РЕЦЕНЗИИ

А. Г. Тучков

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ И. В. АРТЮХОВОЙ «ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА РУССКИХ В ФОНДАХ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО КРАЕВЕДЧЕСКОГО МУЗЕЯ». ТОМСК, 2010. ИЗД-ВО ТГУ

Рецензируемая работа относится к числу немногих музееведческих публикаций, выполненных на материале единого фондового собрания, хранящегося в Томском областном краеведческом музее (ТОКМ). Читателя, специализирующегося как в области этнологии, так и в области музееведческих дисциплин, несомненно, заинтересует тот факт, что данная работа - это фактически первое монографическое исследование, посвященное бытовой культуре русского населения Среднего Приобья, планомерно и целенаправленно проиллюстрированное предметным рядом из этнографических коллекций ТОКМ.

Выстраивая свою работу прежде всего в плоскости этнографического описания русской бытовой культуры, автор при этом демонстрирует междисциплинарный подход, сочетая в своем исследовании методы этнографической репрезентации исследуемой культуры с традициями извлечения дополнительной информации о данной культуре из самого предмета, разработанной в отечественной музеологии.

Следует отметить, что в 1990-2000-е гг. заметно вырос научный интерес к этнографическим музейным собраниям. В одних случаях музейные коллекции служат в качестве самостоятельного предмета исследования, в других - являются важным источником при характеристике той или иной этнической культуры. Идея использования музейных предметов, а именно вещей, как источника этнографической информации приобрела особую актуальность. Высоко оценена роль музейных предметов в восстановлении через содержащуюся в них информацию утраченных черт традиционных этнических культур, разрушенных модернизацион-ными и трансформационными процессами современного мира.

Основной вывод, к которому приходят исследователи, заключается в понимании того, что «вещь» не является «мертвым» материальным объектом в коллекциях музеев. Вещь служит ярким показателем устойчивости и изменчивости культуры [1, с. 43]. Она несет в себе ментальную нагрузку, соединяя социальные, мировоззренческие, этические и эстетические культурные линии, позволяющие изучать сокрытые в ней самой феномены этниче-

ского сознания [2, с 231; 3, с. 260]. Отмечаются уникальные гносеологические и когнитивные особенности музейных вещей, заложенные в них их создателями.

Автор рецензируемой монографии является последовательным сторонником данного теоретического положения и вносит свой вклад в разработку обозначенной проблематики.

Монография объемом в 244 с. открывается введением, в котором постулируется теоретическая платформа данной работы, посредством чего читатель вводится в круг современных музееведческих вопросов. Особое внимание привлекает небольшой историографический обзор (с. 7-15). Он выполнен, строго говоря, не совсем по правилам историографического исследования, которое предусматривает анализ достижений предшественников в изучении данного вопроса, но, тем не менее, позволяет читателю составить определенное представление об истории томского краеведения.

Далее работу продолжает глава «История формирования фондов по этнографии русских», посвященная деятельности различных исследователей по сбору предметов русской культуры. Автором была предпринята попытка провести ретроспективный анализ истории формирования этнографических коллекций в фондах ТОКМ и его филиалах. Весь собирательский процесс оценен как результат планомерных экспедиционных сборов. Отсюда вполне логичным является и обращение автора к истории этнографических экспедиций музея. Глава базируется на архивном материале, что придает ей особую значимость и ценность. Высокий уровень анализа архивных источников в сочетании с данными научных публикаций позволил автору показать историю формирования музейных этнографических коллекций через призму социально-экономических и политических коллизий истории России XX века. Музейные коллекции, по мнению автора, отражают не только внутренние научные интересы музея, но и отношение государства к музейному делу в целом.

В монографии аккумулирован значительный фонд архивных данных, однако потенциал научного архива ТОКМ и данных сектора учета музея далеко не был исчерпан, что позволяет в дальнейшем

на базе хранящихся там источников продолжать работу по систематизации учетной информации и, возможно, далее осуществлять подобного рода исследования.

Ярким моментом в подаче материала следует отметить вкрапление автором в контекст первой главы «воссозданных», как пишет сам автор, биографий музейных сотрудников. В сочетании с историей экспедиционных сборов музея биографии некоторых из участников экспедиций придают тексту особый колорит, знакомят читателя с людьми, создавшими эти коллекции. Безусловно, важным вкладом в реконструкцию единого процесса краеведческих исследований является введение в научный оборот доселе неизвестных фактов из биографий людей, причем как давно ушедших (М. В. Бородкиной, М. Б. Шатилова, А. Н. Тихомирова,

А. Л. Шиловского), так и ныне здравствующих (Л. Н. Приль, Е. А. Андреевой), которые своим самоотверженным трудом смогли собрать и сохранить для потомков уникальные свидетельства традиционной культуры русского населения края.

Вторая глава данного сочинения - «Традиционный быт русских в фондах ТОКМ» - погружает читателя в особенности бытовой культуры русских сибиряков. Автор рисует целостную картину материальной культуры сибирского старожильческого населения, опираясь на работы известных специалистов в области русской культуры - П. Е. Бардиной, М. М. Громыко, Т. С. Мамсик, Н. А. Миненко,

О. Н. Шелегиной и др.

Цель, поставленная автором, заключается в рассмотрении проявлений традиционной русской культуры через ее отображение в музейных коллекциях. И в большинстве случаев автор достигает поставленной цели, хотя есть моменты в тексте работы, когда упоминания о предметах ТОКМ выглядят как не совсем скоррелированная с текстом иллюстрация к самодостаточному описанию русской культуры, выполненному по текстам работ цитируемых авторов.

Особую значимость и новизну придает попытка И. В. Артюховой структурировать вещественные источники на основе разработанного Российским этнографическим музеем (в прошлом Государственным музеем этнографии) «Тематического классификатора этнографических коллекций». Это дало возможность, как отмечает сам автор, выделить разделы, дающие представление о составе и информативности фонда по традиционному хозяйству русских в ТОКМ. К таким разделам в данной главе относятся: основные занятия русского населения: земледелие и скотоводство; ремесла и промыслы, связанные с присваивающим хозяйством: охота, рыболовство, шишкобойный промысел, собирательство, пчеловодство; ремесла и промыслы,

связанные с производящим хозяйством: обработка дерева, обработка кожи, кузнечное дело, обработка глины, кирпичный промысел, обработка волокнистого сырья; элементы системы жизнеобеспечения: утварь, одежда и обувь, средства передвижения, жилище и интерьер.

Хочется еще раз подчеркнуть, что использованный автором методический подход выявляет широчайшие возможности использования музейного предмета для реконструкции традиционного быта населения Сибири.

Особое значение имеет предпринятая автором попытка каталогизации музейных фондов ТОКМ по этнографии русского населения Нарымского края. Эта часть работы традиционно востребована непосредственно работниками музейных фондов, как сотрудниками ТОКМ, так и сотрудниками других музеев мира, хранящих предметы русской этнографии. Эту часть проделанной И. В. Артюховой работы, несомненно, ожидает своя особая судьба, и можно заранее предположить ее высокую прикладную востребованность (что отличает в целом научную судьбу всех каталогов и библиографий). Отрадно видеть, что весь собранный материал по каталогизации русских предметов вошел в книгу, что уже само по себе является весомым результатом кропотливого исследовательского труда.

Как одну из важных составляющих структурных элементов данной книги следует отметить приведенную в приложении таблицу «Характеристика коллекций Томского областного краеведческого музея по этнографии русских». Эта первая подобного рода сводная таблица, показывающая в системе этапы комплектования фондов ТОКМ по этнографии русского населения края.

Можно надеяться, что не только эта таблица, но и вся книга будет востребована, с одной стороны, музееведами (как теоретиками музейного дела, так и «практиками» - хранителями музейных коллекций и создателями экспозиций), с другой - исследователями этнографических культур и этнических реалий: этнографами, этнологами, краеведами.

Данная книга И. В. Артюховой вызовет у читателей живой интерес и существенно расширит возможности в области преподавания краеведения в вузах и школах (снабдив учителей и преподавателей ценным и новым материалом).

В целом данная работа могла бы стать своеобразным справочным пособием по истории культуры русского старожильческого населения, если бы не некоторые «но». Одна из задач рецензии не только показать достигнутые автором результаты исследования, но и указать на те недостатки и просчеты, которых автор не избежал.

В фондах ТОКМ хранятся коллекции по этнографии русского населения Нарымского края, на

что и указывает автор монографии. Однако в описании культуры русских нередко речь идет о русском населении Сибири вообще, что вносит определенное несоответствие с названием и содержанием книги: становится неочевидным, о каком русском населении идет речь.

Вряд ли корректно говорить о «воссоздании» истории формирования этнографического фонда ТОКМ (тем более что на эту тему уже есть ряд качественных публикаций), уместней было бы в данном случае говорить просто об истории его формирования.

И, конечно, крайне досадно видеть неточности в атрибуции целого ряда предметов и даже отдельных коллекций.

Один из ярких примеров неточностей встречается в разделе по рыболовству: рыболовная ловушка (инв. № 3411/1) отнесена к русской рыболовной снасти (с. 114). Коллекция под № 3411 - это хантыйская коллекция ТОКМ, собранная на Васюгане

В. М. Кулемзиным в 1969 г., и относительно данного конкретного предмета есть точная информация, что привезена она из юрт Озёрных от Петра Мили-мова, им же и изготовлена в 1966 г. [4, с. 166].

Кроме того, в разряд русских предметов, представленных в приложении к книге в виде таблицы, отнесены вещи из коллекции под инв. № 11555/115 (сборы 1994 г.), из которых часть предметов являются селькупскими (/1, 2, 4, 5, 9), т. е. полученными от селькупов и изготовленными селькупским мастером из п. Нельмач (например: /1 - коромджэ, /2 - пачжа, /4 - игла для вязки «на одной игле»).

Отметим также, что в коллекции № 11555 под номерами /11-14 числятся 4 граммофонные пла-

стинки; под номером /15 - часы механические фирмы «Мозер и К». Такие вещи относятся к заводскому производству и лишь условно могут характеризовать любую этнографическую культуру. Однако относительно конкретно этих предметов -пластинок и часов - точно известно, что приобретены они были музеем у селькупа А. Г. Соиспаева (п. Нельмач) и принадлежали его отцу и деду.

И наконец, № 11555/6 - предмет, атрибутированный археологами ТОКМ как отбойник для изготовления каменных орудий, уж точно весьма проблематично связывать с русской, да и иной другой живой этнической культурой Нарымского края.

Также с ошибками были атрибутированы автором книги вещи из коллекций инв. № 10997/1-25 (сборы 1992 г.) и инв. № 11755/1-18 (сборы 1995 г.). В разделе «Охота» (с. 108) в качестве детали русского охотничьего снаряжения описан шорский охотничий пояс (инв. № 9943/1-5) из шорской коллекции З. С. Гайсина 1924 г.

Возможно, это не весь перечень неточностей, имеющихся у автора монографии. Однако само их наличие в книге подрывает доверие читателя как к приведенному в таблице списку предметов (а соответственно, и к характеристике коллекций Томского областного краеведческого музея по этнографии русских), так и к содержанию разделов книги, где упоминаются эти предметы в качестве иллюстраций русской культуры.

В целом же музеологов и краеведов можно поздравить: они получили достаточно серьезную книгу, которая во многом сможет дополнить наши знания о традиционной культуре русского старожильческого населения Сибири.

Список литературы

1. Кулемзин В. М. Роль музея в этнографической и культурологической подготовке студентов // Музейные фонды и экспозиции в научнообразовательном процессе. Томск, 2002. С. 44-47.

2. Рындина О. М. Этнографические фонды Томского областного краеведческого музея и музея археологии и этнографии ТГУ как зеркало мировых и региональных цивилизационно-культурных связей // Музейные фонды и экспозиции в научно-образовательном процессе. Томск, 2002. С. 230-235.

3. Загоскин Д. В. Способы отражения ментальностей в предметах материальной культуры: к вопросу об исследовании // Музейные фонды и экспозиции в научно-образовательном процессе. Томск, 2002. С . 259-261.

4. Кулемзин В. М. Сборы В. М. Кулемзина на р. Васюган (1969 г.) // Тучкова Н. А. Хантыйская коллекция ТОКМ. Каталог. Томск, 2001.

С. 163-165.

Тучков А. Г, кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры.

Томский государственный педагогический университет.

Ул. Киевская, 60, Томск, Россия, 634061.

E-mail: agtuchkov@rambler.ru

Материал поступил в редакцию 03.06.2011.

Tomsk State Pedagogical University.

Ul. Kievskaya, 60, Tomsk, Russia, 634061. E-mail: agtuchkov@rambler.ru