Р.М. Еркинова

ШАМАНСКИЙ МИР В РИСУНКАХ Г.И. ЧОРОС-ГУРКИНА

Впервые рассматриваются ранее неопубликованные графические произведения на шаманскую тему художника Г.И. Чорос-Гуркина из фондов Национального музея Республики Алтай им. А.В. Анохина. Три рисунка посвящены шаманской Вселенной; ритуальной практике - камлание: «Алтайцы», «Камлание», «Чачилга», «Отправление на небо к Улгеню Баш туткан», «Тос»; образам невидимых духов и божеств - «Духи», «Горный дух - туу эзи», «Духи гор», «Дух горного водопада», «Эрлик».

Григорий Иванович Чорос-Гуркин (1870-1937) -первый художник-профессионал среди коренных народов Сибири, воспитанник Петербургской академии художеств, ученик И.И. Шишкина - в своем творчестве сумел отразить своеобразие традиционного духовного мира народов Алтая, в котором значительное место занимают языческие шаманские представления.

В произведениях на шаманскую тему он поставил сложную задачу - раскрыть своеобразие мировосприятия алтайцев, изначально предполагающее существование иных, невидимых миров и общение с ними посредством духов-помощников. Визуальное воплощение этой задачи художник во многом связывал с мифопоэтическими представлениями и архетипическими образами, которые функционируют в традиционной духовной культуре Алтая на протяжении тысячелетий и проявляются в наскальных рисунках. Содержание и мотивы многих петроглифов Алтая связаны с шаманскими воззрениями, а в гравюрах на камне иллюстрированы моменты конкретных ритуальных действий алтайских шаманов. Он первый из художников внимательно исследовал этот древний пласт народной изобразительности, трансформировал его на языке реалистической школы и затем претворил в своём творчестве.

В фондах Национального музея Республики Алтай им. А.В. Анохина и Государственного художественного музея Алтайского края хранятся многочисленные зарисовки с археологических памятников, выполненные Г.И. Чорос-Гуркиным во время многочисленных экспедиций по Алтаю в 1902, 1903, 1911, 1912 и 1930 гг.

В 1930 г. Чорос-Гуркиным в долине реки Каракол зарисованы несколько сцен и отдельных изображений духа-предка - ээзи шаманских бубнов в виде схематичной антропоморфной фигуры, а также ритуальные стрелы. Эти граффити святилища «Бичикту-Бом» датируются исследователями периодом от древнетюркской эпохи до этнографической современности. Они теперь хорошо известны по многочисленным публикациям учёных [1-3]. Но именно Г.И. Чорос-Гуркин был первым их исследователем. По мнению археолога Е.А. Окладниковой, «работы Чорос-Гуркина в области изучения петроглифов Горного Алтая - определенная веха в истории изучения наскального искусства Центральной Азии» [4. С. 5].

Огромный интерес для исследователя также представляет шаманская графика в богатейшем художественном наследии Г. И. Чорос-Гуркина, хранящемся в Национальном музее Республики Алтай им. А.В. Анохина. Кроме того, обнаружены ранее неизвестные шаманские тексты-мистериий, записанные самим Чорос-Гуркиным. Они находятся в деле, имеющем общее название «Алтай. Эрлик и камы». В нём содержатся несколько разделов: «Камлание Эрлику. 1911 г. авг.

12-го», «Картины мистерии», «Вид Эрлика», «Общая картина», «Камлание Эрлику». Тексты снабжены рисунками: шаман с бубном, Эрлик с алебардой, дороги и препятствия, через которые проходит шаман в ту или иную сферу Вселенной.

Среди графических листов Г.И. Чорос-Гуркина обнаружено 3 рисунка Вселенной шамана. Возможно, все они принадлежали самому А.В. Анохину. Г.Н. Потанин в 1915 г. написал: «Интересна в собрании г. Анохина коллекция рисунков, исполненных по его заказу самими шаманами. Это стереотипные рисунки, которыми бывает покрыта кожа на бубнах или рисунки, представляющие эпизоды из поездки шамана к обители бога Ульгеня, живущего на небе, или в подземное царство Эрлика» [5. С. 103]. На одном из них изображён путь шамана к верховному божеству «Ак-Ульгеню». Он является практически полным аналогом рисунка «Путь шорского шамана к Улгеню», опубликованного в 1915 г. Г.Н. Потаниным из материалов А.В. Анохина [5. С. 103].

Поскольку эти рисунки были обнаружены в архиве Г.И. Чорос-Гуркина, можно предположить, что проблема изображения шаманской Вселенной художника интересовала давно. Он собирал шаманские рисунки и пытался понять, как в народном изобразительном искусстве решается образ Вселенной. Этот художественный опыт он использует в своих произведениях, в которых реализм сочетает с условным схематизмом. Алтайский мастер опирается при этом на академическую систему, но поскольку в ней не было опыта изображения шаманских миров, он использует народные традиции. В эстетическом сознании народа образ Вселенной видится цельным, представленным условным изобразительным языком.

Представления о дороге шамана, реконструированные по материалам традиционных обрядов и фольклора, могут быть существенно дополнены с помощью ранее неопубликованных графических листов художника Г. И. Чорос-Гуркина: два рисунка изображают Вселенную, состоящую из многослойного неба, реальной земли и подземного мира - «алтыгы орон - алыс дьер». Третий рисунок имеет название «Представление алтайцев о реках, морях и океанах и чаик».

Надо отметить, что до Г. И. Чорос-Гуркина ни один профессиональный художник не изображал шаманскую Вселенную и шаманскую дорогу в целостном виде. Поэтому чрезвычайно интересно проанализировать, как художник сумел воплотить в своём искусстве образы невидимых сакральных миров, а также духов и божеств. Такие рисунки иногда делались со слов шаманов, порою по просьбе исследователей пытались изобразить и сами шаманы [5-8].

Наиболее цельным является рисунок «Вселенная шамана», которая имеет как горизонтальную, так и

вертикальную структуру. Все слои верхнего и нижнего мира именуются на «шаманском языке» и изображены сплошными, волнистыми и пунктирными линиями. Вертикаль верхнего небесного мира разделена на семь коротких горизонтальных линий в виде лестницы. Это слои неба. Дорога шамана к верховным духам-покровителям Улгеню и Эрлику показана сплошными дугообразными линиями, отходящими от жилища шамана. Пунктирные линии сопровождают имена сыновей и дочерей Улгеня и Эрлика. Центральная волнистая линия означает Землю, на которой условным штриховым рисунком изображены конусообразное жилище - аил - и ленточное изображение, символизирующее духа-посред-ника - Дьяик. Отсюда начинается виртуальное путешествие шамана по дорогам Вселенной вместе с духом-посредником Дьяик, посланным верховным божеством Улгенем на землю охранять человека. На земле также обитают духи-предки шаманов. Их символическое изображение в виде круга с перекрестием (чалу) и ленточек.

Рисунок Вселенной Чорос-Гуркина 1912 г. оригинально изображает три шаманских мира. Каждому миру художник даёт свою стилистическую характеристику. Срединный мир изображён реалистически, хотя не в академическом стиле, а в народном, т. е. это плоско-стный рисунок штриховкой, напоминающий примитивный рисунок алтайцев в начале ХХ в. на сакральных и бытовых предметах. Верхний мир предстаёт в сочетании реалистического и схематического изображений солнца и луны. Верховное божество Улген изображен в виде звезды с надписью «Улген». От него подобно лучам солнца отходят семь пунктирных линий с именами семи сыновей Улгеня и двух дочерей - «Ак кыстар». По обе стороны от условного изображения небесного божества нарисованы лучистый круг - солнце, а также луна в виде серпа и две звезды - вечерняя и утренняя.

Пространство подземного мира «алтыгы орон -алыс-дьер» - страна зла изображена в виде луча, широко расходящегося вниз и заштрихованного косыми параллельными линиями. Трудный и опасный путь шамана к Эрлику, его сыновьям и дочерям показан семью горизонтальными линиями - препятствиями, именуемыми на ритуальном шаманском языке. Сыновья и дочери подземного божества нарисованы в виде лучей, расходящихся от его условного изображения и оканчивающихся кружочками с их именами.

Для полноты представления шаманской картины мира следует привести часть текста «Мистерии Улгеню», записанного А.В. Анохиным в 1910 г. от шамана Мампыя, где красочно описано семь препятствий, встречающихся на его пути во время виртуального путешествия к Улгеню [9]. Названия всех семи препятствий совпадают с названиями небесных слоев на шаманском языке в рисунке Г.И. Чорос-Гуркина. Возможно, художник зарисовал их со слов шамана Мампыя, или же они являются универсальными и имеющими лишь какие-то вариации. 1. «Алтай сыны» - горы Алтая (Алтайские хребты)» показаны схематическим рисунком гор. «Кам летит через хребты Алтая по направлению к востоку». 2. «Балагалу бай кайын (рог изобилия -рай)». Художником сделан быстрый, условный рисунок рога. Здесь «шаман просит «сус» на обилие белки,

пушных зверей, снег, дождь, хорошую погоду». 3. «Кыл баспас - Кызыл одуру». Здесь «оценщик осматривает парылга - жертвенное животное, шамана, Дьяик и Суй-лу». 4. «Кунду-айлу тенери». «Место огненной стихии». 5. «Бажырганым Бай-Улген». «Кам, Суйла, Дьяик встречают посланника Улгеня «Уткучы». Шаман передаёт жертву и просьбы верховному божеству, выслушивает ответ и возвращается домой на сером гусе. б. Место пребывания духа-помощника Улгеня Уткучы. 7. Место пребывания духа-посредника Улгеня Дьяик.

Второе графическое произведение Г.И. Чорос-Гуркина также представляет собой быстрый карандашный рисунок шаманской Вселенной, состоящей из земного, небесного, подземного миров и «дороги» шамана к Улгеню и Эрлику. Горизонтальная линия - земля, на ней изображён аил - традиционная отправная точка шамана в небесный и подземный мир. Штриховкой обозначена фигурка шамана с бубном. Он как бы устремлён в верхнюю область, которая дана фрагментарно: зубчатым контуром обозначены линии гор, как ступеньки, идущие вверх. Они пронумерованы от 1 до 7. Это символическое изображение семи небесных слоёв или препятствий, которые должен преодолеть шаман со своими духами-помощниками. Направление его движения вверх показывает жердь с жертвенной шкурой лошади.

От аила начинается дорога шамана и в нижний мир, куда он мог попасть через расщелину в горах, либо, как говорится в ритуальном песнопении, через «земную пасть», либо через «жерло, отверстие, полное подземного огня». Художник изобразил начало его пути плотной штриховкой, образующей буквально чёрную тень в «слое земли», тонкой линией - дорогу. На границе двух миров, как говорится в шаманских текстах, стоит чёрный, обгоревший пень. Это судное место, где встречаются духи неба и земли, чтобы решать судьбу человека. Фигура камлающего шамана с бубном изображена перед символическим черным пнем - «...это есть место гаданий и место суда. Около черного пня дуют песчаные бури и носятся густые туманы». Короткими штрихами художник обозначил детали одежды и ленты бубна, развевающиеся от быстрого движения. Тонкие дугообразные линии вокруг фигуры шамана символизируют «густые туманы». На пути шамана изображён «чугунный котёл о четырёх ушках. В нём вечно кипит со страшной силой вода и варятся чёрные человеческие головы». Дугообразные линии, расходящиеся веером вниз, - это узел семи дорог. Они «ведут в подземное царство Эрлика, и по которым бы не пошел кам, он не минует на своем пути семи пуудаков (препятствий-мытарств)». Параллельно идущие линии - это семь препятствий [10. С. 19].

Композиция рисунка построена в виде вертикального среза миров. Срединный мир представлен наиболее подробно. Он тяготеет к реалистической трактовке, но изображен опять же не в академическом стиле, а в условной плоскостной изобразительности. Верхний мир -солнце, луну и верховное божество с антропоморфным ликом - художник стремился передать в реалистическом духе. Нижний мир разделён на две части и сочетает условное изображение преисподней с реалистической обрисовкой шамана в процессе его камлания с бубном.

В рисунке «Представления алтайцев о реках, морях, океанах и чаик» художник изображает шаманскую реку. Композиция произведения построена по диагонали от правого верхнего угла к левому нижнему и исходит из представления об обычной географической карте. Однако в ней каждый элемент несёт в себе сакральную символику. На схематическом рисунке река Катунь показана расчлененной горизонтальными линиями на некие сферы, как и вертикаль Вселенной. Согласно шаманской космологии истоки рек соответствуют верхнему миру, устье - нижнему. Надо отметить, что в низовье реки Обь, никогда не виданном алтайцами, согласно мифической шаманской карте, находится мир мёртвых - царство Эрлика, зловредных духов, душ покойников - «Тойбодым - океан (ненасытный)». Ниже «Тойбодым» простирается стихия потопа - «чаик», выше - «Тенгис - море (многоводный)» и «Обь (глубокий)». Следует отметить, что образ главной реки Алтая - Катунь, символически трансформированный и переосмысленный, стал важным элементом сакральной топографии шаманской мифологии.

Срединный мир Вселенной шамана представлен Г.И. Чорос-Гуркиным акварелью «Алтайцы» 1926 г. Её композиция построена из отдельных фрагментов произведений, написанных ранее. Это идеальный образ Алтая, который живёт под благодатными лучами Верховного духа. О его присутствии напоминают: жертвенник в его честь, дальние снежные горы, вершины которых укутаны облаками и туманами. Представление о нижнем мире в этом рисунке как бы отвергнуто, здесь нет ничего мрачного, тёмного. Поэтому и весь строй акварели торжественный, цветовая гамма яркая, красочная. Все персонажи срединного мира Алтая даны художником в праздничном предстоянии, даже если они и совершают самые обыденные дела. На лугах пасётся тучный белый скот, кайчи поёт свои песни «про Алтай, про красоту гор и долин» [11. С. 220]. Г.И. Чорос-Гуркин в акварели явно хотел дать идеальный образ срединного мира Алтая, считая, что благоденствие алтайского народа возможно при неизменном общении с духами.

Целый ряд рисунков Г.И. Чорос-Гуркин посвятил шаманской ритуальной практике - камланию. Все рисунки обладают ярко выраженной сюжетной организацией, представляющей символическое путешествие шамана в мир духов с целью жертвоприношения. До Г.И. Чорос-Гуркина никто не брался за решение подобной задачи, поэтому каждый из рисунков решён оригинально. В рисунке «Алтайцы» показан момент подготовки камлания. Фигура шамана изображена реалистически в ритуальном белом халате с ниспадающими белыми лентами и в шапке с перьями совы, пришитыми на темени. В одной руке он держит ветвь берёзы с лентой, с которой обращается к божествам и духам при жертвоприношении. Как главный персонаж камлания в таком облике он будет присутствовать и в других рисунках. В рисунке «Камлание», выполненном схематично, художник зафиксировал процесс ритуального умерщвления жертвенной лошади путём удушения. Рядом с животным изображена фигура шамана с ветвью, предназначенной для символической ловли души лошади перед отправкой её к Улгеню. Также зарисованы предметы жертвенного выкупа - толу.

В наброске карандашом «Чачилга» помечены группы людей и шаман, совершающий обряд «чачилга» -кормление духов гор и водопадов бульоном и мясом жертвенной лошади, шкура которой висит на длинном шесте. В рисунке «Отправление на небо к Улгеню Баш туткан» Чорос-Гуркин удачно сочетает статику с динамикой. Таким противопоставлением он пытается показать процесс символического вознесения в верхние сферы духа Баш туткан - помощника шамана.

Наиболее интересным из этой серии является рисунок «Тос», посвященный жертвоприношениям родовому, фамильному божеству - Алтай, сыновьям Эрлика с подробными комментариями этнографического характера.

В рисунках «Духи» (1907), «Горный дух - туу эзи» (1907), «Духи гор» (1910), «Дух горного водопада» изображены персонажи шаманской мифологии - невидимые духи объектов видимого мира, которые изредка, только при воздействии сакральных сил, показываются человеку. Так из пространства горы как бы проявляются образы фантастических существ: горный дух с головой рыси, лапами птицы, длинной шерстью и огромным хвостом некоего чудовища, из воды «выходит» дух горного водопада в образе антропоморфного существа с длинным хвостом, птичьими когтями и шерстью.

В фондах Национального музея хранятся многочисленные рисунки, выполненные художником в 1907, 1909, 1919, 1928, 1930 и 1935 гг., с образом подземного божества Эрлика. В 1911 г. он записал текст камлания шамана к Эрлику и снабдил иллюстрациями, описанием облика божества: «Атлетического телосложения старик, на голове имеет рога, борода спускается на бёдра» [10. С. 19].

Г.И. Чорос-Гуркин с особой выразительностью рисует бубны и на них лики антропоморфных рукояток -ээзи - хозяина. Они все оживлены, как и шаманские духи-предки. Для алтайцев-шаманистов это не просто мёртвые резные изображения. Шаман видит в них живых, действующих духов-предков, которые руководят его действиями. Поэтому Чорос-Гуркин для оживления этого сакрального вещного мира использует художественные нестандартные приёмы: резко выделяет дугообразные линии бровей, носа, глаз ээзи, что явно контрастирует со всеми остальными линейными штрихами. Голова даётся на чёрном фоне плотной штриховкой, которая является своего рода символическим эквивалентом потустороннего мира. Художник в своих произведениях умело использует такие выразительные средства, которые одухотворяли бы вещный мир так, как воспринимали их сами шаманы.

Сегодня мы начинаем осознавать огромный вклад алтайского мастера в решение такой сложной проблемы, как изображение невидимых миров и всего того, что связано с сакральным шаманским действом. Это чрезвычайно волнует ученых разных профилей, начиная с этнографов, культурологов, религиоведов, искусствоведов, кончая специалистами естественно-научных направлений. Г.И. Чорос-Гуркин представляет шаманскую Вселенную в виде произведения искусства, в которой синтезируются элементы европейской и восточной культур. Он выступает здесь в ипостаси ученого, этнографа, художника. Чо-рос-Гуркин расшифровывает термины, связанные с шаманским камланием, которые в настоящее время малоиз-

вестны или забыты и помогают в понимании шаманского мировосприятия. В этом смысле его художественные произведения являются неким параллельным рядом к классическим трудам А. В. Анохина, В. И. Вербицкого, Г. И. Потанина. Они будут привлекаться мировой научной мыслью к изучению шаманской Вселенной и сакрального шаманского ритуала, которые дошли в таком неизменном виде на Алтае до конца XX в.

Надо сказать, что пришло время изучения творчества Г.И. Чорос-Гуркина полном объеме. Без понимания шаманской тематики невозможно говорить о его вкладе в алтайскую и мировую культуру и до конца оценить его произведения, где присутствует скрытый этнокультурный подтекст элементов пейзажа и вещного мира. Своеобразие шаманского видения в эстетическом сознании алтайцев дошло до наших дней.

ЛИТЕРАТУРА

1. Мартынов А.И. О древних изображениях Каракола // Археология Южной Сибири: Сб. науч. тр. Кемерово: Изд-во КемГУ, 1995. С. 80-82.

2. Окладникова Е.А. Петроглифы средней Катуни. Новосибирск: Наука, 1984. 111 с.

3. Еркинова Р.М., Кубарев Г.В. Граффити Бичикту-Бома (Из творческого наследия Г.И. Чорос-Гуркина) // Археология и этнография Алтая: Сб.

науч. тр. 2004. Вып. 2. С. 88-97.

4. Окладникова Е. А. Петроглифы средней Катуни. Новосибирск: Наука, 1984. 111 с.

5. Потанин Г.Н. Этнографические сборы А.В. Анохина // Труды Томского общества изучения Сибири. Томск, 1915. Т. III, вып. I. С. 102-108.

6. Каруновская Л.Э. Представления алтайцев о Вселенной (Материалы к алтайскому шаманству) // Советская этнография. 1935. № 4-5. С. 160-

183.

7. Прокопьева Е.Д. Представления селькупских шаманов о мире (по рисункам и по акварелям селькупов) // Сборник музея антропологии и

этнографии. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1961. Т. ХХ. С. 54-74.

8. Фрайкопф Г. Вселенная шамана. СПб.: JCAR, 1995. 196 с.

9. Архив Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской Академии наук. Фонд 11 (А.В. Анохин). Оп. 1.

Д. 21. Л. 11.

10. ЕркиноваР.М. Материалы Г.И. Чорос-Гуркина по алтайскому шаманству // Кан-Алтай. 1999. № 18. С. 14—21.

11. Чорос-Гуркин Г.И. Эссе. Письма // Памятное завещание: алтайская дореволюционная проза. Горно-Алтайск: Горно-Алт. отд. Алт. кн. изд-ва, 1990. С. 215-236.

Статья представлена научной редакцией «История» 2 октября 2008 г.