280 ЗНАНИЕ. ПОНИМАНИЕ. УМЕНИЕ___________

РЕЦЕНЗИИ И АННОТАЦИИ

Романтизм как время поиска национально-культурной идентичности

Федотова Л. В. Народная культура как основание поисков романтизмом национальной идентичности : монография. М. : Альтаир, 2011. 281 с.

Рассмотрение традиции как основания национальной идентичности стало общим местом в социально-философских и культурологических исследованиях. Сегодня уже очевидно, что локальность как специфичность противостоит глобальности как универсальности, и возобновление этого соотношения во все новых формах выступает в качестве одной из закономерностей развития культуры. Тем более ценны и оригинальны работы, в которых автор обращается к материалу уже известному и разрешает достаточно сложные проблемы в новом смысловом и историческом контексте. Одна из них — только что вышедшая в свет книга Л. В. Федотовой.

Если говорить о достоинствах книги, их несколько. Прежде всего, это абсолютно современная постановка проблемы, связанная с проблематизацией идентичности как феномена, характеризующего развитие современного по преимуществу общества. Эпоха глобализации, ставшая основой для таких социальных процессов, как миграция и повсеместная маргинализация, обусловила формирование и такого явления, как кризис идентичности. В этой ситуации все, что свя-

зано с определением принадлежности человека к определенным социальным обществам и их культуре, становится нестабильным, зыбким, подвижным. Очевидно, что процедуры идентификации определяются множеством факторов, существенных в разные периоды истории в различной же степени, — национальной принадлежностью, этнично-стью, полом, возрастом, профессией.

В книге избирается для осмысления иной период исторического развития — начало XIX в., время формирования романтического мировоззрения, связанного со складыванием новой национальной тождественности, основанной на собственной истории. Процессы, связанные с формированием наций и активизацией этносов, как пишет автор, и образуют тот фон, который приводит к актуализации проблемы идентичности в эпоху романтизма, как в период крупномасштабных общественных перемен, отличающийся переосмыслением основ функционирования социокультурных систем.

Романтизм становится той системой, в границах которой формируются модели, позволяющие сформироваться персональ-ности, — она и становится базовым компонентом идентичности на индивидуальном уровне. На уровне же национальном основой идентичности становится «персональ-ность» культуры. Эта ситуация приводит к изменению соотношения между «Мы»

и «Они», где собственная уникальность воспринимается как обладающая гораздо большей ценностью, чем всеобщая, мировая универсальность. И в этом смысле можно утверждать, что романтизм, стремящийся к опоре на специфические смыслы культуры, противостоит Просвещению, стремящемуся к универсализации всех законов человеческого бытия, включая законы культуры. Если Просвещение стремилось к универсализации истории, то романтизм начинает опираться на специфические ее смыслы.

Вторым принципиальным моментом книги является ее методологическая основа. В работе автор опирается на тезаурус-ный подход, который становится системообразующим для исследования. В последние десятилетия он получил значительное развитие в трудах Вал. А. Лукова, Вл. А. Лукова, Т. Ф. Кузнецовой, А. И. Ковалевой, И. В. Вершинина, Н. В. Захарова и др. Система тезауруса выступает как основание для избирательного формирования той культурной системы, которая включает и картину мира, и систему ценностей, и совокупность взглядов, и способность к восприятию иной культуры, и настроенность на акцентирование или нейтрализацию собственного культурного своеобразия. В соответствии с системой тезауруса выстраивается и способность включать в сферу своего влияния иные культурные влияния.

В данном случае автор верно указывает на то, что специфика романтизма как социокультурного и художественного феномена состоит в его способности включать в сферу своего влияния иные пласты культуры, основанные на семиотическом различии (устное — письменное) и культурно-историческом различии (народное — элитарно-профессиональное). Именно это качество романтизма определило его стремление в поисках собственной национальной идентичности обратиться к фольклору, основанному на принципиально иных принципах существования. Традиция и народное творчество становятся той платформой, на которой выстраиваются отношения отторжения просветительских

принципов, игнорирующих вместе с простонародной культурой собственные национально-культурные основания, специфические и неповторимые. Интерес к народной культуре стал основанием для формирования в первой трети XIX в. новых наук — этнографии и фольклористики, для рождения сравнительного литературоведения, сравнительного языкознания и понятия «мировая литература», а также развития самого фольклора, приобретшего статус особо ценного пласта культуры.

Наконец, третьим достоинством книги является ее опора на фактический материал, достаточно богатый и хорошо представленный. Автор убедительно показывает, что выстраивание национальной идентичности было тесно связано с реконструкцией и актуализацией таких средневековых и ставших чрезвычайно популярными в эпоху романтизма жанров, как баллада, и доказывает, что связь романтизма с традиционной культурой осуществлялась и в рамках обращения к образности природы. Пантеистическое мировосприятие романтиков, столь близкое народному мироощущению, позволяло создавать мир фантастического, отражающий одновременно и идеалистическое мировоззрение романтиков.

Особый интерес представляет глава, посвященная формированию русской национальной идентичности через образность и картину мира традиционной культуры. Особое отличие русской культуры, как показывает автор, состояло в том, что в системе русского романтизма народная культура выполняла функцию не только духовную и эстетическую, но и функцию формирования национальной идентичности, основанной как на акцентировании национальноспецифического, так и на всемирной отзывчивости и принципиальной диалогичности. В русской романтической поэзии фольклорные мотивы подчеркивали национальную идентичность не только русского народа, но и всех народов, к которым поэты обращались в своем творчестве. В русской поэзии влияние народной культуры выражалось не

в открытии национального фольклора — в отличие от Западной Европы в России он имел живое звучание и был органичной составляющей культуры начала XIX в. Важно то, что на основе национальной традиции формируется пушкинская «всемирность», в дальнейшем ставшая характерной чертой русской культуры.

Все эти обстоятельства позволяют рассматривать работу Л. В. Федотовой «Народная культура как основание поисков романтизмом национальной идентичности» в качестве научного труда не только достаточно инновационного по постановке проблемы,

но и оригинального по ее решению, который привлечет внимание как ученых, так и всех, кому интересна не только романтическая поэзия, но и тот контекст, в котором она развивалась, равно как и задачи, которые она решала.

А. В. Костина*

ROMANTICISM AS A TIME FOR THE SEARCH FOR NATIONAL AND CULTURAL IDENTITY Fedotova L. V. Narodnaia kul’tura kak osno-vanie poiskov romantizmom natsional’noi iden-tichnosti : monografiia. M. : Altayr, 2011. 281 p.

A. V. Kostina

* Костина Анна Владимировна — доктор философских наук, доктор культурологии, профессор, заведующая кафедрой философии, культурологии и политологии Московского гуманитарного университета. Тел.: +7 (499) 374-61-81. Эл. адрес: anna_kostina@inbox.ru