ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

УДК 37.025:329.3:271.2

ПРАВОСЛАВНЫЕ НЕКОММЕРЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ КАК МЕХАНИЗМ ТРАНСЛЯЦИИ ДУХОВНОНРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ И КОНФЕССИОНАЛЬНОЙ РАБОТЫ С МОЛОДЕЖЬЮ (на примере клуба исторической реконструкции и фехтования «Владычный полк»)*

О. А. Богатова (Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева)

Анализируются особенности и социальные последствия деятельности современных православных общественных организаций в России на примере православной некоммерческой общественной организации — клуба исторической реконструкции и фехтования «Владычный полк», рассматриваемого в качестве механизма социализации молодежи и трансляции духовно-нравственных ценностей.

Ключевыге слова: работа с молодежью; некоммерческая организация; духовно-нравственные ценности; воцерковление.

Реконструкторское движение, участниками которого являются многочисленные клубы исторической реконструкции в ряде стран мира, в том числе в России, заключается в воссоздании событий определенных исторических периодов, в основном событий военной истории, в форме фестивалей и других театрализованных представлений. В настоящее время реконструкторское движение в Республике Мордовия представляют два клуба: клуб исторической реконструкции и фехтования «Владычный полк», являющийся подразделением православной некоммерческой организации — Союза православной молодежи Республики Мордовия, и клуб исторической реконструкции и фехтования «Варма» («Ветер»), который не связан с религиозными организациями и в этом смысле может рассматриваться в качестве типичного клуба исторической реконструкции. Обе организации созданы преподавателями и студентами Мордовского государственного университета: «Владычный полк» — в 2000, «Варма» — в 2003 г. Однако историки — преподаватели и студенты — имеются в составе только одного клуба — «Варма». Каждый клуб имеет свое хронологическое направление: «Владыч-

ный полк» — XVI—XVII вв., «Варма» — X—XIII вв., что предопределяет выбор оружия и снаряжения для реконструкции.

Используя сравнительный метод, мы попытались выявить и описать, с одной стороны, общие, типичные характеристики клубов исторической реконструкции, а с другой — особенности организации, системы духовно-нравственных ценностей, идеологии, деятельности православного клуба «Владычный полк». В процессе исследования были взяты интервью у руководителей клуба «Владычный полк» И. А. Лошкарева и Д. В. Фролова, некоторых его членов и священников, совершающих богослужение в этом клубе, о. Александра и о. Сергия, а также у руководителя клуба «Варма» В. А. Григорькина.

Историческая реконструкция в отличие от субкультуры ролевых игр, от которой это движение отделилось, требует максимально возможной аутентичности воспроизведения исторических реалий. Характерно, что участники обоих клубов исторической реконструкции противопоставляют свое движение ролевым играм как занятию, ставящему целью бегство от действительности. Так, один из членов клуба «Владычный полк»

* Статья подготовлена в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009—2013 гг. (соглашение 8004 «Социальные факторы межэтнического и межконфессио-нального согласия в полиэтническом регионе»).

© Богатова О. А., 2012

111!111Й1И1!Ш № 4,

утверждает: «Ролевики — это чуть-чуть другие. Нет, мне кажется, в ролевики идут люди, которые пытаются убежать от реальности. А вот реконструкция — там, скорее всего, не убежать от реальности, там понять историю. Понять корни, откуда мы пришли».

Военно-историческая реконструкция предполагает воссоздание образа жизни определенной исторической эпохи, военной иерархии и, в более широком контексте, социальных отношений этой эпохи. Каждый участник движения принимает на себя конкретную социальную роль, соответствующую историческим реалиям, и исполняет ее в меру своих возможностей. Другая его задача состоит в том, чтобы собственноручно воссоздать из подходящих для этой цели материалов как можно больше необходимых исторических артефактов: оружия, снаряжения, одежды, украшений, посуды, мебели, других предметов быта.

Члены обоих клубов подчеркивают в интервью созидательный характер деятельности своего движения, которое требует освоения средневековых искусств (ювелирного дела, иконописи и т. д.) и ремесел, вовлеченности в социальную активность через воспроизведение событий прошлого, «живой истории». Они противопоставляют реконструкцию как работу, приносящую удовлетворение, активное времяпрепровождение, пассивному досугу: «Это всем нравится. Это живая история, то, что они будут изучать на парах и читать в книгах, а здесь это можно увидеть воочию» (В. А. Григорь-кин); «И посмотрите на те творения, которые создали люди, которые были до нас, те мастера... Это, понимаете, сейчас у нас век массового производства, штампуют, а тогда все было эксклюзивно, все было руками, вот в чем прелесть, мне кажется, вот это. И вот это все ощутить, вот это все понять на себе — оно дорогого стоит.» (член клуба «Владычный полк»).

Заметим, что принадлежность к ре-конструкторскому движению требует от его членов значительных расходов (на закупку дорогих натуральных материалов с целью воссоздания аутентичных

вещей), затрат времени на тренировки и реконструкцию необходимого снаряжения и, следовательно, высокой степени преданности занятию. Далеко не все юноши и девушки, проявившие интерес к этому движению, готовы идти на такие жертвы. Как следствие, клубы исторической реконструкции представляют собой организации немногочисленные, элитарные, насчитывающие по нескольку десятков активных участников. По мнению членов клубов, в движении остается от 10 до 20 % из тех, кто в них приходит.

Руководители клубов склонны подчеркивать воспитательную миссию своих организаций (и в этом смысле противопоставлять их девиантным субкультурам), их способность социализировать молодежь в соответствии с нравственными ценностями: «Понимаете, задача состоит не в том, чтобы всех превратить в монахов, потому что все это какой-то интерес, какое-то занятие. Одновременно с тем, чтобы показать, что все это зиждется на нравственности. Мы еще никого не научили ни воровать, ни безобразия нарушать разные. Весь упор идет на нравственность, на то, чтобы вытащить молодежь из какого-то беспросветного состояния, оттого, что вечер — пьянство, наркомания. Я не знаю, конечно, я не могу похвастаться, что вот я кого-то вытащил из подвала, но вот те ребята, которые ходят, может быть, не собьются» (И. А. Лошкарев); «Ну а мы с молодежью используем как раз реконструкцию и фехтование и считаем, что занятие этим делом уже является своего рода работой с молодежью, чтобы убрать ее с улиц, снизить алкоголизм, наркоманию среди молодежи. Если есть идея, то все подобные увлечения, даже игроманские, компьютерные игры, они пойдут побоку, потому что это иллюзорные увлечения, а мы этим занимаемся в реальности» (В. А. Григорькин).

Все реконструкторы в числе ценностей своих клубов называют патриотизм, подчеркивают высокий уровень дисциплины, сплоченности и товарищества. Так, В. А. Григорькин утверждает: «Главной нашей идеей является то, что

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

в клубе мы своеобразная семья или клан. Мы заботимся друг о друге, стараемся вникнуть в суть проблем, помогаем всеми силами, сообща решаем накопившиеся трудности и рассчитываем на то, что то, чем мы занимаемся, не останется просто нашим хобби. Реконструкция и фехтование — это, скорее, образ жизни»; один из членов клуба «Владычный полк» делится своим представлением о духовности: «Для меня духовность в клубе — это то, что в нашем клубе, конечно же, прививают правильное сознание и правильные понятия о православии. Для меня духовность — это также общение с моим друзьями, которые тоже есть в клубе».

Таким образом, типичные клубы исторической реконструкции действуют и развиваются главным образом на энтузиазме их членов и в то же время рассматривают себя не только как ассоциации по интересам, но и организационную форму патриотического воспитания, работы с молодежью. В этом социальном контексте определение специфики православного клуба исторической реконструкции составляет непростую задачу.

Основателями клуба «Владычный полк» была группа единомышленников, состоявшая из краеведов-любителей И. А. Лошкарева и Д. В. Фролова, а также начальника отдела религиозного образования Саранской и Мордовской епархии, ректора Саранского духовного училища о. Александра (Пелина), благодаря которому идея клуба исторической реконструкции получила поддержку Русской православной церкви и организационную форму в рамках Союза православной молодежи Мордовии. Целью клуба, согласно его уставу, стало «возрождение духовных и культурных традиций на основе изучения истории Русского государства XVI—XVII вв. и освоения навыков воинского ремесла».

По мнению Д. В. Фролова, «основной проблемой сейчас является то, что очень мало становится носителей традиционной культуры, очень мало, а вот как раз подобные клубы, особенно вот как наш, они являются, условно говоря, таким пар-

ником, где взращиваются носители традиционной русской культуры, а традиционная культура — она без православия как-то слабо мыслится. То есть здесь такая культурно-просветительская миссия, трансляция культуры».

Миссия клуба с самого начала мыслилась как синтез собственно исторической реконструкции, т. е. личного увлечения его основателей, и деятельности с целью воцерковления молодежи через реконструкцию традиционной культуры и ментальности. О. Александр рассматривал и рассматривает в настоящее время участие молодых людей в клубе исторической реконструкции, как и в других православных некоммерческих организациях, в качестве переходного этапа процесса воцерковления, который должен привести молодежь в приходские общины. «Разница между церковным предложением и предложением таких структур заключается в том, что православные НКО предлагают вариант через совместное делание, через поиск таких же молодых людей, ребят, девушек объединиться и, беря пример позитивный друг у друга, достигать общей цели, то есть понимать, что в этом как раз проявляется наша церковность, наша церковь, по сути. Мы община, она состоит из людей, из членов церкви, и постепенно таким образом людей воцерковлять... Потому что разные люди находятся в церкви: кто-то ходит десятилетия, а кто-то в первый раз пришел. И это большая разница, все равно что кто-то занимается спортом 10 лет, а кто-то впервые пришел на тренировку. Согласитесь, уровень их подготовки совершенно различен. Из-за этого часто возникает непонимание, потому что требования в церкви предъявляются сразу же по высшему образцу», — поясняет о. Александр.

С целью постепенного воцерковления молодежи в состав клуба вошел священник: «Мы и священников приглашаем по большим праздникам, то есть, например, по таким, как освобождение России от польско-литовских захватчиков, 4 ноября, чтобы служилась ектения по всем погибшим, на память Казанской иконы,

№ 4, 2012

на Рождество, на Пасху обязательно тоже священника приглашаем, на Крещение, они служат у нас водосвятные молебны... То есть ребята не только в церкви могут увидеть священника, но и непосредственно здесь», — сообщает духовник клуба о. Сергий (Прошкин), в обязанности которого входят проведение богослужений, включая проповедь, ознакомление молодежи с православной литературой и обязанностями перед церковью, их воспитание в подчинении дисциплинарной власти церкви.

В отличие от других реконструкторов неотъемлемую часть выездов на фестивали для клуба составляет посещение православных святых мест, которое определяется руководством клуба как «религиозный туризм». Д. В. Фролов в своем интервью отмечает: «Когда, например, игумен, настоятель Кирилло-Бе-лозерского монастыря приглашал посетить всех участников фестиваля Кирил-ло-Белозерский монастырь и богослужение в воскресенье, то пришел наш клуб и еще несколько человек из целого фестиваля. Отчасти потому, что многие уже собирались уезжать. Ну что же, вольному воля, а дорога мирская».

Несмотря на клубные богослужения, «Владычный полк» не является аналогом приходской общины: он остается весьма необычной внекультовой организацией, объединяющей православных верующих разной степени воцерковленности или даже крещеных, но неверующих (хотя доступ в клуб для представителей других конфессий запрещен). И. А. Лошка-

рев поясняет: «Ну, приходской общиной его считать нельзя. Потому что там приходит очень много людей, все равно, в любом случае остается очень мало людей, а чтобы люди стали регулярными прихожанами — это не происходит в один момент. Насильно заставлять ходить в церковь — это противоположный будет, можно сказать, эффект». Изменения происходят в образе жизни лишь небольшого числа реконструкторов: некоторые постоянные члены клуба еженедельно посещают богослужение, ежедневно молятся, отказываются от курения, осуждаемого церковью.

В последние годы традицией «Владычного полка» стали выступления перед участниками фестивалей, а также воспитанниками православных лагерей, учениками воскресных школ в сельских районах и другими подобными категориями зрителей — потенциальных членов клуба. Внутриклубные же мероприятия с участием священников и использованием исторической культурной и религиозной символики создают особое, досе-кулярное социальное пространство, формируют идеальные паттерны социальных отношений, которые не допускают присутствия посторонних. Следует отметить, однако, что члены клуба имеют возможность следовать этим социальным паттернам в лучшем случае «несколько часов в неделю», по их собственным оценкам. В повседневной жизни они являются обычными людьми и действуют согласно «правилам игры» секуляр-ного века.

Поступила 09.11.12.