Terra Humana

мир художественной культуры

УДК 73/76 ББК 85.125 Щ95

Л.А. Евдокимова

ПЕНСИОНЕРСКИЙ ПЕРИОД ТВОРЧЕСТВА ХУДОЖНИКА-МЕДАЛЬЕРА А.ф. ВАСЮТИНСКОГО

На основе документальных материалов и литературных источников впервые исследуется период творчества российского художника-медальера, выпускника Императорской академии художеств А.Ф. Васютинского (1858-1935), связанный с его пребыванием в пенсионерской поездке по странам Западной Европы.

Ключевые слова:

А.Ф. Васютинский, Императорская академия художеств, медаль, медальерное искусство, пенсионерская поездка, плакета.

Творчество Антона Фёдоровича (Афоци-евича) Васютинского (1858-1935), известного российского мастера медальерного искусства, получившего профессиональное образование в Императорской Академии художеств (1881-1888), нашло отражение в ряде небольших по объему статей и очерков, опубликованных в художественных журналах и монографиях по медальерному искусству. Между тем полного представления о разных этапах творческого пути мастера они не дают. так, до последнего времени оставался неизученным пенсионерский период творчества художника, связанный с его пребыванием в странах Западной Европы (1889-1893).

В ходе проводимого исследования в музейных фондах и частных собраниях России были выявлены произведения медальера, а в архивных фондах Санкт-Петербурга - документы (личное дело и ежегодно присылаемые из-за границы отчеты А.Ф. Васютинского, письма А.П. Боголюбова И.И. Толстому), позволившие реконструировать и исследовать пенсионерский период в творчестве мастера.

Отметим, что за всю историю медальерного класса Императорской Академии художеств Антон Васютинский был единственным выпускником, удостоенным пенсионерской поездки. По словам художника, российское медальерное искусство в тот период было «брошено на произвол чиновников, в полное их распоряжение и сведено до степени входящего и исходящего номера» [3, с. 55]. Это положение

не только не устраивало художников, но и беспокоило императора Александра III, пожелавшего поднять пришедшее в упадок искусство медали «на степень времен императрицы Екатерины, Александра I и Николая I» [1, л. 99]. По мнению членов Совета Академии художеств, в определенной мере этому должно было способствовать пенсионерство Антона Васютинского.

Удостоенный большой золотой медали1 и звания классного художника за конкурсную медальерную программу «Геркулес убивает трехглавую гидру» (1888)2 (рис. 1), он был «отправлен для усовершенствования в медальерном искусстве за границу на четыре года в качестве пенсионера Академии художеств, считая с января 1899. Срок этот с Высочайшего соизволения продолжен еще на один год» [2, л. 2].

В соответствии с «Инструкцией для пенсионера А.ф. Васютинского», первые полгода художник должен был работать на Монетном дворе Санкт-Петербурга с целью изучения «способов и приемов резьбы маточников на штемпелерезной машине, перевода штемпелей, закалки их и печатания штампов» [1, л. 51]. Результатом стали два маточника. на первом Васютинский «изучал более плоскую резьбу, а на втором -более рельефную» [1, л. 59]3.

Во время пребывания за границей русскому художнику необходимо было посещать монетные дворы и медальные заведения разных стран, в течение первых двух лет вылепить портрет (с натуры или по фо-

тографии) и вырезать его на стали, в конце второго года прислать в Совет Академии эскиз медали на избранную тему, к концу четвертого года по утвержденному Советом Академии эскизу медали выполнить лепку и вырезать штемпель. Ежегодно пенсионер обязан был отчитываться перед Советом Академии художеств о проделанной работе, прилагая восковые и гипсовые слепки со своих произведений и слепки со штемпелей из сплава олова со свинцом.

Первым европейским городом на пути Васютинского стала Вена. Из отчёта художника в Совет Академии следует, что в этот период его внимание было направлено, главным образом, на деятельность Венского Монетного двора (старейшего в Европе, основанного в 1194 г.) и Академии художеств, в состав которой, помимо учебного заведения, входила Картинная галерея, включавшая полотна выдающихся мастеров живописи XVIII-XIX вв., и гравюрный кабинет, представлявший собой одно из лучших графических собраний Австрии. Обе коллекции, подобно коллекциям Музея Российской академии художеств, служили учебным материалом для учащихся. В отличие от Санкт-Петербургского Монетного двора на Венском все заказы выполнялись частными художниками и мастерами, изготавливающими маточники на штемпелерезной машине. По предположению Васютинского, студенты Венского медальерного класса Академии художеств выполняли учебные работы на штемпелерезной машине [1, л. 61].

Практическим результатом уроков, полученных Васютинским у венского придворного медальера Антона Шарфа (Anton Scharff, 1815-1903), стали два портрета из воска - копии с работ мастера (рис. 2) и два женских портрета с натуры4.

По дороге в Париж Васютинский посетил Мюнхен, где побывал на художественной выставке, оставившей впечатление «очень хороших работ, но ничего выдающегося» [1, л. 62]. В отчете он отметил, что по медальерному искусству там «ничего не было выставлено» [1, л. 62].

Почти весь пенсионерский срок Васю-тинский провел в Париже, однако у него была возможность выезжать в другие города и страны. Художнику удалось побывать в Лондоне, посетить старейший Королевский монетный двор Великобритании, который по своему техническому оснащению переживал не лучшие времена: выработали свой срок даже заводские штемпелерезные машины. Не вызвало интереса у русского художника и искусство английской меда-

ли. Он лишь отметил, что там «ничто <.. .> не свидетельствует, насколько англичане интересуются этим искусством» [1, л. 64].

В Париже Васютинский изучал миниатюрное искусство сначала под руководством Поля Дюбуа (Paul Dubois, 1827-1905), потом - Жюля-Клемана Шаплена (Jules Clement Chaplain, 1839-1909). По рекомендации проживавшего в Париже живописца А.П. Боголюбова (1824-1896) он поступил учеником к члену Французской Академии изящных искусств и Института Франции профессору Луи-Оскару Роти (Louis Oscar Roty, 1846-1911), однако невнимание последнего к русскому пенсионеру способствовало обращению Васютинского к г-ну Дюбуа - директору Парижской школы и члену Института Франции, направившего его к Шапле-ну - известному медальеру и члену Института. При этом начинающий медальер продолжал пользоваться советами Дюбуа.

За границей Васютинский понял главное: искусство медали не должно быть изолированным от других видов искусства, как это было в России. Оно должно развиваться наряду с живописью, рисунком, скульптурой, произведениями декоративно-прикладного и монументальнодекоративного искусства. Произведения медальерного искусства должны непременно экспонироваться на художественных выставках. Рассматривая экспонаты на Всемирной выставке в Париже (1890), Васютинский сделал для себя важный вывод: произведения медальерного искусства должны отличаться хорошим вкусом автора, и в этих произведениях содержание должно главенствовать над техникой.

В отчете за 1890 г. Васютинский, коснувшись технической оснащенности Монетных дворов Вены, Парижа и Лондона, отметил, все они заметно уступают Санкт-Петербургскому Монетному двору, однако художественный и исполнительский уровень готового изделия медальерного искусства у них на порядок выше российского. Причину художник назовет позже, в 1911 г., в своем докладе на Первом всероссийском съезде художников в Санкт-Петербурге. Суть ее состоит в том, что забота о существовании медальерного искусства в России «перешла к людям, ничего общего с искусством не имеющим [3, с. 55].

Документальные материалы свидетельствуют, что в первый год пребывания в Париже Васютинский, моделируя голову, много работал с натуры и фотографии, однако в Совет Академии художеств посылал лишь те произведения, которые считал удавшимися, в их числе - женский порт-

Общество

Terra Humana

13B

рет (1890), ныне хранящийся в собрании Государственного Эрмитажа.

Известно, что в 1890-е гг. Франция переживала взлёт искусства модерна, объединившего и творчески переработавшего орнаментальные и изобразительные начала разных видов искусства. Столь яркое явление в искусстве и культуре не могло не привлечь Васютинского и не сказаться на его творчестве. Испытав влияние нового стиля, в 1890-е гг. он создал ряд женских портретов в медальонах («Elisabeth Bureau», 1890 и «Lydie», 1890), в одностороннем медальоне «Mignon» (1890, в переводе - «милая»), в плакетах («Женский профильный портрет»,1892) (рис. 3) и «Victorine Coquelin», 1893). Идеи нового искусства с характерными для него мифологическими сюжетами и образами юных героев нашли отражение в односторонней плакете «Венера и купидон» (1893)e. Стилизованные под искусство модерн женские образы с их прическами, кружевом платьев, S-образным выразительным изгибом спины позволяли художнику отходить от академических традиций.

В 1891 г. в Совет Академии художеств Васютинский отправил медаль с портретом художника-мариниста И.К. Айвазовского, два женских портрета, переведенные в гальванопластику, и медаль с натурным портретом профессора живописи А.П. Боголюбова, выполненную на Парижском монетном дворе на штемпелерезной машине, с приложением моделей (рис. 4). По словам В.В. Алексеева, последняя показала «большой успех» автора «в технике медальерного искусства» [1, л. 75].

В личном деле Васютинского хранится набросок будущей итоговой медали, посвященной «Августейшему покровителю искусств императору Александру III». Как и к медали, запечатлевшей образ Боголюбова, автор приложил подробное объяснение замысла композиции оборотной стороны, однако Совет Академии в отзыве на проект медали, постановив «выразить хвалу», композицию не одобрил [1, л. 76]. Документы 1899 г. свидетельствуют, что памятную медаль Васютинский исполнил по собственному желанию, и что она была «Высочайше одобрена» с поручением исполнить штемпеля, однако из-за перемен в Министерстве финансов осуществления не получила [1, л. 102-109].

Упорный труд русского медальера на протяжении 1891 г. Общество французских художников отметило Почетным дипломом [4, с. 96]. В следующем 1892 г. Васютинский обратился в Совет Академии с прошением разрешить участвовать в ежегодной акаде-

мической выставке и включить в каталог модель браслета, исполненного «по случаю серебряной свадьбы Их Величеств»6, портрета Александра III, головы Христа в терновом венце, трех женских портретов и «типа мальчика из погребальной процессии древнего Рима» [1, л. 82]. Судя по письму Алексеева в канцелярию Императорской Академии художеств от 30 марта 1892 г., семь работ из гальванопластики, присланные Васютинским в Санкт-Петербург, вошли в состав выставки и экспонировались в академическом зале «в раме под стеклом» [1, л. 83]. Учитель Васютинского Алексеев оценил художественное и техническое достоинство всех экспонатов, хотя изображение Спасителя «по исполнению» показалось ему «слабее других» [1, л. 83].

Высоко оценили труд медальера и члены императорской семьи: «Государь Император во всемилостивейшем внимании к трудам г-на Васютинского по исполнению медали и браслета соизволил пожаловать награду в 500 рублей в поощрение трудов его по медальерному искусству», а государыня Императрица «за образ христа Спасителя на молитвенник Ея Императорскому Высочеству Великой Княжны Ксении Александровны» высказала художнику благодарность [2, л. 4].

Важной оценкой работы Васютинского за границей стал отзыв его учителя Жюля-Клемана Шаплена, в котором тот ходатайствовал перед Советом Академии о продлении пенсионерского срока своему русскому ученику еще на год («для полного усовершенствования») и на прежних условиях содержания (в размере 1350 рублей в год) [1, л. 89]. Президент Академии художеств великий князь Владимир Александрович поддержал эту просьбу [1, л. 86]. В результате 30 июля 1892 г. Александр III подписал приказ о продлении пенсионерского срока Васютинскому еще на один год [1, л. 90].

В 1892 г. русский художник принял участие двенадцатью своими работами в выставке парижского Салона [11, с. 216]. В односторонней плакете «Jules Clement Chaplain» (1892), изображающей поясной портрет мужчины в академическом мундире с орденом Почетного легиона на груди, Васютинский создал портрет своего французского учителя. Используя стилистические и изобразительные особенности почерка Шаплена, медальер применил типичную для творчества французского мастера прямоугольную форму плакеты, профильный ракурс, линию и рисунок. При этом графика шрифта была не столь безупречна, а лепка формы не так экспрессивна, как у самого учителя. Но и эта полу-штудия - полу-твор-

Рис. 1. А.Ф. Васютинский. Медаль «Геркулес убивает трехглавую гидру». Медь. Диам. 64 мм. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Инв. № РМ-9072. Фото А.Я. Лаврентьева.

Рис. 2. А.Ф. Васютинский. Копия с работы А. Шарфа. Вена. 1889. Медаль «Портрет неизвестного вправо». Воск, шифер. Диам. 178 мм. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Инв. № РМ-11002. Фото А.Я. Лаврентьева.

Рис. 3. А.Ф. Васютинский. Плакета «Женский портрет». 1892. Медь. 60x72 мм. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Инв. № РМ-12837. Фото А.Я. Лаврентьева.

Рис. 5. А.Ф. Васютинский. Плакета в честь русского посла в Париже А.П. Моренгейма. 1892. Медь. 150x220 мм. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Инв. № РМ-8138. Фото А.Я. Лаврентьева.

Рис. 4. А.Ф. Васютинский. Медаль «В память 50-летия художественной деятельности А.П. Боголюбова». 1891. Медь. Диам. 46 мм. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Инв. № РМ-7355.

Фото А.Я. Лаврентьева.

Общество

Terra Humana

ческая работа для начинающего художника явилась большим шагом вперед. В ней живой чувственный портрет сменил умозрительную идеализацию образа, характерную для русской медальерной пластики тех лет.

В том же 1892 г. Васютинский создал портрет русского дипломата, посла в Париже барона Э.П. Моренгейма (рис. 5), медаль «Paul Bureau» и плакету с портретом русского скульптора Марка Антокольского.

Основной работой 1893 г. стал портрет великого князя Владимира Александровича. Получив модель медальона, изображенный остался доволен работой Васютинского и утвердил следующую надпись: «Великий князь Владимир Александрович» [1, л. 93]. Документальные материалы свидетельствуют о том, что в 1893 г. медальер выполнил также рисунки медалей в память «Священного Коронования Их Императорского Величества», за что ему «Всемилостивейше назначено в награду 1000 рублей» [2, л. 10].

Исполненные в том же 1893 г. медаль «В память Помпея Николаевича Батюшкова» и плакета «Paul Dubois» дают основания для выявления наметившихся изменений в стилистике работ начинающего медальера: сохранение чувственности натуры в художественном образе.

Пятнадцатью произведениями художник принял участие в очередном парижском Салоне [11, с. 216]. Помимо портретов в Париже медальер создал несколько плакет на свободные темы. Это «Сцена в парке», «Живопись» и «Страсти Христа». «Сцена в парке», по всей вероятности, представляла собой заказную работу. на ее примере видно, с каким изяществом Васютинский привносит в медальерную пластику изобразительные приемы хорошо знакомого ему искусства живописи: сюжетную композицию, фрагментарность ее построения, обилие деталей. При этом сам рельеф, с присущим ему разнообразием фактур и игрой высотами, выполнен в соответствии с законами медальерного искусства.

Серебряная плакета «Живопись» (по существу являющаяся портретом жены) представляет собой «аллегорию живописи», но не идеализированный образ, а портрет конкретного человека. Собственно, «аллегория» заключается лишь в позе изображенной. Целостность ее фигуры и обилие бытовых деталей автор приводит в гармоничное единство. Выразителен рельеф формы - то высокий, а то почти сливавшийся с фоном. Эти художественно-пластические особенности станут отличительной чертой художественного языка произведений Васютинского.

Присущее ранним работам медальера обилие деталей (подчас наивных), наличие излишне откровенных образов-аллегорий и подражание учителям теперь сменилось обобщенностью форм и строгостью силуэта, к которым всегда тяготел Васютинский.

Вернувшись в конце 1893 г. в Санкт-Петербург, васютинский подал прошение на Монетный двор об определении его на должность старшего медальера. [1, л. 97] и 17 декабря 1893 г. приказом по Санкт-Петербургскому Монетному двору занял эту должность [2, л. 11].

Одним из первых произведений, созданных Васютинским в Санкт-Петербурге, стал портрет его учителя, медальера Алексеева (1894). В России начинающий медальер продолжил принимать участие в выставках. На академической выставке 1894 г. император Александр III приобрел две витрины с его медалями и плакета-ми. но показателем общего невнимания к отечественному медальерному искусству явился каталог этой выставки, в котором под фамилией А.ф. Васютинский приведено обобщенно - «медальоны» [7, с. 14].

Васютинский, заявивший о себе как о высококвалифицированном специалисте, наряду с И.Е. Репиным и М.М. Антокольским в 1895 г. был удостоен чести рисовать с натуры будущего императора Николая II для создания эскизов лицевых сторон наградных медалей Николая II и крупной монеты7. Отметим, что до этого случая ни один портрет императора, создаваемый на медали и плакете, по наброскам с натуры не исполнялся. Натурное рисование явилось подготовительной работой для лицевых сторон коронационных медалей Николая II и для новой монеты [11, с. 217].

В 1895 г. художник создал медаль «В память Н.И. Лобачевского» - парадный портрет ученого в сюртуке с государственными наградами. Погрудный портрет занимает почти всю плоскость. Сверху по окружности нанесена надпись. Все эти элементы отвечают классической медальной композиции, однако сам образ трактован по-новому: традиционный медальерный профиль здесь заменен на фас, взгляд направлен не «победоносно» вверх, а, напротив, вниз. При внешнем соблюдении законов исполнения парадного портрета образ сочинен как камерный, интимный, раскрывающий человека не через государственные заслуги, а через его личность. Такой подход свидетельствует о мастерстве художника и, вместе с тем, является приметой эпохи: в тот же период, по такому же принципу создавал свои парадные портреты живописец В.А. Серов.

Уроки, полученные Васютинским за дожественно-пластического языка мастера,

границей, с годами все чаще проявлялись суть которого заключается в особой лепке

в его творчестве. традиционное компози- рельефа (то растворяющегося на фоне, то

ционное построение художник дополнял четком, высоком, но всегда безупречном по

деталями, сочиненными в соответствии рисунку), в умении автора находить вырази-

с каждой новой темой. так, для портрета тельную деталь-аллегорию, раскрывающую

Л.Ф. Давыдова (1908) - директора Осо- замысел композиции, гармонично сочетать

бой канцелярии по кредитной части Ми- тончайшие детали и большие плоскости.

нистерства финансов России - он выбрал Учеба в Императорской академии худо-

форму плакеты, в которой все компоненты жеств с ее требованиями классической ком-

композиции (шрифт, точность пропорций) позиции и строгого рисунка, занятия у евро-

свел в единое гармоничное целое. пейских медальеров и опыт заграничного, в

Произведением, в котором воплотились первую очередь, французского медальерно-

все навыки, полученные автором в Ака- го искусства последней трети XIX в. с при-

демии художеств и в мастерских Парижа, сущим ему живописным рельефом и подроб-

стала медаль в память 50-летия Археоло- ной повествовательностью, эпоха модерна с

гического общества с изображением Чер- ее стремлением превращать массовое в уни-

томлыцкой вазы. Ее создание ознаменовало кальное и, конечно, сама личность Антона

начало зрелого периода творчества Антона федоровича Васютинского - соединились в

Васютинского, появление уникального ху- его художественно-пластическом языке.

Список литературы:

[1] Васютинский А.ф. Личное дело. - Научный архив РАХ (в Санкт-Петербурге). - Ф. 7, оп. 3, ед. хр. 68.

[2] Формулярный список А.Ф. Васютинского о службе. 1888-1903 гг. - РГИА. - Ф. 570, оп. 8, ед. хр. 28.

[3] Васютинский А.Ф. Медальерное искусство в России // Труды Всероссийского съезда художников в Петрограде. Декабрь 1911 - январь 1912. Т. III. - СПб., 1912. - С. 55-58.

[4] Гдалин А., Робинсон Д. Первый медальер Советской России // Советский коллекционер. Сб. статей. Вып. 20. - М.: Радио и связь, 1982. - С. 94-105.

[5] Дневники императора Николая II / Под общ. ред. и с предисл. К.Ф. Шацилло. - М.: Орбита, 1991. - 672 с.

[6] Двести лет Академии художеств СССР: Каталог выставки. - Л.; М.: Искусство, 1958. - 242 с.

[7] Каталог выставки 1894 г. в Императорской Академии художеств. - СПб.: Типография Р. Голике, 1894. - 19 с.

[8] Кондаков С.Н. Список русских художников к юбилейному справочнику Императорской Академии художеств. Ч. 2. - СПб., 1914. - 458 с.

[9] Сыч Т. Русский медальер Антон Федорович Васютинский // Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования. - 2009, апрель. - С. 60-67.

[10] Фенглер Х., Гироу Г., Унгер В. Словарь нумизмата / Пер. с нем. М.Г. Арсеньевой; отв. редактор В.М. По-тин. - М.: Радио и связь, 1993. - 408 с.

[11] Щукина Е.С. Два века русской медали. Медальерное искусство в России 1700-1917 гг. - М.: Терра, 2000. - 272 с.

[12] Щукина Е.С. Монограммы и подписи на русских медалях XVIII - начала XX веков. - Киев: Юнона-мо-нета, 2002. - 154 с.

[13] Щукина Е.С. Работы А.Ф. Васютинского 1895 г. // Пятнадцатая Всероссийская нумизматическая конференция: Тезисы докладов и сообщений. Ростов-на-Дону, 20-25 апреля 2009 г. - М.: ФГУП «Государственный Исторический музей», 2009. - С. 287-289.

1 Ошибочные данные, приведенные С.Н. Кондаковым [8, с. 247], о том, что А.Ф. Васютинский получил медаль второго достоинства, повторены в ряде последующих изданий, в том числе в каталоге выставки «Двести лет Академии художеств СССР» [6, с. 100]. Согласно «Формулярному списку А.Ф. Васютинского о службе. 1888 - 1903 гг.», художник «воспитывался в Императорской Академии художеств, где окончил курс наук с золотою первого достоинства медалью [выделено мною. - Л.Е.], и определением Совета Академии 31 октября 1888 г. удостоен званием классного художника первой степени» [2, л. 1].

2 Конкурсная медальерная программа «Геркулес убивает трехглавую гидру» (1888), выполненная А.Ф. Васютинским под руководством академика медальерного искусства и старшего медальера Санкт-Петербургского Монетного двора Василия Владимировича Алексеева (1822-1901), с успехом изучившего за границей резьбу штемпелей для медалей посредством гравировальной машины, отвечала лучшим традициям художественного академического образования, представляя собой классицистическую композицию и безупречную технику исполнения.

3 Одновременно с работой на Санкт-Петербургском Монетном дворе А.Ф. Васютинский проходил обучение на Педагогических курсах, учрежденных при Императорской Академии художеств, и по их окончании (1889) получил «Свидетельство I разряда на право преподавать рисование в средних учебных заведениях» [1, л. 48].

4 Находятся в собрании отдела нумизматики Государственного Эрмитажа.

5 Находятся в собрании отдела нумизматики Государственного Эрмитажа.

6 По словам автора, оригинал браслета «принадлежит Ея Величеству» [1, л. 82].

7 В 1895 г. будущий император Николай II трижды позировал А.Ф. Васютинскому [5, с. 62].

Общество