УДК 786.74

ББК 85.315

О-74

Осипенко О.А.

Претворение персонажных тем в ранних квартетах Д.Д. Шостаковича

(Рецензирована)

Аннотация.

Цель статьи - выявить в ранних квартетах Д.Шостаковича корпус так называемых характеристичных или персонажных тем и провести их классификацию. Анализ тематизма ранних квартетов, созданных Д. Шостаковичем в 30-50-е годы ХХ века, позволил выделить темы, определяющие человеческое поведение, и «темы-куклы». Транслирование интонационных типов из ранних в более поздние камерноинструментальные циклы композитора указывает на их общность, благодаря чему образуется единый метатекст.

Ключевые слова:

Тематизм, квартет, камерно-инструментальная музыка, персонажные темы, Д. Шостакович.

Предметом данной статьи являются струнные квартеты Д. Шостаковича, написанные в 30-50-е годы ХХ века (с Первого по Шестой) [1]. В квартетах Д. Шостаковича отмеченного временного периода выделяются общие образноинтонационные сферы. С одной стороны, в этих сочинениях с помощью музыкальных характеристик обрисована образная сфера Лирического героя/Автора. С другой стороны, в них претворяются сложные отношения Личности и окружающего его мира социума, который условно можно обозначить как сферу «внешнего мира». Данная образноинтонационная сфера включает в себя в качестве одной из важнейших составляющих группу ярко индивидуальных тем-«персонажей», в которых в условной интонационной форме моделируются внешние проявления человеческих типов и характеров, ассоциирующихся большей частью с особенностями манеры поведения, походки, пластики, жестикуляции. Созданию подобного эффекта способствуют неизменно подвижные темпы и жанрово-танцевальная основа музыкального материала. При всем многообразии запечатленных в звуках характеристик, этой группе тем в наибольшей степени соответствует обозначение «люди и куклы». В статье предлагается классификация персонажных квартетных тем.

Характеристичные темы имеют некоторые сходные музыкальные признаки. Идея обрисовки индивидуального облика того или иного персонажа определяет особенности музыкального оформления экспозиционных разделов квартетов. В отношении инструментовки, прежде всего, следует отметить противопоставление солирующего инструмента с достаточно рельефным материалом остальным участникам квартета, выполняющим оттеняющую, фоновую функцию. Как правило, ведущая роль принадлежит 1-й скрипке, иногда солирует виолончель и, значительно реже, альт.

В организации фактуры по вертикали прослеживается ориентация на типичные для бытовых жанров модели, с другой стороны, в ней явно присутствует тенденция к дифференциации всех партий. Обособленность и характеристичность голосов подчеркивается за счет регистрового контраста, динамического, артикуляционного и штрихового разнообразия. Несмотря на опору на типовые интонационно-ритмические формулы, мелодический облик каждой темы индивидуализируется. Это достигается за счет специфического ладового колорита, а также введения неожиданных оригинальных деталей, выходящих за рамки заданных моделей, что позволяет трактовать темы данной группы как некие персонажи.

Характеристичные темы в квартетах Д. Шостаковича условно можно разделить на те, в которых запечатлеваются человеческие типы и темы, в которых персонажем выступает кукла-марионетка. В некоторые моменты признаки человеческого и кукольного персонажа тесно переплетаются, в результате чего образуется единое, неразделимое целое.

Экспонирование тем, отражающих поведение человеческих персонажей, относительно статично и не выходит за пределы изначально заданного образа. В этих случаях можно говорить о своеобразных портретных зарисовках (аналогичных балетным «характерным» танцам), выявляющих не столько личностные, сколько типические черты представителей различных социальных групп. В ряде тем героем становится персонаж народных гуляний [2]. В других случаях черты персонажной характеристичности сообщаются танцам, изначально не наделенным подобной семантикой (полька, галоп).

Неповторимый индивидуальный облик ряда персонажных тем достигается благодаря особенностям ладовой организации и специфическим гармоническим средствам, обращающим на себя внимание в условиях диатонического «окружения»: пониженных ступеней, аккордики мажора-минора, полифункциональных и полиладовых созвучий.

«Портретным» темам свойственна некоторая статичность - разделы, в которых они экспонируются, как правило, невелики по масштабам, тонально замкнуты, тематически однородны, отличаются стабильностью фактурных функций. Принимая во внимание относительную однородность указанных выше тем, а также особенности фактурных решений (преобладающую константность фактурных функций в рамках периодов или периодообразных построений), с одной стороны, и постоянное мелодико-ритмическое обновление, создающее эффект «внутренней» событийности, с другой, - их возможно интерпретировать как своеобразные моносценки.

В других случаях экспонирование темы с первых же тактов представляет собой достаточно динамичный процесс, который может быть интерпретирован как развертывание некоего сюжета. Своего рода сценки возникают в разделах побочных партий первых частей 1, 3, 6 квартетов, а также финала 1 квартета. Их специфика заключается в диалогическом принципе строения, реализующем так называемый игровой синтаксис, что позволяет моделировать поведение персонажа (или нескольких персонажей), разнообразные коммуникативные ситуации. Нестандартность «линий поведения», событийность, связанная с появлением новых персонажей и их взаимодействием, отражаются в неординарности структурных решений, особой синтаксической организации, подвижности фактурных функций и собственно квартетной инструментовке. Эффект сюжетоподобия возникает благодаря происходящей в процессе тематического развертывания быстрой смене различных ритмо-интонационных элементов. Они уподобляются репликам неких персонажей, составляющим диалоги и полилоги. В музыке это выражается посредством корреспондирования голосов (переклички, имитации) и тембровых перестановок.

Среди множества характеристичных тем в квартетах Шостаковича выделяются темы, обрисовывающие особые персонажи - куклы. С одной стороны, они обнаруживают сходные качества с рассмотренными выше темами. В них внешние признаки передаются через моторику, танцевальное движение, тембровую характеристичность, детализированность штрихов (частая смена legato и staccato) и динамику (контраст f и p, неожиданные sf). С другой стороны, они отличаются достаточно устойчивым комплексом специфических выразительных средств, что позволяет объединить их в подгруппу «балетно-кукольных» тем. Это темы главных партий III-х частей Первого и Пятого квартетов, а также побочная тема I-й части Первого квартета и обе основные темы II-й части Третьего квартета.

Данные темы, как правило, опираются на жанровую модель вальса, причем оригинальной чертой воплощения этого танца становится парадоксальное сочетание

грациозности с механистичностью, ритмической прихотливости с подчеркнутой метричностью движения четвертными длительностями в трехдольном размере, организующей «вальсовый шаг». Для мелодий характерна некоторая упрощенность, «кукольность» интонационного облика. В них преобладают вращательные фигуры (передающие танцевальное кружение), которые возникают в результате комбинирования и тиражирования простейших интонационных ячеек: гаммообразных или трезвучных ходов, коротких двухзвучных (или трехзвучных) мотивов.

Другое качество кукольности - хрупкость, миниатюрность (что В. Валькова определяет как «субтильность» [3]) передается посредством звучания мелодии преимущественно в верхнем и среднем регистре в партии 1 скрипки (исключение составляет тема главной партии финальной части Пятого квартета, порученная альту). Эффект «облегченности» танцующей кукольной фигурки создается также благодаря преобладанию отрывистого штриха (staccato) и разреженности, прозрачности фактуры, в результате чего гармоническая функциональность предстает в предельно лаконичном виде - «свернутой» в двухголосие.

Как упоминалось выше, важным признаком «кукольных» тем является механистичность, которая обнаруживает себя на разных уровнях. Подобный эффект проявляется в симметричности мелодического рисунка, секвенцировании мотивов наряду с точным и вариантным их повтором, тиражировании простейших ритмических формул, наличии остинатных фигур в аккомпанементе, четкости синтаксической организации, регулярной повторности равновеликих мелких синтагм.

Встречающиеся в ряде случаев нарушения вальсового метра можно расценить как элемент игровой логики, связанный с воплощением микрособытийности. Хотя, в целом, «кукольные» темы при экспонировании более статичны по сравнению с темами, претворяющими типы людей, изменения, происходящие в них - мотивное обновление, включение новых фактурных элементов и пр. - создают эффекты пространственных перемещений-перестановок, смены типа движения и появления новых эпизодических персонажей-кукол.

В некоторых темах признаки персонажей различных типов настолько тесно переплетаются между собой, что невозможно точно определить, чей облик запечатлен музыкальными средствами - человека или куклы, как, например, в теме главной партии III-й части 5 квартета (пример 1). В феномене подобной двойственности видится особый смысл. В экспозиции этой темы содержится зашифрованный намек на фигуру Автора. Начальный мотив J совпадает с ритмической формулой уменьшительного имени Д. Шостаковича, употребляемого в кругу семьи - Митенька [4]. Аккорды сопровождения преподносят этот ритм более рельефно, усиливая ассоциацию со звучанием имени Автора. В теме главной партии также действует общий принцип усиления повторности, что можно интерпретировать как косвенную характеристику механистичного однообразия движений заводной танцующей куклы.

ПРИМЕР 1.

В ложной репризе сонатной формы в рамках этой же темы возникает вариант основного мотива, включающий в себя звуки монограммы. Наряду с ритмоформулой имени его введение служит веским обоснованием для вывода о претворении идеи условного отображения личности Автора в художественном тексте квартета. Подчиненность авторского знака строгой танцевальной метрической сетке и вальсовому ритму позволяет предположить, что таким образом композитор выразил собственное видение себя как марионетки - куклы, которой манипулируют. Этот факт оказывается наиболее значимым для понимания трагического характера взаимоотношений Лирического героя (представителя Автора в художественном тексте) и Внешнего мира.

Детальный анализ тематизма квартетов 30-50-х годов Д. Шостаковича показал, что интонационный тип персонажных тем получил в них сквозное значение. Транслирование интонационных типов и образно-интонационных сфер из ранних в более поздние камерно-инструментальные циклы композитора указывает на их общность, благодаря чему образуется единый метатекст.

Примечания:

1. Д. Шостаковичем на протяжении жизни создано 15 квартетных циклов.

2. Подобный персонаж представлен в центральном разделе Ш-й части Третьего квартета.

3. Валькова В.Б. Образ куклы в музыке Д. Шостаковича (к проблеме архетипических истоков художественного творчества) // Процессы музыкального творчества: сб. тр. № 165 / РАМ им. Гнесиных. М., 2004. Вып. 7. С. 123-130.

4. Климовицкий А.И. в одной из статей, посвященной творчеству Д. Шостаковича, «Еще раз о теме-монограмме DEsCH», пишет: «Будучи одним из многих устойчивых «слов» Шостаковича эта ритмоформула особенно рельефно выступает в следующих за 10-й симфонией произведениях, порой пересекаясь с темой-монограммой, как в 8-м квартете, порой независимо от нее, как в 7-м» // Д.Д. Шостакович. Сборник статей к 90-летию со дня рождения. СПб., 1996. С. 249-268.