Terra Humana

рецензия на книгу и.в. палагуты «мир искусства древних земледельцев Европы (культуры балкано-карпатского КРУГА в VN-Ш тыс. до н.э.)»*

История европейского искусства обычно начинается с памятников Крито-Микенской цивилизации бронзового века. Но при этом целый пласт памятников культур предшествующих периодов неолита и медного века в обобщающих трудах по истории искусства представлен лишь фрагментарно, а их научное изучение не выходит за рамки специальных археологических работ. Между тем, эти памятники, в числе которых и первые европейские монументальные сооружения, и шедевры древней пластики, такие как статуэтки из Винчи или фигурка «мыслителя» из Чернаводы, поражающая богатством форм и расцветок орнаментация керамики, не только предваряют последующий взлёт средиземноморского искусства, но и представляют уникальное явление в мировой художественной культуре. Проблемы для искусствоведов здесь связаны с «молчанием» археологических источников, порождающие необходимость широких палеокультурологических и палеоэтнологических реконструкций, на основе которых только и возможна интерпретация памятников искусства дописьменных культур.

Путь интерпретаций материала с точки зрения отражения в нем умозрительно реконструируемых мифологических систем древности, представленный в широко известных трудах Б.А. Рыбакова (1981) и М. Гимбу-тас (1974; 1992; 2006), стал лишь основой для современного мифотворчества о «золотом веке энеолита» и «цивилизации Великой Богини». Поэтому необходимость научного анализа этих памятников давно уже назрела.

Книга И.В. Палагуты является первым обобщающим комплексным исследованием, закрывающим эту лакуну в наших знаниях об искусстве и культуре европейской предыстории. Назвать эту работу сугубо искусствоведческой трудно, хотя автор в интерпретациях материала широко использует идеи Э. Гомб-риха, Р. Арнхейма, Д. Саммерса. Она выполнена на стыке целого ряда научных дисциплин: археологии и этнологии, культурной и социальной антропологии, культурологии и искусствознания. Исследуя обширный материал, автор стремится выявить в нем объективно наблюдаемые и наглядно доказуемые

структурные закономерности, отражающие как универсальные тенденции развития форм архаичного искусства, так и специфические его особенности в рамках отдельных регионов и обществ, развитие которых было обусловлено конкретными обстоятельствами.

Структура работы основана на последовательном анализе архитектуры, пластики, орнаментов раннеземледельческих культур Европы, с завершающим комплексным рассмотрением их развития в рамках одной из наиболее ярких культур «балканского круга» - Триполье-Кукутени. Такое построение, предваренное вводным очерком, посвященным общим проблемам периодизации и хронологии исследуемых культур, как нельзя лучше способствует наиболее полному раскрытию материала.

В итоге, в работе тщательным образом исследованы принципы организации пространств жилищ и поселений, а также способы отражения в древнейшей европейской архитектуре представлений о пространстве и мире. Проведен целый ряд наблюдений над развитием мелкой пластики, хотя в перспективе здесь не помешали бы разработки широких параллелей с богатым миром мелкой пластики культур Древнего Востока и Эгейского бассейна. То же можно сказать о желательной детальной разработке отдельных образов, например, связанных с культом быка, что отмечено в предисловии, написанном известным специалистом в области археологии и палеокультурологии Евразии П.М. Кожиным. Все это - направления дальнейших исследований, которые можно выстраивать на уже созданном автором достаточно прочном фундаменте.

Важная роль в работе отведена исследованию орнаментов. По мнению автора, орнамент является особым видом искусства, где изобразительная основа вторична по отношению к декоративности и ритмической организации узора. Разработки автора наглядно иллюстрируют основные тенденции в преобразовании орнаментальных мотивов, а также коммуникативную функцию орнаментов.

Исследования автора показали многомерность явления доисторического европейско-

* Палагута И.В. Мир искусства древних земледельцев Европы (культуры балкано-карпатского круга в VП-Ш тыс. до н.э.) / Науч. ред. П.М. Кожин. - СПб.: Алетейя, 2011. - 336 с.; 16 л. ил.

го искусства, являющегося частью сложной системы духовных представлений, охватывающих как различные сферы жизни, так и все пространство этнокультурных взаимосвязей древнейших балканских обществ. Книга показывает, что на основе проведенных автором палеоэтнокультурных реконструкций не только возможны, но и необходимы дальнейшие теоретические разработки проблем исследования искусства дописьменных обществ, прежде всего - формирования его эстетической составляющей. Необходима и

дальнейшая разработка понятия стиля, применимая к предметам древнего искусства.

В заключение хотелось бы отметить то, что работа богато иллюстрирована, что делает ее основным источником по исследуемой теме. Обширная библиография, включающая более шестисот наименований работ на основных европейских языках, позволяет читателю сориентироваться в том круге проблем, отражающих современное состояния исследований в области изучения древнейших земледельческих культур Европы.

Ж.А. Голенко

рождение читателя не означает смерть автора. рецензия на книгу м. сондерса «самовпечатление: жизнеописание, беллетристическая автобиография и формы современной литературы»*

«Все есть автобиография» [2, с. 5]. При двух эпиграфах-цитатах из «Портрета Дориана Грея» и «Воли к власти» эта фраза Г. Стайн становится третьей необходимой осью, в рамках которых английский литературный критик, теоретик модернизма М. Сондерс чертит оригинальную исследовательскую прямую феномена «жизне-описания» (через дефис).

В своей эклектичной рецептивной теории (понимаемой здесь широко) - «Самовпечатление: жизне-описание, беллетристическая автобиография и формы современной литературы» [1] - Сондерс продолжает одну из традиций постструктуралистской (постмодернистской, деконструктивной) парадигмы, получившей название «reader-response criticism», доводящей «читателецентристскую» концепцию до предела. «Странствующей точкой зрения» (В. Изер), «кодом адресата» и «адресанта» (У Эко) здесь становится авто/биография - «самовпечатление» (автора и читателя), благодаря которой означающее, с одной стороны, обретает некую связь/точку соприкосновения с означаемым, ограничивающим т.о. ему пространство для движения. С другой - горизонт ожидания читателя, его возможная не-»информированность»(С. Фиш) могут исключить наличие предельного значения. «Субъект ... не бывает экстерриториальным по отношению к своему дискурсу» (Р. Барт). Вместе с тем, именно процессуаль-ность дискурсивных процедур оказывается тем пространством, в рамках которого человек «сам превращает себя в субъекта» (Фуко),

т.е., в автора. Таким образом, «отталкиваясь» от Уайльда (пытавшегося «уйти» от логоцентрического сознания и понимавшего: его «образцовый читатель» (У Эко) еще не «подрос», а «реальный» - наверняка осудит) и Ницше, через соотношение категорий авто/биография - «самовпечатление» - критика в контексте автор - текст - читатель, соединяя textual-activated и reader-activated подходы (при доминанте последнего), Сондерс структурирует для своего автора - «идеального читателя» (М. Риффатер). На этой тонкой грани энтропии «самовпечатление» выстраивается их коммуникация/диалог. Но диалог возможен и потому, что Сондерс пересматривает-возрождает категорию Автора. Рождение Читателя не означает смерть Автора. «Истинно творческое - всегда автобиографично», - один из основополагающих принципов Сондерса, и не только. Вопрос - как, какими новыми способами современные авторы в конце XIX - начале XX вв. объединяют жизне-опи-сание с беллетристикой (в качестве одного из способов можно рассматривать «феномен “молодежного сознания”»).

Однако эклектичность теории Сондерса заключается также в наличии внелитера-турных факторов, обусловивших развитие литературного процесса в конце XIX - начале XX вв. Психологические теории, Фрейд, социокультурная составляющая, Первая Мировая и т.д. выстраивают тот социополитический, социокультурный контекст, к которому постмодернисты-постструктурали-

* Max Saunders. Selfimpression: Life-Writing, Autobiografiction and the Forms of Modern Literature. -Oxford, 2010.

Новости