ОПЫТ МУЗЫКАЛЬНО-ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОГО АНАЛИЗА НА ПРИМЕРЕ ДУХОВНЫХ СОЧИНЕНИЙ ЭДИСОНА ДЕНИСОВА

Эдисон Васильевич Денисов относится к ведущим представителям послевоенного музыкального авангарда. Однако творческая личность композитора формировалась в сложное политическое время — в эпоху установок «соцреализма» и борьбы с художественным самовыражением. Ввиду своей композиторской независимости и идеологической1 бескомпромиссности в то время многие молодые композиторы испытывали препятствия и гонения со бт'ОрОНЫ официальной общественности. Среди нйх особо выделяются еще два имени — Альфред Шнитке и Софья Губайдуллина. В научных трудах направление этих композиторов получило несколько определений: «русский авангард» [1, с. 4], «шестидесятники» [2, с. 12], «московская троица» [3, с. 20]. В исследовательских работах в числе композиторов авангардного направления называют также А. Волконского, Г. Уствольскую, С. Слонимского, Б. Тищенко, Б. Чайковского и других. Эти художники стремились к духовной свободе, к преодолению «железного занавеса», к освобождению от запретов и ограничений. Они искали новые средства и модели, чтобы выразить дух своего времени. В этом смысле творческий путь

Э. Денисова весьма показателен. Сначала он придерживался традиций своего первого учителя — Дмитрия Шостаковича и, несомненно, испытывал влияние других классиков XX века, позже Э. Денисов обратился к современным техникам западного авангарда. «Пропустив» всё это через себя, композитор обрел свой индивидуальный стиль. «Именно Денисову удалось сказать по-настоящему своё и по-настояще-му веское музыкальное слово в данный период истории нашей культуры. Именно он открыл новую страницу русской музыки и вошел в такие заповедные области, в какие еще не ступала нога русского композитора. И сделал он это на уровне такого высочайшего профессионализма и мастерства, которые могут быть свойственны только гению» [4, с. 11]. Так характеризуют личность мастера его ученики Дмитрий Смирнов и Елена Фирсова.

В музыковедении конца XX века явно прослеживается интерес к личности Э. Денисова1. Первыми к исследованию творчества композитора приступили Ю. Холопов и В. Ценова. В 1993 году выходит их монография, состоящая из пяти глав. Помимо биографии композитора, авторы определяют художественную концепцию творчества Э. Денисова, раскрывая сферы его духовного мира. Достаточно подробно Ю. Холопов и В. Ценова описывают стиль

1 В основу данного исследования положен хронологический принцип обзора литературы, посвященной композитору.

и технику композитора, прослеживая эволюцию выразительных средств от ранних сочинений к произведениям 80-х годов, от истоков к обретению собственного «я». Четвертая глава представляет собой краткие характеристики наиболее важных сочинений композитора, которые рассматриваются по жанровому принципу. В последней главе монографии содержатся собственные высказывания Э. Денисова о композиторах разных эпох (от Моцарта до Кейджа), о некоторых стилях, направлениях, техниках, и о музыкальном языке2.

В 1995 году появляется «Музыка Эдисона Денисова» — сборник материалов научной конференции, посвященной 65-летию композитора. Этот труд включает статьи 6 авторов, которые исследуют различные сферы творчества Э. Денисова. М. Соколова в своей работе выявляет русские традиции в опере «Пена дней». Автор более всего уделяет внимание связям композитора с русской литературой (Ф. Достоевский), классической эстетикой и религиозной философией второй половины XIX века — начала XX века (Вл. Соловьев, С. Булгаков, Н. Бердяев), а также некоторым особенностям русского национального сознания. Основные точки соприкосновения, по словам автора — это «русские идеи» бессмертия и Воскресения, Вечного света Христова и Вечной красоты» [5, с. 10]. В статье В. Холопо-вой рассматривается ритмика Э. Денисова, причем в связи с особенностями национальных традиций музыкального ритма, восходящих к Глинке, Мусоргскому, Скрябину и Стравинскому. Е. Бараш исследует оркестровое пространство музыки Э. Денисова. А. Соколов пытается раскрыть особенности алгоритма творческого процесса композитора, его «лирическую геометрию», обращаясь к авторским анализам Э. Денисова. Ю. Холопов, рассматривая в своей статье эволюцию 12-тоновости XX века, выделяет два периода гармонического стиля Э, Денисова: «первый» — двенадцатитоновый и «второй» (приблизительно с 1977 года) он связывает с периодом распространения у композитора авторской фигуры «е d s», которая повторяется и в транспозициях, и в производных формах, может быть взята по вертикали, по горизонтали и по диагонали. В. Ценова обращается к поздним опусам композитора: «Kyrie» (1991), «К небу» (1993), «История жизни и смерти Господа нашего Иисуса Христа» (1992). Ана-

2 Кроме того, монография включает раздел «Заключение», несколько приложений с письмами, интервью, аннотациями, дискографией, библиографией композитора и нотные примеры.

лизируя эти сочинения Э. Денисова, автор статьи констатирует продолжение стабилизации стиля композитора.

Помимо монографических исследований, посвященных творчеству Э. Денисова, особым образом следует выделить анализ собственных наблюдений композитора, представленных в его «записных книжках», изданных в 1997 году. По словам В. Ценовой, это не личный дневник и не автобиография композитора, «это — мысли для себя, размышления о жизни, культуре, искусстве, внутренняя реакция на происходящее вокруг» [6, с. 3]. «Записные книжки» позволяют узнать музыкальные и литературные пристрастия композитора, его эстетические взгляды, в них он часто пишет и о собственной музыке, о своих иногда самых сокровенных мыслях3.

Исключительно важным в ряду работ, исследующих творчество Э. Денисова, является еще один труд — «монографические беседы» композитора с музыковедом Дмитрием Шульгиным «Признание Эдисона Денисова» (год издания 1998), где запечатлены многочисленные и часто не ординарные взгляды композитора на различные проблемы искусства, как XX века, так и предшествующих столетий. Так же в книге представлены подробные авторские анализы собственных сочинений Э. Денисова, иногда достаточно критичные.

«Свет. Добро. Вечность» — так называется книга, посвященная памяти композитора, изданная после смерти композитора в 1999 году. В этом четырехчастном труде содержатся статьи и аналитические материалы, в которых исследуются разные области творчества Э. Денисова (стиль, жанры, техника, музыкальный язык), воспоминания его друзей, коллег, учеников, а также собственные аналитические статьи и интервью композитора. Примечательно, что многие работы обращают читателя к внутреннему миру композитора, его эстетической концепции и духовным идеалам.

Завершая обзор трудов о творчестве Эдисона Денисова, следует указать на ряд интервью композитора в различных периодических изданиях, которые так же позволяют открыть некоторые тайны его творчества и мировоззрения4.

Итак, характеризуя литературу, посвященную композитору, можно выделить три типа работ: первый — монографическое исследование, второй —

3 Комментируя это издание, В. Ценова предупреждает читателя о том, что Э. Денисов не предназначал свои записи для публикации, поэтому в них содержатся подчас весьма резкие и субъективные высказывания композитора.

4 См.: Денисов Э.В. «Если ты настоящий артист, ты всегда независим...»: Беседы Э. Денисова с Ж.-П. Арман-го (перевод с фр. Е. Бараш) // Музыкальная академия,

1994, № 3. — С. 72—76; Денисов Э.В. «Не люблю формальное искусство...» (беседу ведет Г. Пантиелев) // Советская музыка, 1989, № 12. — С. 12—20.

статьи, освещающие биографию Э. Денисова, отдельные произведения композитора, его технику, элементы музыкального языка. И, наконец, третий тип работ — нарративные источники — издания, содержащие собственные высказывания композитора; записи, беседы, интервью.

Несмотря на научные труды, посвященные творчеству Э. Денисова, все же отдельные полюсы его наследия остаются открытыми не в полном объеме. Неисследованной осталась и проблематика национального характера музыки композитора. Целесообразным в этой связи считается более глубокое рассмотрение духовных сочинений Э. Денисова. Необходимо отметить, что пока не существует обобщающего труда, освещающего целостную картину духовного творчества композитора. Только в работе В. Ценовой предпринята попытка «охватить музыкальные сферы проявления широко понимаемой религиозности в творчестве композитора» [7, с. 135]. Данный автор предлагает классификацию произведений по принципу постепенного отдаления от канонической церковной музыки:

1. Произведения религиозные и церковные:

Церковные хоры из музыки к спектаклю театра

на Таганке «Преступление и наказание» (1977), хор «Свете тихий» (1988).

2. Произведения религиозных жанров, но не церковные:

Реквием для сопрано, тенора, хора и оркестра (1980), оратория «История жизни и смерти Господа нашего Иисуса Христа» для тенора, баса, хора и оркестра на тексты из Нового Завета и православной литургии (1992), Kyrie для хора и оркестра (1991), «Три отрывка из Нового Завета» для контратеноров, двух теноров, баритона, флейты и колоколов (1989).

3. Произведения, в которых церковные тексты сочетаются с другими:

Реквием на стихи Ф. Танцера и литургические тексты для сопрано, тенора, хора и оркестра (1980), опера «Пена дней» (1981) по роману Б. Виана.

4. Концертные произведения, в которых использованы цитаты из духовных сочинений:

Вариации на тему канона Й. Гайдна «Tod ist ein langer Schlaf» («Смерть — это долгий сон») для виолончели с оркестром [1982], вариации на тему хорала И.С. Баха «Es ist genug» («Довольно») для альта и фортепиано или ансамбля (1984, 1986)

5. Произведения, использующие религиозные символы.

В качестве примера к последней категории В. Ценова относит лишь одну композицию — «Голубую тетрадь» для сопрано, чтеца, скрипки, виолончели, двух фортепиано и трех групп колоколов (1984). Религиозным в этом сочинении В. Ценова видит идейный стержень, который высвечивает тему смерти5. В меньшей степени ассоциации с духов-

3 Кстати, сам Э.,Денисов как-то назвал это произведение еще одним своим реквиемом.

Филология

ным жанром вызывают использование в составе исполнителей колоколов и партия чтеца.

Возможно, рамки статьи не позволили В. Ценовой указать все произведения композитора, так или иначе связанные с религиозными знаками. Она ставила целью показать лишь примерную картину жанров творчества композитора, имеющих отношение к данной тематике, На наш взгляд к пятой категории произведений можно было бы отнести еще целый ряд сочинений. Это: цикл «Плачи» для сопрано, фортепиано и ударных на народные тексты, в котором Э. Денисов изобразил, наверное, самое скорбное духовное событие — обряд похорон, сложившийся в старой России. «Плачи» — это, конечно и, прежде всего, воплощение русской духовности, русской души, и, в какой-то степени, это сочинение, связанное с религиозным моментом, причем даже напрямую. Ведь образ Бога, церкви, он всё время присутствует в цикле» [8, с. 167].

В балете «Исповедь» по роману А. Мюссе (1984) композитор вновь обращается к главным мотивам пассиона —■ мучениям и смерти6.

«Рождественская звезда» для голоса, флейты и струнных на стихи Б. Пастернака (1989) рассказывает слушателю об одном из главных религиозных событий — рождении Христа.

«In Deo speravit cor meum» — «На Бога надеется сердце моё» для скрипки (флейты), гитары и органа (1984) — опус, написанный к юбилею Иоганна Себастьяна Баха, в основе которого—тема из «Музыкального приношения», и монограмма BACH7. По свидетельству Э. Денисова, это произведение он писал специально для исполнения в соборе города Касселя, где неоднократно играл и сам Бах. Таким образом, 5 раздел дополнен нами и составляет не одно, как у В. Ценовой, а пять произведений. И еще внесем некоторые уточнения в классификацию автора статьи. В первый раздел включены произведения религиозные и церковные. Но, на наш взгляд, они религиозные, но не церковные, т.к. не предназначены и не могут быть исполнены в православном богослужении.

Достоинством работы В. Ценовой является подробный анализ духовной оратории «История жизни и смерти Господа нашего Иисуса Христа». По ее словам, это произведение необычно по жанру, т. к. соединяет в себе три события — жизнь, смерть и воскресение, являющиеся содержанием трех различных духовных жанров — рождественской оратории, пассиона и мессы. Но более определенно в это сочинение встроены два духовных жанра: православная литургия и пассион (страсти)8. Э. Денисов здесь ис-

6 В своих комментариях Э. Денисов не раз говорил о близости балета своему Реквиему.

7 Это сочинение В. Ценова упоминает лишь в сноске. См.: [7, с. 141].

8 Необычность заключается еще и в том, что впервые

текст, заимствованный из «Страстей по Матфею» в этом

произведении зазвучал по-русски.

пользует толькорелигиозные тексты, сама музыка не содержит цитат и даже аллюзий на церковный стиль.

В числе духовных сочинений композитора особое место; конечно же, принадлежит религиозной драме «Лазарь, или Торжество Воскрешения» (1995). Подобная работа не имеет аналогов в истории музыки. Э. Денисов завершил незаконченную религиозную драму Франца Шуберта, в основе которой — известный евангельский сюжет, описываемый только у Иоанна и повествующий об одном из чудесных деяний Христа — воскрешении Лазаря.

«Воскрешение Лазаря» создавалось Ф. Шубертом в 1820 году. Либретто, написанное в 1778 году, принадлежит перу литератора и теолога из Галле

А. Нимейера. В музыковедческой литературе жанр этого сочинения точно не определен. Можно встретить несколько обозначений: пасхальная кантата, духовная драма, сценическая оратория, драматическая оратория, кантата, оратория. А. Нимейер и Ф. Шуберт называли «Лазаря» религиозной драмой, но, поскольку имеется разделение на акты, а также различные ремарки композитора, указывающие на место действия и поведение героев, то «Лазарь», возможно, более музыкально-драматическое произведение, чем церковное, а потому рассчитанное на исполнение в театре. Кроме того, и сам Э. Денисов на встрече в Московском доме композиторов 28 февраля 1996 года, где впервые в нашей стране был представлен «Лазарь», называл его и трактовал как оперу. Определяя жанр «Лазаря», скорее можно говорить о некоем сплаве или «о новом, созданном Шубертом типе музыкальной драмы, теснейшим образом связанной с песенной природой его творчества и отражающей глубоко индивидуальное восприятие христианских понятий» [9, с. 92].

Как известно, Ф. Шуберт не дописал это произведение (полностью сохранилась партитура первого акта — «Смерть Лазаря» и большая часть второго — «Положение во гроб»), действие обрывается в конце второго акта на арии Марты. 175 лет опера оставалась незаконченной9. Своего рода знаковое событие произошло в 1994 году, когда Хельмут Рил-линг — руководитель Баховской академии города Штутгарта — предложил Э. Денисову дописать эту оперу Ф. Шуберта10.

3 В период 1820—1822 годов Ф Шуберт работал над произведениями, которые он переделывал во множестве вариантов. Некоторые из них были дописаны лишь позже, а другие остались незавершенными. Кроме «Лазаря», это: месса As-dur, хор «Песнь духов над волнами», набросок симфонии E-dur.

!!1 Это досочинение уникально еще и потому, что кажется символично связанным с предшествующим творческому акту событием. Известен факт из жизни Э. Денисова; в 1994 году под Москвой он попал в автокатастрофу, после которой оказался в реанимации и долгое время находился без сознания. Благодаря помощи врачей, родственников и собственным усилиям, композитор остался жить. И именно после такого чудесного «второго

В творчестве Э. Денисова уже были подобные работы11. Но все примеры досочинения не такие глобальные по масштабу как «Лазарь». К тому же известно, что в архивах не было обнаружено никаких черновиков и набросков к третьему акту. «Лазарь» единственное и неповторимое в своем роде сочинение. Подобных примеров завершения незаконченного произведения композитора, настолько отдаленного по времени и стилю нет.

Продолжая анализ работ о творчестве Э. Денисова, следует отметить, что в труде Е.Б. Долинской «О русской музыке последней трети XX века» духовные произведения композитора рассматриваются в рамках проблем, касающихся возвращения к религиозным жанрам в творчестве отечественных композиторов XX века и — шире — возрождения духовности как основы русского искусства.

Н.В. и Н.П. Парфентьевы на основе исследования древнерусских традиций в духовной музыке XX века пришли к выводу, что в музыкальном творчестве религиозной тематики отчетливо выявляются две линии: духовность русского православия и общехристианская духовность. К типу сакрально-мистических сочинений, не связанных напрямую с православной традицией, принадлежит, по мнению авторов, творчество Э. Денисова [10, с. 117].

В немецком издании «Geistliche Musik» даются краткие аналитические заметки лишь относительно двух духовных опусов композитора: Реквиема и «Kyrie», и речь здесь идет главным образом об истории возникновения этих произведений [11].

В некоторых трудах, посвященных советской музыке, духовные произведения Э. Денисова практически не упоминаются12.

Данная работа посвящена проблеме изучения духовной музыки Эдисона Денисова. Здесь дается типология научно-исследовательских трудов, посвященных творчеству композитора в контексте исто-

рождения» была завершена опера Ф. Шуберта «Лазарь». Пройдя такой страшный и вместе с тем таинственный путь собственного «воскрешения», Э. Денисов смог найти в себе силы дописать недостающий акт и озвучить за Ф. Шуберта идею воскрешения.

"В 1991 году по заказу Баховского фестиваля (в лице того же X. Риллинга), к 200-летию со дня смерти В.А. Моцарта было досочинено Kyrie (для хора и оркестра), от которого осталось всего 37 тактов. А в 1992 году композитор реконструировал, оркестровал и завершил оперу К. Дебюсси «Родриго и Химена».

13 Упомяну книги Григорьевой Г.В. Стилевые проблемы русской советской музыки второй половины XX века. — М. Сов. композитор, 1989. — 208 с. и Никитиной Л.Д. Советская музыка: история и современность. — М. 1 Музыка, 1991. — 254 с.

рического времени. Выделены и анализируются три типа работ: монографии; статьи отдельных авторов и нарративные источники. Несмотря на то, что в них исследованы: 1. —биография композитора, особенности музыкального текста, произведены анализы отдельных произведений; 2. — рассмотрены некоторые вопросы единиц музыкального языка, жанров, техники, даны описания поздних сочинений композитора, все же не раскрытой осталась актуальная проблема — «Особенности национального характера духовной музыки Э. Денисова». В данном ракурсе наследие композитора не изучено.

В работе удалось проследить историю исследования творчества Эдисона Денисова, подробно раскрыть историографию изучения его духовных сочинений, выявить еще не изученную область, и сформировать новые объекты исследования.

Литература

1. Холопов, Ю. Эдисон Денисов. / Ю. Холопов,

B.C. Ценова, — М. : Музыка, 1993. — 312 с.

2. Долинская, Е.Б. О русской музыке последней трети XX века. / Е.Б. Долинская. — Магнитогорск : Магнитогорская гос. консерватория, 2000. — 158 с,

3. Холопов Ю. Музыка России: между AVANT и RETRO / Ю. Холопов // Музыка XX века. Московский форум. Материалы международных научных конференций//Научные труды Московской гос. консерватории / Отв. ред. B.C. Ценова. — М., 1999 — Сб. 25, —С. 12—32.

4. Свет. Добро. Вечность. Памяти Эдисона Денисова. Статьи. Воспоминания. Материалы. — М.. Московская гос. консерватория, 1999. — 488 с.

5. Музыка Эдисона Денисова // Материалы научной конференции, посвященной 65-летию композитора. Научные труды Московской гос. консерватории. — М., 1995. — Сб. 11. — 144 с.

6. Неизвестный Денисов: Из записных книжек (1980/81 — 1986,1995). —М. : Композитор, 1997 — 160 с.

7. Ценова B.C. Новая религиозность русской музыки и духовные сочинения Эдисона Денисова // Музыка XX века. Московский форум. Материалы международных научных конференций. Научные труды Московской гос. консерватории / Отв. ред. B.C. Ценова, —М., 1999. —Сб. 25, —С. 128—141.

8. Цит. по: Шульгин Д. Признание Эдисона Денисова: по материалам бесед. — М. : Композитор, 1998, —438 с.

9. Купровская, Е. Второе воскрешение Лазаря / Е. Купровская. // Музыкальная академия, 1996. — №3, —С. 86—90.

10. Парфентьева, Н.В. Древнерусские традиции в русской духовной музыке XX века / Н.В. Парфентьева, Н.П. Парфентьев. — Челябинск : Челябинский гос. университет, 2000. — 154 с.

11. Geistliche Musik // Aus unseren Katalogen / Sommer 2002. — Sikorski informirt, S. 1.