Законодательная экспертиза

Правовое обеспечение религиоведческой экспертизы в Российской Федерации

Е.А. Куприянова

В настоящее время, когда повышен интерес к проблемам социальной трансформации российского общества, очень важен всесторонний анализ различных факторов, влияющих на его развитие. В социальной истории человечества трудно найти такой фактор, который на протяжении веков играл бы более значительную роль, чем религия. С древнейших времен до наших дней религия, развиваясь и трансформируясь, неразрывно связана с культурой и обществом. Актуальность исследования в данной области обусловлена потребностью осмысления современных социальных процессов, так как кардинальная трансформация российского общества на рубеже ХХ-ХХ1 вв. повлекла за собой и изменение отношений, в том числе и в религиозной сфере. В обществе произошел пересмотр основополагающих идеологических ценностей, изменился взгляд на религиозное и культурное наследие. Либерализация законодательства способствовала активному вовлечению верующих в политическую жизнь, образованию политических движений и партий религиозного толка. Появились новые религиозные течения, деятельность которых влияет на развитие политических отношений в обществе.

Исследование вопросов, связанных с политикой современного российского государства по отношению к религиозным объединениям, является одной из важных научных и практических задач. Это объясняется прежде всего растущим многообразием религиозных объединений, действующих в России, широким вхождением религии в различные сферы общественной жизни страны, тесной связью религиозных и национальных проблем и вместе с тем отсутствием общепринятой концепции государственной политики в данной области, что, безусловно, затрудняет реализацию заложенных в российском законодательстве норм, касающихся прав человека и гражданина в сфере свободы совести.

Анализ места и роли религиозного фактора, его влияния на социальную, политическую и духовную жизнь общества остается одним из важных направлений современной науки, в том числе и теории государства и права. Без его учета зачастую невозможно глубоко познать и предвидеть многие сложные социально-политические процессы. С крушением советской идеологии вопросы свободы совести и вероисповедания стали как никогда актуальными. В последние годы в России, помимо возрождения русской православной церкви, быст-

ро растет число новых нетрадиционных религиозных движений. Некоторые из них имеют российское происхождение, но большинство попадает в страну из-за рубежа. Многие из них хорошо известны как западным ученым-религиове-дам, так и христианским богословам, которые, естественно, не могут закрывать глаза на это сложное явление. Явление это далеко не однородное и нуждается в серьезном и богословском, и философском, и правовом исследовании. Однако изучение и возможный диалог с новыми религиозными движениями могут занять немалое время. Между тем практически каждый из нас в той или иной мере сталкивается с ними в своей повседневной жизни. Как нам относиться к ним? Это далеко не праздный вопрос не только для тех, кто ищет свой духовный путь, но и для того, кто уже сделал выбор. Объективная и достоверная информация о новых религиозных движениях — это первый шаг к выработке нашего отношения к этому явлению.

Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий», принятый в 1990 г., замененный впоследствии Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях»1, освободил религиозные организации от государственной опеки, обеспечил право граждан на свободное изъявление своих религиозных чувств, на распространение религиозных взглядов и убеждений. Пожалуй, впервые за все годы существования российского государства свобода вероисповедания стала объективной реальностью. Вместе с тем закон, появившийся в обстановке социально-экономической, политической и идеологической нестабильности, отсутствия готовности и церкви, и общества, и государства реализовать право на безграничную свободу совести, породил некоторые сложности в религиозной ситуации, проблемы в государственно-церковных отношениях. На федеральном уровне сегодня никто не владеет объемной и достоверной информацией о религиозной ситуации в России. Отсутствуют механизмы и каналы ее получения, не поступает информация и из первоисточника — религиозных организаций.

Значительно возросло и конфессиональное многообразие: на сегодняшний день в стране представлено около шестидесяти направлений, которые отличаются друг от друга вероучительными взглядами. Однако эта цифра весьма условна, так как религиозных формирований с причудливыми названиями и эклектическими воззрениями действует в России великое множество.

Согласно концепции профессора Т.М. Семеновой, нетрадиционные религиозные движения (секты) представляют «религии “Нового века”». Культ в этих новых общинах предпочтительно коллективный, используется техника психологического манипулирования. Организации «религий “Нового века”» действуют как мощные межнациональные корпорации, занимаются крупным бизнесом, имеют филиалы во многих странах мира. Т.М. Семенова делит секты на пять групп: неоориенталистские культы, неохристианские объединения, сайентологическое направление, новая магия, спиритизм, сатанинские группы2. Секты, широко используя принцип воздействия «бомбардировка любовью», от-

1 Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» // [Электронный ресурс] http;//www.garant.ru.

2 Семенова Т.М. Современные нетрадиционные культы. М.: Религиоведение, 1994. С. 172.

рицая церковную догматику и культовую практику, вырабатывают свои «рецепты» взаимодействия личности и мира.

Часто возникает вопрос — для чего нужна и вообще нужна ли религиоведческая экспертиза? Ведь если исходить из конституционного права каждого на свободу совести и вероисповедания, то имеет ли право государство вмешиваться в духовную жизнь своих граждан и каким-то образом препятствовать отправлению ими религиозных культов, какими бы нетрадиционными или странными на первый взгляд они не казались? Однако практика показывает, что без таковой экспертизы власть и правосудие не смогут справиться с очень многими проблемами. Органы власти, прокуратура, суд зачастую вообще не имеют представления, с кем и с чем они имеют дело. А ведь очень часто религиозные объединения являют собой массовые, экспансивные, хорошо организованные, мощные и разветвленные структуры со сложными и далеко идущими социальными программами. Кроме того, представителям власти зачастую приходится принимать силовые решения в столь деликатной и глубоко личной сфере, как религия. Раскрыть, а что еще более ценно — предотвратить, общественно опасные деяния, связанные с созданием религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а равно руководство таким объединением, удается, в частности, благодаря умелому использованию заключения эксперта-религиоведа.

Если в ходе медицинской или психиатрической экспертизы требуется строгое соответствие определенным методическим стандартам, то при проведении религиоведческой экспертизы, как правило, эксперт привлекается только как эрудит в соответствующей области. При этом практически невозможно найти специалиста в области всех возможных религий и нетрадиционных религиозных движений. Поэтому для качественного анализа того или иного религиозного (или околорелигиозного) явления, как правило, необходим целый консилиум специалистов-религиоведов. Если учесть, что наибольшее число социальных проблем связано именно с новыми нетрадиционными религиозными движениями, религиоведческая эрудиция вообще теряет свое значение.

Полагаю, что для начала необходимо определить, что же такое религиоведческая экспертиза. Закон дает нам вполне четкое определение, но для того, чтобы иметь более ясное понимание, необходимо рассмотреть данную процедуру не с внешней стороны (с позиции закона), а изнутри. Если исходить из того, что религиоведческая экспертиза — это такая систематизация данных о той или иной религии, которая позволяет ответить на социально значимые вопросы, то именно эти вопросы, а не, например, исторические истоки особенностей тех или иных ритуалов и пути их прихода в нашу страну могут и должны интересовать правосудие. Эксперт-религиовед имеет дело с двумя источниками информации — с документами, которые имеются в наличии далеко не всегда, и с верующими. Из верующих наиболее ценными свидетелями являются лидеры общины, поскольку их суждения обладают соответствующим авторитетом для рядовых адептов, в отношении которых в большинстве случаев целесообразно применять репрезентативный опрос. Собирание данных о религии для

ответов на социально значимые вопросы уже включает в себя момент систематизации, поскольку эксперт отбирает именно те материалы, которые позволят ему выполнить поставленную задачу.

Проблемой первостепенной важности является собственно отграничение религиозных организаций от нерелигиозных. Зачастую трудно отличить религиозную идеологию от политической, религиозные обряды от гражданских, религиозную общину от психотерапевтической группы или коммерческой организации. Тем более что в уставных документах (если они есть) можно обнаружить широчайший спектр видов деятельности.

Если право основывается на том, что человек в случае неправомерного поведения предвидит те или иные негативные последствия, меры принуждения со стороны государства, то практически в любой религии человек верит, что то или иное его поведение повлечет то или иное воздаяние со стороны высших сил (Бог, Высший разум и т. п.). Доктрина воздаяния далеко не всегда четко выражена в том или ином вероисповедании. Особенно это касается новых нетрадиционных религиозных движений. В этом случае задача религиоведа — восстановить данную доктрину, основываясь на анализе имеющихся документов (как вероучительных, так и обычных) и опросе адептов.

Следующим важным шагом будет являться анализ полученных данных. Эксперт должен последовательно двигаться от более абстрактных и специфических сфер познания к более конкретным и понятным для людей, непосредственно решающих практические вопросы. При этом полученные данные распределяются по следующим основным группам: 1) собственно вероучение; 2) мораль и этика религиозной группы; 3) религиозная практика, т.е. система основных ритуалов и психофизических техник (если таковые применяются); 4) общественная активность религиозного объединения.

Выявив духовную сторону деятельности религиозной группы, эксперт должен приступить к практической стороне, т.е. к рассмотрению того, как те или иные нормы и программы реализуются в жизни религиозной группы. Практическую сторону деятельности религиозной группы можно условно подразделить на специфически религиозную (культ и психотехника) и социальную. При анализе ритуалов и психофизических практик отдельных религиозных групп эксперт-религиовед зачастую нуждается в сотрудничестве со специалистами из других областей — с медиками, психиатрами, психологами и искусствоведами.

Если говорить о внесудебной религиоведческой экспертизе, то сбор и анализ данных о том или ином религиозном движении в ряде случаев может завершаться выработкой рекомендаций. Этот этап, конечно же, определятся главным образом теми вопросами, которые задает эксперту заинтересованная организация. Однако здесь очень важен личный морально-этический уровень эксперта-религиоведа. На сегодняшний день такой своеобразный «моральный кодекс» еще не разработан, но вполне очевидно, что эксперт-религиовед ни в коем случае не может рекомендовать запрет или преследование той или иной религиозной группы, и не только потому, что это попирает свободу совести и вероисповедания, но и потому, что, как показывает многотысячелетняя история религий, религию запретить нельзя, а «подпольная» религиозность только усиливает социально опасные тенденции в тех или иных религиозных

группах. Исключение в данном случае составляют только религиозные группы, в деятельности которых просматривается экстремистская или иная деструктивная направленность.

Предметом же судебно-религиоведческой экспертизы является, во-первых, определение религиозного характера объединения на основании учредительных документов, сведений об основах его вероучения и соответствующей ему практики (в особенности формы и методы его деятельности, отношение руководства и членов объединения к семье и браку, образованию, здоровью последователей данной религии и т.д.). Во-вторых, проверка и оценка достоверности сведений, содержащихся в имеющихся у религиозного объединения Основах вероучения и иных документах. И, в-третьих, выяснение иных возникающих при расследовании вопросов, связанных с религиозной деятельностью объединения, требующих экспертной оценки. Нужно иметь в виду, что правовая оценка соответствия заявленных в уставных и иных документах религиозного объединения задач и целей реальным действиям по их достижению не входит в компетенцию экспертов. Этим должны заниматься специалисты правоохранительных органов и суда. Объектами исследования при проведении судебной религиоведческой экспертизы являются уставные документы религиозной организации и протокол учредительного собрания, список учредителей религиозной организации, свидетельство установленного образца о государственной регистрации религиозной организации и выписка из государственного реестра юридических лиц о государственной регистрации религиозной организации, сведения об основах вероучения и соответствующей ему практики. Подлежат исследованию произведенная, приобретенная, импортированная и распространяемая религиозная литература, печатные, аудио- и видеоматериалы, предметы религиозного назначения. Кроме того, объектами исследования могут быть протоколы следственных действий, содержащие сведения, необходимые эксперту для анализа и дачи заключения. Важную роль в этом могут сыграть протоколы допросов свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, предметом которых являются сведения о содержании богослужений и других религиозных обрядов и церемоний, а также протоколы допросов участвующих в деле лиц, в которых содержатся иные данные — о склонении к самоубийству или отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном состоянии, и тому подобные материалы.

Как показывает практика, в качестве экспертов чаще привлекаются специалисты, не имеющие отношения к правоохранительным органам. Следовательно, большинство таких экспертов не имеют опыта производства судебных экспертиз, что требует от должностного лица, назначившего экспертизу, не только ознакомить их с правами и обязанностями эксперта в уголовном судопроизводстве, но и подробно разъяснить их.

В заключение хотелось бы отметить: — вероисповедная специфика страны такова, что новые религии могут завоевывать свое пространство, лишь тесня традиционные. Участие иностранных миссионеров в религиозной жизни страны в соответствии с действующим законом не может рассматриваться как правовое нарушение. Тем не менее очевидно, что их деятельность преследует определенные, причем далеко не всегда в интересах государства, цели. Многие

иностранные религиозные организации прочно осели в России, подготовили кадры из числа наших соотечественников и не собираются останавливаться на достигнутом.

Вовлеченность религиозных организаций в решение широкого круга вопросов, иногда далеких от собственно культовой практики, отсутствие достаточного опыта, а подчас и эйфория от безграничной возможности свободно высказываться по различным аспектам жизни общества и государства, таят в себе возможность различных ошибок и недоразумений, порой компрометирующих деятельность религиозных организаций, приводят к отступлениям от принципов государственно-церковных отношений, закрепленных в Конституции Российской Федерации. Важнейшим конституционным положением является провозглашение светского характера российского государства, приобретающее особую актуальность в эпоху крушения привычных идеологических догм. К сожалению, мы имеем немало фактов нарушений этой конституционной нормы.

Российская психологическая, педагогическая, юридически наука и практика, законодательная, исполнительная и судебная системы почти не имеют опыта противодействия деструктивным культам. В последние годы Россия превратилась в питательную среду, в которой бурно произрастают различные религиозные, околорелигиозные и псевдорелигиозные образования, как вытесняемые с Запада, так и доморощенные. Деструктивный характер таких организаций определяется не их неортодоксальными верованиями, политическими или «психотерапевтическими» концепциями (хотя и здесь можно найти немало опасных элементов), а многократным и многоуровневым обманом, во многих случаях сопровождающимся психологическим, физическим и сексуальным насилием, шантажом, вымогательством и иными манипуляциями с личностью. Это стало возможным по многим причинам, но в первую очередь благодаря упрощенной процедуре регистрации религиозных организаций и отсутствию законодательно закрепленного механизма обязательной религиоведческой экспертизы уже на стадии регистрации подобных организаций. Можно с уверенностью утверждать, что подобная превентивная экспертиза значительно снизила бы количество правонарушений со стороны религиозных организаций.

Думается, что задача сейчас состоит в том, чтобы вернуть человеку гарантированное Конституцией, федеральными законами и другими нормативными актами Российской Федерации состояние защищенности его интересов в сфере духовных отношений, а также обеспечить неуязвимость и независимость религиозных интересов личности от возможных внешних и внутренних угроз и воздействий.