УДК 130.2

ПРИНЦИП “ЦЕЛОСТНОСТИ” В ФИЛОСОФИИ ОБРАЗОВАНИЯ В.С. СОЛОВЬЕВА

Статья посвящена анализу философских взглядов В.С. Соловьева в плане проработки им антропологических, метафизических и историософских проблем образования. Автором показано, что посредством принципа “целостности” В.С. Соловьев стремился установить системность знания, единство теории и практики, гармонизировать все способности человека в Единое. Акцент сделан на прикладную роль философии «всеединства» как знания, отвечающего принципу «целостности» содержания жизни, в основу которой положен нравственный элемент как средство разрешения общекультурных и социальных проблем.

Ключевые слова: В.С. Соловьев, философия образования, принцип «целостности» в философии В.С. Соловьева, человек.

В творческом наследии В.С. Соловьева можно выделить периоды лекторско-преподавательской (1874-1882 гг.) и просветительской (1882-1900 гг.) деятельностей, что свидетельствует о нем как видном философе, теоретике философии образования и педагоге-практике. Особый интерес представляет теоретическое освещение с философских позиций общих (социокультурных, нравственно-этических, историософских, логико-методологических и т.д.) проблем образования и воспитания. В наследии В.С. Соловьева не представлены специально педагогические работы: его идеи по вопросам воспитания и образования включены непосредственно в контекст философских, публицистических и богословских сочинений, что акцентирует их философскую составляющую. В.С. Соловьев, не имея склонности заниматься “частными вопросами техники” (методикой), разработал единую систему (методологию) педагогического знания, которая стала основой осмысления ряда мировоззренческих и антропологических положений в русской религиозной философии; а также целостности и системности знания, единства теории и практики. Побуждающей причиной обращения В.С. Соловьева к сфере образования было осуществление практических целей: по его убеждению философия должна перестать быть “отвлеченным знанием” в смысле исключительно теоретического познания и распространиться на области “знания жизненного”, “прикладные дисциплины”, придавая своему видению целостность на основе синтеза “свободно-разумного мышления” и “вечного содержания христианской веры”. Построение новой образовательной системы явилось выражением принципа “целостности” - гармонизации всех способностей человека и содержания мира в Единое,

- что реализовывалось в концепции “цельной жизни”, получившей свое исходное содержание от знания существенного всеединства, положенного в основу разрешения общекультурных и социальных проблем. В.В. Зеньковский полагал, что понятие “цельной жизни” (синтез идей “цельного знания” и “цельного творчества” в “цельном обществе”) постепенно стало ключевым в философии В.С. Соловьева. “Цельная жизнь” являлась не просто субъективной целостностью - единством интеллектуальных, эмоциональных и творческих движений, но живым и подлинным общением с Абсолютом х. “Только когда воля и ум людей, - писал В.С. Соловьев, - вступят в общение с вечно и истинно сущим, только тогда получат свое положительное значение и цену все частные формы и элементы жизни и знания, все они будут необходимыми органами одной цельной жизни”2. Философия образования В.С. Соловьева основывалась на методологии “всеединства” - “критики отвлеченных начал”. Предметом - являлся весь строй жизни в его целостности и бытие человека - в конкретике. Задача - состояла в преобразовании культуры общества, установлении гармоничного соотношения внешнего (объективного) и внутреннего (субъективного) миров, осознании целостности развития человека,

1 Зеньковский В.В. История русской философии. В 2х т., т. 2. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1999.- С. 28-29.

2 Соловьев В.С. Собрание сочинений в 10-ти т., т. 1. - Спб, 1914. - С. 285.

М. А. Шарова

Российский государственный аграрный университет — МСХА им. К. А. Тимирязева

e-mail:

SHAROV. KALUGA @ mail. ru

означающих, что смысл образования состоит в обнаружении единства природного и духовного бытия человека и общества. Цель философии образования выводилась из цели философии “всеединства” и понималась как знание, способное изменить действительность. В.С. Соловьев выдвинул ряд проблем методологического характера, без ответа на которые дальнейшее развитие философии и образования стало невозможным: сущность культуры, уровень ее развития на рубеже веков, основные тенденции развития культурных процессов, отношение общечеловеческого и национального в культуре, отражение этих процессов в образовании, его содержании, целях и задачах. К идеям В.С. Соловьева восходят в русском педагогическом сознании религиозно-антропологическая проблема “богочеловечества” (т.е. личного и общественного спасения человека в тесной связи с Богом), и учение о софийном единстве человека (включает в себя все человеческие поколения) и теософию. Посредством “всеединства” В.С. Соловьев пытался снять противоречие между бытием и сознанием, между идеальным и материальным путем объединения науки, философии и религии (теософии) на основах творческого начала (теургии), субъектом объединения которых являлся человек, что переносит центр тяжести на вопрос внутреннего (духовного) развития человека, на выявление закономерностей процесса развития (воспитания).

Основное значение философского знания В.С. Соловьев видел в его направленности на человека: уяснении сущности, смысла жизни, перспектив

исторического развития последнего. Он обратился к проблеме синтезирования всех дисциплин, занимающихся антропологической проблематикой. Общим для русской религиозной философии XIX - начала ХХ вв. становится тезис, что “теология есть антропология” и изучать следует бытие человека (а не бытие Бога), стремящегося к постижению Бога (В.И. Несмелов, М.М. Тареев). Объединяя Творческое начало и материю, В.С. Соловьев обращался к человеку как связующему звену между миром божественным и миром преходящим. В двуприродности человека раскрывался космогонический процесс (т.е. эволюционирование от “зверочеловека” к “Богочеловеку”)

- “тайна связи условного и безусловного”, но основная проблема, намеченная В.С. Соловьевым, заключалась в “выведении” условного из безусловного, т.е. в “трансцендентной дедукции” условного. По оценке В.С. Соловьева, человек никогда не остается удовлетворенным своим конечным условным содержанием и стремится к обладанию всецелою действительностью, которую мыслитель рассматривал как положительную безусловность. В.С. Соловьев не наделял человека ни божественной силой, ни божественным содержанием, но признавал за ним божественные права -творчество, чувство “внутреннего подъема”, что свидетельствует о формировании целостности самой личности в процессе ее развития как Образа по Подобию (=ОБРАЗОВАНИЯ), где “цельность” бытия виделась в единстве двух планов существования человека - космогоническом и историческом. В лекциях “О Богочеловечестве” (1881 г.) и труде “Идея сверхчеловека” (1899 г.) В.С. Соловьев показал, что решение антропологической проблемы в философии и педагогике имеет и свою прагматическую цель - выяснение вопроса о конечном результате развития и воспитания человека, что выводит и педагогику, и философию к проблеме телеологии воспитания и идеала человека и человечества. Эволюционирование мира (естественный процесс исторического развития) есть также богочеловеческий процесс, конечной целью и результатом которого должно быть единение человека с Абсолютом и утверждение Добра. Цель человечества - установление в мире совершенной гармонии и тесное соединение Бога с Миром, которые возможны лишь на основе взаимной любви Бога и существ. Достижению полноты бытия (цели и смысла жизни отдельного человека и всего человечества) должны быть подчинены все остальные цели. Достигнет же полноты бытия лишь богочеловечество, и этой предельной меры духовного развития и “цельной жизни” люди смогут достигнуть, организовавшись в “цельное общество” (“свободную теократию”), что, в свою очередь, возможно лишь тогда, когда социум будет обладать истинным знанием (результатом “свободной теософии”). Характеристика Логоса как конкретного или Христа давала возможность связать сущее непосредственно с человеком (Иисус Христос = Богочеловек). Одновременно это и идеал нравственного служения Богу и человеку. Сам собой вытекает тезис о приобщении всякого человека к богочеловечеству. Божественный Логос, войдя в процесс человеческой истории, воплотился в личность Иисуса Христа, сделавшись “из центра вечности” центром истории и, ускорив этот

процесс, определил дальнейший путь человечества. Эта сфера “всеединства” составила область персонифицированных посредников: она связывает сферу сущего (Бога) с миром человека, который занимает центральное место в реальной действительности. Несмотря на определенный провиденциализм, В.С. Соловьев оставлял место активности самой личности. В.С. Соловьев рассматривал человека (или человечество) как существо, содержащее в себе (в абсолютном порядке) божественную идею, т.е. всеединство, или безусловную полноту бытия, и осуществляющее эту идею (в естественном порядке) посредством разумной свободы в материальной природе.

Основы духовно-нравственного развития (=воспитания) личности раскрыты в этической системе В.С. Соловьева, построенной не столько на “оправдании добра”, сколько бытия и жизни в целом как соответствующих (или не соответствующих) Божьему замыслу о мире. Каждого человека В.С. Соловьев представлял как нравственное существо, или лицо, имеющее независимо от своей общественной полезности безусловное достоинство и безусловное право на существование и на свободное развитие своих положительных сил. Он считал, что задача (“мировая идея”, “смысл жизни”) личности состоит в солидарности (единении) всех и каждого под эгидой Добра и Совершенства для превращения человеческой жизни из “метафизической и физической” в “нравственнометафизическую” и “нравственно-физическую”. По В.С. Соловьеву, нравственная природа присуща человеку от рождения, но развивается и совершенствуется благодаря воспитательным действиям и общественным институтам. “Как школа необходима для получения образованности, так воспитание необходимо для поднимания от низших к высшим ступеням нравственности”3 как для отдельного индивида, так и человечества в целом. В.С. Соловьев выступал за автономию нравственных ценностей, видя в них основу внутреннего достоинства человека и его стремления к самосовершенствованию. Нравственность трактовалась им как проблема индивидуального сознания, развития личности в человеке. По В.С. Соловьеву, двигателями нравственной деятельности являются нравственные чувствования, соединенные с поступками. Неразвитость нравственных чувствований приводит к несоответствию между умственным образованием и духовным развитием. Поэтому цель образования - нравственная, т.е. познание, что есть добро и как осуществить нравственную истину, утвердить добро в реальном мире. В.С. Соловьев обосновал онтологию нравственного прогресса как восхождение духовной сущности человеческого всеединства в земной жизни (добро им понималось как организация бытия на пути к целостности, а зло как раз-лад, дез -организация бытия, результат свободы эгоизма). Он полагал, что сознание человека требует осуществления абсолютного добра; а разум может развивать концептуалистическую систему, руководствуясь только идеалами абсолютного добра. В работе “Оправдание добра. Нравственная философия” (1894 - 1897 гг.) В.С. Соловьев выделил два критерия победы добра над злом (т.е. нравственного прогресса человечества): 1) необходимо признать за добром абсолютное начало; 2) необходимо признать, что это абсолютное Добро может абсолютно воплотиться в реальной земной жизни. Религиозная философия В.С. Соловьева отражала идеи дуалистичности человеческой природы: с одной стороны, сознание человека ограничено условным содержанием; с другой - человек убежден, что “может достигнуть и положительной безусловности, т.е. может обладать всецелым содержанием, полнотою бытия”. Эта полнота бытия есть абсолютное добро. Нравственный смысл жизни человека “состоит в служении Добру - чистому, всестороннему, всесильному”. В.С. Соловьев считал, что нравственное воспитание необходимо, поскольку “от окончательного выбора между двумя путями - добра и зла - человек ни в коем случае избавиться не может” 4.

Способом проявления нравственности В.С. Соловьев считал любовь (понятую им онтологически, как соединение учения об Эросе с учением о Софии) как спасение индивидуальности через внутреннее признание истины другого, его безусловности. Любовь в философии В.С. Соловьева являлась основой морально-достойного поведения и воспитания людей. В “Статьях из энциклопедического словаря” В.С. Соловьев говорил о

3 Соловьев В.С. Оправдание добра: Нравственная философия / Вступ. ст. А.Н. Голубева и Л.В. Коноваловой. - М.: Республика, 1996. - С. 261.

4 Соловьев В.С. Оправдание добра. Нравственная философия / Вступ. ст. А.Н. Голубева и Л.В. Коноваловой - М.: Республика, 1996. - С. 5.

трех видах любви: 1) “любовь, которая больше дает, нежели получает (нисходящая). Это родительская любовь ..; 2) любовь, которая больше получает, нежели отдает (восходящая). Это любовь детей к родителям ..; 3) полнота жизненной взаимности рождается, когда то и другое удовлетворено - это половая любовь: жалость и благоговение в соединении с чувством стыда создают эмоциональную основу этого третьего вида любви. Смысл ее в создании нового человека, что следует и в переносном смысле - как Образование нового духовного облика человека; так и в прямом - как продолжение человеческого рода” 5.

В работах “Жизненная драма Платона”, “Право и нравственность”, “Идея сверхчеловека” и др. отражены идеи В.С. Соловьева об исторической функции воспитания как общечеловеческой ценности, средстве организации социума, факторе развития культуры, гуманизации и гармонизации жизни, предполагающих установление межкультурного диалога и толерантности в отношениях между людьми. В работе “Оправдание добра. Нравственная философия” В.С. Соловьев говорил о трех типах воспитания: 1) как функции человеческого общества; 2) как социальном формировании личности; з) как управлении процессами развития личности. Главный интерес здесь представляет прямая взаимосвязь педагогики не только с онтологией и гносеологией, но и этикой, причем этикой объективного идеализма и теологии. Историософская функция воспитания (сопряжена с софиологической концепцией В.С. Соловьева - учением о софийности человека, включающем в себя все поколения) возлагалась на “собирательного” человека в порядке нарастания: семья - народ - человечество; чему в историческом развитии соответствуют ступени: родовая, народно-политическая, духовновселенская. Достижение последней возможно лишь при одухотворении двух первых; что осуществимо только при нерасторжимости связи поколений. В.С. Соловьев полагал, что опора на историческое воззрение в воспитании приводит к признанию права одного поколения вмешиваться в воспитание и образование другого на том основании, что это естественный процесс внесения каждым поколением своей лепты в общее здание прогресса.

Основополагающим воспитательным институтом В.С. Соловьев признавал патриархальную семью, с наличием внутренней духовно-нравственной и кровнородственной (природной) связями трех живущих поколений: дедов-родителей, детей-родителей, детей-внуков. Их высшая задача состоит в том, чтобы относительная природная связь текущих поколений была одухотворена и превращена в безусловно -нравственную. Одним из средств одухотворения семьи В.С. Соловьев считал семейную религию как область, соединяющую человека с Богом: одна - через прошлое, другая -через настоящее и третья - через будущее. Семейная религия приравнивалась В.С. Соловьевым к культу предков, его освящению в силу традиции = исторического образа добра. Посредством семейной религии “воспитывались” чувства: превосходства высшего существа, благоговейной любви и благодарности, страха перед несоизмеримой силой. Внутренняя связь поколений строится на принципе естественного неравенства детей перед отцами, а тех перед дедами, которое В.С. Соловьев определял как положительное неравенство, благочестие или “сыновняя любовь”. Оно признано случайным и преходящим моментом, исчезающим по мере естественной смены поколений. Здесь преимущество родителей перед детьми порождает правильный духовный порядок и нравственную дисциплину. Основным критерием родительского попечения является чувство “жалости”, выраженное в категориях: знание (собственный опыт), уподобление и приравнивание (“одинаковость”). В детях родители видят продолжение собственного “Я”, уподобляют их себе как однородных, но фактически неравных. Отношение детей к родителям, называемое “преклонением”, строится на иных нравственно-психологических элементах: превосходстве родителей, зависимости от них, благоговения перед ними и на послушании им. В своем нравственном чувстве ребенок осознает полную зависимость от родителей как существ, заботящихся о нем: питающих и оберегающих его. При этом первые впечатления детского сознания содержат достаточно оснований для понимания родителей как существ высшего порядка. В.С. Соловьев отмечал, что дети до известного возраста не обращают внимания на крупные явления природы (солнце, грозу и т.д.), но

5 Соловьев В.С. Любовь. Статьи из энциклопедического словаря - В кн.: Соловьев В.С. Собр. соч. в 10-ти т., т. 10. - Спб. - С. 236-238.

ощущают непременную зависимость от родителей, и, как следствие, образ взрослых отождествляется с образом недостижимого Божества (Провидения). “Сперва Провидение воплощается в матери как кормилице и первой воспитательнице. Тут для ребенка мать -... единственное высшее существо; но, достигая сознательного возраста, он видит, что сама мать находится в зависимости от другого высшего существа - его отца, кормителя и защитника всей семьи; он есть настоящее Провидение, и на него естественно переносится религиозное почитание” 6. В семейной религии культ отца рассматривается как культ высшего начала, источника жизни, благополучия и охранителя семьи - “одним словом, ее Провидение”. Почитание родителей есть первый шаг семейной религии, но он не обусловлен чисто религиозным характером: этому мешает повседневная близость и непосредственное взаимодействие почитателя и почитаемого. Иное составляет культ умерших предков, где основополагающими выступают не вещественно-телесные связи мира существующего, а связи духовно-нравственные мира существующего с отошедшими в иной мир. Так, отец при жизни не есть Бог: он лишь “кандидат в боги”, так как “смерть дает человечеству первых богов”. Собирательный образ отца как прародителя, благодаря религиозному сознанию, воплощается в идее Отца Всеобщего (= всеобъемлющего Провидения). Посредством родительской памяти мы приобщаемся к религии семьи и поклоняемся первоначальным создателям “естественно-человеческого просвещения”. Идейный и воспитательный смысл семейной религии в том, что, совершая какие-либо поступки, мы желаем творить не согласовывать столько собственную волю, сколько волю Отца, т.е. духовно наши действия с Предком = Традицией = Добром = Провидением (Богом). Семейная религия - суть духовно - организованного непрерывного процесса, где отношение родителей к детям имеет в виду безусловное назначение человека. Поэтому цель воспитания состоит в осуществлении связи временной жизни каждого поколения с верховным и вечным благом, которое есть общее для всех поколений, в котором деды, отцы и дети нераздельно единосущи между собой. А пока такого совершенства не наступило, целостная связь поколений поддерживается с одной стороны, через религию (культ почитания предков), а с другой - через воспитание детей как будущих носителей священного добра.

Поскольку из совокупности семей образуется единое отечество, то семейное воспитание примыкает к воспитанию национальному, где единичная душа наполняется содержанием души народной с ее преданиями и традициями. В.С. Соловьев полагал: если семья осуществляет мировосприятие бытия, в основном, в линейной бесконечности, то народ и человечество реализуются в пространственно-временных пределах сосуществования и расширения границ своего бытия. В работах “Национальный вопрос в России”, “Великий спор и христианская политика”, “Еврейство и христианский вопрос” он поднял проблему национального воспитания: его сущности, содержания и формы. Мыслитель указывал на позитивность взаимосвязи семейного и национального воспитания, так как личность обретает свой целостный смысл и бессмертие лишь в существовании общественном.

Тенденция к переосмыслению взаимоотношений индивидуального -национального - и общественного в воспитании и образовании, изменение подходов к их содержанию и методам обучения, необходимость выработки новых ценностных установок и т.д. делали необходимым формирование нового мышления, требующего консолидации всех духовных сил и ресурсов человечества. В этих условиях актуальной становится идея В.С. Соловьева о создании новой культуры, основанной на синтезе религии, философии и науки, как переходе человечества на следующую ступень процесса Богочеловеческого развития, в которую включены все формы познания как равноценные и равнозначные члены человеческого сознания. В работе “Критика отвлеченных начал” В.С. Соловьев указал на методологическую несостоятельность сепаративности мистических (религиозных) - положительных (или субстанциальных) и рассудочных - отвлеченных (или отрицательных) принципов познания, которые равно отвлекаемы от целого, теряют свой истинный характер и, вступая в противоречие и борьбу друг с другом, ввергают мир в состояние умственного разлада. В рациональном, умозрительном мышлении

6 Соловьев В.С. Оправдание добра: Нравственная философия / Вступ. ст. А.Н. Голубева и Л.В. Коноваловой. - М.: Республика, 1996. - С. 117.

познающий субъект только граничит с предметом, а не соединяется с ним внутренне, только соприкасается с ним, а не проникает в него, вследствие чего такое познание не может быть истинным, объективным познанием. В.С. Соловьев полагал научное знание гносеологической ценностью человечества, которое является не только средством обеспечения условий жизни человека и общества, но и средством развития самого

о т~» <->

человека, его морально-нравственной сущности. В русской традиции гносеологические ценности имели особую значимость относительно других ценностей: они обретали конкретный вид в виде идеалов правды (истины в добре), активного добра и высшей справедливости. По своему характеру они имели реализованный (материальновоплощенный) и идеальный (экзистенциальный) вид. В.С. Соловьев писал, что в народном сознании всегда был распространен культ знания (Логоса, Софии Премудрости), который не отменял, а дополнял нравственно-совестливые ориентиры экзистенциального поведения русских людей. Знание в философии В.С. Соловьева рассматривалось не как только нечто присутствующее внутри познающего человека, но как средство, фундаментальный и всеобщий аспект (благо) человеческого существования (его атрибут), без чего немыслимо обосновать, удостоверить собственное воление (свободу) и активность человека, доверие к бытию вообще, человеческому в частности. Вместе с верой знание выступало важнейшим экзистенциальным способом жизни не по лжи. Посредством знания человек неизмеримо расширяет горизонт своего бытия, опережая иные природные метасистемы, и, хотя и его бытие ограничено локальным пространственно-временным миром, универсальным в смысле всеохватности лишь в пределах заданных границ “здесь и теперь” существования человека, человек как смыкание двух миров бытия - духовного и материального, оказывается средоточием интеграции противостоящих форм бытия, есть основа расширения границ единства бытия.

Вера в процессе познания выступает как непосредственное знание, т.к. факт веры есть более основной и менее опосредованный, нежели научное знание или философское размышление. Вера понималась В.С. Соловьевым в нескольких ракурсах: 1) как особый (по сравнению с эмпирическим и логическим) вид знания; 2) как уверенность; 3) как метод, средство, возможность преодоления противоречий сознания в познавательном процессе, что позволило ей подняться на новый методологический уровень. В схемах познания В.С. Соловьева категория веры (“умственное созерцание”, “интеллектуальная интуиция”) стоит над всеми иными видами познания: вера -логическое мышление - опыт. Подробно процесс познания мыслитель исследовал в работе “Теоретическая философия”.

В.С. Соловьев, тяготея к идее целостности как фундаментальной гармонизации всех способностей человека в Единое, полагал философское знание связующим дисциплинарным началом, так как в нем присутствуют свобода и духовное освобождение, благодаря которым знание становится принципиально открытым для человека. В.С. Соловьев утверждал, что познавательный прогресс станет продуктивен, когда будет преодолена “раздвоенная образованность Запада” и “придет цельное знание сознания верующего разума”, соответствующее основным началам древнерусской образованности

- единству имманентного и трансцендентного в человеческом сознании и т.д. Основу подобного объединения он видел в “свободной теософии” - синтезе науки, философии, религии.

В.С. Соловьев считал, что человек изначально обладал цельным сознанием, то есть заключающим в себе все виды знания потенциально. В процессе эволюции человеческой культуры цельность сознания постепенно была утрачена, трансформировавшись в феномен “веры” как интуитивного ощущения и поиска трансцендентных оснований бытия. В рамках христианской культурной парадигмы актуализировалась необходимость обнаружения такого изначального принципа бытия вне рамок религиозной веры посредством философского знания. В.С. Соловьев в работе “Философские начала цельного знания” стремился преодолеть следствия мировоззренчески “разорванной” западноевропейской философии путем построения знания так, чтобы оно не имело случайного и единичного характера. В.С. Соловьев понимал теософию как особый тип познания, в рамках которого формально-логические методы применяются на основе объективированных металогических принципов (идея Бога = Добра = Любви = Истины =

Закона (Порядка), репродуцирующих традиционные ценностные доминанты процесса познания. В.С. Соловьев разработал структуру “цельного знания” отличную от традиционной структуры знания тем, что придал ее элементам стабильное качество взаимосвязи цельности. Если в традиционной структуре знания доминирующую роль играло знание научное, а все другие считались второстепенными (или неадекватными), то в “цельном знании” предполагалась равноправность его элементов - религии, морали, философии, науки, искусства, права и др. При этом все компоненты, соответствуя различным сторонам человеческой природы, а, следовательно, различным каналам получения знания о мире, представляли неразделимую слитность. Их содержание, с одной стороны, образовывало совокупную целостность, а, с другой, само “цельное знание” продуцировалось каждой из этих форм. Проявляясь в каждом из компонентов, оно являлось инструментом или методом, который позволял каждой форме знания дополнять знание о бытии в целом. В.С. Соловьев полагал, что в “цельном знании” христианская догматика бытия отождествляется с бытием личности, поэтому основной проблемой философии образования становится взаимоотношение двух разумов - Логоса (Божественного разума) как некоего всеобщего закона (разума бытия) и человеческого разума, являющегося как бы малым, но цельным бытием. В работах “Три силы”, “Лекции о Богочеловечестве”, “Кризис западной философии”, “Философские начала цельного знания” и др. В.С. Соловьев показал, что характер “целостности” определяется в значительной степени не предметом науки, а природой человеческого сознания.

В.С. Соловьев рассматривал “цельное знание” как факт приобретения знаний, где, с одной стороны, имеет значение индивидуальная чувствительность, субъективные представления и впечатления, а с другой - философское понимание субъекта познания, предполагающего совокупную человеческую культуру.

В.С. Соловьев полагал знание (образование) высшей формой проявления культуры

- народной, религиозной, профессиональной, - перетекающей из поколения в поколение живой водой традиции и творчества. В работе “Тайна прогресса” он выдвинул идею систематического воспитания в совокупности традиционного и прогрессивного элементов.

Стремясь найти средства реализации данного идеала, В.С. Соловьев в 1880-е г. разрабатывает концепцию теократической утопии, считая, что единство человечества будет обеспечено всемирной теократией. Поиск инициирующего субъекта приводит В.С. Соловьева к понятию “русская идея”. По его мнению, славянский народ, обладающий единством “трех коренных сил”, может встать во главе свободной теократии, так как всякое христианское государство, а в особенности Россия, . по преимуществу есть учреждение воспитательное”7. На этой основе В.С. Соловьев выводил принцип “целостного” воспитания - “служить народу в человечестве и человечеству в народе”.

К концу жизни В.С. Соловьев острее ощущал эсхатологизм истории, ставил под сомнение идею прогресса (“Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории”). Его этика и воспитание становятся причастны идее Ф.М. Достоевского “красота спасет мир”. “Спасет ли ?” - вопрошал мыслитель. В произведениях “Красота в природе”, “Общий смысл искусства”, “Что значит слово “живописность” и т.д. он рассматривал этические и эстетические категории как абсолютную ценность бытия. В.С. Соловьев отмечал, что в познании окружающего мира имеются два пути: путь научного познания и познание средствами искусства. Он указывал, что ученый говорит фактами, силлогизмами, понятиями, а писатель, художник - образами, картинами, но говорят они об одном и том же. В этой связи В.С. Соловьев подчеркивал, что искусство способствует развитию сознания человека не меньше, чем наука. Оно развивает эстетическую культуру человека, учит его понимать прекрасное и строить жизнь по “законам красоты”.

Сильной стороной философии образования В.С. Соловьева, явилось его стремление концептуализировать и связать в единое все формы познания и деятельности субъекта, теорию и практику, материальное и идеальное и воплотить это в целостном процессе реального исторического развития человека и человечества. Благодаря творчеству В.С. Соловьева характерной чертой русской философии в педагогике стало рассмотрение принципа “целостности” не как инструмента деятельности, а как способа существования человека, как способа расширения личности, всецело подчиненной

7 Соловьев В.С. Национальный вопрос в России // Собр. соч. в 10-ти томах, т. 5. - С. 203.

коренным, более первичным целям и стремлениям человеческой души: жизни и смерти, добру и злу, созиданию и разрушению. Развивая идею “целостности”, он установил связь между духовной эволюцией человечества и продуцирующими изменениями в трактовке образования как явления духовной культуры.

Список литературы

1. Зеньковский В.В. История русской философии. В 2х т., т. 2. - Ростов-на-Дону: Феникс,

1999.

2. Соловьев В.С. Собрание сочинений в 10 - ти т., т. 1. - СПб, 1914.

3. Соловьев В.С. Оправдание добра: Нравственная философия / Вступ. ст. А.Н. Голубева и Л.В. Коноваловой. - М.: Республика, 1996.

4. Соловьев В.С. Любовь. Статьи из энциклопедического словаря - В кн.: Соловьев В.С. Собр. Соч. в 10-ти т., т. 10. - СПб, 1914.

5. Соловьев В.С. Национальный вопрос в России - В кн.: Соловьев В.С. Собр. соч. в 10-ти т., т. 10. - СПб, 1914.

THE PRINCIPLE OF “INTEGRITY” IN THE PHILOSOPHY OF EDUCATION BY V. SOLOVYOV

The article is written within the framework of a new “research field of philosophic knowledge - “philosophic of education”. The author explained that by means of the principle of “integrity” V. Solovyov aimed to set the system of knowledge, the unity of theory and practice, to harmonize all human abilities and that’s why he put it into the basis of the problem development of methodological, religious - anthropological and theosophic nature in the philosophy of education.

Key words: V. Solovyov, the philosophy of education, the Principle of “integrity” in the philosophy by V. Solovyov, human.

M. A. Sharova

K.A. Timirjazev Russian State Agrarian University — MSHA

e-mail:

SHAROV. KALUGA @ mail, ru