И.А. Дружинина,

заместитель директора научной библиотеки ДВГУ

Н.И. Кудинова,

заведующая сектором редкой книги научной библиотеки ДВГУ

ПЕРВАЯ ВУЗОВСКАЯ БИБЛИОТЕКА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Научная библиотека Восточного института (1899—1920 гг.) явилась первой вузовской библиотекой Дальнего Востока.

Восточный институт торжественно открылся 21 октября 1899 г. Присутствующий на его открытии Приамурский генерал-губернатор Н.И. Гродеков в своем отчете указал следующее: «... открыт во Владивостоке по милостивому соизволению Вашего императорского Величества Восточный институт, явившийся светочем не только коренному сибиряку, но и молодым людям Центральной России, стремящимся к изучению Дальнего Востока»1.

Открытие Восточного института было как нельзя более своевременным. Экономическое освоение Дальнего Востока в конце XIX в. и интеграция со странами Юго-Восточной Азии потребовали создания подобного вуза для подготовки грамотных специалистов, знающих языки, историю, экономику и культуру Корея, Китая, Монголии и Японии.

Примечательно, что все в том же отчете Н.И. Гродеков называет в числе первоочередных задач молодого вуза — создание Научной библиотеки. «Заслуживает внимания библиотека Восточного института, обставленная частично на казенные, частично на частные средства. Она имеет до 16027 экз. книг и 2894 названия исключительно научного характера»2.

Если ко времени своего открытия библиотека располагала фондом в 16 тыс. экз. книг, то к 1920 г. ее фонд насчитывал 120000 экз. уникальных изданий. Уже в 1904 г., в отчете Правления Восточного института дана следующая оценка библиотеки: «По богатству представленной в ней новейшей литературы по Востоку и сочинений по восточным языкам библиотека Восточного института по праву может быть поставлена на одно из первых мест среди однородных хранилищ в России»3.

Эта уникальная библиотека была собрана и систематизирована в результате колоссального труда ведущих преподавателей Восточ-

ного института — профессоров А. В. Гребенщикова, Н. В. Кюнера, А. М. Позднеева, Г.В. Подставина, А. В. Рудакова, Е.Г. Спальвина, П. П. Шмидта.

Их научный потенциал способствовал созданию на Дальнем Востоке сильной востоковедческой школы, имеющей базу для практического изучения восточных языков и издания научных трудов, учебников и пособий. В память о себе ими была оставлена интереснейшая библиотека, на создание которой ушло два десятилетия.

Формирование книжного ядра библиотеки осуществлялось как путем пожертвований со стороны представителей общественности города, так и путем приобретения собраний и коллекций книг преподавателями в период многочисленных командировок в Японию, Корею, Китай, Маньчжурию, Тибет. Привозили книги для библиотеки и студенты, направляемые на практику в сопредельные страны. Даже отчеты студентов включали в себя обширный материал с подробным анализом, таблицами, диаграммами. Будучи изданными в типографии института, они представляли собой образцы научных трудов. Так, изданный в 1904 г., отчет студента II курса Павла Васкевича «Дневник поездки в Японию» был награжден Золотой медалью генерал-губернатора Н.М. Чичагова. Это отлично изданный дневник путешествия по Японии с описанием административного устройства, экономики, религии и культуры ряда областей страны. В отечественной литературе нет более полного и детального описания Японии начала XX в. . Конечно, накопление книжного фонда путем пожертвований и случайных приобретений имело определенные недостатки в качественном отношений: и некоторая дублетность, и проблемы в тематических коллекциях, и отсутствие справочных изданий и периодики. Но все это перекрывалось бескорыстным энтузиазмом основателей библиотеки, их бесценными находками.

Начало уникальному собранию было положено в 1900 г., когда молодой преподаватель Восточного института Аполлинарий Васильевич Рудаков принял участие в разборе материалов, доставшихся в качестве трофея после «боксерского восстания» генерал-губернатору Н.И. Гродекову, куда входило почти 20 тыс. рукописей на маньчжурском и китайском языках.

В течение двух лет А.В. Рудаков тщательно разбирал и систематизировал бесценный архив. К концу 1901 г., завершив работу, он передал этот материал в библиотеку с согласия губернатора. Впоследствии эти документы хранились в фонде под названием Цицинар-ского архива. Сам Рудаков в одном из своих писем упоминает: «Этот вклад в нашу библиотеку сразу поставил ее на уровень больших ориентальных хранилищ, а по маньчжурскому отделу она стала единственной в своем роде, превзойдя даже Британский музей»4.

Результатом двухлетнего исследования А.В. Рудаковым Цици-нарского архива стал научный труд, в котором автор впервые познакомил русского читателя с книжными богатствами, хранившимися в резиденции маньчжурского императора в Мукдене. Им же была составлена опись изданий, входивших в коллекцию.

В честь генерал-губернатора Н.И. Гродекова, пожертвовавшего Цицинарский архив библиотеке, отдел, где он хранился, носил название «Отдел имени генерала-от-инфантерии Николая Ивановича Гро-декова».

С именем генерал-губернатора Н.И. Гродекова связано еще одно книжное приобретение. В августе 1901 г. Н.И. Гродекову стало известно, что в Сеуле, в русском консульстве, хранится часть личной библиотеки незадолго до этого умершего генерального консула П.А. Дмитриевского. Прожив несколько десятков лет в Корее и Китае, П. А. Дмитриевский собрал большую коллекцию книг на русском и иностранных языках. Будучи временно откомандированным из Шанхая в Сеул, Дмитриевский основную часть своей коллекции оставил в Шанхайском русско-китайском банке, а небольшую часть вывез с собой в Сеул.

На запрос губернатора о возможности приобретения этого собрания для библиотеки Восточного института поступил ответ от посланника России А. Павлова о том, что преподаватель института Г.В. Подставин уже направлен для ознакомления с коллекцией.

Георгий Владимирович Подставин, будущий первый ректор ГДУ, крупнейший специалист-кореевед, 25 лет отдавший преподаванию в Восточном институте и ГДУ, в 1901 г. скомплектовал библиотеку П.А. Дмитриевского, состоящая из 729 экземпляров книг и других изданий, из которых— 318 на русском и европейских языках, 312 — на китайском, 66 — на корейском, 21 — на японском и 12 маньчжурских книг. Восточную часть собрания дополняли 37 рукописей на шелке, 40 ксилографии, 8 китайских картин и 8 редких атласов России, Китая, Кореи.

На все эти источники Г.В. Подставин составил каталог — самую подробную опись, куда помимо обязательных элементов описания были внесены данные о формате книг, состоянии издания и переплета. По сути дела, каталог Подставина стал первым каталогом библиотеки Восточного института.

После переговоров с вдовой владельца библиотека П.А. Дмитриевского была выкуплена, упакована в 24 ящика и перевезена во Владивосток.

В силу известных исторических событий, происшедших в стране в 1937—1938 гг. и затронувших судьбу не только ГДУ, но и его библиотеки, часть коллекции П.А. Дмитриевского на восточных языках не сохранилась. Больше повезло европейской части коллекции. По

сей день сокровищницу библиотеки ДВГУ составляют такие уникальные издания, как: «Материалы по истории китайской литературы» и «Очерк истории китайской литературы» В. Васильева, «Очерк истории Японии» В. Костылева, «Города северной Монголии» А. Позднее-ва, труд самого Дмитриевского — «Географическое описание Кореи», работы И. Бичурина (Иоанкинфа) о Китае, а также консульские донесения за ряд лет, карты азиатской части России, Китая и Южно-Уссурийского края. Со всеми этими раритетами можно познакомиться в отделе редкой книги НБ ДВГУ5.

Г.В. Подставин был автором монографий и учебных пособий по изучению корейского языка. В течение нескольких лет он был председателем Комиссии по изданию учебников для корейских школ Дальнего Востока.

В 1902 г. Григорий Владимирович преподнес библиотеке бесценный дар — коллекцию ксилографии, в том числе энциклопедию «Муньхонь биго». Им был сформирован специальный корейский отдел, куда вошли книги, рукописи на корейском языке, ксилографии и издания, посвященные Корее. Став ректором ГДУ, Григорий Владимирович прилагал немало усилий для создания и укрепления научной фундаментальной библиотеки университета6.

В январе 1903 г. оставил службу военный губернатор Приморской области Н.М. Чичагов. В период своего губернаторства Николай Михайлович много сделал для улучшения материального благосостояния Восточного института, был председателем Общества вспомо-жествования недостаточным студентам. Уезжая из Приморья, Чичагов принес в дар библиотеке института так называемые Нингутанс-кие архивы, а также значительное количество книг на русском и китайском языках. В музей Восточного института Чичаговым было пожертвовано оружие и различные атрибуты власти старого Китая. Впоследствии в Восточном институте была учреждена стипендия для студентов имени Н.М. Чичагова, выплачиваемая из денежных пожертвований бывшего военного губернатора.

В течение нескольких лет блестящий выпускник Восточного института, известный ученый Александр Васильевич Гребенщиков занимался исследованием маньчжурской литературы, существовавшей отдельно от китайской и не ассимилировавшейся с ней. Им были разысканы и приобретены в Маньчжурии 169 маньчжурских документов для библиотеки института. Какова же была радость исследователя, когда оказалось, что лишь некоторые из них были ранее известны русским и европейским маньчжуроведам. Итогом исследования Гребенщикова стала монография «Краткий очерк образов маньчжурской литературы»7, в котором помещен каталог найденных рукописей.

Гребенщиков курировал отдел маньчжурских рукописей, способствовал пополнению отдела, исследовал и описывал документы.

Первым библиотекарем, утвержденным на эту должность Правлением Восточного института, был профессор-синолог Петр Петрович Шмидт, автор научных трудов по языкознанию, фольклору, этнографии. За время исполнения своих обязанностей библиотекаря он организовал работу по обслуживанию читателей, много сделал для удобного размещения читальных залов и абонемента. П.П. Шмидт стремился наладить комплектование библиотеки, для чего он обращался в научные учреждения России с просьбой о выделении литературы по специализации вуза. На протяжении всех лет работы в Восточном институте Петр Петрович был тесно связан с библиотекой, возглавляя библиотечно-издательский комитет. Шмидтом была собрана прекрасная коллекция книг, часть которой в 1921 г., при отъезде профессора из Владивостока, была подарена им библиотеке института. Остальная же ее часть была завещана П.П. Шмидтом библиотеке Латвийского университета, где он преподавал в последние годы жизни.

Талантливый ученый, профессор Николай Васильевич Кюнер, заведующий кафедрой историко-географических наук, получил звание магистра за блестящую монографию «Описание Тибета» — в 4-х томах. Это был первый труд, вышедший в издательстве Восточного института в 1908 г. Н.В. Кюнер посвящал библиотеке изрядную часть своего времени. Вплотную занимаясь комплектованием, он неоднократно поднимал вопрос на заседании Правления об упорядочении пополнения фондов, о систематическом приобретении учебников и учебных пособий. Поддерживая постоянную связь с шанхайскими торговыми фирмами, Кюнер выписывал до сотни экземпляров разговорников и словарей. Он же был инициатором установления книгообмена с библиотеками вузов и научными учреждениями России. Свои идеи в области комплектования Н.В. Кюнер пытался претворить в 1919—1923 гг., когда возглавил Дальневосточную книжную палату при Восточном институте (позже ГДУ).

В 1903 г. уезжает из Владивостока первый директор института, профессор Александр Матвеевич Позднеев. Его личная библиотека, сформированная из редких книг Кореи и Тибета, оставлена библиотеке Восточного института. На заседании Конференции института, посвященном отъезду A.M. Позднеева, выступающие, отмечая его заслуги, упоминали об его участии в создании востоковедческой библиотеки и указывали на вклад профессора в наметившийся «феноменальный рост библиотеки».

Но самая большая заслуга в создании научной библиотеки принадлежит профессору японской филологии, заведующему кафедрой,

а впоследствии декану восточного факультета ГДУ — Евгению Генриховичу Спальвину. С 1900 г. по март 1923 г. Спальвин — бессменный выборный библиотекарь, председатель библиотечно-издательского комитета. Можно только поражаться огромной работоспособности Е.Г. Спальвина, совмещавшего преподавательскую, библиотечную, административную и общественную работу с участием в деятельности цензурного комитета администрации Приморья.

В годы русско-японской войны, когда Владивосток был переведен на военное положение, Е.Г. Спальвин руководил эвакуацией библиотеки в г. Верхнеудинск. После войны, по возращении библиотеки, Евгений Генрихович возглавил работу по разбору и учету фонда. Им введены новые формы инвентаризации книг, способствующие учету каждой единицы хранения. Спальвиным были разработаны меры по сохранности фонда, дополнены «Правила пользования библиотекой», что сделало их, с одной стороны, более демократичными, допустив к пользованию библиотекой «посторонних лиц», с другой — ужесточили ответственность за порчу и утерю книг.

К 1908 г. в библиотеке имелись алфавитный и систематический каталоги, которыми занимался лично Е.Г. Спальвин. С того времени начинает осуществляться мечта Спальвина — выпуск печатных каталогов библиотеки. Под его редакцией вышел первый том «Книги на русском языке в библиотеке Восточного института», подготовлен второй том «Книги на европейских языках», и проведен сбор материалов для третьего тома «Книги на китайском, корейском, японском языках».

В мае 1909 г. Библиотечно-издательский комитет докладывает Конференции института об открытии при «Известиях Восточного института» отдела критики и библиографии. Впоследствии библиографические материалы выходили отдельными выпусками, а в конце года— сводным томом. В первом выпуске первого тома были опубликованы библиографические заметки по японоведению самого Е.Г. Спальвина. Кстати, одновременно вышла монография Г.В. Под-ставина «Очерк новейшей корейской литературы», к которому ученый приложил библиографический обзор, включавший 300 наименований изданий, вышедших за последнее время в Корее. Но еще задолго до этого Е.Г. Спальвин редактировал «Современную летопись Дальнего Востока» — библиографический обзор 60 дальневосточных периодических изданий на русском, европейских и восточных языках. В дар библиотеке Е.Г. Спальвиным была передана коллекция книг на английском и японском языках.

В 1908 г. Евгения Генриховича пригласили в Японию для участия в экспертизе трех рукописных сочинений японских авторов. Это были путевые заметки, написанные в конце XVIII в. по материалам путеше-

ствий по Сибири и Дальнему Востоку. Спальвин пытался приобрести эти рукописи, но по неизвестным причинам сделка не состоялась. Наконец, заслугой Е. Г. Спальвина была организация типографии Восточного института, располагающей шрифтами всех европейских и восточных языков, в том числе киргизского.

Свидетельством реформ, проводимых Спальвиным, стал его доклад на заседании Конференции Восточного института по итогам работы 1907—1908 гг. — серьезный, вдумчивый анализ состояния библиотеки8. В частности, в этом докладе Е.Г. Спальвин говорит о том, что институт стремится обеспечить себя важнейшими материалами и источниками по изучению дальневосточных стран, собрать у себя коллекции произведений восточной литературы. Спальвин отмечает, что нет ни одного издания по Востоку на русском и иностранных языках, которые немедленно по выходе из печати, не попадали бы в библиотеку.

К 1910 г. библиотека Восточного института получала более 100 наименований восточной периодики и производила книгообмен с более чем 60 научными организациями и библиотеками.

Реформа 1907—1910 гг. позволила Е.Г. Спальвину реорганизовать структуру библиотеки по языковому принципу. Весь фонд был разделен следующим образом: книги на русском и европейских языках, китайский отдел, японский, маньчжурский, корейский, монгольский, тибетский, периодика, библиографический и картографический отделы. В отделе книг на европейских языках преобладали учебники и учебные пособия, издания по истории, географии, этнографии Дальнего Востока, тщательно собираемые Н.В. Кюнером.

Самый большой отдел китайской литературы, насчитывал к 1908 г. 1200 источников. Основные поступления книг — это приобретения А.В. Рудакова и П.П. Шмидта. Здесь были собраны роскошные ксилографические издания, альбомы по китайскому искусству и живописи.

В корейском отделе книги исследовал, систематизировал и описывал Г.В. Подставин, используя корейскую библиографию на французском языке. В отдел корейской литературы регулярно шли поступления из Православной духовной миссии в Сеуле.

Ядро фонда отдела японской литературы составили книги, пожертвованные Владивостокской таможней, в количестве 269 экз. Отдел располагал полным собранием переводов и сочинений на японском языке, изданным архиепископом Японии Николаем. Книги, закупленные Е.Г. Спальвиным, также поступали в этот отдел. Помощником Е.Г. Спальвина в японском отделе с 1901 по 1926 г. была Елизавета Александровна Маэда (единственная женщина — служитель библиотеки до 1920 г.).

Монгольский отдел находился в затруднительном положении из-за сложностей с приобретением книг, издаваемых в Монголии.

Маньчжурский отдел, опекаемый А. В. Гребенщиковым и П.П. Шмидтом, располагал уникальными рукописями Цицинарского архива.

Тибетский отдел, не очень многочисленный, также курировался П.П. Шмидтом.

В планах всех, кто сотрудничал с библиотекой, были задумки по расширению помещений, по упорядочению хранения рукописей, ксилографии и карт. К 1916 г. библиотека занимала (вместе с лекториями) уже 12 комнат, но и этого было крайне недостаточно.

В 1920 г. в связи с созданием ГДУ библиотека Восточного института стала основной частью фундаментальной библиотеки университета. На всех этапах существования востоковедческой библиотеки, вплоть до 1939 г., р ее работе самое деятельное участие принимали лучшие представители профессорско-преподавательского состава учебного заведения.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ценпральньй ГЪсударственньй архив Дальнего Востока. Ф. 702. О. 1. Д. 304.

Л. 16.

2 Там же. Ф. 702. О. 1. Д. 304. Л. 21.

3 Отчет Восточного института за 1904 г. //Изв. Вост. ин-та. Владивосток, 1904. С. 20—21.

* Серов В.М. Восточный институт: история и современность // Изв. Вост. ин-та. Владивосток. 1994. — С. 32.

5 В ноябре 1996г. МИД РФ уведомил нас, что Шанхайская часть библиотеки П.А. Дмитриевского была вывезена из Китая в начале XX в. и хранится в архиве МИД.

6 Г.В. Подставин умер в 1924 г. в Харбине, в возрасте 49 лет. Г.В. Подставин // Вестн. Азии. 1924. №52. С. 338.

7 Изв. Вост. ин-та. 1909. Т. 732. Вып. 2. С. 1—61.

8 Спальвин Е.Г. Записка о ближайших нуждах по институтской библиотеке и по изданию «Известий Восточного института» //Протоколы заседаний Конференции Восточного института за 1907—1908 акад. год. Владивосток, 1909. С. 8—9.

Irine A. Druzhinina N.I. Kudinova

The first College Library in the Far East

The present article is admitted to the foundation of the scientific library of Institute of Oriental Studies which was the first college library in the Far East. The authors with a great gratitude mention the names of the people who had made a great contribution to the formation of the library, namely A.V. Rudakov. G.V. Podstavin, P..P. Shmidt, N.V.Kuyner, E.G.Spalvin, A.V.Grebenschikov, A.M.Posdneev, N.I.Grodecov, N.M.Chichagov. The article describes collections that were put in the base of unique collection of books of FESU scientific library: Tsitsinar archives, a private library of P.A.Dmitrievski, Ningutan archives.