ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ EXPERIMENTAL RESEARCHES

Особенности ценностных составляющих авто- и гетеростереотипов

КОРЕННЫХ НАРОДОВ КАМЧАТКИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ

К РАЗЛИЧНЫМ ТИПАМ КУЛЬТУРЫ Яницкий М. С.

Specificity of Valuable Components of Auto- and Heterostreotypes among Kamchatka’s Indigenous People in Depend on their Cultural Types.

Yanitskiy M.S.

Abstract

Characteristics of value components of auto- and heterostereotypes of indigenous peoples of Kamchatka depending on belonging to different types of culture. Differences in subjective interpretation of the same value categories by representatives of traditional, modern and dynamically developing cultures are described. Differences are determined by their different value orientation. Differences in value components of auto- and heterostereotypes of indigenous peoples of Kamchatka belonging to these types of culture are investigated. The conclusion is substantiated that characteristics of ethnical stereotypes of different communities are determined by their composition - frequency of representation of separate cultural and value types in them.

Этнические стереотипы в настоящее время принято

рассматривать как «нормальные» элементы этнического самосознания, поскольку они являются

естественными производными той или иной культуры и выполняют функцию укрепления и защиты позитивной культурной

идентичности. Основными

структурными компонентами

этнического стереотипа являются авто- и гетеростереотип,

представляющие собой совокупность признаков, приписываемых,

соответственно, собственной и другой этнической группе. В содержании авто- и

гетеростереотипов важное место занимают ценностные составляющие

- приписывание своей и другим группам определенной системы ценностных ориентаций.

Очевидно, что любая

стереотипизирующая группа

неоднородна в ценностном

отношении - в ее составе можно

выделить различные культурноценностные пласты. В нашем исследовании ценностной структуры массового сознания современной России [5] изучалась

распространенность трех основных типов ценностных ориентаций: ориентации на ценности адаптации (выживание и безопасность), социализации (социальное одобрение) или индивидуализации

(независимость и саморазвитие).

Дж. Таусенд предлагает подобную типологическую модель, основанную на представлении о существовании трех различных типов культуры [2, с. 272-273]. Первый тип -традиционная культура (ТК) -

характеризуется ориентацией людей на прошлое. Не допускается внутренняя свобода человека, его деятельность строго

регламентирована традициями, за мыслями и поступками

осуществляется строгий постоянный надзор со стороны ближайшего социального окружения. Второй тип -

современная культура (СК) -

характеризуется ориентацией людей на настоящее. Отношения между людьми определяются их статусом и ролью в социальной системе. Общество стремится регулировать поведение человека посредством морали, этических норм и правил. Третий тип - динамически развивающаяся культура (ДРК) -

характеризуется ориентацией людей на будущее. Культивируется самостоятельность, независимость от социального окружения, признается значимость индивидуальных

интересов и ценностей. Основу социального контроля составляет не мораль, а законность.

Мы предположили, что данные типы культуры, имеющие очевидные различия в системе ценностных ориентаций, будут иметь различия и в ценностных составляющих их авто-и гетеростереотипов.

Настоящее исследование

проводилось в августе 2003 г. в с. Эссо Камчатской области в рамках международного профильного

лагеря-экспедиции «Наследие»

Камчатского госпедуниверситета. В исследовании приняли участие 45 представителей коренных народов Камчатки в возрасте от 18 до 66 лет (средний возраст исследуемых - 34,3 года), из них мужчин - 35,6%,

женщин - 64,4%.

Этнический состав

экспериментальной группы приведен в таблице 1. Две трети ее составили

эвены и одну треть - палеоазиатские народы (коряки, ительмены, чукчи и алеуты). Необходимо подчеркнуть, что в данной работе мы не ставили цели изучить особенности этнических стереотипов отдельных народов, рассматривая их в целом как представителей коренных этносов Камчатки. А.А. Бучек, проводившая исследование на аналогичной группе, приводит ряд аргументов в пользу такого объединения, в частности, общность географических,

популяционно-демографических, экономических, культурно-

исторических, политических и социально-психологических факторов [1]. Добавим, что коренное население Камчатки представляет собой своего рода модельную группу,

демонстрирующую большую

значимость для этнокультурной специфичности различий в типе хозяйствования, чем, например, языковых различий. Так,

субэтнические группы коряков -нымылын (оседлые морские

охотники) и чавчыв

(континентальные кочевники-

оленеводы) - имеют в ряде случаев больше этнокультурных различий между собой, чем между ними и соседними этническими группами.

Поэтому для нас в данном контексте больше значение имела

принадлежность к тому или иному типу культуры, а не этническая

принадлежность как таковая.

Таблица 1

Этнический состав экспериментальной группы

Этническая принадлежность исследуемых %

Эвены 66,7

Коряки 17,8

Ительмены 6,7

Алеуты 6,7

Чукчи 2,2

Для диагностики принадлежности исследуемых к традиционному,

современному или динамично развивающемуся типам культуры использовался тест культурноценностных ориентаций Дж. Таусенда в модификации Л.Г. Почебут [2, с. 271-274].

Распространенность описываемых типов культуры в исследуемой группе приведена в таблице 2. Большинство опрошенных вполне интегрированы в современное общество и сохраняют лишь отдельные элементы

традиционного хозяйствования и быта, что закономерно проявляется в

преобладании культуры современного типа. Больший процент отнесенных к современной культуре у

палеоазиатских народов при этом может быть объяснен значительно более длительным периодом межкультурного взаимодействия с представителями русского этноса (более 350 лет), и, соответственно, их большей культурной ассимиляцией по сравнению с эвенами, пришедшими на Камчатку лишь в середине XIX века.

Таблица 2

Типы культуры в исследуемой группе по тесту культурно-ценностных, ориентаций

Тип культуры Принадлежность исследуемых к отдельным типам культуры, %

Эвены Палеоазиатские народы В целом

Традиционная культура (ТК) 29,6 11,1 25,0

Современная культура (СК) 51,9 77,8 58,3

Динамично развивающаяся культура (ДРК) 18,5 11,1 16,7

Как известно, ценности имеют культурно-исторический характер. Очевидно поэтому, что смысл конкретных ценностных категорий будет неодинаковым для

описываемых типов культуры. Для определения субъективного значения ряда основных ценностей для каждого рассматриваемого типа нами использовалась методика этнических ассоциаций. В ходе индивидуального интервью

исследуемым предлагалось назвать ассоциации, которые возникали у них при предъявлении в качестве стимула таких базовых ценностей, как «здоровье», «деньги», «любовь»,

«свобода», «семья», «творчество»,

«работа».

Содержание свободных ответов респондентов было подвергнуто стандартной процедуре

обозначающего семантического

анализа с определением частоты, с которой упоминались те или иные ассоциации. В результате

классификации содержания ответов в соответствии с их значениями нами был сформирован перечень ассоциаций, доминировавших в

исследуемых типах культуры с

указанием частоты их упоминания (таблица 3). При этом мы отдаем себе отчет в известной условности выделения таких групп и

субъективности предлагаемой

категоризации.

Таблица 3

Ассоциации на предъявляемые ценности у представителей описываемых типов культуры

Ценност и Ассоциации Частота ассоциаций, %

ТК СК ДРК

Здоровье Описательные (сила, рост, физическое здоровье) 22 11 -

Природные (природа, земля, лес, горы, олени) 11 22 25

Дефицитарные (больница, сердце, ничем не болеть) 22 11 -

Смысложизенные (жизнь, счастье, гармония) 22 45 75

Другие 22 11 -

Деньги Негативные (грязь, бумага, мусор) - 10 17

Дефицитарные (отсутствие нужды, прожить бы, пища, мало) 33 15 -

Инструментальные (независимость, возможности, планы, покупки) 22 10 33

Гедонистические (богатство, роскошь, состояние, достаток, благополучие) 33 50 17

Связанные с источником получения (работа, труд, русские) 11 10 33

Другие - 5 -

Любовь Межличностные (семья, дети, родственники, друзья) 22 33 25

Природные (природа, тундра, все живое) - 6 50

Психологические (доверие, верность, взаимопонимание) 33 6 -

Смысложизненные (жизнь, счастье, мир, радость) 11 28 25

Другие 33 28 -

Свобода Ограничительные (традиции, контроль, равенство, как все) 22 - 40

Эмансипационные (независимость, отсутствие ограничений, свобода выбора, воля, самостоятельность, раскованность) 44 61 60

Природные (лес, горы, птица, полет) - 28 -

Другие 33 11 -

Семья Конкретные (дети, родственники, родители, теща, тесть) 60 53 67

Связанные с домом (дом, очаг, крепость) - 21 33

Эмоциональные (любовь, радость, дорогое) 30 16 -

Другие 10 10 -

Творчеств о Конкретные (танцы, песни, стихи, рисование, выделка шкур, шитье, бисер, идол) 50 56 33

Инструментальные (работа, труд, социальная помощь) 25 11 33

Терминальные (удовольствие, интерес, познание, состояние души) 13 28 33

Другие 13 6 -

Работа Конкретно-описательные (труд, занятость, охота) 50 26 -

Инструментальные (деньги, заработок, прибыль, хлеб) 25 47 67

Терминальные (интерес, независимость, удовлетворение) 13 16 33

Другие 13 11 -

Ассоциации представителей

традиционной культуры заметно чаще носят конкретный,

описательный характер. В ряде случаев они просто

«расшифровывают», детализируют предъявляемые ценностные

категории, предлагая близкие по значению понятия или примеры

(например, здоровье вызывает ассоциацию с «физическим здоровьем», творчество - с «выделкой шкур», с «шитьем бисером» и т.п.). Их ответы также во многих случаях более чувственны, и содержат эмоционально-психологичес-кие ассоциации (семья - «радость»).

Наиболее специфическим признаком

этнических ассоциаций данного типа, по нашему мнению, является их дефицитарный характер,

отражающий их фрустрационное происхождение и придающий ценностям «гомеостатический» (в

терминологии А. Маслоу) смысл: деньги - «отсутствие нужды».

Содержание ответов исследуемых, отнесенных к современной культуре, в целом наиболее разнообразно и, соответственно, наименее

специфично. В качестве

отличительных особенностей

ассоциаций представителей данного типа культуры можно указать на их скорее «потребительский»,

гедонистический характер (в частности, деньги - «состояние»,

«богатство»), а также на большую частоту ответов, отражающих высокую значимость межличностных отношений (любовь - «родственники», «друзья»).

Динамично развивающийся тип культуры чаще характеризовался использованием ассоциаций,

связанных с природой (например, любовь - «тундра»). Кроме того, их ответы, как правило, наделены личностным смыслом: исследуемые

отчетливо осознают, являются для них те или иные ценности самоцелью (творчество - «удовольствие»), или же средством для достижения других собственных целей (работа - «хлеб»). Как проявление более высокой осмысленности жизни можно в известной мере интерпретировать и большую частоту таких абстрактных ассоциаций, как «жизнь», «счастье» «гармония», обозначенных нами как «смысложизненные».

В заключение интервью исследуемым задавался стандартный вопрос: «Что бы Вы пожелали себе в будущем?». Открытый характер такого вопроса дает возможность получить большой объем данных о ценностных предпочтениях,

выраженный собственными словами

респондентов. Кроме того, поскольку ценностные ориентации выполняют функции целеполагания, обращение к будущему позволяет составить более точное представление о ценностных ориентациях

исследуемых.

Представители традиционной культуры в своих ответах наиболее часто (в 60% случаев) называли конкретные пожелания, отражающие направленность на устранение тревоги по поводу физической и экономической безопасности (т.е. соответствующие преобладанию

ценностей адаптации): «здоровья»,

«денег, чтоб на жизнь хватало», «много денег, квартиру, машину», «чтобы не забирали земли, свободно охотиться, рыбачить», и даже возможность «похмелиться».

В ответах исследуемых,

отнесенных к современной культуре, отчетливо преобладали

высказывания, указывающие на значимость семьи, межличностных отношений и соответствующие ценностям социализации: «создание семьи», «продолжение рода»,

«благополучие детей», «чтобы дети и внуки были здоровыми», «чтобы у детей все было хорошо», «чтобы

родители долго жили», «чтобы были хорошие отношения в коллективе» (две трети от общего числа ответов представителей данного типа

культуры).

Для представителей динамично развивающейся культуры типичными пожеланиями являются более

абстрактные, которые можно отнести к направленности на повышение осмысленности собственной жизни и на достижение блага всех людей: «определенность в жизни», «мир на Земле», «чтобы было хорошо всем» (более половины всех ответов).

Таким образом, различия в субъективном понимании

представителями описываемых типов культур одних и тех же ценностных

категории определяются наличием у них различной ценностной

направленности, через призму которой и воспринимаются эти

понятия.

Выявленные различия в системах ценностных ориентаций

описываемых типов культуры закономерно проявляются и в

этнических стереотипах. Для

изучения ценностных составляющих этнических стереотипов нами

использовалась методика «Культурноценностный дифференциал» Г.У.

Солдатовой [4], направленная на измерение групповых ценностных ориентаций в четырех сферах

жизненной активности: ориентация на группу, ориентация на власть, ориентация друг на друга и

ориентация на изменения.

Исследуемым предъявлялся бланк со списком полярных ценностных качеств, и предлагалось оценить по

4-балльной шкале, насколько они характерны для их собственного и русского народов. При подсчете результатов шкалы методики переводились нами в униполярные.

Для определения степени выраженности отдельных

ценностных ориентаций в

представлении описываемых типов культуры о своем и русском народах нами вычислялся коэффициент выраженности по следующей формуле: Х=1/6*(300 - 3*х1 - х2 + х3 + 3*х4), где х1 - частота ответов «качество не выражено», х2 -«качество выражено слабо», х3 -«качество выражено средне», х4 -качество выражено в полной мере». В связи с типом используемых данных коэффициент выраженности может принимать значение в диапазоне от 0 до 100. Полученные результаты, отражающие этнические стереотипы исследуемых, приведены в таблице 4.

Таблица 4

Автостереотипы и гетеростереотипы описываемых типов культуры по тесту «Культурно-ценностный дифференциал»

Ценностные ориентации Коэффициент выраженности (X)

ТК СК Д 1РК В целом

а/ с г/ с а/ с г/ с а/ с г/ с а/ с г/ с

Ориентация на группу, в т.ч.: 54,3 32,0 48,7 34,9 40,7 57,4 49,4 39,3

взаимовыручка 70,4 25,0 65,1 49,2 44,5 66,6 63,7 49,6

верность традициям 74,1 29,2 52,3 44,4 66,6 66,6 57,8 45,7

подчинение 18,5 41,7 28,6 11,1 11,1 38,9 26,7 22,5

Ориентация на власть, в т.ч.: 42,0 27,8 37,1 33,3 23,1 37,0 37,5 35,7

дисциплинированност ь 44,5 25,0 33,4 33,3 5,6 38,9 31,1 29,5

уважение к власти 25,9 20,8 23,8 23,8 16,7 22,2 27,4 28,7

законопослушность 55,5 37,5 54,0 42,8 47,0 50,0 54,1 48,9

Ориентация друг на друга, в т.ч.: 60,5 30,5 57,7 34,4 44,4 46,3 59,5 33,6

миролюбие 77,8 25,0 61,9 39,7 33,3 72,2 65,2 35,7

сердечность 81,5 45,8 73,0 44,4 61,1 50,0 76,3 49,6

уступчивость 22,2 20,8 38,1 19,1 38,9 16,7 37,1 15,5

Ориентация на изменения, в т.ч.: 33,3 51,4 36,0 62,4 42,6 70,4 37,5 62,8

открытость переменам 40,7 45,8 55,6 61,9 55,6 72,2 54,1 60,4

склонность к риску 14,8 41,7 9,5 50,8 22,2 61,1 14,1 52,7

устремленность в будущее 44,5 66,7 42,8 74,6 50,0 77,8 44,4 75,2

В представлении о себе отнесенных к традиционной

культуре высоко актуальна направленность на взаимодействие, они наиболее склонны считать представителей своего этноса сердечными и миролюбивыми. В число высоко стереотипных

характеристик входит также ориентация на группу,

приверженность ее нормам и традициям, взаимовыручке.

Данному типу культуры в

наибольшей степени свойственна ориентация на власть, сильный социальный контроль - они чаще других приписывают себе

дисциплинированность, законопослушность и уважение к власти. Их самооценка также характеризуется неуступчивостью, сопротивлением переменам,

«закрытостью» культуры, и отвержением риска.

Образ русских в глазах представителей традиционной

культуры во многом

противоположен их автостереотипу. Они наиболее часто приписывают русским слабый социальный контроль, низкую значимость власти, группы, межличностных отношений. В отличие от себя, русские воспринимаются

недисциплинированными и

своевольными. Чаще, чем

представителями других типов, русские считаются ими

агрессивными, разобщенными,

склонными к разрушению

традиций.

Самооценка отнесенных к современной культуре

характеризуется средним уровнем выраженности большинства

описываемых ценностных

ориентаций. В отличие от других типов, они в наименьшей степени склонны рассматривать в качестве

регуляторов собственного поведения нормы традиции, при этом они, напротив, наиболее часто

декларируют готовность

подчинения групповым нормам. Представители данного типа наиболее решительно отрицают у себя такое качество, как склонность к риску, считая представителей своего этноса весьма осторожными.

Стереотип восприятия русских представителями современной

культуры также имеет некоторые расхождения с их «мы-образом». В отличие от остальных, они видят русских гораздо менее склонными к

подчинению, т. е. более

самостоятельными, чем они сами. В то же время, они более часто

находят у русских такое качество, как уважение к власти. Также чаще они приписывают русским холодность в межличностных отношениях.

«Мы-образ» представителей

динамично развивающейся

культуры имеет существенные отличия от автостереотипов других исследуемых, и особенно от самовосприятия представителей традиционной культуры. Данная группа исследуемых наиболее часто приписывает себе качества,

соответствующие низкому уровню социального контроля. Они воспринимают представителей

своего этноса как направленных в большей степени на себя, самостоятельных, выдерживающих определенную дистанцию в межличностных отношениях.

Наиболее высоко стереотипной самохарактеристикой при этом является недисциплинированность и неуважение к власти. В отличие от представителей других типов, они считают скорее характерными для себя открытость к переменам и устремленность в будущее.

Русские в восприятии

отнесенных к динамично

развивающейся культуре выступают носителями по существу полярной по отношению к ним системы ценностных качеств. При этом

представления данной группы о русских, имеющие существенные расхождения с собственным

образом, в некотором отношении повторяют автостереотип

отнесенных к традиционному типу

культуры. В отличие от

гетеростереотипов представителей других культурных типов, русские здесь чаще воспринимаются как ориентирующиеся на группу, на межличностные отношения, на власть. Они считаются более

склонными к взаимовыручке,

миролюбивыми,

дисциплинированными и

законопослушными, чем

представители собственной

этнической группы. Русские в их представлении более склонны к подчинению, чем они сами. Как и во всей исследуемой группе, наиболее согласованной

характеристикой образа русских является ориентация на изменения. Однако в данном случае такие качества атрибутируются наиболее отчетливо.

Таким образом, ценностные составляющие как авто- так и гетеростереотипов представителей описываемых типов культуры имеют существенные различия, проявляющиеся в степени

выраженности всех

рассматривавшихся ценностных ориентаций.

Расхождение между

представлениями этнической

группы о себе и ее представлениями о другой этнической группе рассматривается как субъективная психологическая дистанция [4]. Большинство авторов

интерпретируют близость этой

дистанции как меру этнической толерантности, позволяющую

прогнозировать возможность роста межэтнической напряженности. В то же время, как справедливо отмечает Л. Г. Почебут, такая дистанция является способом сохранения этнокультурных

ценностей от вторжения со стороны [3,с.138].

Совпадение или расхождение в автостереотипах различных групп определяются Г. У. Солдатовой как показатель объективной

психологической дистанции,

фиксирующий степень культурной отличительности и отражающий глубину их психологической разделенности или наоборот,

степень их общности [4, с.77].

Тождественность между

представлениями различных

этнокультурных групп о какой-либо другой, т. е. между их

гетеростереотипами, отражает, по нашему мнению, уровень

соответствия их ожиданий.

Для определения дистанции

между авто- и гетеростереотипами, приведенными в таблице 4, нами подсчитывалось Евклидовое

расстояние по следующей формуле:

(I = ,/-

п к=1

X

где х1 - коэффициент

выраженности ценности в автостереотипе и х] - в

гетеростереотипе; п - число

ценностей. В нашем исследовании показатель дистанции принимает значение в диапазоне от 0 до 100, где наименьшее значение

соответствует максимальной

близости между стереотипами. В целом дистанция между

автостереотипом коренных народов Камчатки и их представлениями о русских составила 20,3. Показатели

дистанции между авто- и типов культуры приведены в

гетеростереотипами отдельных таблице 5.

Таблица 5

Дистанция между автостереотипами и гетеростереотипами _____________ описываемых типов культуры _____________________

ТК СК ДРК

а/ с г/ с а/ с г/ с а/ с г/ с

ТК а/с 0 29,8 11,4 24,4 21,3 22,1

г/с 0 23,8 14,4 19,5 24,1

СК а/с 0 20,8 15,8 21,6

г/с 0 17,1 15,7

ДРК а/с 0 24,3

г/с 0

Примечание: «а/ с» обозначает автостереотип, «г/ с» - гетеростереотип (русские)

Среднее расстояние между авто- и гетеростереотипами рассматриваемых типов культуры составляет 25,0. Наибольшая субъективная психологическая дистанция обнаруживается между самооценкой представителей традиционной культуры и их восприятием русских, что является достаточно понятным - данные этнокультурные группы имеют наименьшее сходство в условиях хозяйствования и быта. В этой связи вполне закономерно, что наиболее близки к собственному образу русских представители современной культуры.

Автостереотипы описываемых культурно-ценностных типов

относительно близки между собой (средняя дистанция - 16,2). Наибольшая объективная психологическая дистанция существует между представлениями о себе респондентов, отнесенных к традиционной и к динамично развивающейся культурам; «мы-образ» представителей

современной культуры занимает как бы промежуточное положение между ними. Представления исследуемых групп о ценностях русских расходятся несколько в большей степени (средняя дистанция - 18,1), что противоречит устоявшемуся мнению о большей «гомогенности и монолитности» гетеростереотипов по сравнению с менее однородными автостереотипами [4]. Здесь, опять же, стереотипы восприятия русских наиболее различны у представителей самых «далеких» типов культуры - традиционного и динамично развивающегося.

Таким образом, принадлежность к тому или иному типу культуры оказывается значимым фактором, определяющим особенности представлений коренных народов Камчатки о ценностных составляющих как их «мы-образа», так согласованного образа русского этноса. Соответственно, особенности этнических стереотипов той или иной общности определяются ее составом (распространенностью отдельных культурно-ценностных типов). Как следует из результатов проведенного нами исследования, распространенность основных культурно-ценностных типов на конкретной территории следует учитывать для более объективной оценки межэтнических отношений и прогнозирования межэтнической напряженности.

Библиографический список.

1. Бучек А.А. Особенности формирования этнической идентичности коренных народов Камчатки // Сибирская психология сегодня. Выпуск 2.

- Кемерово, Кузбассвузиздат, 2004. - С. 278-295.

2. Платонов Ю.П. Этническая психология. - СПб., Речь, 2001. - 320 с.

3. Почебут Л.Г. Психология социальных общностей (толпа, социум, этнос). - СПб., СпбГУ, 2002. - 176 с.

4. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. - М., Смысл, 1998. - 389 с.

5. Яницкий М. С. Ценностная структура массового сознания современной России // Политико-психологические проблемы исследования массового сознания. - М., Аспект-Пресс, 2002. - С. 7-27.