Амосов И.Н.

ПОКАЗАТЕЛИ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО КРИЗИСА В КОНТЕКСТЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Считается, что сокращение населения, а также сопровождающее его демографическое старение затрудняют решение экономических, социальных, геополитических и прочих задач и потому создают угрозы для национальной безопасности страны. Доводы такого рода выдвигаются давно, но сейчас в связи с депопуляцией они выглядят особенно весомыми.

На протяжении ХХ и в начале ХХ! в. сокращение численности населения России наблюдается уже в четвертый раз, причем первые три раза оно было намного более сильным. Но в отличие от предыдущих периодов, когда убыль населения была обусловлена острейшими социальными потрясениями - Первой мировой и Гражданской войнами, голодом и репрессиями 30-х годов, Второй мировой войной, - нынешнее сокращение вызвано устойчивыми изменениями в массовом демографическом поведении населения. Именно они привели к снижению рождаемости. Сейчас преодолеть убыль населения намного труднее, чем в предыдущие три раза, когда ее главной причиной были временные катастрофические подъемы смертности. С их окончанием снова появлялся положительный естественный прирост, и прежняя численность населения восстанавливалась.

Проблема демографического кризиса в современной России с каждым годом становится все более актуальной и привлекает все большее внимание не только ученых, но и политиков, и общественных деятелей. С начала 90-х гг. прошлого столетия Россия вошла в фазу «открытой депопуляции», когда естественный прирост населения сменился его убылью, и с тех пор эта тенденция не менялась: численность снижается ежегодно. Так, за последние 18 лет открытой депопуляции1 население России сократилось более чем на 8 млн. человек, а ежегодные «потери» составляли до 800 тыс. человек (население России в 1990 г. - 150 млн. человек, в 1998 г. - 146,7 млн. человек, в 2008 г. - 141,9 млн.

1 «Открытая» депопуляция в противоположность «латентной» характеризуется наличием убыли населения. В то время как в рамках латентной депопуляции фиксируется лишь недостаточность суммарного коэффициента рождаемости для обеспечения простого воспроизводства, которая может в первое время компенсироваться благоприятной половозрастной структурой населения. - Прим. авт.

человек). Здесь следует также принять во внимание влияние положительного сальдо миграции, которое наблюдалось в течение всего этого периода и в существенной мере компенсировало естественные потери населения. По прогнозам Госкомстата, население России к 2016 г. должно уменьшиться до 137 млн. человек по среднему сценарию с учетом миграции из бывших республик СССР, или до 130 млн. человек при уменьшающейся иммиграции, но при сохранении количества мигрантов из России [1].

За те же 18 лет положительный миграционный обмен составил более 5 млн. человек, что компенсировало почти половину естественной убыли населения. Если говорить о естественной убыли населения, которая обусловлена превышением уровня смертности над уровнем рождаемости, то потери России составили 12 млн. человек и ежегодно у нас рождается на 700-900 тыс. человек меньше, чем умирает.

Сложившаяся демографическая ситуация и наблюдаемые тенденции ее развития вызывают все большее беспокойство как у ученых-демографов и общественных деятелей, так и у руководства страны. Отражением этого является, в частности, принятие «Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года» [2], в которой сформулированы задачи деятельности государства.

Более того, демографические проблемы в стране становятся важнейшим национальным приоритетом России. Так, вопросы сохранения целостности государства неотделимы от влияния демографических процессов на национальную безопасность страны. Поэтому не случайно в «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» обращается внимание на исключительное значение улучшения демографической ситуации, от которой, в конечном счете, зависит будущее России [3]. Казалось бы, что столь пристальное внимание к демографическим процессам в стране, а также ряд последовательно принимаемых мер неукоснительно приведут к стабилизации ситуации и выходу из демографического кризиса. Но это далеко не так. В течение многих лет ситуация ухудшалась, последовательно разрушался институт семьи, целенаправленно трансформировалась шкала ценностей и мотиваций у молодежи. Обострение системного кризиса в стране обусловлено присутствием следующих социальнополитических процессов: падение уровня жизни большей части населения, резкое расслоение населения по уровню доходов, нарастание масштабов безработи-

цы, ухудшение медицинского обслуживания и низкое качество жилищных условий.

Итоги 2008 г. констатировали некоторое улучшение демографической ситуации. В первую очередь, необходимо выделить динамику увеличения рождаемости, тогда как в предыдущие годы, рождаемость стабильно снижалась. Эти факты многократно освещались и выдавались за громкую победу демографической политики государства. Однако всплеск рождаемости объясняется тем, что в середине 1980-х гг. в СССР рождаемость достигла рекордных размеров. И теперь количество женщин, достигших фертильного возраста1, стало намного больше, чем в предыдущие годы. Закономерно, что примерно через 5 лет нас ждет очередное снижение рождаемости и, как следствие, обострение демографической ситуации.

Очевидно, что переживаемый в настоящее время страной социальноэкономический кризис внес свои коррективы в относительно плавное эволюционное протекание популяционных процессов, углубив состояние естественной убыли преимущественно за счет более высоких по сравнению со странами Европы общих показателей смертности населения. В то же время значения суммарного и общего коэффициентов рождаемости в России мало отличаются от аналогичных значений в других странах континента.

Динамика процессов естественного движения в России как экономически развитой стране определялась закономерностями демографического перехода к современному способу воспроизводства населения. Рассмотрение достаточно длинных динамических рядов показывает, что для страны в целом демографический переход, через который прошли или проходят все цивилизованные страны, вступил в фазу своего завершения. Детальный анализ демографических проблем и определение направлений выхода из демографического кризиса невозможен вне рассмотрения таких понятий, как структура и состав населения.

В демографии термины «структура» и «состав» часто используются как взаимозаменяемые для описания распределения населения по таким характеристикам, как возраст, пол, брачный статус, профессия и т.д. Термин «структура»

1 Фертильный возраст - период в жизни женщины, в течение которого она способна к вынашиванию и рождению ребенка. В демографии этим термином часто обозначают репродуктивную способность женщины или способность женщины к деторождению. Фертильный возраст условно принимается от 15 до 44 лет.

иногда употребляется в более узком значении для описания распределения населения только по возрасту и полу [См.: 4, р. 27.].

Процессы рождаемости, смертности, а также брачности и разводимости, будучи составными частями воспроизводства населения, называются демографическими процессами1. Наиболее важными из них и во многом определяющими состояние демографической ситуации являются рождаемость и смертность. Вместе с этими демографическими процессами нельзя не учитывать такое явление, каким является миграция. Миграции населения могут приобретать различные масштабы, охватывать различные временные отрезки и иметь различные причины и сценарии: политические, военные, экономические, этнорелигиозные, экологические и другие. При этом процесс миграции населения в чистом виде рассматривается нами как процесс социальный2.

Среди направлений выхода из сложившейся ситуации можно выделить три составляющих, улучшение каждой из которых могло бы улучшить существующее положение. Эти три составляющих задаются смертностью, рождаемостью и миграцией - тремя параметрами, связанными с изменением численности населения. Однако, прежде чем планировать какие-либо меры по выходу из кризиса, необходимо оценить степень влияния каждой из составляющих, перспективы ее возможного изменения и ее потенциал.

Рассмотрим первый из вышеуказанных параметров - смертность. Естественная убыль населения обусловливается превышением уровня смертности над уровнем рождаемости, т.е. в каждый год, сопровождающийся естественной убылью населения, в стране рождается меньше людей, нежели умирает.

В настоящее время стандартизованные по возрасту показатели смертности населения экономически развитых стран продолжают неуклонно снижаться вследствие того, что в современном цивилизованном мире произошла переоценка ценностей с выходом на первое место здоровья, - то есть уже удовлетворены потребности населения в комфорте, жилье, питании, одежде, отдыхе и так далее, "дождалось своей очереди здоровье" - стало модным быть здоровым, хорошо выглядеть, не болеть, вследствие чего, как правило, огромный отклик получают

1 Демографические процессы - воспроизводство населения в целом или изменение численности всего населения в результате рождений и смертей. - Прим. авт.

2 Социальный процесс - развертывание во времени того или иного социального явления. -Прим. авт.

массовые программы, нацеленные на борьбу с очередным недугом, дающие очень высокий эффект.

В современной России величина средней продолжительности жизни чрезвычайно низкая: для мужчин она составляет около 60 лет, а для женщин чуть более 73,2 лет. Такие показатели не только значительно ниже показателей развитых стран и не только ниже тех показателей, которых удалось достигнуть к концу 1980-х гг. прошлого века, но и соответствуют показателям «стран третьего мира»: продолжительность жизни мужчин в современной России ниже, чем в Египте и Боливии.

Соответственно одним из возможных путей стабилизации численности населения и выхода из демографического кризиса могло бы стать снижение смертности. Но, к сожалению, этот путь не приводит к желаемым результатам. Безусловно, снижение смертности до показателей развитых стран замедлило бы темпы естественной убыли населения, но его было бы недостаточно для компенсации сверхнизкой рождаемости. Даже при увеличении ожидаемой продолжительности жизни до показателей современной Японии, где они одни из самых высоких в мире, естественная убыль населения не прекратилась бы, а лишь замедлилась.

Это, конечно же, не значит, что можно «забыть» про этот компонент демографического развития и думать только о других. Нет, необходимо принимать меры по увеличению продолжительности жизни населения, необходимо переставать быть «страной третьего мира» в этом аспекте. Вышеприведенные рассуждения показывают лишь то, что только этой меры будет недостаточно. Чтобы выйти из кризиса - нужны изменения и других демографических составляющих.

Одной из них, как было сказано выше, является рождаемость. Переход к депопуляции сопровождался не только ростом показателей смертности, но и существенным падением показателей рождаемости. Так, суммарный коэффициент рождаемости (СКР), который лучше всего отражает интенсивность рождаемости и в наименьшей степени связан с половозрастной структурой населения, начал снижаться еще в конце 1980-х гг. (после некоторого роста в середине). Он достиг своего минимума в 1996-1999 гг. (в этот период СКР не выходил за рамки 1,27) и практически не менялся с тех пор (небольшой рост к 2004 г. до 1,34, а затем снижение к 2006 г.- до 1,29).

Важно пояснить, что вступление той или иной страны на путь приближения к современному способу воспроизводства населения не является случайным. Оно представляет собой результат созревания в обществе сложного комплекса

взаимосвязанных и взаимозависимых явлений, когда начинается действие естественной депопуляции, приводящей к последующему устойчивому равновесию популяционных процессов.

К числу факторов такого рода относится, например, то, что уровень рождаемости является обратно пропорциональным уровню образования женщин в народонаселении: чем выше образование, тем ниже рождаемость, и наоборот. Так же на состоянии рождаемости отражаются и темпы урбанизации: известно, что показатели рождаемости в городах любой страны всегда ниже по сравнению с сельскими населенными пунктами.

В настоящее время выделяются два основных параметра, формирующих уровень рождаемости: это величина потребности в детях и полнота

ее реализации. При этом, когда речь идет о факторах рождаемости, то обычно подразумевают какие-либо аспекты жизни общества (стабильность, наличие льгот и пособий, социальное обеспечении матерей и т.п.), но всегда следует учитывать, что все факторы внешнего мира так или иначе влияют именно на две выделенные составляющие.

Увеличение каждой из выделенных составляющих приведет к росту рождаемости в современной России, однако они обладают потенциалами, существенно различающимися между собой. Так, при существующей потребности в 12 детях, даже при полной ее реализации, уровень рождаемости сможет повыситься лишь до 1,5-1,7. И, несмотря на то, что такое повышение на 15-25% выше текущего уровня, его все равно будет недостаточно даже для простого воспроизводства населения (когда на одну женщину в среднем должно приходиться 2,1 детей). То есть, если ставить целью выход из демографического кризиса за счет повышения рождаемости, следует учитывать, что необходима разработка такого комплекса мер, которые не только повышали бы полноту реализации существующей потребности в детях, но и воспитывали бы новые поколения, ориентированные на рождение 2-3 и более детей, прививали им нормы среднедетно-сти.

Такие меры выходят далеко за рамки традиционного подхода - выделения дотаций пособий и льгот, поскольку затрагивают психологию человека и требуют отношения к людям как к личности, а не как к объекту, машине, требующей вливания денежных средств (материнский капитал и пр.). «Подлинная семейная политика строится не на принуждении, а на побуждении к оптимальному в условиях депопуляции типу семьи (3-4 детей) путем создания реальных

(социальных, экономических и социально-психологических) условий для свободного выбора любой модели семьи с любым числом детей» [5, с. 349].

С этой точки зрения, очень интересно влияние на повышение рождаемости введения государственных сертификатов на материнский капитал1. Можно абстрактно предположить, что именно материнский капитал стимулирует повышение рождаемости в последние два года. Бесспорно, это очень своевременное и правильное решение Правительства. И в некоторых случаях материнский капитал выступает, как важный фактор для решения семьи на рождение второго или последующего ребенка. Однако этот фактор не является первопричиной. Изначально самостоятельное желание родителей, а сертификат служит лишь некой формой поддержки. К тому же право на сертификат может быть реализовано один раз. Более эффективным средством было бы получение капитала на каждого ребенка, с повышающимися коэффициентами.

Третья составляющая изменения численности населения - миграционный прирост - качественно отличается от двух описанных тем, что является внешним ресурсом, а не внутренним. Положительный миграционный прирост оказывает компенсирующее действие и смягчает эффект депопуляции, что наблюдалось на протяжении последних 15 лет, когда миграция компенсировала 4 318,2 тыс. чел. естественной убыли, то есть около 36 %.

При достаточной величине миграционного прироста возможна полная компенсация убыли населения и тем самым одна из основных задач Концепции демографической политики - «стабилизация численности населения» - была бы решена. Однако следует более подробно рассмотреть перспективы использования этого ресурса.

Здесь необходимо рассмотреть два аспекта: потенциал миграции, то есть наличие достаточного количества людей, желающих переехать жить в Россию, а также возможные сложности социализации этих мигрантов в новом для них обществе коренного населения страны, принятие ими новых культурных ценностей и норм поведения.

Миграционный прирост за последние 15 лет проявляет тенденцию к снижению. Так, по сравнению с максимальным положительным сальдо мигра-

1 Материнский капитал — форма государственной поддержки в размере 299 731 рублей с 1 января 2009 года (250 000 рублей - с 1 января 2007 г., 267 500 рублей - с января 2008 г.), которая с 2007 года оказывается при рождении (усыновлении) второго, третьего или последующего ребёнка, имеющего российское гражданство. - Прим. авт.

ции, наблюдавшимся в 1994 г. (978 тыс. человек), которое позволило полностью компенсировать естественную убыль населения и даже привело к росту (на 104 тыс. человек), сейчас миграционный прирост составляет около 100 тыс. человек (132,3 тыс. в 2006 г.) и, начиная с 2001 г., компенсирует менее 20% естественной убыли населения. Оценивая потенциал использования этого ресурса для решения демографических проблем можно отметить, что он может привести к желаемым результатам, однако тенденции изменения миграционного прироста требуют разработки программы по повышению миграционной привлекательности России, дабы вновь произошло увеличение количества иммигрантов.

И все же, несмотря на географические и исторические прецеденты, демонстрирующие значительные потенциальные возможности иммиграции, при нынешнем положении дел в России рассчитывать на крупные миграционные вливания в ближайшие годы было бы неосмотрительно. Существуют достаточно серьезные объективные обстоятельства, не позволяющие делать ставку на масштабный миграционный приток как способ противодействия депопуляции, а стало быть, и средство повышения демографической безопасности страны.

Во-первых, не видно слишком большого числа желающих приехать в Россию. С 1995 г. потоки мигрантов непрерывно сокращаются. Во-вторых, не просматривается и энтузиазм по отношению к иммиграции со стороны России (возможно, первое связано со вторым). В-третьих, и это самое важное, иммиграция в Россию как средство повышения демографической безопасности таит в себе немалые социальные, этнокультурные и политические угрозы, и более или менее сдержанное отношение к ней отражает если не ясное понимание, то инстинктивное предощущение ее отрицательных последствий.

Еще одной опасностью использования этого ресурса является процесс интеграции мигрантов в российскую действительность, образ жизни, культуру. В случае значительных «миграционных вливаний» на фоне продолжающейся депопуляции доля коренного населения России в обозримом будущем может сократиться настолько, что неминуемо возникнет угроза самому сохранению русских как нации и русской культуры как таковой.

Отмеченное в России в начале ХХ в. снижение смертности позволяло ожидать одновременного и быстрого повышения защищенности жизни каждого гражданина и связанного с этим ускорения естественного прироста населения стра-

ны. Перспективы повышения демографической безопасности России выглядели тогда очень обнадеживающими.

Однако на деле, если эти ожидания и были оправданными, сбылись они далеко не полностью. Должного уровня демографической безопасности страны достигнуть так и не удалось. Демографический потенциал России к концу ХХ столетия стал уязвимым и несостоятельным. Наверстать упущенное уже невозможно. Более того, страна вступила в третье тысячелетие в условиях, когда естественный прирост населения - главный источник демографического роста, еще в начале ХХ в. казавшийся почти безграничным, полностью иссяк. Население Российской Федерации как было, так и остается небольшим для страны, имеющей самую большую в мире территорию.

Таким образом, в XXI в. России придется решать две главные задачи в области демографической безопасности. Первая - задача снижения смертности, повышения безопасности индивидуального выживания и продолжительности жизни. Задача непростая, но, как показывает опыт многих стран, принципиально решаемая. Более или менее ясны способы ее решения и в России. Вторая - задача коллективного выживания, противодействия депопуляции. Она не решена именно принципиально. Теоретически можно представить себе только два пути ее решения: повышение рождаемости и расширение иммиграции.

Мировой опыт свидетельствует, что добровольное значительное повышение рождаемости сейчас маловероятно. Неэффективны и попытки добиться ее подъема с помощью прямого или косвенного принуждения, всякого рода запретов. К тому же попытки такого рода создают угрозу правам человека и в этом смысле подрывают социальный аспект человеческой безопасности.

Разумное проведение миграционной политики для пополнения демографических ресурсов страны, напротив, вполне возможно. Конечно, этот путь тоже далеко не безопасен. Тем не менее, сознавая все риски, сопряженные с более или менее массовыми миграциями, нельзя не понимать их неизбежности, в том числе и потому, что они представляют собой часть механизма восстановления демографического равновесия, нарушенного в различных регионах страны и в мировом масштабе. Не может оказаться вне действия этого механизма и Россия. Поэтому уже сейчас необходимо очень серьезно задуматься над проблемами имми-

грации в Россию, чтобы, как уже не раз бывало в отечественной истории, неизбежные события не стали для государства неожиданными1.

* * *

1. «Демографический ежегодник России» за 2008 год.

http://www.gks.ru/bgd/free/B08_16/Main.htm.

2. Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года: Указ Президента Российской Федерации от 9 октября 2007 года № 1351. http://www.kremlin.ru/text/docs/2007/10/147925. shtml.

3. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // Российская газета. 2009. 19 мая.

4. Multilingual Demographic Dictionary. English Section. 2nd Edition. Liege, 1982.

5. Антонов А.И., Сорокин С.А. Судьба семьи в России XXI века. М., 2000.

1 При подготовке статьи автор опирался на основные положения «Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года», введенной в действие Распоряжением Правительства Российской Федерации № 1270-р от 24 сентября 2001 года (источник: http://www.demoscope.ru/weekly/knigi/koncepciya/koncepciya.html), а также работы российских и зарубежных ученых: Бреева Е.Б. Основы демографии: Учеб. пособие. М., 2009. 388 с.; Возжеников А.В. Национальная безопасность России: методология комплексного исследования и политика обеспечения. М.: РАГС, 2002; Гаджиев К.С. Геополитика. М., 1997; Лахова Е.Ф. Здоровье нации и планирование семьи // Аналитический вестник. М., 1996. С. 36-41; Медков В.М. Микроимитационные модели в демографии: проблемы и возможности использования в прогнозировании динамики населения и демографических процессов // Математическое моделирование социальных процессов. М.: МАКС Пресс, 2002; Медков В.М., Карпова В. М. Имитационная модель репродуктивного поведения семьи // Актуальные проблемы социологической науки и социальной практики: Сб. науч. докл. «Сорокинские чтения - 2002». М.: Макс-Пресс, 2003. Т. 3. С. 146-153; Продолжительность жизни / Под ред. Д.И. Валентея. М., 1974. 120 с.; Ронге Ф. Условия жизни в России // Социс. 2000. № 3. С. 59-78; Рывкина Р. Коленнико-ва О. Дисфункции государства и ослабление социальной безопасности населения России // Вопросы экономики. 2000. № 2. С. 67-75; Мангейм Дж.Б., Рич Р-К. Политология. Методы исследования: пер. с англ. М., 1997; Pukuyama Fr. The End of History and the Last Man. N.-Yr., 1992.