УДК 78.0

ББК 85.31

Ш 65

Шишкина Е.М.

О музыкально-ритмической типологии волжско-немецкой песенной традиции

Аннотация:

В статье рассматриваются особенности ритмической организации волжско-немецких традиционных песен и баллад. Автором выделены типовые музыкально-ритмические и стиховые структуры, проведена их систематизация. Работа основана на авторских фольклорно-экспедиционных записях, сделанных в 1992-2008 годах, привлечены также материалы архивов России и Германии. Одним из важных выводов в работе является определение ведущей роли ямбических форм в волжско-немецком музыкальном наследии как прямого влияния русских песенных традиций.

Ключевые слова:

Волжские немцы, этническая идентичность, структурная типология, ритмическая система, стиховые структуры, ямбичность, заимствование, русский песенный стиль.

Когда Г.Шюнеман в начале XX в. писал о пении немцев с Волги: «тот, кто слышит песни колонистов, не зная мелодии и слов, прежде всего подумает, что перед ним русские -так сильны изменения, которые претерпела немецкая песня в процессе своего преобразования...» [1: 44], возможно, он и не ожидал той научной бури -

продолжительностью почти в столетие, - которая затем пронесется вслед за его высказыванием. Но хотя о немецкой песенной культуре в России, возражая Г.Шюнеману, писали в разное время В.Жирмунский, В.Виттрок, В.Зуппан, И.Виндгольц, Г.Хабенихт и другие ученые, многие из этих высказываний остались разрозненными впечатлениями, не претендующими на полноту обобщения и осмысления волжско-немецкой музыкальной традиции в целом, а основной вопрос о её генезисе, с нашей точки зрения, остался неразрешенным.

Задача настоящей статьи - рассмотреть особенности ритмической организации волжско-немецких традиционных песен и баллад, что очень важно в связи с их доминирующей ролью в строении напевов. Все аналитические описания касались ранее только мелодических особенностей волжско-немецкого песенного стиля (Г.Шюнеман, 1923;

В.Витрок, 1967; А.Камманн, 1969; В.Зуппан, 1974; Г.Хабенихт, 1979), стиховые и музыкально-ритмические системы песенного наследия российских немцев ранее не описывались и не осмысливались. Б.Б.Ефименкова в конце ХХ-го века указывала, что «отечественные этномузыкологи только приступают к проблеме структурной типологии музыкального фольклора. В разных классах ритмических форм эта проблема может быть рассмотрена с разной степенью полноты, что зависит от доступности и обозримости самого материала, его представленности в публикациях, качества его фиксации, от многообразия или единообразия его структурных принципов» [2: 81]. Трудности осмысления ритмической типологии волжско-немецкой музыкальной традиции, помимо перечисленных Б.Б.Ефименковой, усугубляются отсутствием сходных работ у германских коллег, что не позволяет делать сравнительные анализы.

Ритмические формы волжско-немецкого музыкального традиционного наследия встречаются, по наблюдениям автора, в традициях разных земель Германии и характерны своей разнообразностью и пестротой: силлабические стиховые структуры 8-ми (4+4, 3+5, 5+3), 12-ти (6+6), 13-ти (6+7, 7+6), 14-ти (4+4+6), 15-ти сложные (8+7, 4+4+7, 8(4+4) + 7(4+3)), слоговые музыкально-ритмические формы напевов в основном цезурированные, как слоговики, так и временники. Тенденция развития волжско-немецких стиховых структур при сравнении с вариантами из Германии: силлабический стих

становится все более изменчивым и неточным с постоянным варьированием количества слогов.

Автором выявлены типовые слоговые музыкально-ритмические формы волжско-немецкой традиции, координирующиеся с различными стиховыми структурами. Их большая часть лежит в основе немецкой культурной традиции и свидетельствует о сохранении этнической идентичности островной культуры (см. табл.1). Мозаичный характер выделенных цезурированных форм, ярко демонстрирующий модальную природу и подчеркивающий квантитативный тип ритма, помогает создать в волжско-немецкой традиции целый ряд типовых структур, близких друг другу, заимствующих друг у друга сходные ритмические рисунки и элементы, что в целом создает органическое единство традиции.

Таблица 1. Типовые музыкально-ритмические формы волжско-немецких песен и баллад

№ Рит м тип а Тип СМР Ф Слоговые музыкально-ритмические формы (СМРФ) Фор-мула стиха жанр источник

I. цезур ир. JJ JJJJJ 7 (4+3) Soldaten- lied/солдат -ские песни [1: №400]

II. цезур ир. JJ ™ 15 (8+7) Kolonistisc he Ereignisse/ песни о колонистс ких событиях [1:№276]

III. цезур ир. J J J J' J J J J- 8 (4+4) Ballade/ баллады [1:№75]

IV. цезур ир. пли jmni 13 (6+7) Geistliche Lied/ духовные песнопени я [1:№42}

V. цезур ир. JJ JiJJ ujjjnj 12 (6+6) Lustige Lied/ шуточные песни, Geistliche Lied/ духовные [1: №320]

песнопени я

VI. цезур ир. и 11П11 1 ллш 8 сл. силл. Trinklied/ песни «выпивки » [1:№330]

VII. цезур ир. Е Е JJ J JJJ J. 15 (4+4+7) Geistliche Lied/ духовные песнопени я, Ballade/ баллады [1: №21]

VIII цезур ир. 14 (4+3+7) Geistliche Lied/ духовные песнопени я, [1: №34]

IX. цезур ир. п) JiniiiniJim 8 (4+4)+7(4+3) Liebeslied/ любовно-лирические песни [1: №124]

X. цезур ир. Л J ) in J J1ГГТП J 4+4+6 Liebeslied/ любовно-лирические песни [1: №135]

XI. цезур ир. J J J J J J J J J J J J J 7+6 Liebeslied/ любовно-лирические песни [1: №139]

Выделенные цезурированные формулы музыкально-слогового ритма являются самостоятельными и законченные по архитектонике построениями довольно большой величины (4 - 8 ед.). В исследуемой традиции границы этих построений в тексте отчетливы, глубоки, постоянны по местоположению и выступают в функции цезур ритмической структуры. Как отмечала Б.Б.Ефименкова, «специфической особенностью цезурированных текстов является четкая отграниченность единиц всех уровней структуры, их семантико-синтаксическая целостность» [2: 62].

Выделенные ритмические типы могут отличаться разнообразием ритмических рисунков в разных жанрах, объединяя собой эти жанры, например, Geistliche Lieder/духовные песнопения, Lustige Lieder/ весёлые песни, Ballade/баллады, когда цезурированная формула музыкально-слогового ритма реализуется в группе модификаций, возникающих с появлением сверхнормативных слогов (V тип). Цезурированные ритмические цепочки слоговых

музыкальных формул VII типа используются и в других типах (V VI, VIII, X), доказывая общее органическое единство всей рассматриваемой музыкальной традиции в целом, встречаясь в жанрах Scherzlieder/игровых, Spottlieder/шуточных, Lyrische Lieder/лирических песнях. В типовых слоговых музыкально-ритмических формах возможна координация различных по рисунку цезурированных формул музыкально-слогового ритма, но часто при этом действует принцип трансляционной симметрии - тождества смежных построений (первые две типизированные цепочки формул музыкально-слогового ритма), так как цезурированные структуры безусловно доминируют в волжско-немецкой культуре в целом, составляя различные слоговые музыкально-ритмические формы из более простых однопорядковых единиц (см. VIII тип и др.). Часто в цепочках формул музыкально-слогового ритма действует принцип тождества и наличествуют концевые долгие времена, что типично для Trinklieder/песен застолья или «выпивки», Standlieder/песнях сословий и состояний (I, II, IV, IX типы). Для большей части типовых форм характерны яркая цезурированность, расчлененность и устойчивые завершения каждой цепочки цезурированного периода, что встречается во многих жанрах, в том числе и в жанрах Ballade/баллада и Liebeslieder/лирические песни (X, XII типы). Даже в более сложных ритмических формах, например, XI типа в рамках рассматриваемых нами построений, слагающие их единицы не утрачивают своей автономности и выраженности граней. Как и для VIII-IX ритмических типов, для XI ритмического типа также характерны формулы с концевыми долгими временами, что скрепляет традицию воедино и делает её органически целостной.

Развитие мелодики немецких народных песен на Волге создало класс ритмических структур, определяющих своеобразие волжско-немецкого певческого наследия, а именно: в ямбическом типе ритмики, под несомненным влиянием русской песенной волжской традиции. Ямбичность - явление многослойное, объединяющее различные напевы, как основные для данного региона, так и периферийные (см.табл.2-3).

Таблица 2. Ямбические формы волжско-немецкой музыкальной традиции

Ритм. тип Слоговые музыкально-ритмические формы Фор- мула стиха Жанр Источ ник

A 8 (4+4) Geistliche Lied/ духовные песнопени я, Soldatenlie d/ солдатские песни [3: №203]

B 8(3+5) Geistliche Lied/ духовные песнопени я, Kolonistisc he Ereignisse/ песни о колонистс ких [3: №101 d]

C

J } J I и

событиях

8(5+3)

Geistliche

Lied/

духовные

песнопени

я,

Ballade/

баллады

[3: №2 b]

D

E

И )J IIJ IJ IJ IJ I J

14

(4+4+6)

15

(4+4+7)

Geistliche [3:

Lied/ №104]

Geistliche

Lied/

[3:

№76

b]

Таблица 3. Вербальные тексты, координирующиеся с ямбическими формами

Рит м. тип Вербальный текст (оригинал на нем.яз.) Вербальный текст (перевод на русский язык автора) Форму ла стиха Исто чни к

A Still leuch-te-te : der Ster-ne Pracht Auf Er-den lag : die Mit-ter-nacht, Тихо светилось великолепие звезд, Полночь лежала на земле, 8 (4 + 4) [3: №203]

B Es kam die : gna-den-vol-le Nacht, Die uns den : hell-sten Tag ge -bracht Пришла ночь, полная милостей, Что принесет нам самый светлый день 8 (3 + 5) [3: №101 d]

C O Herr, der du durch : Dei-ne Macht Er-schufst die Lich-te : Himmels- pracht О Господи, Ты своей властью Сотворил светлое небесное великолепие 8 (5 + 3) [3: №2 b]

D Wohl-an, wacht auf, : ihr Hir-ten all, : ver-las-set eu-re Herd, Geht ei-lends hin : in je-ne Stall, es ist der Mueh wohl wert. Хорошо, просыпайтесь, вы, пастухи, покидайте ваше пастбище, Идите быстрее туда в ту конюшню, эти усилия очень дороги. 14 (4+4+6) [3: №104]

E O Jo-sef mein : soll’s moe-glich sein, : dass sie sich Freun-de nen-nen, In Da-vids Stadt : in un-srer Stadt : О мой Иозеф, возможно ли, чтобы они назывались друзьями, В городе Давида, в нашем городе не хотят нас узнавать? 15 (4+4+7) [3: №76 b]

nicht wol-len uns er-ken-nen?

Ритмический тип A - один из самых константных по стиховой структуре силлабического восьмисложника (4+4) - является трехмерной формулой музыкальнослогового ритма и имеет ряд версий в восточнославянской культуре, близких и сходных по ритмическому рисунку, сохраняясь в течение всего XX столетия и координируясь с различными мелодическими формами. Будучи весьма распространенным в русской певческой культуре вообще, в поволжской традиции часто оформляется именно в ямбических версиях. Данный тип, так же как и последующие, мы относим к заимствованной ритмике у русских. Данная версия ритмического типа хорошо известна в Поволжье в местной свадебной русской традиции в жанре песен контактов двух сторон, сопровождающий обряд передачи приданого с поэтическими зачинами «Воротись, соловушик», «Пола вода с двора слила», «Вылетает соловушик», «Трубись, трубися» (Е.М.Шишкина, 2003). Эта типовая структура в свое время особо выделялась отечественным музыковедом-фольклористом А.В.Рудневой в её предисловии к сборнику песен Кировской области, где исследовательница пишет о напеве «в оригинальном трехдольном ритме», кстати, в Кировской области этот напев также сопровождал обряд передачи приданого невесты [4]. Использование этой структуры в жанре Geistliche Lied/духовного песнопения, возможно совсем не случайно, так как в волжско-немецкой свадебной традиции выполнение многих обрядовых функций в XX в. взяли на себя именно Geistliche Lieder/духовнью песни и Kirchliche Psalmen/церковные псалмы. Это связано, как нам кажется, как с редукцией подлинных старинных песнопений, так и с отчетливым влиянием церковных ритуалов на немецкие народные обряды в описываемый исторический период.

Для ритмических типов B и C также характерно постоянное музыкальное время и восьмисложный (3+5 или 5+3) силлабический стих, с которым координируется ямбическая музыкально-слоговая форма, характерная в целом для многих ритмических форм традиции. Восьмисложная силлабика становится продуцирующей для целого класса ритмических форм, в основе которых также находятся ямбические формы. Ритмический тип D координируется с 14-слоговой стиховой структурой (4+4+6), его цезурированные ритмические периоды также характерны и для других ритмических типов, данная архитектоническая конструкция также является типовой. Четвертый тип характерен для Geistliche Lied/духовных песен, Ballade/баллад, Kriegslieder/военных и Lyrische Lieder/лирических песен. Ритмический тип E координируется с 15-сложной силлабикой (4+4+7), являющейся в свою очередь типовой стиховой структурой для целого ряда жанров волжско-немецкого певческого наследия: Geistliche Lied/духовных песнопений, Ballade/баллад, Liebeslieder/любовно-лирических песен. Несмотря на мозаичность структуры, рассматриваемые цезурированные периоды - не механический конгломерат слагаемых элементов, а системная, устойчивая и соразмерная конструкция.

Ямбические формы музыкального ритма неоднократно привлекали внимание российских исследователей различных жанров русского фольклора, ученые пытались связать эти виды напрямую с особенностями стихосложения (И.Теплова) или функциональными обязанностями определенных свадебных напевов (Е.Васильева), Б.Б.Ефименкова высказывает утверждение, что бинарная оппозиция долготы/краткости величин слогового времени (2:1) является основной для русской национальной традиции [2: 55]. Несомненно, что ямбические рисунки ритмических структур (тернарной оппозиции) очень ярки в русской традиции и часто координируются с ярким и своеобразным мелодическим материалом. Наверное, ещё и поэтому российские исследователи вновь и вновь обращаются к ним, пытаясь осмыслить их генезис, особенности, эволюционные процессы. Автор в свое время довольно подробно описывал эти структуры в русской песенной традиции, расширяя возможности их координации, как с

силлабическим, так и с тоническим стихом, очерчивая их проявление на функциональном уровне как достаточно свободное и независимое от жанрово-функциональной принадлежности в русской свадьбе (Е.М.Шишкина, 1981-1989). В волжско-немецком певческом массиве автором выделено четкое жанровое предпочтение ямбических форм: это, прежде всего Geistliche Lieder/духовные песнопения и Ballade/баллады, именно в этих жанрах наиболее часто встречаются ямбические рисунки типовых форм. Именно эти жанры определены автором в качестве доминант этнической идентичности волжских немцев, ямбические рисунки слоговых музыкально-ритмических типовых структур есть проявление самобытного начала и стилистического своеобразия описываемого субэтноса. Следующие примеры подтверждают наши наблюдения, например, волжсконемецкие версии баллады «Граф и монахиня» используют ямбические формы, тогда как все образцы этой баллады в записях других этнических групп российских немцев лишены этого ритма: запись ГШюнемана из Западной Сибири [1: 204], записи Эллинор Йохансон 1930 г. из Крыма и Бессарабии [5]. Только две германские версии (из 50 просмотренных) представили ямбические ритмические версии, типичные для волжской культуры: № 28 из Вестфалии [6] и №39 из Випперфельда [7: А 191 945], но эти ритмические версии координируются с совершенно другими мелодическими типами. И, разумеется, не все волжсконемецкие версии этой баллады ямбичны: например, см. музыкальный образец из Нижней Добринки [1: №70], запись от Эммы Круч в 1999 г. в Саратовской обл. [8].

Значительная роль ямбических форм в волжско-немецком музыкальном наследии рассматривается нами как результат взаимодействия культур «при сходном направлении мышления и аналогических образах фантазии» согласно теории «встречных течений» А.Н.Веселовского [9: 115-116] через развитие мелодики. Имеющиеся в нашем распоряжении германские источники позволяют сделать вывод о типичности выделенных стиховых структур, а также ряда музыкально- ритмических структур для немецкоязычного певческого наследия в целом и о сохранности волжскими немцами своего традиционного наследия.

Примечания:

• Schuenemann G. Das Lied der deutschen Kolonisten in Russland. Mit 434 in deutschen

Kriegsgefangenenlagern gesammelyen Liedern. Teil 1-2 // Sammelbaende fuer

vergleichende Musikwissenschaf / Hrsg. von C. Stumpf, E.M. Hornbostel. Dritter Band. Muenchen: Drei Masken Verlag, 1923. 446 S.

• Ефименкова Б.Б. Ритм в произведениях русского вокального фольклора. М.: Композитор, 2000. 256 с.

• Geistliche Lieder der Deutschen aus Suedosteuropa gesammelt von Konrad Scheierling. // Auftrag des Instituts fuer ostdeutsche Musik, Arbeitskreis Suedostdeutsche Musik. Band 1. Kludenbach: Esther Gehann Musikverlag, 1987. 380 S.

• Руднева А.В. Песни Смоленской области / запис. Е.К.Щеткина; Песни Кировской области, напетые А.А. Кениной. М.: Сов.композитор, 1977. [Речь идет о напеве под №42 «Ты, труба ли, трубонька»].

• Kuenzig J., Waltraut W. Balladen aus ostdeutscher Ueberlieferung. Authentische Tonaufnahmen 1952-1968 / Hrsg. in Zusammenarbeit mit Hartmut Braun und Dietz-Ruediger Moser // Quellen zur deutschen Volkskunde. Bd. 4. Veroeffentlichungen aus dem Volkskunde-Tonarchiv Freiburg. Vier Langspielplatten mit Texthaft. Freiburg im Br.: Komissionsverlag Rombach, 1969. 115 S.

• Неопубликованный напев А 40 703 // Deutsches Volksliedarchiv = Немецкий архив народной песни. Германия. Фрайбург/Брайзгау.

• Неопубликованный напев А 191 945. // Deutsches Volksliedarchiv = Немецкий архив народной песни. Германия. Фрайбург/Брайзгау.

• Личный архив автора 1992-2008 гг.

• Веселовский А.Н. Разыскания в области русского духовного стиха. СПб., 1889. Вып. 5.

С. 115-116.