ББК Щ125.15

НЕИЗВЕСТНОЕ ПАННО ФРИХ-ХАРА

И.Н. Писцова

UNKNOWN PICTURE BY FRIKH-HAR

I.N. Pistsova

В научный оборот вводится хранящееся в собрании Екатеринбургского музея изобразительных искусств монументальное керамическое панно замечательного советского скульптора, заслуженного художника РСФСР Исидора Григорьевича Фрих-Хара. Автор опирается на исследование всех существующих материалов и публикаций по творчеству Фрих-Хара. Целью статьи является атрибуция произведения (точное название, год и место создания), а также определение, когда и при каких обстоятельствах оно попало в музейную коллекцию. В исследовании, кроме искусствоведческого анализа, путем сопоставления с известными аналогами из других музейных коллекций, определяется место произведения в контексте творчества художника, а также в общем контексте советского искусства 1930-х гг. Благодаря изучению каталогов и публикаций, автор определяет наиболее точный временной отрезок создания произведения, а именно — после 1937 и до 1939 г. Введение в научный обиход неизвестного произведения Фрих-Хара дополнит картину творчества знаменитого керамиста.

Ключевые слова: монументальный керамический рельеф, условный язык построения, колористика, пластический язык, динамика композиции, принцип многоярусного построения.

In the article the author introduces into scientific turn monumental ceramic panel of the Soviet sculptor, the Deserved artist of RSFSR Isidor Grigorievich Frikh-Har kept in the collection of the Ekaterinburg museum of the fine arts. The author relies on research of all existing materials and publications on creativity of Frikh-Har. The purpose of this article is ascription of the work (the exact name, year and a place of creation) and definition of time and circumstances and which the work got into the museum collection. Except for art criticism analysis in the research the author defines the place of the work in the context of all artist’s works and the general context of Soviet art of 1930s by comparison the work with the other works from other museum collections. Thanks to studying of catalogues and publications the author manages to define the exact time period of creation of the work, namely it is after 1937 and before 1939. Introduction of the unknown work by Frikh-Har into scientific turn will supplement the view of famous ceramist’s works.

Keywords: monumental ceramic relief, reference language of construction, coloristics, plastic language, dynamics of composition, multistage construction principle.

В фондах Екатеринбургского музея изобразительных искусств (ЕМИИ) хранится монументальное керамическое панно советского скульптора, заслуженного художника РСФСР, Исидора Григорьевича Фрих-Хара, которое было передано сюда в 1946 г.1 В акте поступления панно было названо «Праздник». О таком названии майолики свидетельствует надпись, сделанная автором на изображении справа по вертикали на красном фоне белым: «12/ дека-/ бря / 1937/ года».

Указанная художником дата была днем выборов в Верховный Совет и Совет Национальностей СССР, зафиксированным в Конституции 1936 г. и объявленным всенародным праздником.

В ходе исследования — изучения каталогов выставок, публикаций в газетах и журналах по искусству, архивных документов — удалось выяснить, что возможно наше панно экспонировалось на нескольких выставках под названием «Сталинская конституция».

Искусствоведение

Фрих-Хар впервые представил монументальный керамический рельеф, изображающий исторически важное политическое событие, в 1939 г. на выставке «Сталин и люди советской страны в изобразительном искусстве», проходившей в Государственной Третьяковской галерее. В том же году был издан каталог2, но в нем отсутствует воспроизведение панно, лишь названы размеры (300x250 см) и техника (майолика), сообщается также, что выполнено оно было на фаянсовом заводе им. М.И. Калинина в Конаково.

В 1941 г. в «Выставке лучших произведений советских художников», которая также проходила в Государственной Третьяковской галерее, скульптор снова участвует с произведением под тем же названием. В рукописном каталоге 1941 г., хранящемся в отделе рукописей ГТГ указаны: год создания — 1939, техника — майолика, размеры — 320x220. Отмечено, что это панно было приобретено Московской закупочной комиссией3 .

На 8-й республиканской «Выставке лучших произведений художников Киргизии 1932— 1942», проходившей в 1942 г. в городе Фрунзе, скульптор демонстрировал произведение уже под названием «Празднование Сталинской Конституции в Киргизии». В выпущенном тогда каталоге приведено краткое описание монументального рельефа, совпадающее с нашим: «И.Г. Фрих-Хар показывает на нашей выставке работы, представляющие две различные струи в его творчестве. Один из видных представителей керамической скульптуры, влюбленный в красочное великолепие цветного фаянса, Фрих-Хар полностью раскрывает свое декоративное мастерство в большом рельефе «Празднование Сталинской конституции». В условных формах, близких народному искусству, он дает синтетический образ киргизского нового быта в смелом сочетании горного пейзажа, народных музыкантов, красной конницы, праздничной трибуны»4. По данным каталога соответствует техника, но размеры произведения существенно не совпадают с нашим рельефом — 360x230. Трудно предположить, что составители каталога могли допустить такую ошибку при обмерах произведения, скорее всего, Фрих-Хар представил на эту выставку другой барельеф на ту же самую тему. Выше приведенная цитата из вступительной статьи к каталогу позволяет сделать предположение, (если обмеры сделаны точно), что этот рельеф, возможно, является авторским вариантом нашего, тем более что в каталоге указана дата создания 1937—1938 гг.5

После выставки в городе Фрунзе в 1942 г. и до 1946 г., когда в фонды Свердловской картинной галереи поступил наш рельеф, участие Фрих-Хара в выставках с произведением подобных названия и размеров пока обнаружить не удалось.

Наше майоликовое панно, представляет собой состоящий из 49 частей монументальный рельеф, его размеры — 320x218 см (рис. 1).

Интересно сравнить его с панно из ГТГ «Праздник в азербайджанском колхозе» (135x265), выполненном в 1936 г. (рис. 2). Особенно наглядно прослеживаются аналогии между двумя произведениями при рассмотрении среднего яруса нашего панно. И в том, и в другом случае четко определен центр, который справа и слева замыкают вертикали ростовых фигур. Фигуры центральных групп срезаны горизонталями трибуны (ЕМИИ) и накрытого стола (ГТГ). На трибуне с группой из пяти человек фигура оратора — главная, она выполнена в высоком рельефе, близком к полному объему. Благодаря цветовому акценту — синий халат — художник дополнительно подчеркивает эту доминанту композиции. Автор, кроме того, расположил ее в точке геометрического центра произведения. Фигуры второго плана — женщина, мальчик и двое мужчин — изображены за фигурой выступающего. В построении всех трех ярусов рельефа ЕМИИ интересна «игра» масштабов — крупные фигуры музыкантов объединяют три пространства: слева у трибуны изображение уходящей в перспективу толпы и скульптурную группу на самой трибуне, далее пространство нижнего яруса, в котором слева направо в размеренном ритме движения изображены всадники и, наконец, пространство верхнего яруса за архитектурным мотивом, простирающегося до горных вершин, в котором тоже есть свой персонаж — пастух со стадом овец. В каждом из трех пространств заданы свои масштабы, и действие развивается по своим законам. Архитектоника построения подчеркнута вытянутыми пропорциями фланкирующих вертикальных фигур, полосы на халатах музыкантов разработаны не цветом, а рельефно, внося особую ноту лаконизма в общий ритм произведений.

При всей сочности колорита преобладание белого цвета усиливает ощущение глубины пространства, несмотря на условный язык его построения. Своеобразие колористки и пластического языка Фрих-Хара, тяготеющего к народному искусству, создает неповторимую органику его произведений. К примеру, красный цвет как атрибут любого советского праздника используется Фрих-Харом здесь очень тактично. Это не подавляюще большие локальные пятна, а яркие, но небольшие всплески на объеме знамени в руках всадника, на флажках, украшающих трибуну и вертикалях флагов и лозунгов слева и справа.

Интерес к подробностям и деталям, в отличие от народного искусства, у Фрих-Хара оборачивается остротой характеристики самого времени, в котором происходит действие: это белый цвет бумажного листа с речью в руках оратора,

72

Вестник ЮУрГУ, № 21(121), 2008

Рис. 1

Рис. 2

который нарушает ритм ряда флажков справа и привлекает внимание зрителя, это и прославляющие лозунги на русском и киргизском языках, дополняющие повествование. В пространственном и колористическом строе рельефа не последнюю роль играет ритмика двух диагоналей зеленых деревьев, лучами расходящихся от центра к верхнему краю произведения. Этот прием, при всей статичности фигур среднего яруса, дает почувствовать общую динамику композиции, которую завершает снизу горизонталь движения всадников.

Остается только отметить, что в рельефе из ЕМИИ Фрих-Хар впервые, насколько нам известно, применил принцип многоярусного построения композиции. Интересен он и разработкой объемов от контррельефа до горельефа, разнообразием лепки и богатством фактур, обилием белого цвета, делающего его светоносным и в пространственном отношении чрезвычайно выразительным.

Первая попытка определить точную дату создания нашего рельефа, затем проследить его судьбу до передачи в фонды Свердловской картинной галереи позволяет предположить пока, что возможно он был представлен на двух выставках: «Сталин и люди советской страны в изобразительном искусстве» (1939, Москва, ГТГ) и

«Лучшие произведения советских художников в живописи и скульптуре» (1941, Москва, ГТГ).

Было бы большой удачей найти рельеф, который экспонировался в городе Фрунзе, чтобы можно было сравнить с нашим. Для большей уверенности в определении даты создания произведения предстоит уточнить, он ли был представлен на трех выставках, упомянутых нами. Пока можно только определить временной отрезок: после 1937 и до 1939 г.

Примечания

1. ЕМИИ. Отдел хранения. Фонд декоративно-прикладного искусства. Панно передано Государственной закупочной комиссией по акту N 574, на основании распоряжения ГлавИЗО Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР от 3 июня 1946 г.

2. Сталин и люди советской страны в изобразительном искусстве. Каталог. — М., 1939.

3. Выставка «Лучшие произведения советских художников в живописи и скульптуре». Рукописный каталог 1941 г.: ГТГ, ОР, Ф. 8II. Д. 40. С. 182—183.

4. Выставка лучших произведений художников Киргизии 1932—1942. Каталог. — Фрунзе, 1942. — С. 22—23.

5. Там же. — С. 40: «Празднование Сталинской Конституции в Киргизии. Барельеф, 1937—38 гг. Майолика 360x230».

Поступила в редакцию 15 августа 2008 г.

Писцова Ирина Николаевна. В 2002 г. окончила факультет искусствоведения и культурологии Уральского государственного университета (Екатеринбург). Работает научным сотрудником Екатеринбургского музея изобразительных искусств. Сфера научных интересов — декоративно-прикладное искусство. E-mail: inpemii@mail.ru.

Pistsova Irina Nikolaevna. In 2002 she graduated from the Art History and Cultural Studies Faculty of Ural State University (city of Ekaterinburg). She works as a research assistant at the Ekaterinburg Museum of Fine Arts. Professional interests: arts and crafts. E-mail: inpemii@mail.ru.