В. С. Морозова

РОЛЬ РЕГИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ В МЕЖКУЛЬТУРНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ РФ И КНР (на примере Забайкальского края)

В статье рассматривается ресурсный потенциал региональной культуры в контексте межкультурного взаимодействия РФ и КНР. Автор исследует процессы трансформации региональной культуры, формирования имиджа региона, доказывает тезис о формировании новой социокультурной идентичности рассматриваемых регионов.

Ключевые слова: межкультурное взаимодействие, имидж региона, региональная культура, социокультурная идентичность.

V. Morozova

THE ROLE OF THE REGIONAL CULTURE IN THE INTERCULTURAL RELATIONS BETWEEN RUSSIA AND CHINA

(Zabaikalie Region)

The resource potential of regional culture in the context of intercultural interaction between Russia and China is regarded, and the processes of the transformation of the regional culture, of the formation of the regional image are examined. It is argued that a new socio-cultural identity of the regions under discussion is being formed.

Keywords: cross-cultural interaction, the image of the region, regional culture, socio-cultural identity.

Сегодня в российской науке существует определенная сложность описания современной социокультурной ситуации. При

всем многообразии конкретных исследований до сих пор отсутствует единство трактовки термина «культурное многообразие»

применительно к российскому социуму. Мы обращаемся к изучению отдельных регионов нашей страны как к одному из способов преодоления возникающих сложностей осмысления феномена культуры в целом, что в будущем может стать основой серьезного междисциплинарного исследования.

Обращение к потенциалу региональной культуры позволяет проанализировать роль региона в трансляции ценностей национальной культуры, понять его уникальность и «вписанность» в мировое культурное пространство.

Для того чтобы выявить имидж региона как целостной системы связей и отношений, необходимо не только определить ре-гионообразующие факторы, но и наполнить их дополнительным значением, в котором не последнее место отводится культуре с ее ценностно-ориентирующей составляющей, позволяющей рассматривать региональную систему ценностей как один из вариантов общекультурной системы.

В качестве интегратора регионообра-зующих факторов культура может быть рассмотрена как особая общность сосуществования элементов различных этнических культур и разных видов межкультурной коммуникации.

Таким образом, региональная культура дает возможность не только формировать положительный имидж данного региона, но и реализовать на практике модель поликультурного единства.

На современном этапе развития процессов глобализации и регионализации международные контакты становятся все более интенсивными и разнообразными, все большее количество стран и регионов вовлекается непосредственно в различные формы межкультурного взаимодействия.

Бурные политические и социально-экономические события XX — начала XXI в. убедительно свидетельствуют, что межкультурные взаимоотношения являют-

ся весьма важными в жизнедеятельности современных государств и народов. Это находит свое выражение в объединении этнических общностей для борьбы за обладание некой культурной целостностью. Процессы расширения межкультурных связей доказывают тот факт, что как ни одна этническая общность не может жить без каких-либо взаимоотношений с другой этнической общностью, так ни одна региональная культура не способна существовать в абсолютной изоляции от культур соседствующих с ней регионов. Практически каждый регион в той или иной степени открыт для контактов и восприятия культурных достижений других регионов и одновременно готов поделиться собственными культурными достижениями и ценностями. Поэтому в настоящее время интерес исследователей вызывает не только вопрос об особенностях отдельного народа, но и проблема взаимодействия различных народов и их культур.

Оценка ресурсного потенциала является одним из важнейших этапов определения путей развития региона. В последнее время сложилось ошибочное представление, что ресурсный потенциал территории измеряется исключительно, или преимущественно, величиной природных ресурсов. Вместе с тем ресурсный потенциал — это комплексное понятие, включающее в себя не только развитие экономики и ее природной базы, но и развитие ее региональной культуры как фактора стабильности развития любой территории.

Каждая культура, обладая определенным достоинством и ценностью, являясь частью общего достояния человечества, требует уважения и сохранения, поэтому развитие региональной культуры является не только правом, но и долгом каждого народа, который должен стремиться продолжать параллельное и по возможности одновременное развитие всех отраслей культуры, с тем чтобы обеспечивать гармонич-

ное равновесие между техническим и морально-интеллектуальным прогрессом человечества.

Генеральная конференция Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, собравшаяся в Париже на свою четырнадцатую сессию, приняла во внимание факт того, что, несмотря на технический прогресс, который облегчает развитие и распространение знаний и идей, незнание образа жизни и обычаев других народов все еще ставит препятствия мирному сотрудничеству и прогрессу всего человечества, поэтому была провозглашена Декларация принципов международного культурного сотрудничества, где основными идеями являются:

1) распространение знаний, содействие развитию дарований и обогащение различных культур;

2) развитие мирных отношений и дружбы между народами и содействие лучшему пониманию образа жизни каждого из них;

3) обеспечение каждому человеку доступа к знаниям и возможности наслаждаться искусством и литературой всех народов, участвовать в прогрессе науки во всех частях земного шара, пользоваться его благами и содействовать обогащению культурной жизни;

4) улучшение условий материальной и духовной жизни человека во всех частях мира [3].

Межрегиональное культурное сотрудничество, содействуя установлению между народами прочных связей, оказывает благоприятное влияние на все культуры и способствует их взаимному обогащению, а также требует уважения самобытности каждой из них.

В настоящее время в межрегиональном дискурсе особую значимость приобретает понятие «граница». В социокультурном смысле граница призвана, конституируя свое пространство, становиться основанием социокультурной рефлексии, когда со-

циокультурная идентичность строится на противопоставлении с заграничными жителями, что во многом определяет социальные действия [1]. В ситуации, когда сохранение целостности России зависит от устойчивых факторов, детерминирующих региональное своеобразие, процесс национальной идентификации в рамках региона, его позиционирование в масштабах страны, сопредельных территорий не может остаться без внимания [7].

Сегодня границы не просто разделяют государства и являются форпостом разных политических, экономических и культурных систем. Они становятся центром сотрудничества, где жизненные правила и социальные практики людей пересекаются.

Наиболее сильное изменение принципов и механизмов трансграничного взаимодействия (также и в культурной области) можно наблюдать на приграничной территории Забайкальского края, где традиционное культурное самосознание, связанное с концептом «форпоста» [2], находящегося в непосредственной близости с враждебными соседями, приобретает в настоящее время иные черты, актуализируя основания для становления новой регионально-культурной идентичности.

Благодаря усиливающемуся трансграничному сотрудничеству на русско-китайской границе, мы можем говорить о мобильности этой границы и динамике приграничного пространства. Важной чертой приграничного сотрудничества Забайкальского края является взаимодействие так называемой приграничной региональной пары Забайкальский край (РФ) — Автономный район Внутренняя Монголия (КНР). В этом кросскультурном взаимодействии формируется особый феномен — культурное приграничье. Под «приграничьем» в данном контексте понимается единое социокультурное пространство сопредельных регионов, которое структурируется трансграничными социокультурными сетями.

Формирование новой культурной идентичности актуализирует исследование приграничного культурного пространства как взаимодействия региональных культур РФ и КНР.

Регионы современной России представляют особые территории сложившейся системы социально-духовных отношений и ментальности. К российским регионам, претендующим на собственную идентичность, относится и Забайкальский край. Хотя в литературе можно встретить различные негативные описания Забайкальского края («медвежий угол», «культурная пустыня»), тем не менее именно здесь сосредоточен огромный интеллектуальный и культурный потенциал России.

Несмотря на то что региональная культура плохо восприимчива к инновациям, чужим ценностям, самобытная культура каждого отдельно взятого региона стремится к диалогу с другими культурами путем позиционирования своего положительного имиджа, выраженного отчасти и региональным самосознанием (идентичностью).

Изучению региональной культуры Забайкальского края как единицы социокультурного пространства России посвящены исследования Н. А. Абрамовой, М. Н. Фоминой, Л. М. Михайловой, Ли Пин и др. В этих работах отмечается как незавершенность социокультурной идентификации жителей региона, так и сходство цивилизационных условий, историческая, территориальная, этническая близость населения.

Россия и Китай являются двумя великими государствами и вместе с тем двумя самобытными культурами. История взаимодействия культур обеих стран насчитывает несколько веков и прошла через ряд этапов, на которых имела различный характер.

Относительно недавно в российско-китайских взаимоотношениях наступил каче-

ственно новый период. Россия и Китай перешли к стратегическому партнерству. Среди общественности двух стран непрерывно растет интерес по отношению друг к другу, развивается торгово-экономическое сотрудничество, расширяются контакты в области науки и культуры. Сейчас в обеих странах предпринимаются попытки наладить эффективное взаимодействие именно в культурной сфере, что приводит к появлению в ней целого сегмента региональной культуры, который можно рассматривать в качестве нового информационного пространства межкультурной коммуникации.

Сама теория межкультурного взаимодействия (а именно аспект межкультурной коммуникации) как в России, так и в Китае является молодым направлением научных исследований и находится в стадии своего становления. Анализ китайских и российских работ показывает, что зачастую они лишь подводят итоги имеющихся подходов западных ученых. Так, работа китайского ученого Гуан Шицзе «Теория межкультурной коммуникации» (Пекин, 1995) и работа российских ученых Т. Г. Грушевицкой, В. Д. Попкова и А. П. Садохина «Основы межкультурной коммуникации» (Москва, 2002) во многом сходны по излагаемому материалу. Вместе с тем появляются и новые исследования. Среди таких работ можно назвать исследование С. Г. Тер-Минасовой «Язык и межкультурная коммуникация» (Москва, 2000), в котором основным предметом рассмотрения стал ряд факторов, содействующих и препятствующих межкультурному взаимодействию [9].

В условиях современной обстановки отношения между РФ и КНР представляют потенциально значимую силу. Говоря об общих чертах данных взаимоотношений, следует уточнить, что они не обусловлены сходством или различием в идеологиях. Обе страны, с уважением относясь к национальным ценностям, стремятся подчинить их общим интересам [6].

19 декабря 2008 г. была подписана программа взаимодействия между министерствами культуры России и Китая [8]. При этом министр культуры РФ Александр Авдеев подчеркнул, что «Основной целью данного соглашения является ознакомление с организацией сферы культуры в Китае». По его мнению, китайской стороне также будет интересно узнать, как развивается российская культура по отдельным направлениям, имея в виду общественные библиотеки, музеи, театры, архивы, кинематограф.

Председатель КНР Ху Цзиньтао в своем докладе на 17-м съезде КПК подчеркнул: «Необходимо уделять должное внимание гармоничному развитию урбано-сельской и региональной культуры».

Особое значение в межкультурном региональном взаимодействии имеют приграничные территории. Максимальная интенсивность межкультурного взаимодействия характерна для приграничных районов Восточной Сибири, Забайкалья, Приамурья по российскую сторону границы и административных единиц Северо-Восточного Китая и Внутренней Монголии со стороны КНР. Данные отношения являются весьма массовыми не только по количеству участников, но и по разнообразным формам взаимодействия, в них вовлечено большое количество людей и организаций. Тем самым по формату двусторонних связей российско-китайские отношения вышли за рамки политики и экономики, перешли от межгосударственных к межцивилизацион-ным [10].

Такого рода межкультурные связи вносят определенные изменения в культуру регионов. Происходит своего рода «размы-ваниие» границ. К примеру, участилась практика смешенных браков. В 2008 г. в Забайкальском крае было зарегистрировано около 650 семейных пар, при этом одним из супругов являлся гражданин КНР. Это лишний раз подтверждает достаточно стре-

мительное формирование тесных взаимосвязей между двумя государствами.

Стремительное развитие сферы туризма и приграничной торговли только усиливает данный контекст. К примеру, сегодня жителю Забайкальского края значительно дешевле и проще отправиться в отпуск в Китай, чем в западный или южный регион России [4]. Благодаря весьма выгодной ценовой политике китайского государства по отношению к туризму и торговле, многие российские граждане предпочитают отправляться в отпуск или на выходные в соседний Китай, посещая обширные исторические и культурные достопримечательности этого государства, знакомясь с его историей, культурой, при этом зачастую абсолютно не интересуясь историей своего государства, а это, в свою очередь, приводит к потере своей национальной идентификации.

В настоящее время региональная культура становится одним из важнейших факторов развития российских регионов. Не стало это исключением и для Забайкальского края.

Хотя к компетенции сферы культуры относится только культурно-познавательный туризм, туристический бизнес в целом способен стать одним из важнейших факторов развития нашего региона. Однако при возрастающем туристическом интересе к территории, желании органов власти активизировать хозяйственную сферу в этом направлении интенсивность этого процесса все еще остается довольно низкой. На сегодняшний день в регионе сложилось несколько туристических направлений, среди которых доминирует выездной международный туризм (обусловленный соседством Забайкальского края с Китаем и Монголией). Внутренний туризм (по территории края), основанный на уникальных природных, туристско-рекреационных ресурсах, пока не «раскручен». Причем именно последнее направление представляется

наиболее перспективным для формирования «туристического имиджа» региона.

Культура является одним из важнейших факторов создания положительного имиджа региона. Известность региона способствует установлению партнерских отношений с иными регионами России и зарубежными странами. У Забайкальского края для этого есть все необходимое: уникальные памятники, знаменитые земляки, выгодное географическое положение. Уникальным шансом для продвижения имиджа региона является его не столь давнее образование — слияние двух субъектов РФ: Агинского Бурятского автономного округа и Читинской области.

Одним из наиболее значимых городов китайского приграничья в контексте межкультурного взаимодействия является г. Маньчжурия. Город получил статус «цивилизованного порта общегосударственной важности», так как обладая культурной спецификой, исторически связанной с Россией, он создает особенный стиль «российско-китайского культурного слияния» [5].

Таким образом, мы наблюдаем явные признаки процесса культурной регионализации в международном аспекте, проявляющиеся не только в активизации межкультурного взаимодействия на разных уровнях, но и в определенной формализации самого межкультурного пространства.

Так, к примеру, за период с 2006 по 2009 г. правительством Забайкальского края было проведено порядка 50 мероприятий, в числе которых презентация региона в российском посольстве Пекина. Также был проведен трехсторонний международный российско-китайско-монгольский праздник «День туризма». В числе мероприятий — встречи ветеранов приграничных регионов в Чите и Хайларе, международная велогонка «Путь к Пекину» по маршруту Чита — Маньчжурия, международный фестиваль детско-юношеского творчества «Гуране-нок» с участием коллективов из России, КНР и Монголии. Ежегодно в г. Маньчжу-

рия проходит традиционный конкурс красоты «Снежная королева» с участием представителей РФ, КНР и Монголии. Третий год организуется международная выставка-ярмарка «Приграничное сотрудничество: Россия, Китай, Монголия», а также проводящаяся в ее рамках международная научно-практическая конференция.

Говоря о международных выставках, в которых принимал участие Забайкальский край, было отмечено, что перед правительством края была поставлена задача по ознакомлению представителей широких слоев китайского общества с традициями, обычаями, экономическими возможностями и инвестиционным потенциалом региона. Главными инструментами для выполнения этих целей стали презентация Забайкальского края, которая прошла в посольстве РФ в Пекине, и XVII Харбинская торгово-экономическая ярмарка в провинции Хэйлунцзян. По признанию китайских участников данных презентаций, бизнес-сообщество в центральных и южных провинциях КНР практически ничего не знает не только об инвестиционном потенциале Забайкальского края, но и о географическом положении нашего региона. Проведение презентаций помогло заполнить существующий информационный вакуум о Забайкальском крае, что в будущем, несомненно, сыграет свою положительную роль.

Межкультурное взаимодействие России и Китая обладает рядом особенностей, которые определяются цивилизационным, историческим, политическим, экономическим, социальным, географическим и другими факторами. Однако действие этих факторов в целом благоприятно сказывается на процессе взаимодействия двух региональных культур и позволяет говорить об особенных отношениях, существующих между Китаем и Россией. Несмотря на существенные различия двух культур и мен-талитетов, межкультурное взаимодействие России и Китая происходит, главным обра-

зом, не в форме противостояния, а в форме межцивилизационного диалога — необходимого условия для развития региональных культур обеих стран.

Так как Забайкальский край является воротами в Азию не только для Дальнего Востока России, но и для ряда западных регионов страны, то в процессе межкультурного взаимодействия РФ и КНР основой формирования культурного имиджа может стать соединение в себе восточного и западного начал. Становление Забайкальского края как универсального посредника между АТР и Европой способно сгладить межцивилизационные противоречия, вывести диалог между этими регионами на принципиально новый уровень.

В настоящее время очевиден факт того, что Китай расширяет сферы своего влияния не только с позиций экономики и политики, но и с позиции культурного обмена между государствами. Привнося новые элементы в культуру соседнего государства, Китай также заимствует определенные рациональные элементы культуры этой страны. Такое взаимодействие, в свою очередь, несомненно, приводит к трансформации процессов идентичности народов обеих стран. Однако, как показывает китайский опыт, региональная культура в данном случае ассимилирует в себе необходимые ей нововведения, адаптирует их с точки зрения традиционной культуры и использует для дальнейшего развития.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бабкина Е. С. Своеобразие историко-философской парадигмы «Восток-Запад» в творчестве Б. А. Пильняка // Проблемы Дальнего Востока. 2007. № 2. С. 143.

2. Балакин В. И. О российско-китайских отношениях стратегического партнерства в глобализирующемся мире // Россия и Китай: сотрудничество в условиях глобализации / Рук. проекта и авт. коллектива М. Л. Титаренко. — М., 2005. С. 18-41.

3. Декларация принципов международного культурного сотрудничества ООН. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://un.by/documents/humrights/rightstouse/culturetx1.html

4. Ларин В. Л. Межрегиональное взаимодействие России и Китая в начале ХХ1 в.: опыт, проблемы, перспективы // Проблемы Дальнего Востока. 2008. № 2. С. 47.

5. Ли Пин. Формирование культурного пространства в приграничных регионах КНР и России (на примере Забайкальского края и Автономного района Внутренней Монголии КНР) // Вестник ЧитГУ. 2008. № 5 (50). С. 134-137.

6. Подписана программа взаимодействия между министерствами культуры России и Китая. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// www.rian.ru/politics/20020307/85046.html

7. Пылкова А. А. Приграничье как феномен культуры: на примере Дальнего Востока России [Электронный ресурс]: Автореф. дис. ... канд. культурол. наук. — Комсомольск-на-Амуре, 2004. — Режим доступа: http://www.dissers.info/abstract_15488.html

8. Россия и Китай выступают за создание надежной системы стратегической стабильности, основанной на международно-правовых механизмах. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// www.rian.ru/politics/20020307/85046.html

9. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. — М.: Слово, 2000.

10. Ху Цзиньтао. Доклад на 17-м съезде КПК [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.anctc.ru/inform/textnews/2007-10-24/44418/?site=2

REFERENCES

1. Babkina E. S. Svoeobrazie istoriko — filosofskoj paradigmy «Vostok-Zapad» v tvorchestve B. A. Pil'n-jaka // Problemy Dal'nego Vostoka. 2007. № 2. S. 143.

2. Balakin V. I. O rossijsko-kitajskih otnoshenijah strategicheskogo partnerstva v globalizirujuwemsja mire // Rossija i Kitaj: sotrudnichestvo v uslovijah globalizacii / Ruk. proekta i avt. kollektiva M. L. Titarenko. — M, 2005. S. 18-41.

3. Deklaracija principov mezhdunarodnogo kul'turnogo sotrudnichestva OON. [JElektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: http://un.by/documents/humrights/rightstouse/culturetx1 .html

4. Larin V. L. Mezhregional'noe vzaimodejstvie Rossii i Kitaja v nachale HHI veka: opyt, problemy, per-spektivy // Problemy Dal'nego Vostoka. — 2008. № 2. S. 47.

5. Li Pin. Formirovanie kul'turnogo prostranstva v prigranichnyh regionah KNR i Rossii (na primere Zabajkal'skogo kraja i Avtonomnogo rajona Vnutrennej Mongolii KNR) // Vestnik CHitGU. 2008. № 5 (50). S. 134-137.

6. Podpisana programma vzaimodejstvija mezhdu ministerstvami kul'tury Rossii i Kitaja. [JElektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: http:// www.rian.ru/politics/20020307/85046.html

7. Pylkova A. A. Prigranich'e kak fenomen kul'tury: na primere Dal'nego Vostoka Rossii [JElektronnyj resurs]: Avtoref. dis. ... kand. kul'turol. nauk. — Komsomol'sk-na-Amure, 2004. — Rezhim dostupa: http://www.dissers. info/abstract_15488.html

8. Rossija i Kitaj vystupajut za sozdanie nadezhnoj sistemy strategicheskoj stabil'nosti, osnovannoj na mezhdunarodno-pravovyh mehanizmah. [JElektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: http:// www.rian.ru/ politics/20020307/85046.html

9. Ter-Minasova S. G. JAzyk i mezhkul'turnaja kommunikacija. — M.: Slovo, 2000.

10. Hu Czin'tao. Doklad na 17-om s#ezde KPK [JElektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: http://www. anctc.ru/inform/textnews/2007-10-24/44418/?site=2