Bulletin of Medical Internet Conferences (ISSN 2224-6150)

2013. Volume 3. Issue 2

Ю: 2013-02-213-Т-2526 Тезис

Солодкая Д.Н.

Произведения искусства сквозь призму фармакологии

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России, кафедра фармакологии Научный руководитель: асс. Михеева Н.В.

С момента зарождения живописи и литературы как вида искусств одним из сюжетов этого искусства в различные исторические эпохи стала медицина в ее разнообразных ипостасях. Люди издревле замечали лечебные и токсические эффекты растений, слагали мифы о них, изображали на картинах. Так, на иллюстрации к поэме «Рамаяна» изображена обезьяна, летящая на гору Гималаи и держащая в лапах кусок скалы с целебными растениями.

Изучение фармакологических свойств растений иллюстрирует рисунок из итальянского медицинского трактата «Аптекарь со своим ассистентом в саду» (XIV век. Вена, Нац. Библиотека).

В карикатурной манере С. Грант на рисунке «Необыкновенное воздействие универсальных пилюль на доверчивого бакалейщика» (1841, Великобритания) изобразил пациента, тело которого видоизменилось в растение.

На портретах доктора Гаше (1890. Париж, Музей д'Орсе; 1890. Собрание Риоэи Саите) кисти В. ван Гога художник изобразил своего друга с цветком Наперстянки пурпуровой. Пристрастие ван Гога к желтому цвету в своих полотнах, вероятно, можно объяснить длительной интоксикацией гликозидами Наперстянки, которую он принимал в составе успокоительных травяных сборов.

Во времена Ренесанса женщины применяли внутрь Беладонну для придания выразительности глазам за счет расширения зрачков, что представлено на картине А. Аникеёнок «Женский портрет» (1967. Псковский музей-заповедник).

На глиняных табличках Шумеров, на свитках древних Египтян имеются сведения о магических свойствах растения Мандрагоры. По одной из легенд Мандрагора вырастает не из семечка, а от семени мужчины, повешенного на виселице, что изобразил Ф. Гойя на офорте 12 из серии «Капричос» (1799. Кастр, Музей Ф. Гойи).

Сила действия опиума нашла отражение в литературных произведениях великих творческих деятелей: роман Ч. Диккенса «Холодный дом», исповедь Т. Де Квинси «История англичанина употреблявшего опиум», трактат «Искусственный рай» Ш. Бодлера, рассказы М. Булгакова «Морфий», «Учение дона Хуана» К. Кастанеды.

Большой популярностью пользовались яды и противоядия, об использовании которых мы знаем из произведений У. Шекспира «Ромео и Джульета», А. Дюма «Три мушкетера», А. Голон «Анжелика» и полотен художников: Я. Матейко «Отравление королевы Боны», Рембрандт «Софонисба принимает яд», Уильям Рассел Флинт «Медея подносит Тезею чашу с ядом». В качестве ядов применялся стрихнин из рвотного ореха, никотин из табака, атропин из белладонны, цианистый калий.

Таким образом, лекарственные вещества, применяемые тысячелетиями, имели не только медицинское значение, но и историческое и эстетическое.

Ключевые слова

произведения искусства, фармакология

www.medconfer.com

© Bulletin of Medical Internet Conferences, 2013