В.А.Личковах

— доктор философских наук, профессор ЧГПУ им. Т.Г.Шевченко, г. Чернигов

СИГНАТУРА БОГОРОДИЦЫ В УКРАИНСКОЙ КУЛЬТУРЕ

АННОТАЦИЯ. С целью анализа архетипов и универсалий этнонациональной ментальности в статье рассматриваются богородичные мотивы православной культуры. Большое внимание уделено основным характеристикам сигнатуры Богородицы в украинской архитектуре, иконописи, проповеднической и художественной литературе. Показана общность украинских и российских православных духовных позиций.

The article presents the further development of the analysis of the archetypes and universals of the ethno-national mentality. It deals with the motifs connected with the Mother of God in the orthodox culture. The attention is focused on the main characteristics of the Significance of the Mother of God image in Ukrainian architecture, icon-painting, homiletics and belles-lettres. The common character of Ukrainian and Russian spiritual attitudes is shown.

Величай, душе моя, честнейшую и славнейшую горних воинств, Деву пречистую Богородицу.

Задостойник

Духовные горизонты культуры знаково-символически определяются сигнатурами, в которых эвокативно-образно выявляются ее глубинные сакральные смыслы. В украинской культурологии уже достаточно обстоятельно проанализированы сигнатура Софии [1. С. 237—238] и сигнатура Спаса [2], взаимосвязь которых к тому же раскрывает единство со-фийности и антеизма, женского и мужского начал этнонациональной ментальности. Но метарелигиозность украинства, его «культурная душа» издавна связаны с культом Матери (Magna Mater), от Великой Богини времен трипольской культуры до Матери Божьей в христианстве. Именно Богородица (греч. теотоко^ — теотокос) символизирует единство «земли» и «неба», является «путеводителем» (греч. обгугтрга — одигитрия), приводящим человека к Богу. Богородичные мотивы в церковной архитектуре и иконописи («Рождество Богородицы», «Введение во храм», «Покрова», «Благовещение», «Рождество Христово», «Успение»), основные типы ее канонического изображения (Оранта, Знамение, Заступница, Провидение, Умиление, Страстей, на Троне) составляют сигнатуру высших духовно-моральных и эстетических ценностей украинской культуры. Конфессиональные и этноэстетические спецификации образа Богородицы в Украине позволяют некоторым исследователям говорить об «Украинской Богоматери» [3].

Как известно, христиане почитали Богородицу со времени основания Церкви (с катакомбных времен, как символ Церкви в фигуре Оранты) за ее высокое достоинство в истории Божьего спасения. Особенно глубокой была любовь к Матери Божьей (Теотокос) у восточных славян, которые конфессионально опирались на учение византийских Отцов Церкви о Хри-стотокос, или «Христородице». Известный исследователь символики украинской иконы Яков Креховецкий отмечает, что «в восточной Церкви молитва к Богородице — это то же, что дыхание» [4. С. 92], и потому на славянских землях очень уважительно относились к ее иконописному изображению, разновидности которого составляли до 20 образцов.

Только в Киевской Руси и в последующей истории Украины были всенародно известны, с благодарностью и радостно славились такие иконы Богородицы, как «Владимирская», «Ченстоховская», «Богоматерь с Антонием и Феодосием». По всей земле украинской распространился ее святой образ, и во многих местах были свои региональные варианты ее канонической иконографии: в Киеве — «Печерская», «Игоревская», «Влахернская», «Борщаговская», в Чернигове — «Ильинская», «Елецкая», «Любечская», на Слобожанщине — «Охтыр-ская», на Волыни — «Руднянская», «Балакинская», «Чубковская», «Мышкинская», «Карту-шинская». Во времена украинского Барокко появились новые сюжеты по сигнатуре Богоматери: «Благоухающий цвет», «Всех скорбных радости», ксиллографии известных богород-ничных икон И.Щирского, «Бердичевская Богоматерь» с заметным польским влиянием и т.п.

Особенный этнорелигиозный статус культ Богородицы приобрел во времена казачества, когда Матерь Божья была признана покровительницей и заступницей украинского казачества. В акафисте Божьей Матери «Прибавление разума» умолялось: «людям, которые совершают подвиг ради Царства Небесного, будь истинной помощницей, наставляя их познавать подступы дьявольские и скрепляя их в духе и в истине, что искренне зовут к Тебе» (кондак 1). Сакральное отношение к Богородице и мольбу о ее покровительстве удостоверяют известные иконы XVII—XVIII вв.: икона «Покрова» с изображением Богдана Хмельницкого и Черниговского епископа Лазаря Барановича, запорожская икона «Покрова» («Запорожские казаки во время молитвы») из аналоя сечевой церкви и др. Легенды и предания о Запорожской Сечи удостоверяют явление образа Богородицы и ее пророческий казакам наказ: «Явилась им в воздухе икона Божьей Матери и сказала: “Как будете эту икону знать, то не будет никакой огонь брать. Заведите сорок тысяч казаков, выберите старшину, то и будете в славе вовек”» [3].

Из богородичной иконографии и акафистов в ее честь становится возможной реконструкция основных характеристик и сакральных атрибутов Богоматери, которые составляют семантическое поле ее сигнатуры. Матерь Божья величается Царицей Неба и земли, Пречистой Девой и Матерью Сына Божьего, Невестой Отца небесного. Непорочная и Благодатная, Та, что «поет песню Небес: “Аллилуйя”», Она является символом и источником Божьей помощи людям, универсальной заступницей и «системной» защитницей во всех человеческих делах. В упомянутом «Акафисте» слышим: «Ты есть свет огорченных и вразумленных грешников, опора гонимых и прощение тех, которые каются».

Смысл богородничной сигнатуры — единение земли и Неба, профанного и сакрального, человеческого и Божественного, потому что Христородица — первая «участница Божьей природы», символ человеческого спасения, а потому олицетворение Церкви, посредница между людьми и Богом, Церковью и миром. Христианская мариология всегда видела в Деве Марии образец человеческой праведной жизни, «Престол Премудрости», путеводитель веры, любви и милосердия, что ведет верных к Спасителю. Высокий моральный Sacrum Богородицы имеет и эстетические характеристики, потому что Пречистый и Пресветлый образ Божьей Матери аллегорически выявляется в украинской культуре через архетипы солнца, сердца, матери, которые излучают Божью ласку и красоту, свет веры, надежды и любви. А «кто любит красоту, становится красивым», — отмечал св. Григорий Нисский.

Духовные и морально-психологические измерения сигнатуры Богородицы раскрывают сакральную сокровищницу украинской культуры и в то же время связаны с реальными характеристиками повседневной жизни. Богородичная атрибутика высвечивает как высшие человеческие ценности, так и пути спасения от греховного, бездуховного, аморального бытования, которое осуждается как нечестивое. Сама Матерь Божья представляет собой живовоплощенный Sacrum, потому что, полностью «погруженная в Господа», является Пресвятой Девой, Владычицей, которую называют «Царицей Небесных Сил» [5. С. 9]. В акафистах Божьей Матери воспеваются: 1) ее собственные целомудренные добродетели; 2) благодеяния, которые даются верным; 3) помощь грешным в борьбе за спасение; 4) защита православных стран и их правителей.

1) Как Богородица Умиления (или милосердия — «элеуса») Божья мать является «вечным Утешением», освободительницей рода человеческого, которая весь род свой осветила, потому что людям является «просторнее небес», облаченная Божьей Лаской. С Христом-Эммануилом в мандорле на груди («Знамение») Она олицетворяет единство с Всевышним («с нами Бог»), символизирует избранность, служение великой тайне Божьей, благодаря которому многие люди из рода человеческого будут Ею освобождены.

2) Как Богородица Заступница и Оранта Она является истинной помощницей людям, верным память о Боге дарует. В сигнатуре «прибавления разума» тем, кто читает Святое Письмо, Божья Мать осветляет ум, тайно давая «великое вразумление», «быстрое насыщение» правдой. Символика Богородицы здесь связана с «дарованием светлой любви», облегчением всех, кто в печали. Тех, кто молится духом (исихийя), Она покрывает благодатью, призывает быть «ангелоподобными», а смиренным и самоуниженным (кеносис) дарует духовные блага.

3) Как Богородица Страстей и Провидица Матерь Божья является заступницей грешников и наказанием богоотступников. Призывая к покаянию, Она избавляет от греха, ведет к спасению, «от ада освобождает» и благодать возвращает тем, кто «убегает от грехов». Среди последних в акафисте отдельно вспоминаются пьянство и курение, страсти сребролюбия («невидимое идолопоклонство»). Люди, вразумленные Царицей Небесной, также избегают «грехов языка» (матерщина, сплетни, осуждение других) и «грехов гордыни» (зависть, ревность, леность). В символике «неустанной помощи» присутствуют трагические орудия грядущих пыток Христа (крест и копье) — знак страстей и их мужественного претерпевания, которое дается богородичным наставлением. Отсюда Она — «Целительница» и «Скоропомощница», к которой обращаются страждущие телом и духом («для спасения нашего добавляешь нам ума»).

4) Как Богородица на Троне и в Славе Матерь Божья является покровительницей государств и народов, прославленных своими святыми и подвижниками. Благодаря молитвенно-сти и праведности богоизбранных старцев осуществляется пророчество Исайи, достигается всевышняя благодать. Искренняя вера христианская укрепляет человеческие сообщества, целые народы, потому как за «молитвами подвижников Ты странам благополучие даруешь».

Соборность людей укрепляет и целые государства, особенно, когда те, кто обладает властью, являются избранными Божьим словом и Церковью к вере православной, вот тогда «верующих правителей хранишь». Символика иконы Божьей Матери может быть и Престолом Христа, и «Престолом Премудрости» (софийности), который означает мудрую организацию (сакральность) власти и жизни, и «Неопалимой Купиной», которой не угрожает профан-ный огонь человеческих страстей и грехов.

Все эти духовные коннотации сигнатуры Богородицы имеют непосредственные образные сигнификаты в иконографии Царицы Небесной. На украинских иконах выдерживаются православные канонические требования относительно ее символического изображения. Как отмечает Я.Креховецкий, отдельные детали фигуры и лица Христородицы раскрывают главные характеристики знаковой системы образа «Теотокос». Три звезды на одежде символизируют ее девичество перед, во время и после рождения Иисуса Христа, большие и глубокие глаза — молитвенное созерцание, малые уста — исихастскую склонность к аскетическому молчанию и молитвенной медитации, размышлениям «в своем сердце» (Лк., 2:19). Тонкие губы передают доминанту духовной жизни, которая дополняется удлиненным, прямым носом — первым признаком человеческого достоинства и красоты в знаково-символических представлениях традиционной средиземноморской культуры. Ее хрупкость и утонченные пальцы указывают на аскезу и возвышенную духовность, а волевая осанка шеи — на внутреннюю силу непорочности и благодатности Приснодевы. Наконец, руки, которые подняты горе, к Небесному Отцу (Оранта) символизируют милостивую молитву, просьбу о защите и заступничестве, а рука Одигитрии, указующая на Иисуса, раскрывает высшую, святую миссию Богородицы — «приводить верных к Спасителю» через Того, кто является «путем» [4.

С. 143]. Эту идею подчеркивают и образы небесного моления Заступницы, где Она стоит справа от Христа, слева от Которого находится Иоанн Креститель. Так в сакральном триединстве первых небожителей обеспечивается путь избранным, земным верным к Спасению.

Святые образы и символы Богородицы животворили историю украинской иконописи, церковной архитектуры, литературной проповеди, поэзии и беллетристики, графики и живописи. Художественные изображения Божьей Матери в Украине всегда преломлялись сквозь традиции этнонациональной ментальности, которая мировоззренчески и психологически опиралась на принципы кордоцентризма, софийности, антеизма [6]. Характерная антропологическая особенность украинского православного восприятия и воссоздания образа Богородицы — ее отождествление с архетипом Матери: любящей, страдающей и жертвенной. В сигнатуре Приснодевы материнская любовь совмещается с непрестанной опекой, а милосердие — с вечным Утешением.

Архетип Матери в сигнатуре Богородицы сопровождает творчество Тараса Шевченко в его новозаветных сюжетах, в частности, в поэме «Мария». Известный историк украинской философии Дмитро Чижевский указывает на антропологизацию христианских образов в ми-роззрении и поэзии великого Кобзаря: «в каком-то смысле Христос был идеальным, образцо-

вым человеком. И Богоматерь — как идеальный тип матери — изображает Шевченко в “Марии”. Мысль “анализировать сердце матери по житию Пречистой Девы” Шевченко вынашивал долго, и образ Марии в его поэзии есть как бы наивысшее осуществление той темы “трагедии матери” и того образа женщины, что проходит через все поэтическое творчество Шевченко. Эта антропологизация божественных образов приближает “Марию” Шевченко к тем попыткам антропологического изображения “Жития Христа”, которые так характерны для ХІХ века» [7. С. 329]. Материнская судьба и жертвенный подвиг Матери Божьей приобретают для украинского поэта также исторические характеристики: «И личная трагедия Марии является для Шевченко вместе с тем трагедией всечеловеческого и поворотным пунктом всемирной истории» [7. С. 334]. Богородица отождествляется с каждой матерью и потому становится Матерью человечества, которая своей жертвенностью и любовью, спасая мир от зла и греха, ведет к познанию и утверждению универсального Добра.

С другой стороны, в украинской поэзии это отождествление становится архетипным мотивом воспевания сакральной сущности «сивочолой матушки», потому что она — «Женщина, Богородица, Богиня, Альфа и Омега познания»:

В світі наче в здибленому колі,

За межею гнаного добра Символом любові неземної Жінка на руках із немовлям [8. С. 23].

Считается, что первую икону Пречистой написал еще святой Лука, которая стала прообразом для Владимирской, Ченстоховской и других известных православных икон времен Киевской Руси. Славятся в Украине и такие канонические изображения, как Богородица Заступница (Оранта) в Софии Киевской, там же Богоматерь из мозаичной композиции «Деи-сус», Большая Панагия (Ярославская Оранта) киевского письма (есть предположение, что это работы монаха Алипия), Белозерская Одигитрия, многочисленные барочные иконы «Покровы» и «Успення» Богородицы, ее графические изображения в украинских церковных книгах времен Гетьманства (например, «Патерик» 1661 г.).

Большой интерес с точки зрения современной украинистики и этнокультурологии вызывает икона конца XVII — начала XVIII вв. «Богоматерь Одигитрия», которая во второй половине ХХ в. находилась возле мощей св. Иоанна (Максимовича) в Покровском соборе г. Тобольска. Как предполагают некоторые российские исследователи, эту икону привез с собой в Сибирь черниговский архиепископ Иоанн Максимович, который был переведен на церковную службу из Украины в Тобольск. Любовь к иконе с ликом Царицы Небесной и земные духовные свершения св.Иоанна не являются случайными, ведь он с глубоким пиететом издал целый сборник проповедей «Богородице-дево, радуйся» еще в Чернигове в 1707 г. Вообще богородичные мотивы особенно характерны для черниговской иконографии, и в черниговском Коллегиуме на Валу (одним из основателей коллегиума был Иоанн Максимович, 1700 г.) хранится весьма большое собрание богородичных икон, написанных как профессиональными, так и народными мастерами (среди последних, выполненных в стилистике наивизма, с использованием украинских бытовых деталей, встречаются даже расшитые бисером).

Но доминантное значение для сиверянской культурологической регионики имеют сакральные сигнатуры двух черниговских чудотворных икон — «Ильинской» и «Елецкой» Богородицы. Вместе с «сигнатурой Спаса» они организуют и освящают духовное пространство Сиверянского края, как и Спасо-Преображенский собор, Успенский в Чернигове и Рождества Богородицы в Козельце богородичные храмы. Кроме того, как подчеркивает местный краевед А.Адруг, «черниговская “Ильинская Богоматерь” принадлежит к чудотворным иконам всеук-раинского значения и очень известна как в самой Украине, так и за ее пределами. В самом же Чернигове, начиная с XVII в., без нее не обходилось ни одно более-менее примечательное событие» [9. С. 4]. О ней вспоминали Лазарь Баранович, по инициативе которого напечатана книга «Чуда девы Марии» неизвестного автора, Дмитрий Туптало («Руно орошенное»), Лаврентий Крщонович («Триода квітна»), Самийло Величко (казацкая летопись) и другие в опи-

саниях чудес от чудотворного изображения Богородицы-Девы. До сих пор черниговские поэты и художники обращаются к образу Пресвятой Матери Божьей:

І сльози радості, і сльози каяття,

І біди, котрі сипались, як груші,

До неї люд ніс, й осявала душі Чернігівська мадонна із дитям

Владимир Сапон [9. С. 20].

Идея и сигнатура Богородицы вдохновляет и черниговских художников — Т.Дедову, Е.Крипа, Н.Прокопюка. Их стилизованные и порой осовремененные изображения воспроизводят канонические богородичные сюжеты, прославляя Божью Матерь в современных эстетических рецепциях и контекстах. Несмотря на это, в них легко угадываются традиционные византийские абрисы, иконографические каноны сакральной образности.

Сигнатура Богородицы продолжает наставлять и обращать внимание на украинскую метарелигиозность и панестетизм художников и всех мирян, которые в знаково-символических элементах Приснодевы Марии видят современные смыслы, освященные православной и народной традицией. Семантика богородичного образа упорядочивает сакральное пространство духовной жизни народа, мироотношение которого является свято-отношением, отношением перманентного праздника и выстраивает свой собственный украинский sacrum [10], где «після світотворення — то свято» (В.Буденний). Среди сакральных ценностей нашего народа величественное и близкое человеку место принадлежит Матери Божьей, которая в украинской мариологии символизирует христианскую любовь, милосердие, святую славу Церкви и Матери:

Ми всі освячені жінками,

І як в житті б там не було,

Жіноче божество над нами,

Над нами — мамине крило [11. С. 129].

ЛИТЕРАТУРА

1. Кримський С. Під сигнатурою Софії II Філос. і соціолог, думка. 1995. № 5—б.

2. Личковах В. Дивосад культури: Вибр. статті з естетики, культурології, філософії мистецтва. Чернігів, 200б.

3. Пархоменко І. Українська Богоматір. К., 1992.

4. Креховецький Яків. Богослов’я в українській іконі. Львів, 2005.

5. Игумения Варвара. Письмо из Гефсиманской Обители. Иерусалим, б.г.

6. Проблеми теорії ментальності I Відп. ред. М.В.Попович. К., 200б.

7. Чижевський Д. До світогляду Шевченка II Історія філософії України: Хрестоматія. К., 1993.

S. Андрієнко Микола. Поезії: Спокута гріхів. Чернігів, 200б.

9. Адруг А. Чудотворна ікона «Іллінської Богоматері». Чернігів, 200б.

10. Личковах В. Український SACRUM: світовідношення як святовідношення II Філософія етнокультури та морально-естетичні стратегії громадянського самовизначення. Чернігів, 200б.

11. Буденний Василь. Пожнивна меса: Вибране. Чернігів, 2005.