивность. Существовало много отдельных элементов, не разделявшихся на мужские и женские, из которых создавалось все разнообразие ансамблей костюма для разных героев. Каждую часть одежды изготавливали из определенной ткани, менялся только цвет и орнамент.

В процессе формирования костюма менялся и его силуэт. Легкие развевающиеся одежды отвлекали зрителя от глубокого восприятия сюжета пьес и игры актеров, поэтому силуэт костюма становится четким, линии его жесткими, его шили из плотных толстых тканей, а если применяли топкие ткани, то сильно их крахмалили.

В XV в. широкое распространение получил обычай дарить актерам одежду. Сегун, знатные самураи и придворные дарили свою одежду, которая становилась частью театрального гардероба. Костюмы передавались из поколения в поколение и являлись ценнейшим имуществом актеров. Новые изготавливали в точном соответствии с предыдущими образцами. Расцвет костюмов Но приходится на период Эдо, когда они достигли невероятной степени изысканности и роскоши. В современном театре Но существует 94 основных вида канонических костюмов13.

Общие тенденции в истории костюма периода первых сегунатов можно определить следующим образом. Это было время активного развития народной культуры, проникновения эстетических традиций народа в элитарную культуру аристократии. Именно в эту эпоху закладывались основы национального японского костюма.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Конрад Г1.И. Очерки истории культуры средневековой Японии VII-XVI веков. М., Искусство, 1980. С. 114.

2 Там же. С. 103.

3 Искусство Японии. М., Государственный музей искусства народов Востока, 1990. С. 8.

4 Там же. СП.

5 Маруяма Нобухико. Буси-но ссои (Clothes of samurai warriors) / Нихон-но

сомэори (Ткачество и росписи Японии). Т. 3. Киото, 1994. С. 92.

6 Хнгути Кисюки. Ёсои-то нихондзнн (Японцы и одежда) / Нихондзнн-но рэкиси (История японцев). Т. 6. Токио, 1980. С. 87.

7 Шишкина Г. Красавицы эпох Хэйан и Эдо. // Япония сегодня. 1996. № 3.

С.8.

8 Хигутн Кисюки. Ёсон-то нихондзнн (Японцы и одежда) / Ннхондзнн-но рэкнеи (История японцев). Токио, 1980. Т. 6. С. 88.

9 Искусство Японии. М., Государственный музей искусства народов Вос тока, 1990. С. 9-10.

0 Конрад Н.И. Очерки истории культуры средневековой Японии VII-XVI веков. М., Искусство, 1980. С. 129.

1 Николаева Н.С. Художественная культура Японии 16 столетия. М., Ис кусство, 1986. С. 208.

2 Мияко-но модо: кинмоно-но дзидай (Kyoto Style: trends in 16th-19th century kimono. Bilingual). Составитель Мураками Акира. Национальный музей Киото, 1999. С. 17.

3 Анарина Н.Г. Японский театр Но. М., Наука, Главная редакция восточной литературы, 1984. С. 121.

Olga A. Khovanchuk

Social role of the clothes in the period of early shogunates (1192-573)

New social samurai class ruling in Japan had there own cultural origins close to common people. Warriors of this time led an aristocratic way of life and there clothes and armour were the matters of style. Samurai class women did a lot for development of a new cultural traditions in costume.

Great role in further development played Japanese theatre — No, which was under patronage of samurai class.