2012 Культурология и искусствоведение № 2(6)

БИБЛИОТЕКА В ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

УДК 096.1:025.177:378.4(460)

О.А. Жеравина

ОБРАЗЫ САЛАМАНКСКИХ УЧЕНЫХ В СЕРИИ ПОРТРЕТОВ ВЫДАЮЩИХСЯ ИСПАНЦЕВ (ИЗ КНИЖНОГО СОБРАНИЯ СТРОГАНОВЫХ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА)*

Рассматривается редкое издание из коллекции графических работ, принадлежащей библиотеке Строгановых. Внимание фокусируется на идейном содержании проекта издания портретов знаменитых испанцев, его целях и средствах их достижения. В качестве примеров выдающихся деятелей Испании, представленных в коллекции, приводятся ученые-лингвисты Саламанкского университета XVI в. Антонио Небриха и Франсиско Санчес.

Ключевые слова: портреты выдающихся испанцев, Антонио Небриха, Франсиско Санчес, библиотека Строгановых, Научная библиотека Томского государственного университета.

В книжном собрании Г. А. Строганова, хранящемся в Научной библиотеке Томского государственного университета, подавляющее большинство книг представлено иностранными изданиями на французском, английском, немецком, польском, итальянском, испанском, шведском и других языках. Как любое личное собрание, библиотека Г.А. Строганова не могла не отразить разносторонние интересы своего владельца, обусловленные как культурноисторическим контекстом эпохи, так и сферой деятельности знаменитого библиофила.

Известно, что Г. А. Строганов в течение ряда лет трудился на дипломатическом поприще, представляя интересы России в Испании, Швеции, Турции. Неудивителен в связи с этим факт наличия в его библиотеке литературы о странах и народах, с которыми он был связан, находясь на дипломатической службе. Обратимся в самом первом приближении к одному из связанных с этой проблемной областью сюжетов, раскрывающих тему соприкосновения Г. А. Строганова с Испанией.

Объектом нашего рассмотрения является одно из раритетных изданий библиотеки Строганова - собрание, вышедшее в Мадриде в 1791 г. и озаглавленное «Портреты выдающихся испанцев с кратким описанием их жизни» [1]. На примере портретов двух ученых старейшего испанского университета Саламанки попытаемся представить содержание и структуру отобранных для коллекции презентаций знаменитых деятелей Испании.

* Статья подготовлена при финансовой поддержке конкурса РГНФ, проект №12-04-00337.

Проект издания портретов выдающихся испанцев был подготовлен в 1788 г. под руководством известного государственного деятеля Испании, сторонника просвещенного абсолютизма графа Флоридабланки [2]. Помимо очевидного просветительского мотива, обусловленного задачами воспитания нации и каждого человека в отдельности в духе уважения к великим представителям своего отечества, помимо идеи пропаганды исторических заслуг выдающихся национальных деятелей этот проект имел и другие, связанные с общей просветительской миссией задачи.

Для представителей образованной части испанского общества последней четверти XVIII в. несомненные достоинства техники гравюры или литографии представлялись вполне очевидными и таили в себе большие возможности для более широкого и наглядного распространения передовых идей [3]. Убеждение в том, что «искусства абсолютно необходимы для просвещения нации» [4] разделялось как на государственном уровне, так и в художественных кругах.

Учитывая, что испанское искусство гравюры, а также ее техника значительно уступали французскому, следует подчеркнуть, что одним из важных мотивов работы по созданию портретов выдающихся испанцев было стремление содействовать развитию искусства гравюры в Испании [5. С. 236]. В этом направлении работали создаваемые в стране во второй половине XVIII в. академии изящных искусств [6]. Ведущими испанскими центрами обучения искусству гравюры в этот период становятся Академия Святого Карла в Валенсии, Академия Святого Людовика в Сарагосе, Академии в Вальядолиде, Гранаде; художественные школы в Барселоне, Севилье, Гранаде, Пальма-де-Майорке, Мурсии, Сеговии, Кадисе, Бургосе, Кордове и, конечно, Академия Святого Фердинанда в Мадриде [5. С. 226].

Этой цели служила и созданная в 1789 г. Королевская гравировальная мастерская при Королевской типографии в Мадриде. Именно этой мастерской было поручено создание гравированных портретов для коллекции изображений выдающихся испанцев. Руководил работой художник и гравер М. Кармона, собравший наиболее успешных испанских мастеров искусства гравюры.

Серия портретов публиковалась в Королевской типографии периодически в виде тетрадей, в которые помещалось по 6 портретов. Каждый из них сопровождался краткой биографией портретируемого. Биография, несмотря на определенную ограниченность своего объема, должна была подробно отразить занятия, заслуги, достижения и признание выдающегося испанца.

Визуальный ряд, помимо текстового, также содержал основные данные о портретируемом лице. Эти данные были помещены под каждым изображением и служили для идентификации лица, а также давали представление о степени отражения указанных качеств в облике конкретного изображенного. При этом портретное сходство, будь то отображение прекрасных или не совсем лиц, представлялось необходимым для такого рода портретов, призванных сохранить черты выдающихся деятелей для будущего и тем самым стать подлинным подтверждением аутентичности изображения.

Первая тетрадь вышла в 1791 г. К 1819 г. было в целом создано 114 гравированных портретов. Несколько портретов были сделаны позднее. Биографии подготовили к печати А. Кампани, граф Кастаньеда и другие авторы.

В коллекции были представлены исторические деятели, военные, деятели науки и искусства. Среди них например, Сид Кампеадор, кардинал Сиснерос, Эрнан Кортес, Бартоломе де лас Касас, Сервантес, Кальдерон де ла Барка и др. Довольно большую группу составляют портреты ученых.

Портрет Антонио де Небрихи

Остановимся на двух из них - портретах представителей Саламанкского университета XVI в. - Антонио де Небрихи и Франсиско Санчеса. Оба портрета почти одинакового размера выполнены в технике офорта разными художниками и граверами. Оба, как и все портреты серии, снабжены краткими аннотациями, содержащими самые общие сведения о портретируемых лицах. Более подробно о последних говорится в биографиях, которые даются к каждому портрету, входящему в рассматриваемую серию. Наличие в ней изо-

бражений Антонио де Небрихи и Франсиско Санчеса представляется вполне обоснованным и логичным, учитывая тот заметный след, который каждый из этих выдающихся ученых оставил в истории и культуре Испании.

Антонио де Небриха (1444-1522) является одним из великих ренессансных гуманистов, самым значительным в Испании. Свое прочное место в истории испанской культуры он занял как автор первой грамматики испанского языка (1492) и первого его словаря (1495). Академическим и культурным пространством, в котором мог осуществиться грандиозный по своему значению, ренессансный по сути проект испанского ученого, стал Саламанкский университет. И хотя А. де Небриха на протяжении своей жизни был связан и с другими университетами, важно отметить, что свой знаменитый труд, посвященный кастильской грамматике, он создает, будучи именно саламанк-ским профессором.

«Кастильская грамматика» Небрихи вышла в 1492 г. и явилась первым в Европе трудом, предметом которого стал народный язык. Небриха посвящает его королеве Изабелле Кастильской. Обратим внимание на знаменательность даты - 1492 г. - это и окончание Реконкисты, взятие Гранады, последнего оплота мавров на Пиренейском полуострове; это и открытие Нового Света Христофором Колумбом. Это начало отсчета стремительного развития и роста испанского государства, которое уже в рамках империи испанских Габсбургов в XVI в. явит миру свое влияние на обширных пространствах, над которыми никогда не заходило солнце.

Предчувствие этого явственно выражено в труде Небрихи. Во вступлении к его грамматике, адресованном Изабелле Кастильской, говорится: «Язык всегда сопутствовал империи и следовал с нею таким образом, что они вместе возникали, вырастали, расцветали и приходили в упадок» [7. С. 5-6].

Небриха полагал, что кастильский язык может рассматриваться как не менее важный и значимый, чем греческий или латинский. По его глубокому убеждению, национальный язык Кастилии достоин научного осмысления и дальнейшего распространения. В Саламанке он задумывает реформировать систему преподавания латыни и с этой целью в 1481 г. публикует «Введение в латинский язык». Этот труд вплоть до XIX в. служил учебником для студентов, изучавших латынь.

Небриха много учился за рубежом, слушал лекции в Болонье. «Какими были плоды его усердия в науках в течение десяти лет, которые он провел за пределами королевства... легко понять из его работ по грамматике, филологии, поэзии, математике, истории, теологии, юриспруденции и медицине», -говорилось в его краткой биографии, сопровождавшей портрет в коллекции [1. Тетр. 4]. Наиболее ярко «светлый огонь творчества» этого выдающегося ученого проявился в издании многоязычной Библии, созданной по поручению кардинала Хименеса в университете Алькала-де-Энарес. «Высокие и универсальные познания Антонио де Небрихи снискали ему среди его соотечественников и за рубежом титул ученого, возродившего латинский язык, и крупнейшего гуманиста Испании» [1. Тетр. 4].

Гравированный портрет Элио Антонио де Небрихи для серии «Портретов знаменитых испанцев» был выполнен в 1791 г. уроженцем Арагона гравером Симоном Бриевой (1757-1795) по рисунку Франсиско Хавьера Рамоса. Порт-

рет и биография Антонио де Небрихи были изданы в составе четвертой тетради.

Примерно к 1801 г. относится гравированный портрет саламанкского ученого Франсиско Санчеса, Эль Бросенсе, выполненный валенсийским гравером Р. Эстеве 1772-1847) по рисунку художника Х. Лопеса Энгиданоса. Оба художника были выдающимися мастерами своего времени. Портрет и биография Франсиско Санчеса изданы в составе четырнадцатой тетради.

Портрет Франсиско Санчеса Бросаса

Франсиско Санчес де лас Бросас (1523-1600) известен как выдающийся грамматик XVI в., специалист в области классических языков и риторики,

один из самых ярких профессоров Саламанкского университета. Франсиско Санчес был родом из небольшого городка Бросас в Эстремадуре, что отразилось в его имени, а также в прозвище Эль Бросенсе, - бросенец, ставшем, по сути, вторым, причем чаще употребляемым, именем знаменитого саламанкского профессора. В серии «Портретов знаменитых испанцев» он так и представлен - Франсиско Санчес, Эль Бросенсе. Еще при жизни эрудиция ученого, его мудрость и полемический талант снискали ему славу в университетских кругах Испании. Осмысление и широкое признание научного наследия Бросаса происходит в последующие века; его имя в истории европейской гуманитарной мысли и по сей день остается одним из самых ярких.

В юности перед ним открывалась успешная карьера при португальском королевском дворе. Однако, оказавшись, по случаю бракосочетания португальской инфанты с Филиппом II в Саламанке, он предпочел учебу в университете. Отчетливо проявившаяся приверженность Бросаса к изучению греческого и латыни была созвучна общему интересу ренессансных гуманистов к классическим языкам. В 1554 г. начинается плодотворная университетская карьера Бросаса. Он становится преподавателем риторики недавно открывшейся коллегии Трилингве в Саламанке; преподает здесь также греческий язык и продолжает заниматься исследованием латинских и греческих текстов. Материальные лишения, вызванные необходимостью содержать растущее семейство (у Бросаса от двух браков было 12 детей) вынуждают ученого подрабатывать частными уроками греческого, латыни и риторики, но никакие трудности не препятствуют его исследовательским изысканиям.

Между тем кафедру риторики, по которой он читал курс по договоренности не менее 17 лет, он получает лишь в 1573 г. Однако, как ни парадоксально это звучит, непреодолимым барьером для Бросаса явились конкурсы по кафедре грамматики. Неудачи сопровождали его на конкурсах в 1561, в 1585 и 1589 гг. Франсиско Санчес так и не стал профессором кафедры грамматики - той специальности, в которой он является видной фигурой и по сей день.

Относительно стабильное, хотя и весьма скромное с учетом многочисленности семейства, материальное положение, обретенное Бросасом с получением кафедры риторики в 1573 г. и жалованья по вакантной кафедре греческого языка в 1576 г., дает возможность ученому сосредоточиться на своей исследовательской работе. Он публикует трактаты, посвященные вопросам космографии, границам диалектики и риторики, грамматическим и этическим парадоксам, трудам Гарсиласо де ла Веги и Хуана де Мены.

Особое место среди работ Эль Бросенсе принадлежит трудам по латинской грамматике. В 1562 г. была издана его книга «Основы латинской грамматики», которая стала частью другого его труда «Минерва, или О первоосновах латинского языка». Как отмечает Л. А. Малявина, Бросас считал себя продолжателем дела великого Антонио де Небрихи, автора первой кастильской грамматики, а также грамматики латинского языка, по которой, как и поколения студентов, учился и сам Бросас. При этом целью Бросаса стало создание качественно новой грамматики, рассчитанной на способность человеческого разума понять сущность грамматических явлений, а не на способность просто запоминать [8. С. 34].

Как педагог Санчес де лас Бросас всегда отличался глубокой дидактической интуицией. Он стремился внедрять серьезные новшества в те методы преподавания, которые обычно применялись в университете. Такой подход привлекал многих студентов на его лекции, однако и порождал зависть других, менее одаренных или менее новаторски мыслящих профессоров. Он настаивал на том, чтобы вести занятия на кастильском языке, а не на латыни, которая была обычным средством общения в университетской жизни. При этом он выдвигал две причины необходимости преподавания на кастильском языке: во-первых, в силу того, что обычно употребляемая латынь была уже языком испорченным, с трудом напоминавшим язык Цицерона. И, во-вторых, - преподавание на кастильском, по убеждению ученого, необходимо вести с тем, чтобы облегчить точное понимание того, что разъясняется на лекциях.

В 1584 г. Бросас впервые подвергся процессу инквизиции. Он был оправдан, хотя получил предписание быть сдержаннее и скромнее в высказываниях. В 1595 г. начался новый процесс, на сей раз прерванный только смертью ученого. Он умер 5 декабря 1600 г., находясь под домашним арестом, который был наложен на него инквизиторами.

Заметим, что в биографии Бросаса, изложенной в коллекции «Портреты знаменитых испанцев», отсутствует упоминание об инквизиционном процессе над Бросасом. Зато отмечается, сколь огромным было желание Филиппа II видеть уже пребывавшего в почтенных летах Бросаса у себя в Эскориале, «где для славы своей и отечества» трудились многие выдающиеся испанцы. Сославшись на возраст, говорится в этой биографии, ученый, «как новый Диоген, дабы не покидать своей привычной среды, спокойно отказался от почестей, которые ему были обещаны сим Александром Испанским» [1. Тетр. 14].

Два рассмотренных нами портрета из коллекции изображений выдающихся испанцев дают наглядное представление о двух замечательных фигурах университетского мира Испании XVI в. - эпохи наивысшего расцвета ее лучшего и старейшего университета - Саламанкского. Антонио де Небриха освещает своим гением начало этого славного века, Франсиско Санчес его завершает. И помимо общности университетской судьбы, научного служения, оставшегося великим примером для последующих поколений ученых, и тот и другой прославили небольшие провинциальные селения Испании, названия которых навсегда запечатлены в именах этих славных деятелей - андалузский городок Лебриха (Небриха) и эстремадурский Бросас.

Литература

1. Retratos de los españoles ilustres con un epítome de sus vidas. Madrid: En la Imprenta Real de Madrid. - 1791. - 108 retratos.

2. Julio D. Muñoz Rodríguez. Floridablanca frente a Moñino: la necesidad política de construirse un pasado nobiliario // Res publica. 2009. № 22. P. 231-247.

3. Álvarez Barrientos J. Ramón de Mesonero Romanos y el Panteón de hombres ilustres // Anales de literatura española. 2005. № 18. P. 37-52.

4. Concepción de la Peña Velasco. Fatigas y desvelos de la pintura)// Tonos. Revista electrónica de estudios filológicos. № 6. Diciembre 2003. URL: http://www.um.es/ tonosdigital/znum6/ peri/peri.htm (дата обращения: 29.05.2012).

5. Jesusa Vega González. Ciencia, arte e ilusión en la España ilustrada. Madrid: Ediciones Polífemo, CSIC, 2010. 28 p.

6. Espinós Díaz, Adela. La enseñanza del arte del grabado en la Academia. En: La Real Academia de Bellas Artes de Sn Carlos en la Valencia ilustrada. - Valencia: Universitat de Valencia, 2011. P. 159-184.

7. Nebrija A. de. Gramatica castellana: Texto establecido sobre la ed. “princeps” de 1492. Madrid: Ed. De junta del Centenario, 1946.

8. Малявина Л.А. У истоков языкознания нового времени: (Универсальная грамматика Ф. Санчеса «Минерва» 1587 г.) / Л.А. Малявина. М. : Наука, 1985. 111 с.