ятельности облекается в массовом сознании в предписания и установки такого рода, как «слушайте свое тело и оно расскажет вам о бесконечном мире», «высшая ценность для человека — это свобода; общество все больше стремится ограничить ее», «возврат к природному, естественному — возможность обретения свободы от оков общества».

Однако, стремясь найти средство для преодоления «внешней ориентированности» в свободном проявлении телесных импульсов, нетрудно соскользнуть в «силовое поле» другой, не менее жесткой, зависимости — от самих этих «естественных», спонтанных, стихийных импульсов (идея так называемой сексуальной революции, нудистские движения и т.п.). Но ясно одно: процесс «возвращения к телу» обозначил возможность и необходимость придания формам и способам проявления и утверждения телесности иного, собственно

человеческого, статуса и характера, встраивания его в парадигмы и ценности культуры. Наряду с провозглашением принципа «охраны тела» как одного из направлений защиты биологических основ жизнедеятельности человека принятие этих ценностей стимулирует распространение нового подхода к пониманию самого смысла человеческой телесности, отношения к ней как к представителю, фрагменту глобальной природной системы, имеющей свои достоинства и права.

Примечания

1 Эпштейн М. Тело на перекрестке времен: К философии осязания / / Вопросы философии. 2005. № 8. С. 66.

2 Цит. по: там же. С. 69.

3 Там же. С. 70.

4 Цит. по: там же. С. 71.

5 Быховская И.М. Аксиология человеческого тела. М., 2000. С. 160.

Н.П. САЛОХИН

кандидат философских наук, доцент Омского государственного технического университета

САМОУПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ ОСНОВАНИЙ ОБЪЕКТИВАЦИИ РУССКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ

В дискуссиях последних лет особое значение приобретает проблема русской национальной идеи как основы державного и национального возрождения России.

Российская империя и наследовавший ей Советский Союз были многонациональными государствами, объединившими державными усилиями русского народа в рамках единой политической структуры более 60 иных больших и малых народов. Русские люди — великороссы, малороссы и белороссы — составляли свыше 72% населения государства. Российская Федерация — государство моноэтническое и фактически, и с точки зрения норм международного права: 82% населения республики образует русский народ. Более чем в двух третях субъектов Федерации — областях, краях и автономиях — русское население составляет свыше 90% жителей территорий. Россия контролирует одну седьмую суши. Поэтому русский народ и его государство — Россия — по-прежнему остаются фактором геополитики и дальнейший прогресс мировой цивилизации немыслим без восстановления

исторической и социальной справедливости по отношению к русскому народу.

Русское государство как выражение державных усилий славян возникло около 1,5 тыс. лет назад. С принятием православного благочестия Русь стала полноправным субъектом мировой политики христианского суперэтноса. Православие диаметрально иначе, чем католицизм или протестантизм, относится к сущности учения Иисуса Христа. Это отличие определило разное наполнение категорий, раскрывающих смысл отношений человека и Бога, отношений между людьми в обществе, человека к человеку, к власти, к государственной идее. Православие по-иному понимает содержание свободы личности, прав человека, собственности, создает иную мотивацию индивидуального и общественного труда, формирует иное отношение к индивидуальному богатству.

В католико-протестантском мироощущении, присущем большинству европейцев и сформировавшемся на базе римского христианства, превозносятся абстрактная личность и индивидуальность без указания нравственной

© Н.П. Салохин, 2006

значимости использования человеком свободной, дарованной Богом воли. Мы — русские и православные — ценим прежде всего нравственный поиск человека. Из первого вытекает неизбежное размывание границ добра и зла, порока и добродетели, т.е. крайний индивидуализм и массовое отчуждение проявлений гуманности. Мы — русские люди — стараемся жить не столько по Праву, сколько по Правде. На таком философском фундаменте выросли политическая организация, политическая культура и политические институты русского народа.

Впервые этот вопрос был рассмотрен Ф.М. Достоевским, поднявшим русскую национальную идею до уровня нормо-этическо-го выражения устремлений нашего народа и всей России в политике, экономике, культуре и духовной жизни. Европейская общественная мысль встретила манифест писателя в штыки, без должного анализа фактов, объявив русскую идею опасной для человечества. Подобный догматизм в трактовках чаяний великороссов ощущается и поныне, но это не рецидив мышления времен «холодной войны», а в большей степени нежелание признать самобытность цивилизации России и ее роль в становлении мировой культуры.

Русский народ, отличавшийся от сотворения мира высокой национальной и религиозной терпимостью, стал инициатором смягчения международной напряженности, формирования нового политического мышления и творцом всечеловечности на планете. Многовековая история нашего народа дает миру немало примеров проявления доброй воли и добропорядочности в межгосударственных и межнациональных отношениях. Обретение русским народом политического пространства сопровождалось как актами добровольного вхождения народов и земель в состав России, так и актами завоевания, но последние не играли значительной роли.

«Надел, доставшийся русскому народу, составляет вполне естественную область — столь же естественную, как, например, Франция, только в огромных размерах... Вся страна была или пустыней, или заселена полудикими племенами и кочевниками; следовательно, ничто не препятствовало свободному расселению русского народа, продолжавшемуся почти во все первое тысячелетие его истории, при полном отсутствии исторических наций, которые надлежало бы разрушать и попирать ногами, чтобы занять их место, — писал

историк Н.Я. Данилевский. — Воздвигнутое им государственное здание не основано на костях попранных народов. Он или занимал пустыри, или соединял с собою путем исторической, нисколько не насильственной ассимиляции племена, не заключавшие в себе зачатков исторической жизни ни стремлений к ней; или, наконец, принимал под свой кров и свою защиту такие народы, которые, будучи окружены врагами, уже потеряли свою национальную самостоятельность или не могли долее ее сохранять. Завоевание играло во всем этом ничтожную роль»1.

Русская идея многофункциональна и содержит в себе великое множество оттенков. Она имеет в основе мощный нравственно-духовный стержень, воплотившийся в феноменах национальной культуры. Высокий моральноэтический потенциал был заложен уже в первых произведениях русской литературы. Идеи, высказанные в XI в. митрополитом Киевским и всея Руси Илларионом в произведении «Слово о Законе и Благодати», нашли развитие у авторов «Слова о полку Игореве», в проповедях митрополита Алексия, в «Задонщине» и многочисленных агиографических произведениях.

Отличительной чертой русской национальной философии было стремление к строительству социальных и национальных отношений на базе нравственного закона, этических норм добровольности, справедливости и добра. В поисках общественного идеала и его воплощения на земле русские писатели и философы, следуя традиции предков, воспитывали народ, прививая ему благородные моральные ценности. Ф.М. Достоевский назвал совесть «определяющей национальной доминантой России». Возвышенная воспитательная миссия русской культуры, ее свободомыслие, гуманизм и стремление к справедливости нашли выражение в творчестве А.С. Пушкина и его современников.

Непримиримую борьбу за нравственное и духовное здоровье русского народа вел Л.Н. Толстой, выступавший против насилия, бюрократизма и деспотии самодержавия. Писатель много сделал для утверждения высоких принципов человеческой морали и чести в сознании русского народа. Образ русского земледельца, всегда поступавшего по строгим законам чести и непоколебимой преданности Родине, стал эталоном для великого романиста. Некоторые мыслители стремились возвести каноны православия в абсолют, воспринимая

их как духовную основу русской идеи, народа и государства. В.С. Соловьев, сравнивая национальные идеи разных народов, отмечал, что француз говорит о прекрасной Франции, англичанин — о доброй старой Англии, русский же, желая выразить свою любовь к Родине, называет свою страну Святой Русью. Русская идея получила развитие в трудах В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, В.В. Розанова, И.А. Ильина и других философов, посвятивших жизнь развитию национального самосознания русских людей.

Российская империя и наследовавший ей Советский Союз не были тюрьмой народов. Общий дом — Россия — принял под свою надежную крышу многие народы, сохранив их самобытность и жизненные силы. Во многом сегодняшний национальный ренессанс малых народов состоялся благодаря доброй воле русского народа.

Многонациональное государство обречено на проявление межэтнических противоречий. Но мощь единой державы должна не дать перерасти им в столкновения и конфликты. Социальные преобразования, к сожалению, часто чреваты крайностями. Смена общественного строя в 1917 и 1991 гг. не прошла без потрясений и необдуманных социальных экспериментов. В стране были допущены серьезные ошибки в оценке роли русского народа, русской гуманистической культуры, традиций русской духовности и православной религии.

Однако в годы Великой Отечественной войны, когда решалась судьба не только социалистического отечества, но и прежде всего русского народа, руководство СССР в борьбе с нацистами опиралось на русский патриотизм и православную нравственность. В выступлениях И.В. Сталина и других руководителей страны постоянно присутствовали примеры доблести героев русской истории — Александра Невского, Дмитрия Донского, Петра Великого, А.В. Суворова, М.И. Кутузова и др. Именно русский патриотизм и ратный подвиг русского народа стали фундаментом общей победы над нацистской Германией и ее союзниками.

Мы живем во время перемен. Не выдержав борьбы против врагов внешних и внутренних, пал Советский Союз — разрушился наш общий дом. Активно обсуждается идея расчленения и Российской Федерации. Существование русского народа объявляется нонсенсом, подвергаются сомнению

самобытность и мировая значимость русской национальной культуры. Несмотря на глубоко аргументированные умозаключения и рекомендации, Российская Федерация — ущемленный анклав Великой России — не распалась, русский народ един, национальная культура развивается, пробуждается национальное самосознание великороссов. Возрождается русская философия. Совершенствуется концепция национальной идеи. Общество ищет выход из кризиса.

Произошедшая после 1991 г. деидеологизация российского общества привела к исчезновению общесоциального интереса как на уровне научного осмысления бытия, так и в обыденной жизни гражданина. Но в глубине души каждый из нас по-прежнему сохраняет ностальгию по былому величию России — общего дома русского народа и иных народов, вовлеченных в орбиту русской государственности.

Три сферы образуют современное общество. Первая сфера — это государственность как деятельность по защите национальных интересов и приоритетов внутри страны и на международной арене. Вторая — это экономика, сфера производства и распределения, базирующаяся на сложных многоукладных экономических отношениях, сочетающих планомерность и свободную инициативу. И третья — сфера духовности, сфера бытия государственной идеологии и национальной идеи.

В соответствии с тем что русский народ составляет подавляющее большинство населения Российской Федерации, государственная идеология, как мы полагаем, должна формироваться на основе постулатов русской национальной идеи.

Митрополит Илларион впервые обосновал русскую национальную идею как учение универсально-объединительного свойства. Создатель концепции «Москва—третий Рим» псковский монах Филофей, наблюдая складывание многонационального государства и определяя русских как державный народ, подчеркивал необходимость осуществления братского единства всех малых «недержаных» народов в составе России. «.Москва сумела возглавить обновленную Россию и вывести ее из состояния вассала Орды на широкий путь самоутверждения, чему весьма способствовала широкая терпимость к аборигенам и твердая позиция непринятия иноплеменных воздействий»2.

Русский народ смог устроить свое государство как политическое единство различных народов. Представители всех народов Русской державы, вошедших по праву добровольного подданства или завоевания в ее состав, обладали равными политическими правами, различаясь между собой не числом привилегий, а числом повинностей. Русский народ был первым среди равных, зачастую принимавшим на себя основные тяготы по защите Отечества и охране геополитических интересов государства.

Многонациональное и некогда единое государство вошло в полосу переходного периода, на который история традиционно отводит не более 20 лет. В эти сроки необходимо завершить не только разработку долгосрочной социальной, экономической, региональной, национальной политики и политики национальной безопасности России в XXI в., но и создание структурных основ возрождения государственного единства народов. Возрождение единой державы может произойти на базе воссоединения трех ветвей великого русского народа: великороссов, малороссов (украинцев) и бело-россов (белорусов). Идеологией объединения может стать обновленная доктрина имперской России, которая выражала интересы более 160 народов нашей огромной страны.

Решение проблемы поиска подлинного равновесия центра и регионов может быть осуществлено через создание механизма управления, сочетающего самоорганизацию и государственное регулирование, частную инициативу и социальную защиту, свободу самовыражения и ответственность за исполнение законов и иных актов государства, власть и самоуправление.

Национально-территориальная структура общества возрождаемой державы должна формироваться на основе признания полного равноправия всех народов и отказа от регионального политического суверенитета. Территории, сохраняя статус субъектов Федерации, должны отказаться от права сецессии — провозглашения в одностороннем порядке независимости, и права нуллификации — одностороннего прекращения действия федеральных законов на территории субъекта Федерации. Именно из-за несоблюдения этих трех фундаментальных основ бытия федеративного государства, как мы полагаем, произошел распад Советского Союза.

Экономической базой возрождения многонационального государства станет вариант

постиндустриального общества, учитывающий специфические условия и особенности России. Это должен быть особый экономический уклад, гармонично сочетающий функциональные стороны общества социально ориентированной рыночной экономики и социализма. Модель функционирования единого хозяйственного механизма успешно реализована в Германии, Швеции, Франции и иных социально развитых странах.

Отход от либерально-демократической путаницы в экономике, политике и социальной сфере явится основой создания новых отношений в обществе. Мировая практика показывает, что наиболее эффективны национальные экономики, гибко сочетающие элементы рынка и социального управления. Противопоставление рыночных отношений плановой экономике — заблуждение, восходящее к эпохе «холодной войны». Конвергенция была основой выхода из кризиса США и Западной Европы в 1930-е гг., стала основой возрождения Германии и Японии в 1950-е гг. и по-прежнему остается эффективным средством обновления национальной экономики.

Все сказанное ранее приводит нас к определению содержания русской национальной идеи на рубеже XXI в. и раскрытию ее роли в числе других факторов возрождения России. Основой русской национальной идеи выступает признание самобытности цивилизации, созданной за многие века русским народом в сотрудничестве с иными народами России. Это дает нам возможность выделить наиболее важные компоненты национально-государственной доктрины.

Фундаментом русской национальной идеи является соборность, выражающая синтез православия, самоуправления и полиэтнической державности. (Эта особенность русской национальной идеи позволяет противостоять втягиванию в гражданскую войну, призывам к расправе над инакомыслящими, отрицанию всего непонятного как чуждого. Таинство рассматриваемой категории генетически проистекает из единства православной веры и практики, избравших основой всеединство.) Соборность раскрывается в многовековой практике совместного обсуждения и решения вопросов организации коллективного труда и быта.

В отличие от большинства народов Западной Европы, где государственность складывалась в процессе завоевания ими провинций Римской империи, державная практика русского наро-

да формировалась на собственных основаниях в собственной многонациональной среде. До Батыева нашествия средневековая Русь, за исключением Полоцкой земли, не знала местных княжеских династий: престолы представители правящей династии Рюриковичей занимали по принципу ротации — вслед за старшим в роде. Князья в большей степени выполняли в обособившихся землях функции главнокомандующих и военных министров. В отсутствие князя управление землей осуществляли совет господ, включавший местную аристократию, руководителей духовенства и купечества, и народное вече. Народное вече, как синкретический носитель качеств законодательной и представительной демократии, мы можем назвать наследником самоуправления сельской общины. Развитое самоуправление городов и земледельческих сообществ качественно отличало Древнюю Русь от Западной Европы. Высшее выражение самоуправление удельной Руси нашло в традициях Господина Великого Новгорода, Псковской феодальной республики и Вятской земли.

Главными основаниями формирования государственной практики России мы считаем складывание самодержавия на базе принципов городского и сельского самоуправления и дифференциацию населения в соответствии с объемом повинностей в пользу центральной власти. Западная Европа получила городское самоуправление как результат борьбы бюргеров с самодержавием королей, что предопределило деление населения на сословия в соответствии с количеством привилегий.

В рамках сословной монархии Россия сумела найти меру непротиворечивого единства интересов государства и местных территориальных сообществ в развитии норм представительной власти, создав эффективную систему самоуправления. Общероссийский Земский собор, созываемый монархом для решения совместно с представителями всех сословий царства наиболее важных государственных вопросов, стал выражением национальносамобытной формы представительной демократии. Дважды, в 1598 и 1613 гг., земские соборы решали вопрос о престолонаследии.

И все же величайшую роль в развитии государства, общества и культуры играло самоуправление сельской общины. Суровые природно-ландшафтные и климатические условия Русской земли предусматривали возникновение земледельческой общины как естественного коллектива сотрудников, способного

поддерживать жизненные силы индивида и социума. Небольшой по объему прибавочный продукт, производимый общиной, позволял снабжать достаточными запасами работников и удовлетворять главные потребности государства. Ресурсов не хватало для обеспечения роскошной жизни политической элиты и содержания обширного бюрократического аппарата. Переход к товарно-денежным отношениям не смог существенно повлиять на характер управления. Земля — основной производственный ресурс общества — по-прежнему находилась вне системы купли-продажи, в распоряжении крестьян-общинников.

Верховная власть в России была сосредоточена в руках государя-самодержца, но на местах власть действовала на основаниях самоуправления, гармонично сочетавшего самоуправление крестьянских общин и волостей, городов и уездов, самоуправление дворянского и мещанского сословий, казачье самоуправление и самоуправление инородцев.

Самой совершенной формой русского самоуправления была самоорганизация крестьян-земледельцев. Жители одной или нескольких деревень составляли мир — сельскую общину, имеющую демократическое собрание — сельский сход, и выборное управление — староста, сотский и десятские. Сельский сход демократическим путем решал вопросы распределения земельных наделов, расклада подати, вопросы пользования лесом, сдачи в аренду мест для рыбной ловли, лугов, общественных мельниц, пополнения общественных запасов на случай неурожаев и стихийных бедствий, приема в общину новых членов, давал согласие на отлучку из общины или переселение в другие места. Община неформально осуществляла социальный контроль и цензуру нравов. Крестьяне дорожили общиной, что позволило ей просуществовать до начала коллективизации.

Навыки самоуправления и совместного труда русские люди сохранили и в городской среде. Русская рабочая артель была добровольным товариществом равноправных работников, способным на основе взаимопомощи и взаимовыручки решать практически любые производственные и хозяйственные задачи.

Самоуправление в России стало своеобразной формой объективации соборности, в которой было выражено умение русского народа совместными усилиями противостоять внешним и внутренним вызовам.

«.Соборность, как политический лозунг и идеал, не воплощается в системе . властных учреждений, — отмечали Н.И. Бирюков и В.М. Сергеев, — а реализуется и функционирует как духовный фундамент отдельной от народа и противопоставляемой ему власти. Власть должна действовать — всеобщий собор действовать не может: он лишен соответствующих органов. Создание . таких органов предполагает дифференциацию . Поскольку органы действия . должны быть созданы, они создаются не внутри, и за пределами собора. Существующая социальная дифференциация маскируется . формальным равенством всех перед ... властью. Подобное равенство иллюзорно, зато вполне реальна та власть, обоснованием и оправданием которой оно служит»3. Самоуправление, таким образом, становится именно тем необходимым для реализации идеи соборным органом, в деятельности которого происходит объективация русской национальной идеи.

Не менее важно понимание народности как выражения самобытности русской нации, проистекающей из ее глубинной сущности многообразия сокровищ биологического, физического и духовно-нравственного свойства, которые отражают особенности национального характера. Апелляция к народу составляет стержень политического сознания в России как на индивидуальном уровне бытия, так и на уровне общественного целого.

В основании указанной ценности мы видим убеждение, что народ — это не просто масса, участь которой необходимо улучшить. Народ — носитель высшей истины и мудрости, недоступной для понимания интеллектуальной элиты, выступающей на уровне гегелевского «бытия-для-иного»4. Народная мудрость, воплощаясь в феноменах политической культуры, предопределяет содержание и направления прогресса общества. Народность, безусловно, можно толковать по-разному, но очевидно, что основу любого толкования составляет национально-самобытное понимание сущности демократии.

Особую роль в системе факторов русской национальной идеи выполняет власть. Она выражает интегрирующую сущность национальной идеи, вытекающую из социальноэтнических и этно-политических особенностей русского национального характера: свободолюбия, глубокого демократизма, открытости, солидарности, взаимопомощи, внутренней дисциплины и преданности Отечеству.

Русский философский космизм, олицетворяющий единство прошлого, настоящего и будущего, наряду с православием образует духовную составляющую национальной идеи. Его характерной чертой является обоснование неразрывности связи Вселенной, всей Русской земли с народом, обществом, государством. Космизм русского народа заключается в тесной связи его судьбы с судьбой человечества в целом, с судьбой соседних народов. Русский народ спас просвещенную Европу, а с ней и все человечество от нашествия монголов, от гегемонии Наполеона и от гитлеровского национал-социализма. Неотъемлемая часть русской национальной идеи — постоянный поиск общественного идеала. Настойчивое стремление найти и реализовать на земле замысел «царства Божья» является центральным компонентом русской национальной идеи, характеризующим духовно-нравственные начала нашего народа. Сердцевину русской национальной идеи составляют любовь к ближнему, уважение к человеку независимо от расы, национальности и вероисповедания.

Модель возрождения единого многонационального государства может быть построена на базе русской национальной идеи, ибо она отражает интересы всех народов России. Конвергенция русских национальных принципов с традициями обществ социально ориентированной рыночной экономики, предусматривающая строгую государственность, порядок, экономическую и политическую дисциплину в сочетании со свободной инициативой человека, станет основой выхода общества из кризиса. Укреплению цементирующей основы государства в условиях России нет альтернативы. От того, как скоро общество преодолеет кризис, зависит направление развития мировой цивилизации в XXI в. События в нашей стране — следствие перелома в истории государства и народа, который тесно связан с переломом в истории всего человечества в эпоху перехода к постиндустриализму.

Примечания

1 Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991. С. 24-25.

2 Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М., 1992. С. 464.

3 Бирюков Н.И., Сергеев В.И. Становление институтов представительной власти в современной России. М., 2004. С. 65.

4 Гегель Г.В.Ф. Наука логики. М., 1971. Т. 1. С. 159-161.