Terra Humana

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: ПОЛЕМИКА ЦИВИЛИЗАЦИЙ

УДК 008 ББК 71.05

Я. Кеневич

ПОГРАНИЧНЫЕ ТЕРРИТОРИИ И ВСТРЕЧА ЦИВИЛИЗАЦИЙ*

Рассматривается специфика взаимоотношений, возникавших между различными цивилизациями на пограничных территориях. Предлагается с использованием понятий, относящихся к общей теории систем, различать в межцивилизационных отношениях (контактах) диалог, конфликт, встречу.

Ключевые слова:

доминирование, колонизация, пограничные территории, система ценностей, социальная система, цивилизационная идентичность, цивилизация, экспансия.

Цель данного исследования - определение специфики отношений между цивилизациями на пограничных территориях. Я использую термин «пограничная территория» («borderland») применительно к той части пространства социальной системы, которая прямо примыкает к открытой границе. В частности, я имею в виду ситуацию, обозначенную постоянным присутствием за границей «чужой» (в этническом, культурном или политическом смысле) территории. Хотя не каждое такое соседство приводило к формированию собственно границы - не только «подвижной», но и «открытой». И не всегда осознание присутствия «чужих» за пределами границы приводило к конфронтации, что приносило свои плоды в новых формах цивилизации.

Во-вторых, я полагаю, что такой вид границы характеризуется не только наличием культурных, религиозных и политических противоречий, но и существованием разных цивилизационных идентичностей. Такое утверждение требует некоего пояснения, коль скоро речь идет о сущности цивилизации. Нахожу необходимым подчеркнуть, что в эпоху глобализации муль-тицивилизационный характер мира до сих пор является действительностью, и это ведет к важным последствиям.

Моя цель - доказать существование специфической формы отношений между людьми, которые хоть и живут в близком

* Перевод Ю.В._Крючковой. Текст на англ. яз. см.: Memorya у civivlizatciуn. - 2005, № 8. - S. 21-49.

соседстве, но, тем не менее, остаются «чужими» друг другу. В пределах всего спектра особенностей определенной цивилизации представители различных культур, равно как и вероисповеданий, могут вступать в отношения, именуемые «диалогом». Это отличительная черта европейской цивилизации. С другой стороны, отношения диалога не исключительны и не универсальны. В отношении так называемого «столкновения цивилизаций» я бы хотел бы сделать акцент на особом опыте «встречи цивилизаций». До сих пор не ясно, является ли сегодня этот способ взаимоотношений частью диалога либо признаком грядущей катастрофы.

Сюжет, который я собираюсь рассмотреть, будет опираться на примеры, однако я не стану пытаться предоставить исчерпывающие факты или истолкование. Я буду использовать понятия, относящиеся к общей теории систем, в свете концепции, которую я использовал в моих предыдущих исследованиях. Поэтому я буду рассматривать отношения между социальной системой и ее окружением, а также между системой и соседствующей системой [36]. Я буду ссылаться на выводы, которые лишь частично были опубликованы за рубежом [34; 35].

Говоря о цивилизации, я имею в виду обычные факты, на которые ссылаются люди, когда они сталкиваются с чем-то, что выходит за пределы их собственной культуры. Эти экстракультурные отноше-

Kieniewicz J. Borderlands and civilization encounter //

ния реальны и определяют наше восприятие мира и наши способности к общению [7; 10]. Однако их нельзя свести только к межкультурным отношениям [3].

Мой поиск реалий, которые соответствуют специфической человеческой интуиции, был определен опытом исследования отношений, возникающих в период экспансии [17; 45; 48]. Не отрицаю, что в процессе работы я испытывал влияние таких специалистов, как Иммануил Вал-лерстайн1 и Эдвард Сейд2. В то же время не менее сильное влияние на мои взгляды оказали польский философ истории Феликс Конечный (1862-1949)3 и французский историк Фернан Бродель [4]. В итоге я разработал собственную методику анализа и интерпретации, которая, на мой взгляд, носит системный характер. Ее также можно назвать эклектичной или культурно-материалистичной [5]. Она идет вразрез, например, с немарксистским историческим материализмом или с различными версиями теории «миросистем»4. Принимая во внимание тот факт, что мой подход предполагает существование Бога, возможно, не имеет смысла сопоставлять его с какой-либо из этих классификаций5. По этому вопросу существует более полный текст в «Мышлении и культуре» [26].

Социальные системы и экспансия

Принимая во внимание существование огромных этнических, лингвистических, экономических, социальных и других различий между обществами, единственно возможным способом изучения их специфики представляется использование принципов общей теории систем [55]. Данная теория исходит из предположения, что любое об-

(SURROUNDINGSI ISURROUNDINGSI

1 (correlator) T

—» —* ORGANIZATION STRUCTURE t

(receptor) T I i т

g T i i T

Ш у Î I I (effector) t

Z CENTRAL CONTROL SYSTEM BEHAVIOUR |

Й I T t I

1 т T I

и (feeder) I t t I

TRANSFORMAT^» ** IDENTITY - t I

t (accumulator) i

Î I

ISURROUNDINGSI (SURROUNDINGSI

Рис. 1. Модель социальной системы (Environment - среда; Surroundings - окружение; Organization - организация; Structure - структура; Central control system - центральная система управления; Behaviour - поведение; Transformation - трансформация; Identity - идентичность)6.

щество - автономная система, способная поддерживать устойчивое существование или изменять свои структуры и идентичность в зависимости от того, как она решает проблемы, возникающие в процессе взаимодействия с ее окружением (рис. 1).

Система способна поддерживать баланс благодаря обратной связи, следовательно, огромную важность приобретает механизм реагирования на стимулы, особенно если эти стимулы подкреплены большим выбросом энергии. Понятие «конфликта» может быть применимо только к тем отношениям, которые ведут к потере баланса, независимо от того, существует ли механизм, позволяющий системе восстановиться. Реакции, наблюдаемые в организации системы, а также реакции, затрагивающие структуру, позволяют судить о ее адаптационных возможностях.

Предлагаемая выше модель не дает представления о месте или роли общества в большем сообществе. Единственное ее предназначение - установить некий порядок в собранных мною сведениях и реконструировать социальное поведение. Модель не дает возможности проводить различия между потоком материи, энергией и информацией. Следует помнить, что ее задача - облегчить процесс аргументации и сравнения совершенно различных обществ. Она, безусловно, оказалась полезной в исследовании отношений между системой и ее окружением. Это позволяет точнее понять суть существования идентичности и возможности ее модификации.

Для достижения заявленных целей очень важны следующие процессы: процесс модификации структуры, процесс восприятия внешних стимулов, а также процессы модификации идентичности системы, процессы потери контроля над регулированием (настройкой структуры организации) и адаптацией (модификацией структуры).

Еще одно преимущество представленной модели в том, что она дает возможность уловить характер отношений, которые развиваются между обществом и его окружением. В этом случае мы имеем

Общество

Terra Humana

возможность наблюдать индикаторы их изменений, а также можем проанализировать их гипотетическое развитие за долгий период времени, что было бы невозможно при непосредственном контакте. Воздействие общества на среду и последующие реакции имеют определяющее значение для гомеостазиса всей системы.

Общества с разной степенью сложности структур, с различным отношением к своему окружению, порождают набор действий и способов поведения, которые выполняют адаптативную функцию, а также нацелены на выработку поведения, которое бы обеспечило гомеостазис системы. Мы можем, таким образом, говорить о социальных и экономических сообществах, а также о связях, т.е. о культуре. Культура играет очень важную регулирующую роль.

Культура - это основная часть того механизма, который я называю «центральной системой управления», именно она ответственна за управление.

Однако для поддержания функционального баланса системы важны и другие факторы. Такими факторами являются ценности. Центральная система управления нематериальна, однако легко идентифицирует признаки, которые поддерживают функциональный баланс - ценности, убеждения, верования и принципы. И, в частности - поддерживает идентичность. Важно понять, в какой степени люди способны создавать особые связи и вступать в отношения с людьми из других обществ. При этом нас также интересует абсолютно уникальная способность - планировать собственное будущее и таким образом задавать новые формы цивилизации.

Оба термина - и «окружение», и «среда», используемые в модели, нуждаются в детальном пояснении. Однако невозможно провести четкую границу между обществом и экосистемой, возможно лишь дать классификацию возникающих между ними отношений. Они значимы, т. к. связаны с функционированием социальной системы, включая и саму культуру. Люди в основном черпают энергию из пространства (среды), и эта энергия может быть каким-то образом оценена. В свою очередь, люди влияют на окружающую среду своим поведением, в частности, оказывая на нее давление с целью добиться использования ее ресурсов в своих интересах. Отношения с окружающей средой, а, следовательно, и с другими обществами - это результат разделения материальных благ. Суть этих отношений - власть и доминирование, а также последующее принятие или отторжение. С этой точки зрения следует анализировать

стремление системы реконструировать свою структуру и модели трансформации. Состояние системы возможно оценить, анализируя характер ее связи с окружающей средой и соседними системами. Эти отношения могут сводиться к экологическому равновесию или его отсутствию, к автономии или зависимости.

Экспансия - одно из свойств социальных систем. Приведенная модель позволяет показать, как люди независимо от происхождения или мотивов решают проблемы за пределами своего местожительства. Агрессивное поведение по отношению к другим системам ведет к ответным действиям, что может проявляться в нарушении функционального баланса и необходимости устанавливать его вновь.

Экспансия приводит к освобождению энергии, которая затем выходит за пределы своей системы и разрушает границы безопасности другой. Таким образом, люди и вместе с ними их культура проникают на чужую территорию с целью покорить ее. Это означает, что материя, энергия и информация одной системы получает возможность влиять на организацию и даже на структуру другой.

Эта модель использована главным образом для анализа последствий различных стадий европейской экспансии. Эти действия происходили в реальности и системы выдавали реакцию разной интенсивности, и последствия экспансий тоже носили различный характер. Я подробно изучал те процессы, которые сопровождают вторжения «чужих», и меня особенно интересовали два возможных сценария развития событий: навязываемые ценности будут отвергнуты или атакуемая сторона будет подчинена. В последнем случае интервенция ведет к неавтономным формам трансформации и в итоге - к нарушению процессов управления системой. Колониализм - самый очевидный результат экспансий. Следует отметить проявления экспансии - коллаборационизм7, а также явление, которое можно назвать «отсталость» [35].

Экспансия может принимать различные формы - в зависимости от источника энергии. Все явления, которые принято называть: великая экспансия, миграция населения, развитие экономических связей - всегда результат дополнительных усилий. В таких случаях нельзя избежать повышенного расхода энергии. При системном описании этих явлений вместе с потоком энергии, материи и информации мы не можем игнорировать и стресс, который тоже циркулирует между сообществами и социальными системами. Я учитываю наличие баланса между всеми

задействованными силами, что позволяет структурам системы сохранить способность к автономной трансформации. Эта схема должна быть потом применена к определенным ситуациям и конкретным людям. Эти люди, с их культурой и системой ценностей, являются проводниками экспансии, что означает, что они перемещают свою цивилизацию на чужое пространство.

Теперь давайте представим, какими эти отношения видятся представителям разных цивилизаций, оказавшимся на одной территории и в рамках одной социальной системы. Но прежде я хотел бы остановиться на ситуации, когда две экспансионистские системы, относящиеся к разным цивилизациям, вступают в конфликт8.

Образование пограничных территорий в результате экспансий

Пиренейский полуостров в период с VIII по XIII вв. - прекрасный пример конфронтации соседствующих цивилизаций [20]. Особенность этого примера - в том, что изначально на пограничных территориях уже формировались две различные цивилизации: христианско-латинская,

которая стала основой для европейской, и цивилизация умма, которая дала развитие мусульманской цивилизации. Первой начала формироваться Андалузская цивилизация. Она состояла из людей различного происхождения, различных верований, но все они, без сомнения, испытали сильное влияние арабской культуры. В противоположность ей появилась испанская цивилизация, включавшая местное население, говорящее на разных языках, различного вероисповедания и, определенно, испытавшее влияние латинской традиции.

Аль-Андалус - это продукт многовековой исламской экспансии в стране, которая сначала была романизирована, затем обращена в христианство и имеет богатый опыт присутствия на ее территории различных цивилизаций. И этот цивилизационный проект, прежде всего, - результат совместного существования христиан, мусульман и евреев. Возникло сообщество, отделенное от остального исламского мира, где чувство принадлежности к нему определялось образом жизни, в отличие от северных христианских стран и от исламского Магриба. Тем не менее, и это сообщество, основанное на сосуществовании различных вероисповеданий, не было лишено антагонизма. Свидетельством тому является трансформация естественной окружающей среды9.

В свою очередь, средневековая Испания - это попытка возродить королевство визиготов, охватывавшее весь Иберийский

полуостров. Однако в период реконкисты оно также включало христиан, принадлежащих к арабской культуре (мосарабы) и мусульман, ищущих убежища от ортодоксального Ислама берберов (мудехары) и, конечно, евреев. Это сообщество отличалось от остального христианского мира образом жизни. В нем постепенно происходило осознание необходимости единения при всем многообразии [2]. Эти сообщества были готовы к войне, постоянное присутствие которой определяло принципы и практику индивидуальной свободы. Каждая цивилизация надеялась получить полный контроль над территорией древней Иберии, однако, обе цивилизации, будучи антагонистами, сохраняли тесную связь. Граница между двумя цивилизациями была подвижной, проницаемой и «политической» [6].

В XIV в., когда повторное завоевание было завершено, эмират Гранады был единственной мусульманской областью, оставшейся в христианских королевствах Иберии. Баланс был нарушен, но влияние Андалузской цивилизации длилось еще почти два века. В 1492 г. цивилизация Аль-Андалус утратила свою политическую значимость и была поглощена восточным мусульманским миром. Латиноамериканская цивилизация также не сумела сохранить свою автономию. Она попала под влияние Европы, закладывающей основы нации, отвергающей мультирелигиозную модель. Испания построила мировую империю, повсюду насаждая свою культуру, однако не сумела обезопасить собственный цивилизационный проект [19]. Некоторые аспекты этого проекта не были одобрены европейской цивилизацией и лишь незначительные его отголоски можно обнаружить в цивилизационной формуле обеих Иберийских Америк.

Второй такой пример можно обнаружить на противоположном конце Европы. Начиная с XIV в., западная и южная части этих территорий подвергались многочисленным экспансиям. Их целью было обретение контроля над территорией от Балтики до Черного моря. Интересы этой экспансии конкурировали с интересами монголов, татар и, начиная с XV в., - турок. Политическим выражением этих интересов стало польско-литовское государство - после подписания акта об объединении в 1569 г. [27]. Это предвосхитило европейскую зарубежную экспансию XVI в. и может рассматриваться как цивилизационный проект, который я бы назвал «Европа на Востоке». Этот проект также положил начало тенденции формирования Европы как основной системы, которая стремится доминировать над менее разви-

Общество

Terra Humana

той периферией10. Ее уникальная черта - в возможности сосуществования католицизма и православия и в воспринятии ислама и иудаизма. Принцип политического договора и гарантированная законом свобода вероисповедания заложили основы европейской цивилизации11. Назовем это «республикой» в противовес империи [29]. Вместе с Венгерским королевством Польско-Литовская республика, как они сами полагали, создали ЛЫетша1е Christianitatis (Оплот христианства). Последним его проявлением стала победа Яна Собесского в 1683 г.

Большая часть территорий между Балтийским и Черным морем представляла собой типичную приграничную территорию, где наряду с частыми вооруженными столкновениями имели место и торговые отношения и культурный обмен [14]. В течении нескольких веков этот процесс оказывал серьезное воздействие на польскую культуру, придавая ей довольно сильные ориентальные черты12. С XVI в. Польско-Литовская республика вступила в вооруженный конфликт, вызванный экспансией Великого Княжества Московского. Со времен правления Петра Великого Россия установила отношения с Европой и Турцией, не прибегая к посредничеству Республики. Республика же постепенно попадала под зависимость. Полное уничтожение польской государственности в результате последовательного разделения территории (закончено в 1795 г.) означало распространение русской цивилизации на Запад и уничтожение пограничной территории. С тех пор развитие русской цивилизации было направлено то против Европы, то на союз с Европой, но всегда, даже после революции 1917 г., развивалось по своим особым принципам [32].

С XIV в. начинается турецкая экспансия на Балканский полуостров. Это означало подавление Оттоманской цивилизацией христианских, православных и ориентированных на Византию обществ. Так постепенно в XVI в. появилась и южная граница Европы, которая контролировалась Турецкой империей. Здесь тоже прослеживаются черты, присущие пограничным территориям. В современную эпоху на приграничной территории две великие экспансии двух зарождающихся империй поделили Средиземное море и переплелись в одном политическом и экономическом мире [23].

Существуют различные литературные свидетельства современников о конфликтах, связанных с экспансиями. Моя цель - подчеркнуть важность пограничных территорий как места осуществления экспансий. Регион пограничья ни в каком

отношении не может быть названии ничьей территорией, расположенной между двумя цивилизациями, поскольку он всегда фиксирует свою принадлежность/ причастность, оставаясь открытым для одновременного влияния чужих культур. При рассмотрении более отдаленных эпох стоит вспомнить пограничье между Китаем и землями кочевников, а также на конфронтацию династий Тан и Аббасидов, движение русской границы в восточном направлении и подчинение различных культур Сибири, границу, появившуюся между исламскими странами и индийским миром в Бенгалии [9], и, наконец, испанское завоевание в Андах [18]. Однако могут возникнуть сомнения - корректно ли употреблять этот термин относительно политических и экономических структур Португалии и Голландии, а также относительно Британской Индии в XIX в.?

Во всех этих случаях мы имеем дело с внезапным вторжением в другую систему. Я использую термин «контакт» для описания ситуации, которая требует, чтобы система, подвергшаяся атаке, трансформировалась в ответ на европейскую экспансию [8; 30; 53]. Для того чтобы разбить защитные барьеры, нарушить организацию и стать серьезной угрозой для структуры общества, необходима дополнительная энергия. На данном этапе я не буду рассматривать множественные варианты результатов контакта. Хочу лишь подчеркнуть, что реакции систем на нарушение их границ могут кардинально различаться и не только из-за культурных и религиозных отличий, но и из-за различных отношений между системой и ее окружением. Во многих случаях даже относительно несильный внешний импульс может запустить лавину изменений, ведущих к модификации или даже к катастрофе. Контакт в основном означал две вещи: установление отношений доминирования/подчинения и пересечение границы либо с сохранением своих ценностей, либо с их утратой. Контакт усиливал способности к адаптации, которая проходила успешно благодаря собственным информационным ресурсам, но обычно грозила покоряемым системам потерей автономности. Покоренные общества восстанавливали функциональный баланс, оставляя след в структуре доминантной системы. Противостояние выражалось в адаптации или установлении временного баланса сил. Такие факты можно проследить в культуре и в случаях организованного противостояния. Поэтому следует дать более точное определение термина «цивилизация».

Окончание следует

Список литературы:

71

[1] Byrski M.K. The Indian Workshop European Identity / Terra Marique. The Culth Intercourse between the European Center and Periphery in Modern Time / J. Kieniewicz (ed.). - Warsaw: OBTA, 2001. - P. 105-125.

[2] Baruque J.V. La idea de Espania en el siglo XIV / De Hispania a Espafia. El nombre y el concepto a traves de los siglos / Atard V,P. (ed.). - Madrid: Temas de Hoy/Colegio Libre de Emeritos, 2005. - P. 137-150.

[3] Bentley J.H. Cross-Cultural Interaction and Periodization in World History // The American Historical Review. - 1996, № 101/3. - P. 749-770.

[4] Braudel F. L’histoire des civilisations: le passe explique le present / Ecrits sur l’histoire. - Paris: Flammarion, 1969. - P. 255-314 (or. ed. 1959).

[5] Brzechczyn K. O wielosci linii rozwojowych w procesie historycznym. Proba interpretacji spoteczehstwa meksykahskiego. - Poznan: Wydawn Naukowe UAM, 2004. - P. 16.

[6] Duque AJ.M. Sobre las fronteras hispano-cristianas hasta el siglo XI y sus singularidades pirenaico-occidentales / Aho mil, aho dos mil. Dos milenios en la Historia de Espania / RlBOT L., Baruque J.V., Villares R. (coords.). - Madrid: Sociedad Estatal Espania Nuevo Milenio, 2001. - P. 425-446.

[7] Eagleton T. La idea de la cultura. Una mirada politica sobre los conflictos culturales. - Barcelona: Paidos, 2000.

[8] Early Travels to India: The Portuguese in Contact with the Alien Reality / IV Semindrio Internacional de Historia Indo-Portuguesa. - Lisboa, 1985. - P. 1-14;

[9] Eaton R.M. The Rise of Islam and the Bengal Frontier, 1204-1760. - Berkeley: University of California Press, 1993.

[10] Elias S. N. El proceso de la civilizacion. Investigaciones sociogeneticas y psycogeneticas. -Mexico: FCE, 1987.

[11] Gawlikowski K. Dialogue Among Civilisations as a Challenge in The Era of Globalisation / Democracy, Human Rights and Islam in Modern Iran: Psychological, Social and Cultural Perspectives / Rafto Human Rights Series / Uichol KlM, Henriette Sinding AASEN and S. EBALDI (eds.). Vol. II. - Oslo, 2003. - P. 411-442.

[12] Gawlikowski K. The ‘civilisation of struggle’ in the West and apreciation of harmony in the East Asia: Philosophical and social implications of the two approaches // Dialogue and Universalism. - 2003, XIII/78. - P. 17-48.

[13] Goldfrank W.L. Paradigm Regained? The Rules of Wallerstein’s World-System Method // Journal of World-System Research. - 2000, № VI/2, Special Issue: Festschrift for Immanuel Wallerstein, Part I. - P. 150.

[14] Gross F. Kresy: The Frontier of Eastern Europe // Polish Review. - 1978, № XXIII/2.

[15] Hampson R. Introduction / Conrad J. Heart of Darkness with The Congo Diary. - London, Penguin Books, 1995. - p. XXXIV;

[16] Hilckman A. Felliks Koneczny und die Verleichende Kulturwissenschaft. - Saeculum, II, 1952. - h. 4.

[17] In The «Heart of Darkness»: An Attempt to Interpret Colonialism as a New Transformation of a Backward Social System // Hemispheres. - 1992, № 1. - P. 43-52;

[18] Jara A. Guerre et societe au Chili. Essai de sociologie coloniale. La transformation de la guerre d’Araucanie et I’esclavage des Indiens du debut de la conquete espagnole aux debuts de I’esclavage legal (1612). - Paris: Insitut des Hautes Etudes de l’Amerique Latine, 1961.

[19] Kamen H. Imperio. La forja de Espania como potencia mundial. - Madrid: Aguilar, 2003.

[20] Kieniewicz J. Andaluzja, Hiszpania i pogranicza cywilizacji: wspofczesna perspektywa historycznej konfrontacji / Cywilizacja europejska. Wykiady i eseje / Kozminski M. (ed.). - Warsaw: Scholar/Collegium Cicitas Press, 2004. - P. 79-89.

[21] Kieniewicz J. Borderlands as Spaces for the Encounter of Worlds / Terra Marique. The Culth Intercourse between the European Center and Periphery in Modern Time / J. Kieniewicz (ed.). - Warsaw: OBTA, 2001. -pp. 146-158.

[22] Kieniewicz J. Cristaos e especiaria: The Portuguese Impact on the Malabar Christian Community / The Portuguese, Indian Ocean and European Bridgeheads 1500-1800 / Malekandathil P., Mohammed J. (eds.). -Tellichery: Insitute for Research in Social Sciences and Humanities of MESHAR, 2001. - P. 119-132.

[23] Kieniewicz J. Del Baltico al Indico. Las nuevas fronteras hispanicas a finales del siglo XVI / Congreso Internacional Las Sociedades Ibericas y el mar a finales del siglo XVI, II, La monarquia. Recursos, organizacion y estrategias. - Lisboa: Sociedad Estatal Lisboa 98, 1998. - P. 385-402.

[24] Kieniewicz J. Del Baltico al Mar Negro: «Intermarium» en la politica europea» // Politica Exterior. - 1998, 61. - P. 59-73.

[25] Kieniewicz J. Ejes de integration, fronteras y divisiones de Sarmatia Europea / Felipe II 1527-1598. Europa y la Monarquia Catolica. T. I / Millan J.M. (dir.). - Madrid: Parteluz, 1998. - P. 451-462.

[26] Kieniewicz J. El sistema de los valores y el encuentro de las civilizaciones. Pensamiento y Cultura. - Bogota: Instituto de Humanidades Universidad de La Sabana, 2005.

[27] Kieniewicz J. Historia de Polonia. - Mexico: FCE, 2001.

[28] Kieniewicz J. How to rebuild European Borderlands / Options of Enlargement of the European Union / ed. H. Elsenhans. - Leipzig, 1999. - P. 100-110.

[29] Kieniewicz J. Imperio y repiiblica frente a la ruptura de la Cristiandad / Carlos V y la quiebra del humanismo politico en Europa 1530-1558, I / Millan J.M. (coord.) . - Madrid: Sociedad Estatal para la conmemoracion de los centenarios de Felipe II y Carlos V, 2001. - P. 301-312.

[30] Kieniewicz J. Od ekspansji do dominacji. Proba teorii kolonializmu. - Warsaw: Czytelnik, 1986.

[31] Kieniewicz J. Polish Orientalness // Acta Poloniae Historic. - 1984, № 49. - P. 67-103.

[32] Kieniewicz J. Russia’s Route / European Space. Baltic Space. Polish Space, Part Two / Kuklinski A. (ed.). -Warsaw: Oficyna Wydawnicza «Rewasz», 1997. - P. 248-256.

Общество

Terra Humana

72 [33] Kieniewicz J. Spotkania Wschodu. - Gdansk: Novus Orbis, 1999.

[34] Kieniewicz J. Stationary Societies of Pre-colonial India: Feudal or Asiatic? / 17th International Congress of Historical Sciences, I, Chronological Section. - Madrid, 1992. - P. 70-77.

[35] Kieniewicz J. The Stationary System in Kerala // Hemispheres. - 1985, № 1. - P. 7-40;

[36] Kieniewicz J. Wprowadzenie do historii cywilizacji Wschodu I Zachodu. - Warsaw: Dialog, 2003. - P. 38-42.

[37] Koneczny F. On the Plurality of Civilisation. - London: Polonica Publications, 1962 (original edition: 1935).

[38] Koneczny F. O tad w historii. - Warsaw: Nortom, 1999.

[39] Krzyzanowsky J.R. A Paradise Lost? The Image of Kresy in Contemporary Polish Literature / American Contribution to the 8th International Congress of Slav is ts, 2. - Columbus: Slavica Publishers, 1978. -P. 391-421.

[40] Lee R.F. Conrad’s colonialism. - Mouton: The Hague, 1969.

[41] Malowist M. Wschod a Zachod Europy w XIII-XVI wieku. Konfrontacja struktur spoieczno-gospodarczych. -Warsaw: PWN, 1973.

[42] Metcalf T. Ideologies of the Raj. The New Cambridge History of India, III. 4. - Cambridge: Cambridge University Press, 1997. - p. 145.

[43] Morin E. Pensar Europa. - Barcelona: Gedisa, 1988.

[44] Negro D. Lo que Europa debeal Cristianismo. - Madrid: Uniyn Editorial, 2004.

[45] Od ekspansji do dominacji. Proba teorii kolonializmu. - Warsaw: Czytelnik, 1986.

[46] Ortiz A.D. Las ‘tres culturas’ en la historia de Espania / Espaha. Reflexiones sobre el ser de Espania. -Madrid: Real Academia de la Historia, 1998. - P. 171-193.

[47] Pearson M.N. Before Colonialism. Theories on Asian-European Relations 1500-1750. - Delhi: Oxford University Press, 1988. - P. 55-56.

[48] Periphery and Backwardness: An Essay in the Interpretation of Colonialism / 17e Congres International des Sciences Historiques, II. - Madrid, 1992. - P. 771-778.

[49] Pouvoir russe et noblesse polonaise en Ukraine 1793-1830. - Paris: CNRS, 2003.

[50] Robinson R. Non-European Foundations of European Imperialism: Sketch for a Theory of Collaboration / Studies in the Theory of Imperialism / Owen R., Sutcliffe B. (eds.). - London: Longman, 1972. - P. 118-140.

[51] Said E.W. Cultura e imperialismo. - Barcelona: Anagrama, 1996.

[52] Tarnas R. The Passion of the Western Mi Understanding the Ideas That Have Our World View. - Oxford: Harmc Books, 1991. - P. 204.

[53] The New European World Overseas: The Space of Contact and Limits of Cognition // Acta Poloniae Historica. - 1989, № LX. - P. 33-50.

[54] Thompson E.M. Imperial Knowledge. Russian Literature and Colonialism. - London: Greenwood Press, 2000. - P. 122 (Polish edition).

[55] Trends in General Systems Theory / Klir GJ. (ed.). - New-York: Wiley-Interscience, 1972.

[56] World system vesus world-system. A critique / The World System: five Hundred Years or Five Thousand / Frank A.G., Gills B.K. (eds.). - London/New-York: Routledge, 1993. - p. 294.

1 Я больше ссылаюсь на Валлерстайна и его «Современную систему мира», нежели на «Конец мира».

2 Я в большей степени ссылаюсь на «Ориентализм», чем на «Империализм и культуру».

3 Его работы, малоизвестные мировому сообществу, прошли незамеченными в коммунистической Польше [37].

4 См. [13]. Несмотря на все различия, мой подход к изучению систем очень близок к теории Валлерстайна [56].

5 См. [38] (работа закончена в 1948). Одно из первых исследований: [16].

6 Пояснения. Организация - набор черт, определяющий структуру системы: постоянная, неизменная часть организации; отношения между изменяющимися компонентами системы. Трансформация -правила, определяющие, как влияют на систему события в окружении системы. Идентичность - способность существовать, которая определяется рядом идентифицирующих переменных. Центральная система управления (гомеостат) - факторы, определяющие способность системы поддерживать функциональный баланс. Среда - экосистема, в которой живет общество. Окружение - другие системы, независимо от их особенностей. «^» отображает потоки материи, энергии и информации: к системе, внутри и вне ее. «^» обратная связь.

7 См. классическое исследование [50].

8 Формы проявления сильно различаются в зависимости от культурных систем и, я думаю, что это является отличительной чертой цивилизации, см. также [12].

9 Идеализированные и демонизированные сообщества в зависимости от методики исследования (см. полемику между Америго Кастро и Клаудио Санчесом Альбронзо); современный подход отличается реалистичностью, см. [46].

10 Этот подход явно отличается от точки зрения Валлерстайна, т. к. делает акцент на разделении континента между Востоком и Западом. См. [41].

11 См. также [25].

12 См. [31]. Это исследование было продолжено: [33].