УДК 008.001.14

Н. В. Розенберг

ПОВСЕДНЕВНАЯ КУЛЬТУРА РЕГИОНА КАК ОСНОВА СТАБИЛЬНОСТИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Аннотация. В статье рассматриваются механизмы функционирования повседневной культуры региона, которая в условиях современного духовного кризиса является основой стабильности российского общества и способна стать основой его возрождения и развития.

Ключевые слова: повседневность, духовные ценности, динамика ценностей, механизмы повседневности.

Abstract. The author of the artical considers the mechanismsof functioning of the region's everyday culture, that is the basis of the stability of Russian societyin conditions of today's spiritual crisis and that canbecome the basis of its revival and development.

Keywords: everyday life, intellectual values, dynamics of values, mechanism of everyday life.

Современное российское общество, как и весь мир, оказалось сегодня перед лицом кризиса, который больно по всем ударил. Наступил он не только в экономике и политике, но и, что особенно тревожно, в душах людей. Мы оказались перед целым рядом внутренних противоречий, саморазрушительных, глубинных конфликтов, которые со все большей очевидностью обнаруживают себя. К сожалению, нами утрачена система прежних духовных ценностей и ориентиров, а новую так и не удается создать.

Характер проблем, стоящих перед современной культурой, невозможно понять без обращения к духовности повседневной жизни. Изменения, происходящие как в России, так и во всем мире, кристаллизовались в сознании людей в определенное видение культуры общества и личности.

Современная массовая культура, основанная на культе потребления, создает систему ложных ценностей, где почти не остается места здоровому человеку с благополучной семьей.

Мы исходим из того, что культура есть система формирования потребностей. С этой точки зрения, высокая культура влияет на повседневность человека таким образом, что она сокращает, преобразует его физиологические потребности, способствуя развитию потребностей информационных, эмоциональных, интеллектуальных, нравственных, эстетических и т.д. Культура работает как система трансформации потребностей, переводя потребности низшего типа в более осмысленные, чисто человеческие потребности, из которых главная потребность - быть и оставаться человеком. Многие потребности, развиваемые культурой, оказываются внебиологическими, культура высвобождает человека из плена инстинктов и вожделений, возводя его в сферу духовности, сферу прозрений и сопереживаний. Многие культуры напрямую табуируют физиологическое потребление, вводя, например, посты или запреты на определенного рода еду, отношения, одежду или поступки.

Однако такой самодостаточный, аскетичный человек, в принципе, не подходит потребительской цивилизации, она вступает с ним в глубинное противоречие, поведенческий и ценностный конфликт.

Рыночной цивилизации нужна духовно и физически пораженная личность, которую реклама будет вести к потреблению, постоянно превышающему физиологические потребности и возможности организма.

Э. Фромм в своей знаменитой работе «Бегство от свободы» [1] отмечал, что «индивид оказывается «свободным» в негативном смысле, т.е. одиноким и стоящим перед лицом чуждого и враждебного мира. Одним из механизмов «бегства от свободы» и подавления тревоги является «автоматизирующий конформизм», индивид перестает быть собой; он полностью усваивает тип личности, предлагаемый ему общепринятым шаблоном, и становится точно таким же, как все остальные, и таким, каким они хотят его видеть.

Современную деструктивную культуру можно назвать, вслед за Л. Н. Гумилевым [2], «химерой», или «черной» культурой [3], или культурой желтой прессы, или псевдокультурой. Любая эстетическая и другая ценность подменяется культом искусственности, сделанности. Оценивается не смысл, не эстетическое и нравственное содержание, не духовная ценность произведения, а то, сколько средств вложено, какая техника задействована, сколько трюков исполнено, т.е. важен объем усилий и технических навыков - сумма сделанного.

Это культура, в которой сложные структуры человеческого сознания становятся не нужны. Происходит интеллектуальная редукция, огрубление, упрощение и уплощение сознания. И вместе с этим заложен большой заряд недоверия к интеллектуализму, к умным образованным людям. Это культура, которая насмехается над ребенком, который хорошо учится.

К сожалению, в данном типе культуры, который сегодня превалирует, в какой-то момент может произойти разрыв духовного содержания «высокой культуры» и масс. Катастрофы во многих цивилизациях произошли именно потому, что массы, потеряв связь с духовностью и истинными знаниями, сами отдавали свою культуру и страну другим культурам, гораздо ниже организованным сообществам, смысл действий которых им был более понятен и прост.

В условиях множественности моделей культуры, осложненных разными национальными вариациями, культура повседневности выступает одновременно и как способ сохранения национальных основ, и как создание проектных форм изменения действительности. В сфере трансформационной активности личность усваивает создаваемые проекты, связанные, с одной стороны, с подготовкой общественного мнения, а с другой - с формированием и развитием организационной культуры, которая позволяет определенной структуре достигать своих целей.

Целостный спектр повседневной культуры, формируемый этносом и его локальным выражением - регионом, выступает как основа, на которой прорисовываются более мелкие формы - относящиеся к моделям повседневной культуры каждой конкретной семьи, которая объединяет людей и выступает как полифункциональное образование. Именно оно поддерживает и транслирует национальные основы, фильтруя и тщательно отбирая входящие в нее ценности. Повседневную культуру в этом случае можно назвать достаточно устойчивой системой, которая создается для реализации определенных функций - функций адаптации к меняющимся условиям жизнедеятельности, консервации национальных ценностей, создания межкультурных технологий коммуникаций. В силу этого повседневную культуру можно охарактеризовать состоянием устойчивой и в то же время условной стабильности. Одно-

временно с этим она должна находиться в состоянии динамики, чтобы успевать впитывать в себя постоянные нововведения, которые есть основа развития окружающей жизни.

Рассматривая повседневную национальную культуру как динамичную систему, необходимо указать, что в среднем она оказывается уравновешенной. Однако равновесное состояние не может быть абсолютным, иначе культура повседневности, не получая извне ценностей и идей, перейдет в стагнацию. Это фиксирует процесс формирования одного из типов культуры повседневности - комфортной, индивидуальной. Это естественно, так как усвоение ценностей культуры происходит в узком, домашнем, «интимном» кругу. Наряду с достоинствами это имеет и негативные моменты, одним из которых является неизбежная утрата живого, непосредственного общения людей -необходимой базы социальных отношений.

Переход повседневной культуры из равновесного в неравновесное состояние возможен как при положительном, так и при отрицательном внешнем обмене. Таким образом, внутренний и внешний обмен неравновесных ценностей и элементов культуры, осуществляемый культурой, является движущей силой, обусловливающей все изменения ее состояния. Этническая повседневная культура, в принципе, всегда охраняет и сохраняет национальные ценности, являющиеся основой ее существования и ментальности.

В полном объеме изменения повседневной национальной культуры как целостной системы крайне сложны. Это может произойти лишь при 80 % утраты ее носителей - людей, физически не существующих более. В данном случае возникший вакуум заменяется другими людьми, несущими с собой иные культурные ценности. Эти процессы можно рассматривать как факторы внешнего и внутреннего обмена. Если учитывать различные формы инкуль-турации, то можно сказать, что развитие всякой конечной системы определяется внешним обменом, регулируемым окружающей средой. Поэтому целостная конечная ограниченная система в своем внутреннем состоянии неотступно следует за изменениями окружающей среды, т.е. уравновешивается с последней. Расширение ее неукоснительно следует за уменьшением внешних стимулов, становящихся внутренним содержанием культуры, которым и принадлежит ведущая роль. Следовательно, движущей силой таких процессов является внешний обмен, регулируемый мононациональным окружением.

Одновременно с этим внутренняя устойчивость обеспечивается внутренним обменом ценностей, регулируемым системой национальных традиций, канонов, идеалов, обрядов и др.

При этом следует учитывать, что культура повседневности - это такая система, в которой присутствует и неравноценный обмен, осуществляемый системой, который с необходимостью изменяет ее состояние.

Сущность данного процесса заключается в том, что каждый акт неравноценного обмена выступает как процесс взаимного изменения состояния обоих участвующих в нем агентов: система в неравноценном обмене перерабатывает (изменяет состояние) присоединяемых (отчуждаемых) ценностей, а они, в свою очередь, изменяют состояние повседневной культуры. Другими словами - действие равно противодействию. В микрокультуре или социуме идет непрерывный процесс изменения состояния перерабатываемых в обмене ценностей, что в то же время является процессом изменения собственной структуры организма или общества.

В понятиях причины-следствия это важное положение можно изложить следующим образом. Внутренний механизм работает не однонаправленно -только от причины к следствию. Новые звенья процесса всегда формируются в ходе «борьбы» двух противоборствующих тенденций: воздействие причины на следствие и воздействие следствия на причину. Первая является основной и определяющей. Вторая при некоторых обстоятельствах может оказаться неявной, скрытой. Но тем не менее она, как и первая, всегда существует: неизбежность переноса ценностей культуры и движения от причины к следствию ведет к тому, что уже сам факт порождения следствия определенным образом изменяет первоначальную целостность повседневности. При этом модель культуры повседневности осуществляет множественные трансформации: исследует ценность, ищет для нее место в сформированном микромире, пытается модифицировать ее применительно к имеющемуся.

Культура повседневности, совершенно спокойно и беспрепятственно вбирает в себя подобные себе структуры, просматривает, оценивает, дает возможность проникновения сходным и совершенно отторгает не соответствующие себе. Поэтому если ценность даже частично сходна с общим ракурсом видения мира, то она встраивается в эту модель, но обязательно в измененном состоянии (как бактерии, попадающие в животный организм, вынуждены приобретать новые черты для дальнейшей жизни в нем). В противном случае вновь внесенные ценности радикально удаляются. Подобное действие следствия на причину надо считать универсальным, свойством устойчивости и условной изменчивости культуры повседневности.

Таким образом, культура повседневности, как универсум национальной культуры, обладает мощными самоохранительными механизмами, защищающими себя от разрушения, передаваясь из поколения в поколение, выступая как живая традиция трансляции ценностей.

Культура России всегда развивалась по принципу синтеза и трансформации, т.е. усвоения и последующей переработки разнообразных влияний. Такая модель развития культуры в нашем обществе и сейчас представляется тем перспективным началом, при котором можно говорить не только о ее жизненности, но и о ее большом стратегическом значении в новом времени, в новой ситуации. Что касается наших отечественных национальных традиционных культур с одной стороны и современной массовой псевдокультуры (т. е. антикультуры) - с другой, они, на наш взгляд, могут только противостоять друг другу. Усвоение основ национальных культур в процессе воспитания и обучения детей должно стать главной составляющей повседневной жизни. Именно этот путь ведет к сохранению национального самосознания, духовного и душевного здоровья каждого человека и всего народа.

Современный мир обладает огромным потенциалом культуры, однако вследствие неразвитости социальных механизмов включения людей в мир прекрасного и формирования умений и навыков жить по законам красоты у значительной части населения не выработаны соответствующие ценностные ориентации и потребность следовать культурным традициям.

Список литературы

1. Фромм, Э. Бегство от свободы / Э. Фромм. - М. : Прогресс, 1990. - 271 с.

2. Гумилев, Л. Н. Поиски вымышленного царства / Л. Н. Гумилев. - М., 1970. -448 с.

3. Князева, М. Л. Кризис в России и культура как система выживания / М. Л. Князева. - М., 1998.

E-mail: elya@sura.ru

УДК 008.001.14 Розенберг, Н. В.

Повседневная культура региона как основа стабильности российского общества / Н. В. Розенберг // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - 2009. - № 4 (12). - С. 49-53.

Розенберг Наталья Владимировна

кандидат философских наук, доцент, кафедра философии, Пензенский государственный университет

Rosenberg Natalya Vladimirovna Candidate of philosophy, associate professor, sub-department of philosophy, Penza State University