И. В. Леонов

СИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ КОНЦЕПТ «ПЕРЕХОДНОСТИ» В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Работа представлена кафедрой теории и истории культуры.

Научный руководитель - доктор искусствоведения, профессор Л. М. Мосолова

В статье предпринимается попытка определить типологический набор характеристик «переходности» в культурно-историческом процессе в рамках синергетических исследований данного феномена.

In the current article an attempt is made to define a typical set of «transition» characteristics in the culture-historic process of the synergetic research of this phenomenon.

Интерес научной общественности к фе- рическом процессе обусловлен переходным

номену «переходности» в культурно-исто- состоянием, которым характеризуется со-

временная мировая и российская культура. Начиная с рубежа Х1Х-ХХ вв. и вплоть до начала XXI в. человечество пребывает в ситуации, когда привычные смыслы, ценности и культурные формы пришли в движение. Происходит кардинальное ускорение темпов развития. В жизнь человечества вторгаются процессы, которых мир не знал и на которые не готов «ответить». Частые культурные инновации формируют осознание того, что в мире нет ничего постоянного. На наших глазах и при нашем непосредственном участии происходит процесс коренной трансформации культуры.

Современное состояние культуры и потребность в осмыслении данного времени обусловливает повышенный интерес к феномену «переходности» со стороны научного сообщества. Сегодня стало очевидным то, что переходные периоды являют собой не просто эпизодические ситуации «разрывов», кризисов, революций, «сдви -гов», «разломов» и т. п., содержание которых составляет процесс смены относительно стабильных эпох. Современные научные открытия, в первую очередь в области синергетических исследований, позволяют утверждать, что в процессе культурно-исторического развития «переходность» носит определяющий характер.

В контексте оформившейся к настоящему времени синергетической научной парадигмы существует широкий круг разнообразных теорий культурно-исторического процесса, в которых в качестве необходимого элемента присутствует «переходность». Особого внимания в данном вопросе заслуживают работы О. Н. Астафьевой, И. Валлерстайна, В. В. Васильковой, М. С. Кагана, С. П. Капицы, Ф. Капры, Е. Н. Князевой, С. П. Курдюмова, Ю. М. Лот-мана, Г. Г. Малинецкого, А. П. Назаретя-на, Е. А. Сайко и др. Анализ различных теорий культурно-исторического процесса, созданных в рамках синергетической парадигмы, позволяет выявить общие типологические характеристики «переходности» в

историческом развитии культуры и представить их в едином синергетическом концепте данного феномена.

Прежде всего для синергетической парадигмы характерно представление о «переходности », как о естественном и закономерном этапе культурно-исторического процесса. Описание типологических характеристик «переходности» в культурно-историческом процессе строится метафорично, путем соотнесения «переходности» с синергетической трактовкой «хаоса». При таком подходе «переходность» предстает как своеобразная фаза, сущность которой составляет момент снятия противоречий в системе культуры (внутренних или спровоцированных внешними факторами) и ее выход на качественно иной уровень самоорганизации.

«Переходность» представляет собой момент дезорганизации системы культуры, вызванный разрушением единого аттрактора (системообразующего начала). В воп-росе определения природы аттрактора в синергетических исследованиях культурноисторического процесса нет единого мнения. Условно все теории можно разделить на 2 группы. Первая группа исследований состоит из теорий, в которых аттрактор ставится в зависимость от объективных факторов1. Во вторую группу входят теории, в которых аттрактор предстает в качестве единого смыслового начала системы культуры2. Согласно данным концепциям в основе фундамента культуры лежит первичный «пороговый» смысл, выступающий как цель существования. Данную цель трудно объяснить рационально, так как она является продуктом веры. Римский историк Тертуллиан, характеризуя подобные «пороговые» ценностно-смысловые основания, говорил: «Верую, ибо это абсурдно!». И хотя, как правило, ценностносмысловой аттрактор в реальной жизни недостижим, он служит своеобразным системообразующим началом, «маяком», ука -зывающим вектор развития культуры.

«Переходность», как момент отсутствия единого аттрактора, лишает систему культуры структурно-функционального единства и сопровождается максимальным возрастанием параметров свободы. И. Р. При-гожин в фундаментальной работе «Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой», написанной совместно с И. Ю. Стен-герс, сравнивает данный уровень свободы с броуновским движением - когда разорваны все структурно-функциональные связи, отсутствуют сдерживающие механизмы, а отдельные элементы находятся в состоянии постоянного и непредсказуемого изменения.

«Переходность», как межэпохальное пространство-время, олицетворяет собой исторический момент полного переосмысления культурной реальности. Поэтому именно в переходные периоды своего предельного максимума достигают творческие и инновационные процессы. Анализ конкретно-исторических «переходных» эпох показывает, насколько радикально преобразуется и изменяется все, что ранее казалось олицетворением естественного порядка, а потому незыблемым и вечным.

Синергетическое видение переходных процессов раскрывает их сложную структурно-функциональную природу. Протекая с различной скоростью и на различных уровнях системы культуры, эти процессы порождают невероятно богатую картину культурно-исторического развития. Раскрепощая культурно-исторический процесс от действия фатальных исторических законов, схем и моделей, «переходность» порождает непредсказуемое и нелинейное раз -витие. Примером такого видения является теория М. С. Кагана «о трех путях развития культуры при переходе от первобытности к цивилизации». Во время данного перехода перед человечеством «... раскрылись три направления возможного дальнейшего движения. порождая существенно различные типы культуры»3. Все три пути культурно-исторического процесса в раз-

ных формах и с разной степенью перспективности продемонстрировали специфические варианты движения к более сложной и более совершенной организации жизни людей на Земле.

В момент перехода, в отличие от стабильных периодов, в которых преобладает «закономерность», определяющую роль имеют случайные и непредсказуемые процессы. Ю. М. Лотман, характеризуя доминанту случайности и неопределенности в переходные периоды, указывает, что «.все опыты прогнозирования будущего в его кардинально-взрывных моментах демонстрируют невозможность однозначного предвидения резких поворотов истории»4. В моменты культурно-исторических «переходов» делать долгосрочные прогнозы довольно затруднительно. Различные футурологические концепции, создаваемые в переходные периоды, как правило, оказываются несостоятельными (например, прогнозы Н. Я. Данилевского относительно будущего России и славянских народов).

Состояния перехода делают системы (в частности, культуру) невероятно чувствительными к малейшим флуктуациям в виде отдельных «раздражителей». Анализируя данную особенность «переходных эпох» И. Валлерстайн отмечает, что в точках исторических переходов (бифуркаций, или раздвоений) даже «.незначительные воздействия приводят к масштабным изменениям (в отличие от периодов нормального развития систем, когда сильные воздействия приносят ограниченные результаты), а последствия самих бифуркаций по своей природе непредсказуемы »5.

«Переходность» - это время «джокеров», это момент, когда возможны резкие, неожиданные и непредвиденные мутации любых элементов системы. «Переходность» - это период, когда неудавшийся художник может стать диктатором; простой корсиканский офицер с периферии - императором; торговец пирожками - вторым лицом в государстве и т. п. Таким образом,

«переходность» - это не только время избранных гениев и злодеев, но и момент максимального самовыражения каждого отдельного человека, который волею судьбы, подобно карточной игре, может оказаться в совершенно непредсказуемом месте в непредсказуемой роли.

В переходные периоды своего максимума достигают различные катаклизмы, риски и прочие отрицательные феномены, усиливающие вероятность катастрофического исхода «переходности». Данная печальная тенденция переходного времени находит свое выражение в популяризации настроений апатии, безысходности, а так же в распространении эсхатологических и катастрофических сценариев будущего культуры (К. Н. Леонтьев, О. Шпенглер, Ф. Ницше, И. Хейзинга, X. Ортега-и-Гассет, П. А. Сорокин). В данном случае можно вести речь

о проявлении в научной среде «негативного» архетипа восприятия «переходности», сформировавшегося еще в древних культурах в виде отрицательных реакций на любые перемены и потенциальные опасности, грозящие нарушению естественного миропорядка. В синергетических исследованиях также говорится о возможном отрица-тельном исходе культурно-исторического процесса. Однако «переходность» в синергетической парадигме - это многовариативный исход, допускающий любые сценарии, от катастрофических до самых оптимистических. Соответственно, одним из важнейших преимуществ синергетической парадигмы является то, что синергетическое видение «переходности» позволяет сочетать различные концепции и макродина-мические модели культурно-исторического процесса.

Синергетические видение позволяет рассматривать «переходность» как момент синтеза прошлых, настоящих и возникающих культурных форм. Характеризуя данный синтез исследователь феномена «переходности» Е. А. Сайко отмечает его полифункциональность и многоликость, неиз-

бежно порождающие имманентно и иерархически мощную культуру: «В ней слышатся “голоса” разнородных, разновременных культур, она поражает жанровым и стилевым многоцветием. В то же время эта культура - при всей своей полилогичности, амбивалентности - единичная и особенная»6.

Поиск новых форм организации и объяснения реальности порождает информационную избыточность, глубокую диалогичность и «открытость» переходных периодов. Характеризуя данную особенность «переходности», М. С. Каган отмечает, что «.всякий переходный период обладает большой информационной избыточностью, поскольку человеку нужно опробовать множество конкретных способов сопряжения нового и старого, из которых “естественный отбор” сумеет удержать наиболее продуктивные и перспективные»7.

Одной из базисных и универсальных характеристик «переходности» в синергетических исследованиях является категория «многообразие» со всеми вытекающими конкретно-историческими проявлениями. «Переходность» в культуре «многообразна» во всех отношениях и на всех уровнях, начиная от многообразия картин мира, религиозных убеждений, стилей в искусстве, политических партий, заканчивая многообразием имен, даваемых в переходные периоды, видами досуговой деятельности и т. п.

Мы можем заключить, что «переходность» - это важнейший компонент синергетических теорий, реализующий динамику культурно-исторического процесса через смену качественно-различных состояний. Являясь одновременно инструментом расчленения и сочленения, «переходность» позволяет рассматривать культурно-исторический процесс, сочетая представления о его дискретности и непрерывности.

Представляя собой момент снятия системных противоречий и выхода культурноисторического процесса на качественно новый уровень организации, по мнению исследователей данного феномена М. С. Ка-

гана, Ю. М. Лотмана, Л. М. Баткина и др., «переходность» формирует устойчивый культурно-исторический тип, изучение которого проливает свет на природу мак-родинамических процессов в историкокультурном развитии.

Синергетическое видение дает целое -тное понимание сущности переходных периодов в культурно-историческом процессе и позволяет выработать жизненную стратегию поведения и реагирования на процессы, происходящие в современном

кризисном мире. Человек получает возможность корректировать и направлять развитие культуры. Зная механизмы «переходности », он может сознательно воздействовать на систему культуры, выражаясь словами С. П. Курдюмова: «.уколоть среду в нужных местах и тем самым направить ее движение»8. Но направить не куда угодно, а в соответствии с потенциальными возможностями и потребностями культуры, выводя ее на качественно новый уровень.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См., например: Каган М. С. Введение в историю мировой культуры. Книга первая. СПб., 2000; Каган М. С. Введение в историю мировой культуры. Книга вторая. СПб., 2001; КнязеваЕ. Н., Кур-дюмов С. П. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. СПб., 2002; НазаретянА. П. Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории: Синергетика, психология и футурология. М., 2001.

2 См., например: БранскийВ. П., Пожарский С. Д. Социальная синергетика и акмеология. СПб., 2002.; Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб., 2001.

3 Каган М. С. Философия культуры. СПб., 1996. С. 340.

4 Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб., 2001. С. 23.

5Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология XXI века. М., 2003. С. 5.

6 Сайко Е. А. Образ культуры Серебряного века: культур-диалог, феноменология, риски, эффект напоминания: Монография. М., 2005. С. 6.

7 Каган М. С. Системный подход и гуманитарное знание: Избранные статьи. Л., 1991. С. 191.

8Интервью с С. П. Курдюмовым // Вопросы философии. 1991. № 6. С. 57.