УДК 130.2

ПРОБЛЕМА СПЕЦИФИКИ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ НАЧАЛА XIX ВЕКА В ИСТОРИКО-

Т. И. Липич

Белгородский

государственный

университет

e-mail:

lipich@bsu.edu.ru

В статье рассматривается вопрос о специфике русской философии начала XIX в. и его анализ в современной историко-философской науке. Связь философии и культуры в России определила особый интерес к эстетической и культурологической тематике. В первой половине XIX в. начинается формирование русского национального сознания, проявляются процессы самоидентификации, начинаются поиски источников важнейших концептов и способов мировоззренческой рефлексии.

Ключевые слова: философия, культура, национальное самосознание, мировоззрение, романтизм.

В последние два десятилетия в России отмечается особый интерес к отечественной философской мысли, к её истокам и специфике. В вузовскую программу постепенно вводится обновленный курс истории русской философии, различные спецкурсы, появляется достаточно большое количество учебной и специальной литературы по этой проблематике. Начали издаваться и переиздаваться капитальные работы отечественных философов из числа русских эмигрантов: «История русской философии» В.В.

Зеньковского, «История русской философии» Б.В. Яковенко, «Очерки по истории русской философии» С.А. Левицкого, «Философия и национальная проблема в России начала

XIX века» А. Койре, «История русской философии» Н.О. Лосского, «Очерки русской философии» А.И. Введенского, А.Ф. Лосева, Э.Л. Радлова, «История русской философии» Г.Г. Шпета, «Вечное в русской философии» Б.П. Вышеславцева и др.

Но интерес к русской философии не ограничивается только переизданием работ названных авторов. Появилось достаточно большое количество философской литературы современных авторов: И.И. Евлампиева, Б.В. Емельянова, В.В. Ванчугова, А.Ф. Замалеева, М.А. Маслина, П.А. Сапронова, А.Д. Сухова, К.В. Фараджева, А.А. Федорова, Л.Е. Шапошникова и др.

В русле научного исследования различных аспектов русской философии также немалый интерес вызывают исследования А.И. Абрамова, М.Н. Громова, З.А. Каменского,

B.К. Кантора, Н.А. Куценко, И.М. Невлевой, А.В. Панибратцева, В.П. Римского, С.С. Хоружего, И.В. Цвык и др.

Не подвергается сомнению и тот факт, что при анализе истоков русской философской мысли исследователям необходимо учитывать и её связь с историей отечественной культуры и художественной литературы, что в свою очередь определяет и особый интерес современных ученых к эстетической и культурологической проблематике. В этом отношении особо интересны изыскания Б.Ф. Егорова, Г.Д. Гачева,

C.М. Климовой, Л.Г. Королёвой, В.А. Кошелева, В.И. Кулешова, Р. Магиной, Ю.В. Манна, Е.В. Мареевой, Е.А. Маймина, П.А. Сапронова, В.И. Сахарова, И.Н. Сиземской и др.

В 1988 году редакцией журнала «Вопросы философии» для обсуждения различных проблем, связанных с изучением русской философии, был организован «круглый стол». Затем это обсуждение было продолжено на философском факультете МГУ, а на следующий год дискуссионную эстафету подхватили уже ученые Ленинградского университета, выпустившие сборник «История русской философии: состояние и перспективы изучения» (СПб., 1989). Эти дебаты продолжили выявление специфики русской философии, её национальных корней и своеобразия. Дискутантами был предложен целый спектр интересных позиций, которые, прежде всего, касались научной точности понятийного словосочетания «русская философия». Ряд ученых из Института философии АН СССР в лице Л.В. Полякова, З.А. Каменского также высказались о необходимости уточнения самого понятия «история русской философии».

Справедливости ради стоит отметить, что во время обсуждения этой методологической проблемы окончательная точка в споре так и не была поставлена, а

18185288

были представлены два вытекающих из этого спора подхода: первый, предлагающий содержательный анализ русской философии с перечислением проблем, тем, персонажей (так называемый эмпирический подход) и второй, предпринимающий попытку установить структуру русской философской мысли, в которой переодизация, как проблема, ставится в зависимость от исходного понимания структуры русской философской мысли, при которой каждый отдельный мыслитель оказывается в естественном культурно-историческом контексте. В связи с этим, поднимается очень важная и до сих пор не проясненная для истории русской философской мысли идея её периодизации.

Многие современные исследователи русской философии сходятся во мнении, что русская философия насчитывает более тысячи лет, её зарождение относится к эпохе христианизации Руси. По их мнению, Византия, наряду с церковным вероучением, передала Руси и наследие эллинистической традиции. Так, в частности, А.Ф. Замалеев в книге «Идеи и направления отечественного любомудрия» говорит о том, что уже в древнекиевский период на Руси возникают предпосылки схоластической философии, так же, как это происходило в римско-католической церкви. Период XI - XVII века охватывают эпоху как древнерусской, так и средневековой философии; XVIII век - время просветительской философии, в конце XIX - начале XX века идет формирование русского философского сознания и создания на этой почве теоретических философских систем, начало которым положила философская система Вл. Соловьёва1.

На наш взгляд, такая периодизация вполне правомерна, так как она подтверждена всем ходом развития русской культуры и её философской составляющей. Но вместе с тем, считаем необходимым включить в данную периодизацию и хронологический отрезок первой половины XIX века, так как именно в это время начинается формирование русского национального сознания, проявляются процессы самоидентификации, начинаются поиски важнейших концептов и способов мировоззренческой рефлексии в русской культуре, литературе, искусстве, философии, языке, литературной критике.

В рамках заявленной темы интересным, на наш взгляд, является и вопрос о том, должен ли у каждой национальной философии быть свой национальный предмет исследования. Эту плоскость проблемы поднял во время обсуждения З.А. Каменский. Мы полагаем, что глубинная философская проблематика имеет общие основания для всех культур и народов, но каждая культура не может быть замкнута только на себе. Она всегда испытывает влияние других культур, то есть происходит своеобразный диалог культур, о котором говорил в своих работах М.М. Бахтин. И русская культура - не исключение. У каждого народа свой исторический путь, и если происходит заимствование чужого опыта -это значит, появляется необходимость приспособить его к своим, собственным условиям жизни, то есть творчески переработать, создать и развить свои национальные традиции в осмыслении своего прошлого, настоящего и будущего.

Русская национальная культура предстает как единство многообразного, как некий диалог с европейской и мировой культурой, исключающий односторонность в анализе тех процессов, которые происходили и происходят в духовной жизни современной России. Опыт недавнего прошлого нашей страны заставляет нас более пристально рассматривать и анализировать эти проблемы. Об этом заинтересованно говорили В.Ф. Пустарнаков, Е.Г. Плимак и др.

Погружаясь в вопрос выявления своеобразия русской философской мысли, ряд авторов останавливается на антропологической проблематике. Эта проблема в России решалась преимущественно в социально-нравственном ключе, рассматривались глубинные психологические движения души, ее «диалектика», как метко выразился

Н. Чернышевский. И в первую очередь эти процессы затрагивала и отражала русская литература, поэтому многие ученые единодушны во мнении, что русская философия XIX века во многом вырастала из русской литературы. Мы также считаем, что русская литература в I половине XIX выполняла функции русской философии. Крупнейшие русские мыслители прежде всего были писателями, поэтами, литературными критиками. Золотой век русской литературы с наглядной очевидностью это продемонстрировал: А.С.

1 См. работы Громова М.Н., Емельянова Б.В., Замалеева А.Ф., Козлова Н.С., Маслина М.А., Федорова А.А., Шапошникова Л.Е. и др.

Пушкин, М.Ю. Лермонтов, П.Я. Чаадаев, Н.В. Гоголь, Ф.И. Тютчев,

A.С. Xомяков и др., прошедшие горнило романтизма, обогатившиеся его идеями, творчески применили их в условиях тогдашней России (человек - природа, человек -общество, человек - его прошлое, настоящее и будущее). Отечественная философия еще не создала в этот период стройных философских систем, однако русская литература была густо насыщена философской проблематикой (В.Ф. Одоевский, Е.А. Баратынский, Ф.И. Тютчев, позже - Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой и др.). «Редкая литература в кругу литератур мирового значения, - писал В.Ф. Асмус, - представляет пример тяги к философскому осознанию жизни, искусства, творческого труда, такой характеризуется именно русская литература. И в то же время редкая литература отмечена в такой мере, как русская, своеобразием, порой причудливостью путей философского развития крупнейших её талантов2.

В связи с этим многие выступления участников дискуссии были связаны с анализом культурного наследия западников и славянофилов, с разногласиями, которые существовали внутри этих группировок. Например, В.М. Керимов уделил особое внимание спорам А. Xомякова и И. Киреевского, хотя по многим вопросам они и сходились Вместе с тем, их различие впоследствии сказалось на появлении двух направлений религиозно-философской мысли: государственно-национальной и

религиозно-экзистенциальной. Н. Бердяев утверждал, что А. Xомяков в полемике с П. Флоренским правильно ухватил основную суть христианства, в которой «торжествует свобода творящего человеческого духа». Эта линия идет от А. Xомякова, через Ф. Достоевского к Н. Бердяеву, тогда как когда другая, авторитарная, - от И. Киреевского, через К. Леонтьева - к П. Флоренскому. Без учета подобных разногласий невозможна не только адекватная характеристика славянофильства, но и всей религиозно-философской мысли в России. Необходимо отметить, что и дискуссии 2000-х годов не внесли определенности в этот вопрос3.

Проблему различных взаимоотношений философии и литературы поднимали многие участники дискуссии: С.Л. Кравец, А.Н. Архангельский, О.А. Проскурин,

B.И. Гусев, А.В. Гулыга, Ю.В. Манн.

Так, С.Л. Кравец акцентирует свое внимание на национальном своеобразии стиля философствования, называя его неким умственным чувствованием, характеризующим путь мыслителя в достижении определенного результата, философского открытия. Он выделяет три фактора, определяющих именно такой, а не иной путь развития русской мысли: во-первых, философская мысль России одним из своих истоков имела литературу. Философские вопросы органично входили в сферу поисков литературы, например, романтическое движение I половины XIX века; во-вторых, русская литература предоставляла огромный духовный материал для осмысления, многие философы брали его в основу своих размышлений. Но специфический материал диктовал необходимость нахождения и специфического способа анализа этого материала (Вл. Соловьев, В. Розанов, Н. Бердяев, Л. Шестов и др.); в-третьих, это то огромное значение, которое играла литература в жизни каждого отдельного мыслителя. Белинский-критик часто говорил о необходимости формирования читателя, и этой благородной цели служила литература и литературная критика.

На наш взгляд, это очень важный момент в выяснении своеобразия русской культуры, пробуждении её самосознания, появления так называемого «рефлектирующего элемента», т.е. появления человека (читателя), который уже не чувствует себя частичкой целого, а начинает сознавать свою самоценность. Поэтому можно сделать вывод, что стихи, повести, критические статьи, переписка, издание различных литературнофилософских журналов предназначались читателю умному, думающему, обладающему своеобразной культурой чтения и запросы которого, в свою очередь, воплощались в этих литературно-философских текстах. Русская философия и литература взаимообогащались, развивались, дополняя друг друга, что и продемонстрировал конец XIX - начало XX века,

2 Асмус В.Ф. Круг идей Лермонтова / / Литературное наследство. - М., 1948. - Т. 43-44. - С. 83

- 84.

3 См. работы В.В. Мархинина, П.А. Сапронова, З.В. Смирновой, А.Д. Сухова, Л.Е. Шапошникова, А.А. Федорова.

так называемый «серебряный век» русской литературы и «золотой век» русской философии.

Не менее интересную проблему поднял В.К. Кантор: взаимодействие русской и западноевропейской мысли. Влияние Европы чувствовалось в разных областях жизни, начиная от быта и заканчивая глубокими раздумьями над судьбой России, её прошлым, настоящим и будущим. Однако западная мысль в России интерпретировалась по-своему. Так, Г.Г. Шпет отмечал: «Мы входили в Европу исторической и этнографической загадкою. Таковою были и для себя. Мы все могли получить от Европы уже в готовом виде, но чтобы не остаться самим в ней вещью, предметом познания, чтобы засвидетельствовать в себе также лицо, живой субъект, нам нужно было осознать и познать самих себя»4.

По этой проблеме у В.К. Кантора в последствии было опубликовано немало работ. В частности, в журнале «Вопросы литературы» в 2005 году вышла интересная статья «Густав Шпет: русская философия в контексте культуры». В ней автор развивает идеи, обозначенные ещё в конце 80-х годов XX века. Рассматривая творчество Г.Г. Шпета, он пишет, что анализ духовного и исторического развития России показывает «индекс взрослости национальной культуры как таковой», а философия есть показатель не только взрослости, но и «европеизации культуры». Трудно с этим высказыванием Г.Г. Шпета не согласиться. М.М. Бахтин справедливо отмечал, что культура погранична, и поэтому культурное самосознание возможно только учитывая другую культуру. При этом необходимо иметь в виду, что воспринимать европейскую культуру способны были только люди культурные, прошедшие европейскую школу, и они же могли увидеть и оценить собственную культуру, её своеобразие и отличительные черты. Особенно показательна в этом отношении деятельность членов кружка любомудров, которые немало сделали для становления самобытной русской культуры:

В.Ф. Одоевский, Д.В. Веневитинов, И.В. Киреевский, С.П. Шевырев, М.П. Погодин, П.Я. Чаадаев, славянофилы - А.С. Xомяков, К.Аксаков, Ю.Самарин, западники -

В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, А.И. Герцен и др. Все они с большим восторгом и воодушевлением изучали творчество немецких философов, в частности, Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля. Кроме того, многие из числа любомудров были лично знакомы с перечисленными философами. Анализируя характер этих взаимоотношений, А.С. Пушкин писал: «Умствования великих европейских мыслителей не были тщетны и для нас. Теория наук освободилась эмпиризма, возымела вид более общий, оказала более стремления к единству. Германская философия, особенно в Москве, нашла много молодых, пылких, добросовестных последователей. И хотя говорили они языком, мало понятным для непосвященных, но тем не менее, их влияние было плодотворно и час от часу становилось все ощутительней»5.

Но никто из начинающих отечественных философов слепо не копировал и не перенимал доктрины немецких мыслителей, да и далеко не все их мысли удостаивались внимания русских. В контексте нашей духовной культуры эти идеи обретали совершенно новый смысл, переводились на язык русского мировоззрения и миропонимания.

Многие проблемы, затронутые в дискуссиях конца 80-х - начала 90-х годов, получили свое дальнейшее развитие в последующих публикациях многих авторов уже с несколько иных позиций. Идеологическая составляющая отошла на второй план, а на первый план стали выходить проблемы, не затрагиваемые ранее, или однобоко трактуемые: это и религиозно-идеалистический характер русской философии, и проблемы национального своеобразия миропонимания, и критическая оценка философских взглядов многих мыслителей XIX - XX веков. Отраден тот факт, что за последние годы открылись многие архивы различных библиотек, что способствовало как изданию оригинальных работ русских философов, так и публикации интересных исследований о них. Был издан ряд словарей по русской философии, мемуарные материалы о русских философах, их биографии6.

4 Шпет Г.Г. Очерк развития русской философии. - Пг., 1922. - С. 262.

5 Пушкин А.С. Полн. собр. соч.: В 19 т. - М.: Воскресенье, 1994 - 1997. - Т. XII. - С. 72.

6 См. Философия не кончается... Из истории отечественной философии. XX век: В 2 кн. - М., 1998; Русская философия: Словарь. - М., 1995; Русская философия: малый

В 2008 году на страницах журнала «Вопросы философии» состоялся основательный разговор, посвященный изданию книги «Русская философия: Энциклопедия» (М., 2007). Эта дискуссия обнажила как достоинства, так и недостатки не только данной работы, но и ряда других исследований в области истории русской философии, поэтому не удивительно, что многие проблемы ждут ещё своего разрешения и объективного рассмотрения.

Успешные попытки анализа в данном направлении предпринимают современные исследователи истории русской культуры и истории русской философии. Рассматривая зарождение и развитие духовно-академической (А.И. Абрамов, Н.А. Куценко, М.А. Маслин, И.В. Цвык и др.), университетской (А.В. Панибратцев, В.Ф. Пустарнаков, М.А. Маслин и др.) и светской философской мысли (А.Э. Еремеев, А.Ф. Замалеев, З.А. Каменский, И.Н. Сиземская и др.), авторы пытаются определить своеобразие и специфику русского любомудрия. Так, в частности, М.А. Маслин в статье «Университетская и духовно-академическая философия в России» отмечает: «Пришедшая ныне пора признания своеобразия и существенной оригинальности русской философской мысли выдвигает задачу целостного её рассмотрения, непременно предполагающего освоение наиболее значительных её теоретических результатов, представленных в специализированной - университетской и духовно-академической -философии»7. Думается, к сказанному можно смело добавить, что и в светской - в том числе.

Идею целостного рассмотрения истории русской философии разделяют многие современные авторы (В.В. Ванчугов, М.Н. Громов, А.А. Галактионов, Б.В. Емельянов, А.Ф. Замалеев, П.Ф. Никандров, Л.Н. Столович и др.). Эта мысль также является сквозной в исследовании русской религиозной философии Л.Е. Шапошникова и А.А. Федорова «История русской религиозной философии» (М., 2006). Выделяя национальные философские черты, они отмечают, что некоторые авторы пытаются русскую философскую традицию представить как отклонение от магистрального пути развития философской мысли8. Авторы учебника, характеризуя национальные философские искания в России, акцентируют внимание на таких характерных чертах этого поиска, как свободомыслие, открытость другим культурам, чувство общности всех людей, независимо от национальности, защита прав личности и общечеловеческих ценностей и т.д. По мнению авторов, важно, чтобы различные ценностные ориентации, которых придерживаются современные исследователи, не сталкивали их и не озлобляли друг против друга в ущерб объективности.

К сожалению, современная ситуация и у нас в стране, и в мире говорит об обратном. Следовательно, проблемы, поднимаемые русской философией, актуальны всегда и их нужно рассматривать, основываясь на внутреннем сущностном постижении, обращаясь не только к разуму человека, но и к его сердцу, которое понимается как «средоточие духовной жизни». Поэтому на начальных этапах своего развития русское философствование предстает как совокупность интеллектуальной деятельности. Нельзя не согласиться с точкой зрения С.Л. Франка, который писал, что «собственной формой русского философского творчества выступает свободно написанная статья, которая крайне редко посвящена определенной философской теме и обыкновенно пишется «по поводу», связанному с какой-либо новой проблемой исторической, политической и литературной жизни, и в то же время, затрагивает глубокие важные мировоззренческие вопросы»9.

Далее Шапошников Л.Е. и Федоров А.А. выделяют одну из специфических черт русского любомудрия, основанную на «символическом» выражении мыслей при помощи иконописи, храмовой архитектуры, литературы, духовной музыки. Эта своеобразная

энциклопедический словарь. - М.,1995; Алексеев П.В. Философы России XIX - XX столетий. Биографии, идеи, труды. - 3-е изд. переработанное и дополненное. - М., 1999; История русской философии. - М., 2001; Русская философия: Энциклопедия (Под общ. ред. М.А. Маслина).

- М.: Алгоритм, 2007.

7 См. Вестник Российского гуманитарного научного фонда. - М., 2006. - №3. - С. 115.

8 См. Барабанов Е.В. «Русская философия и кризис идентичности // Вопросы философии. -1991. - № 8.

9 Франк С.Л. Русское мировоззрение. - СПб., 1996. - С. 151.

диффузия философских идей является следствием отсутствия долгого времени у философии самостоятельного статуса.

Следующими характерными чертами отечественного философствования являются онтологизация истины, антропоцентричность, эстетическое отношение к природе, человеческому обществу, что в свою очередь порождает особую значимость искусства и художественного способа познать мир как таковой. Поэтому способность видеть и чувствовать прекрасное, является характерной особенностью русского философствования. Затем исследователи отмечают также «соборный» характер русского мышления, который имеет глубокие корни в национальном сознании, следовательно, насаждение любых идей, не отвечающих национальным традициям, устоям, как например, индивидуализм, приоритет материального над духовным, в конечном итоге не будет иметь успеха.

Подобные отличительные черты русской философии выделяет в своей книге «История русской философии» Л.Н. Столович10. В частности, он отмечает особый интерес русских философов к религиозным и социально-политическим вопросам, а также к эстетической и нравственной проблематике. Но основным вопросом, по мнению автора, является судьба самой России, определения её места и роли в мировой истории. Л. Столович совместно с А. Замалеевым11 указывают на существование нескольких научных подходов в интерпретации русской философии: одни исследователи считают, что в ней нет ничего оригинального, так как она полностью копирует Запад, слепо перенимает влияние его философских систем, другие полагают, что передовая революционная мысль в России не только самобытна, но и совершенно независима от западной философии и даже превосходит ее.

На наш взгляд, не следует так категорично противопоставлять западную и отечественную философскую мысль, так как это не соответствует реальному развитию русского любомудрия. Безусловно, мыслители России прошли этап ученичества, но они из него достойно и вышли, творчески перерабатывая мысль Запада. Суждение о несостоятельности и неоригинальности русской философской мысли характерны для позиции Б.В. Яковенко и были высказаны им в книге «История русской философии» (М., 2003). Вместе с тем, ряд современных философов отмечают, что, взяв за основу то или иное течение или исходное положение западной философии, русские мыслители дополняли их своими оригинальными идеями. Получался своеобразный синтез (Вл. Соловьев, Н. Бердяев, Н. Лосский, Г. Шпет, А. Лосев).

Если обратиться к исследованиям русской философии, вышедшим в советский период, то необходимо отметить, что, во-первых, полных и глубоких работ, откровенно говоря, было не так уж и много. Можно, пожалуй, выделить книгу А.А. Галактионова и П.Ф. Никандрова «Русская философия IX - XIX вв.»12. Во-вторых, русская философия в ряде работ рассматривается лишь в качестве составляющего элемента национальноосвободительного движения, направленного против самодержавия и крепостничества. Результатом такого подхода является крайняя тенденциозность в рассмотрении мировоззренческих взглядов В.Г. Белинского, Н.Г. Чернышевского, А.И. Герцена, Н.А. Добролюбова, М.А. Бакунина, П.Л. Лаврова, Н.К. Михайловского и др. История русской философии во многих работах этого периода трактовалась как история развития материализма, боровшегося с реакционным идеализмом, который подвергался уничтожающей критике.

В связи с изменениями, происходившими в России в конце XX века, начало изменяться и отношение к наследию русской философии. Уже в 1990 г. в рецензии на вышеназванную книгу А.А. Галактионова и П.Ф. Никандрова исследователь В. Пустарнаков, в частности, пишет: «Если мы всерьез хотим познать, в чем заключается национальная специфика русской философии, особенности «русского мышления», то конечно весьма перспективным представляется путь не только анализа того, что

10 Столович Л.Н. История русской философии. - М.: Республика, 2005.

11 См. Замалеев А.Ф. Идеи и направления отечественного любомудрия. - СПб., 2003; Замалеев А.Ф. Лекции по истории русской философии XI - XX вв. - СПб., 2001; Замалеев А.Ф. Лепты. Исследования по русской философии. - СПб., 1996.

12 Галактионова А.А., Никандрова П.Ф. Русская философия IX - XIX вв. - 2-е издание, исправленное и дополненное. - Изд-во ЛГУ, 1989.

отличало друг от друга русских мыслителей (материалистов, идеалистов, прогрессистов, консерваторов и реакционеров), но того, что их объединяло»13. Движение в этом направлении, по мнению ученого, только начинается.

Как же подхватили эстафету изучения русской философии и культуры исследователи XXI века? Действительно, и сейчас вопросы становления русской культуры и философии, этапы их развития, нюансировка специфики, связи с западноевропейской культурой являются приоритетными. Если в свое время А.Ф. Лосев относил к особенностям русской философии онтологизм, соборность, этическую направленность, алогичность, то А.Ф. Замалеев, например, выделяет ряд тенденций в традиции русской философии, что составляет ее основную проблематику: натурфилософия, антропология, историософия, политология, философия языка. В своей статье «Что можно и чего нельзя ждать от русской философии»14 он пишет, что смысл русской философии заключается в поиске смысла жизни в антропологическом и историософическом измерении, а религиозность русской философии мало соответствует действительному идеалу национального своеобразия и самобытности. Однако в статье «Религия и развитие национальной формы философии»15 А. Замалеев пишет, что роль религии в развитии философии очевидна, воздействие религии на философию распространялось и на развитие её национальной формы, например, польское, немецкое, русское христианство. Вместе с тем, ученый отмечает, что по большому счету философия не может быть исключительно национальной, и говорить можно не о национальном своеобразии, а о специфике её развития.

С этими положениями не согласен Б.В. Емельянов и другие авторы книги «История русской философии»16. Они считают, что русская философия обладает всеми достоинствами национальной философии, внося тем самым свой вклад в развитие философской мысли человечества. Национальные особенности русской философии определяются, по мнению авторов учебника, рядом внешних и внутренних причин. К внешним они относят особенности её социального бытия, при котором государство либо способствовало, либо препятствовало функционированию философских идей в виде наличия цензуры, что вынуждало философию искать такие формы существования, которые давали возможность обходить цензуру, например, русская литература, которая выступила носителем философских идей, а кружки, салоны и журналы стали трибунами философов и, практически, единственным средством идеологического воздействия на общество. Это давало возможность сделать вывод о социальной направленности русской философии (П.Я. Чаадаев, славянофилы, западники, почвенники и т.д.). Кроме того, также к внешним причинам данная группа исследователей относит и характер функционирования русской философии религии, которая развивалась как светская и принимала социальную ориентацию. В русской религиозной философии данные авторы выделяют идею христианской любви как связи между людьми. Скажем, у А. Xомякова эта идея приобретает очертания «соборности».

К внутренним, сущностным чертам русской философии авторы относят социальные проблемы, антропологически и этически ориентированные, космизм (естественно-научный, религиозный, художественный) и творческие связи с другими национальными философиями. Кроме этого, они выделяют специфически русские обстоятельства, к которым относят христианизацию Руси (кстати, это обстоятельство отмечается и другими современными исследователями) через Византию и приобретение письменности при помощи южных славян. В связи с этим, античное философское наследие оказалось во многом закрытым и не повлияло на развитие русской философии в такой мере, в какой это сказалось на развитии европейской культуры.

Эти проблемы затронуты и в работе И.И. Евлампиева «История русской философии»17. Выясняя специфику русской традиции в рамках мирового философского процесса, автор выделяет несколько признаков, отличающих русскую философию от

13 Вопросы философии. - 1990. - № 4. - С. 168.

14 Замалеев А.Ф. Лепты. Исследования по русской философии. - СПб., 1996.

15 Там же.

16 Емельянов Б.В., Любутин К.Н., Русаков В.М., Саранчин Ю.К. - История русской философии. - Екатеринбург, 2005.

17 Евлампиев И.И. История русской философии. - М.: Высшая школа, 2002.

философии западной. Во-первых, это своеобразное христианское миропонимание, которое связано с проблемой выяснения смысла жизни отдельного человека и всей нации, и которая никогда не была решена окончательно; это выливалось в противостояние философии и церковной традиции; во-вторых, выдвижение на первый план проблемы сущности и смысла жизни человеческого бытия и проблемы смысла и закономерностей истории; в-третьих, характерная черта не только русской философии, но и всей русской культуры - это предельный динамизм, антиномизм в понимании мира, человека и истории. С этим положением нельзя не согласиться, так как на протяжении всей истории русской философии предпринимались и предпринимаются попытки анализа глубинных противоречий не только в объективном мире, но и в душе человека. В этом смысле русская философия глубоко диалектична, она обнажает трагизм человеческого существования. В-четвертых, это стиль философствования: если на Западе рационально-логический стиль мышления был определяющим, то в русской философии, да и в культуре в целом, образное, художественное, интуитивное отношение к миру преобладало, поэтому, эмоционально-образный стиль отдавал предпочтение интуитивным прозрениям, ярким художественным образам.

Анализу русской философии в русле определения типологических характеристик посвящена и работа П.А. Сапронова «Русская философия. Опыт типологической характеристики»18. Автор считает, что всякая национальная философия возникает только тогда, когда более или менее складывается национальная традиция. И в этом смысле с ним можно согласиться. Он рассматривает русскую философию не как «сверхфилософию», не как «недофилософию», а как философию в очень специфическом и нетрадиционном смысле, что открывает широкие перспективы ее исследования, установления позитивных культурных значений этого феномена. Сапронов П.А. отмечает такие ещё мало исследованные черты русской философии, как тяготение к мифу, её погруженность в миф, и на этом фоне он выделяет связь русской философии и романтизма. По мнению исследователя, можно установить серьезное расхождение духовных оснований русской философии с христианской догматикой, проявление некой неопределенной религиозности, что в свою очередь ведёт к мифологизации и романтическому умонастроению того или иного мыслителя. А это способствует тому, что философское мышление отходит на второй план, уступая место мифу. В связи с выявлением типологических характеристик русской философии, ученый высказывает, на наш взгляд, много спорных положений: это, прежде всего, касается зарождения философской традиции в России. Так, Сапронов П.А. считает, что связывать её с христианизацией Руси нельзя. С точки зрения исследователя, подобие национальной философии с её внятной традицией появляется у нас только к концу XIX века. Данное положение автор объясняет тем, что каждый последующий философ зависит от своих предшественников и современников в своей стране в не меньшей степени, чем от философов других стран. В качестве примера исследователь называет Вл. Соловьёва, в трактатах которого отчасти присутствует влияние И. Киреевского и А. Xомякова. В дальнейшем же влияние последующих русских мыслителей друг на друга будет всячески возрастать, однако оно никогда не достигнет той полноты и интенсивности, которые были присущи германской, французской, английской философии. Русская философская мысль становится религиозно-философской, у неё имеются свои исходные предпосылки и основания и свой собственный путь. Поэтому, отмечает автор, она не рассматривала те вопросы, которые формулировались западной философией, а предлагала свои проблемы и пути их решения, причем, «публицистичность» являлась её типологической характеристикой.

В целом, характеризуя современные исследования в области изучения русской культуры и русской философии, в частности, можно констатировать, что многие проблемы, поднятые еще в XIX веке, ждут своего дальнейшего осмысления. Каждое новое поколение ученых по-своему решает вопросы эволюции русской философии, её своеобразия и связи с западноевропейской философской традицией. На первый план выходит поиск внутренне имманентных причин и оснований становления и развития русской философии.

18 Сапронов П.А. Русская философия. Опыт типологической характеристики. Церковь и культура. - СПб., 2000.

На этом пути немаловажное значение приобретает исследование связи русской литературы и русской философии I половины XIX века, которая характеризуется особой религиозно-антропологической направленностью. Р.А. Гальцева, составитель сборника «Пушкин в русской философской критике. Конец XIX - первая половина XX века»19 считает, что в русской культуре существует «что-то вроде литературно-философской эстафеты, и даже шире - искусства и философии, из сферы художественного созерцания набранная мощь тут передается в область философского осмысления и наоборот...Русская философия - это по преимуществу философия существования, не потерявшая своей связи с высшим бытием, это экзистенциальная метафизика»20.

Список литературы

1. Асмус В.Ф. Круг идей Лермонтова // Литературное наследство. - М., 1948.

2. Шпет Г.Г. Очерк развития русской философии. - Пг., 1922.

3. Пушкин А.С. Полн. собр. соч.: В 19 т. - М.: Воскресенье, 1994 - 1997.

4. Вестник Российского гуманитарного научного фонда. - М., 2006. - №3. - С. 115.

5. Барабанов Е.В. «Русская философия и кризис идентичности // Вопросы философии. -1991. - № 8.

6. Франк С.Л. Русское мировоззрение. - СПб., 1996.

7. Столович Л.Н. История русской философии. - М.: Республика, 2005.

8. Замалеев А.Ф. Идеи и направления отечественного любомудрия. - СПб., 2003

9. Галактионова А.А., Никандрова П.Ф. Русская философия IX - XIX вв. - 2-е издание, исправленное и дополненное. - Изд-во ЛГУ, 1989.

10. Вопросы философии. - 1990. - № 4. - С. 168.

11. Замалеев А.Ф. Лепты. Исследования по русской философии. - СПб., 1996.

12. Емельянов Б.В., Любутин К.Н., Русаков В.М., Саранчин Ю.К. - История русской философии. - Екатеринбург, 2005.

13. Евлампиев И.И. История русской философии. - М.: Высшая школа, 2002.

14. Сапронов П.А. Русская философия. Опыт типологической характеристики. Церковь и культура. - СПб., 2000.

15. Гальцева Р.А. Пушкин в русской философской критике. Конец XIX - первая половина

XX века. - М., 1990.

PROBLEM OF SPECIFICS OF RUSSIAN PHILOSOPHY IN THE BEGINNING OF THE XIX CENTURY IN HISTORICAL-PHILOSOPHICAL SCIENCE

T. I. Lipich

Belgorod State University

e-mail:

lipich@bsu.edu.ru

The article discusses a question of a characteristic of Russian philosophy in the beginning of the XIX century and its analysis in modern historical-philosophical science. The communication of philosophy and culture in Russia has defined a particular interest to aesthetic and cultural subjects. The formation of Russian national consciousness, self-identification process are shown, searches of sources of the major concepts and ways of a world outlook reflection begin in the 1st half of the XIX century.

Key words: philosophy, culture, national consciousness, outlook,

romanticism.

19 Гальцева Р.А. Пушкин в русской философской критике. Конец XIX - первая половина XX века. - М., 1990.

20 Гальцева Р.А. Пушкин в русской философской критике. Конец XIX - первая половина XX века. - М., 1990. - С. 6.