ФИЛОСОФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

Е.В.Василькова

— кандидат культурологии, доцент Тюменского государственного университета

КУЛЬТУРНО-ЯЗЫКОВОЙ КОД И БУДУЩЕЕ ЯЗЫКА И ЧЕЛОВЕКА

В статье речь идет о проблеме существования так называемого культурно-языкового кода, влияющего не только на национально-ориентированное восприятие мира, но и на общее культурное развитие всего человечества.

The clause deals with the crucial issue — existence of the so-called cultural linguistic code which has a great impact on both nationally oriented perception of the world and cultural development of the whole mankind.

Язык есть средство не выражать уже готовую мысль, а создавать ее.

А.А.Потебня

Показателем развитого индивида является свободное и глубокое владение языком своей культуры, ведь именно через язык человек может выразить свое культурное национальное богатство. Несмотря на эту аксиому, богатство русского языка в наше время не востребовано. Это происходит не только вследствие отсутствия определенного уровня общей культуры и неумения пользоваться исторически сложившимися технологиями речи, но и из-за непонимания взаимосвязи культурного и языкового кодов и их влияния на общее культурное развитие нации. Проблема исследования культурно-языкового кода в настоящее время волнует многих ученых, поскольку пришло осознание того, что культура и язык в их взаимосвязи — структура, сильно влияющая на индивидуальную и общественную жизнь каждого человека. Изучение культурно-языкового кода поможет пролить свет как на структуру и функционирование языков и культур, так и на проявления общего мироустройства. Цель данной работы — предпринять попытку исследования культурно-языкового кода и его влияния на национальный менталитет.

Прежде всего, хотелось бы обозначит саму проблему определения языка. Всегда считалось, что язык — это система знаков для хранения, обработки и передачи информации. Но это достаточно однобокое, «вещественно-бытийное» определение, которое отвергается современными исследователями. В частности, А.А.Волков дает следующее определение: «Язык — универсальная семиотическая система, потому что все знаки, в том числе и знаки самого языка, назначаются посредством слов» [3. С. 68]. Он относит язык как к духовной, так и к материальной и физической культуре. «Язык — система членораздельных словесных высказываний, связанная исторической и культурной преемственностью и организованная определенной совокупностью правил построения» [3. С. 68]. Очень неординарное определение языку дает Д.Гарсия: «Язык — это особая система знаков, задействованная индивидом в своем самовыражении и кем-то воспринимаемая» [4. С. 133]. «То, что мы называем „языком“ — это только один из общественно утвержденных способов (правда, очень важный) нашего непременного и непрестанного „языкования“ в Общем Жизненном Мире. „Язык“ нужно понимать как „языкование“, говорение, а не как предмет...». Го -ворение — это события (формы, силы, знаки), которые возбуждают ощущения, восприятия, мнения, через которые выражаются желания, воля и действия. То есть говорение — процесс необходимого общения, со-бытия, со-жительства существ.

Что касается определения кодов культуры (или культурных кодов), их существует немало. Вот некоторые из них. В.В.Красных определяет коды культуры как «сетку», которую культура «набрасывает» на окружающий мир, членит, категоризует, структурирует и оценивает. Существуют различные коды культуры — соматический, пространственный, временной, предметный, биоморфный, духовный, но между ними нет четких границ. Коды культуры образуют систему координат, которая содержит и задает определенные эталоны культуры (отраженные, в свою очередь, в языке) [5. С. 5—6].

Иное определение кода культуры дает А.И.Кравченко, согласно которому код культуры — «совокупность знаков (символов) и система определенных правил, при помощи которой информация может быть представлена (закодирована) в виде набора из таких символов, для передачи, обработки, хранения и запоминания» [2. С. 36].

Культурный код, согласно Р.Барту — это отголоски того, что уже было читано, видано, сделано, пережито; код — это след прошлого [1. С. 39]. А Ю.М.Лотман [6. С. 402], кото -рый к одному из кодов культуры относит семантический (или символический) тип, считает, что интерпретация выражения «В начале было Слово...» должна быть такой: мир — это слово, акт творения — создание знака, а культура — это совокупность текстов или сложно построенный текст. Здесь «текст» определяется Лотманом как «конденсатор» культурной памяти или некий смысл, который остается инвариантным при всех трансформациях текста. А смысл — дотекстовое сообщение, реализуемое в тексте. Если культура, как ее определяет Лотман, — это механизм по превращению энтропии в информацию, то она являет собой единое художественное произведение человечества, следовательно, культура — язык (в общесемиотическом значении). Также культура — совокупность текстов или сложно построенный текст. Отсюда цепочка: культура — язык — текст — жизнь — текст — память [6. С. 391—398].

У многих исследователей можно найти подтверждение вышеизложенным идеям. В частности, в диалоговой концепции культуры М.М.Бахтина (определяющего текст не только как живую речь человека, а вообще как любую речь) текст — это любая знаковая система, т.е. форма общения культур. Каждый текст опирается на предшествующие и последующие тексты, текст несет смысл прошлых и последующих культур.

Ю.Кристева разграничивает такие понятия как «гено-текст» и «фено-текст». «Фено-текст — это готовый организованный структурированный продукт, обладающий устойчивым смыслом», в то время как «гено-текст» — смысловая множественность, «культурный раствор», кристаллизирующийся в фено-тексте. (Если мы сравним определения, то у Р.Барта «гено-текстом» является сам текст, который создан из кодов, следовательно, вплетен в ткань культуры, ее «память». Текст — не устойчивый знак, а условия ее порождения).

Д.Гарсия различает несколько «генетических кодов», причем тот код, который в нашем понимании называется генетическим, считается одним из подкодов. Так называемые «генетические коды» человека, по мнению Гарсия, существуют на разных жизненных уровнях. Их приблизительная классификация такова: верховно-общежизненный (для нас таинственный) код, монадический код, общечеловеческий код, общенациональный код, языковой код, частно-бытовой код, цельно-организменный (родительский) код, клеточный код, молекулярный код, атомарный код и космический (планетарный, звездный) код. То есть так называемый «генетический код» — это структуры и проявления мировой среды, определяющие индивидуальную жизнь. Гарсия считает, что в молекулярном генетическом коде заложено не так много, как полагают генетики, и предполагает ограниченные возможности этого кода.

Исследователь определяет национальный язык вместе с культурными образованиями на его основе как «срединный генетический код» для человека, который воспитывается или «происходит» в среде этого языка. Язык определенного народа имеет неоценимое значение

для «образования и проистекания» души и духа народа, «ведь для образования человечности должны наследоваться не только особые человеческие телесность и животность — для чего предназначен найденный и изучаемый наукой биологический (молекулярный) генетический код, но и особая человеческая душевность и особая человеческая духовность — а для этого существуют „коды“ иного порядка» [4. С. 138].

Думается, что такого рода исследования напрямую связаны с представлением, что в основе языковых процессов лежит определенный энергетический потенциал (В.Гумбольдт, П. А. Флоренский). Подтверждение этому находим у М.М.Маковского: «Язык — самопо-рождающееся, саморегулирующееся и самонастраивающееся образование. Языковая энергия кодирует языковые процессы в языковом пространстве в соответствии с общим алгоритмом того или иного языка. При этом языковая энергия является одновременно как организующим, созидающим, сцепляющим, так и дезорганизующим, разрушающим, разъединяющим началом в языке. В языке постоянно происходит упорядочивание беспорядочного и разрушение упорядоченного. Двуединство созидания и разрушения в языке отражает его дуалистическую природу — непременное условие его существования. Одновременность процессов созидания и разрушения в языке в большой мере способствует сохранению его внутренней целостности. Жизнь языка — это непрерывное возрождение и затухание языковой энергии в различных точках энергетического спектра при сохранении общего баланса качества и количества энергии в языковом поле» [7. С. 172]. Слово, считает Маковский, несет больше информации, чем наше сознание способно извлечь из него. Причем, если раньше считалось, что связь слова с идеей предмета условна и произвольна, то исследования, проводимые Г. Д. Гачевым с помощью звукосмыслового метода, показывают, что не только в словах, но и звуках есть определенные смыслы.

Каким образом расшифровать культурные коды? К.Рапай [8] предлагает определенный алгоритм их дешифровки. Проанализировав данный алгоритм, мы постарались максимально приблизить его к пониманию проблемы в культурологическом русле (сам Рапай больше придерживается принципов, работающих в психоаналитике). Итак, для расшифровки культурных кодов необходимо опираться не на то, что говорят люди, а на их бессознательные потребности. Далее необходимо исследовать их эмоции, поскольку именно эмоции — отправная точка поиска кодов. От эмоций переходим к анализу поступков, причем важно не их содержание, а структура. Необходимо также тщательное изучение шаблонов поведения, поскольку наиболее устойчивые шаблоны формируются в той или иной культурной среде. Мы бы добавили еще один пункт — изучение языковых шаблонов. Если снова обратиться к Лотману, который, говоря о типах ориентированности культуры, называет тип реализации текстов и тип нарушения текстов, то, изучая языковые шаблоны (шаблоны речи), можно проследить нарушения в культурно-языковом коде.

В связи с этим немаловажно проанализировать статью М.Эпштейна «Слово управляет царствами» [9], где он развивает идею РЯкобсона об общности между генетической программой развития организма и лингвистической программой развития культуры и общества. Эпштейн поддерживает мысль о программирующей роли языка, актуализируя становление такой дисциплины, как меметика (или генетика культуры). Сам термин «мем» не нов, его ввел в употребление Р.Докинсон еще в 1976 г. Мемы — единицы смысла (информации), через которые слова, образы, фразы, музыкальные фразы передаются из сознания в сознание. Мемы — смысловые гены, передатчики культурной информации. В качестве примеров фигурируют крылатые выражения, часто повторяемые фразы, лозунги, музыкальные мотивы, даже мода и поваренные рецепты, а также математические формулы. Цитата: «Путешествуя из сознания в сознание, слово насаждает там корни будущих мыслей и дел.». Так, культурно-языковые мемы, являясь носителями культурной информации, должны быть теснейшим образом связаны с генами — передатчиками биологической информации. На наш взгляд, необходимо представлять мемы и гены как ипостаси единого

культурно-ментально-лингвально-биологического комплекса, в который входит и культурно-языковой код. Назрела необходимость шире представлять себе функции языка и культуры и тщательно изучать все процессы, связанные с определенным выше комплексом. Будущее языка напрямую зависит от культурного кода нации. Нарушения в культурноязыковой структуре отразятся на всем состоянии общества, а это мы начинаем наблюдать уже сегодня. Каждому мыслящему человеку необходимо помнить о том, что любое слово — это генетическая формула. Причем, по словам Д.Гарсия, такая формула — своеобразный микромир человека, соотнесенный с его макромиром определенной комбинаторногенетической средой. «При этом некоторые слова в языке выступают как своеобразные микроформулы, несущие информацию только о том или ином параметре, другие же представляют собой генетические макроформулы, т.е. могут нести комплексную информацию сразу по нескольким параметрам» [4. С. 105]. Слова и их компоненты несут в себе не только внутреннюю семиотическую информацию, но и генетическую информацию, направленную в будущее.

ЛИТЕРАТУРА

1. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика / Сост., общ. ред. и вступ. ст. Г.К.Косикова. М., 1989.

2. Быкова И.О. Образная составляющая как релевантный признак этноконнотата // Вестник ВГУ Серия «Лингвистика и межкультурная коммуникация». 2005. № 1.

3. Волков А. А. Язык и мышление: Мировая загадка. М., 2007.

4. Гарсия Д. Мировоззрение. Новая монадология. Изд. 2-е, испр. и перераб. М., 2004.

5. Красных В.В. Коды и эталоны культуры (приглашение к разговору) // Язык, сознание, коммуникация: Сб. ст. / Отв. ред. В .В. Красных, А.И.Изотов. М., 2001.

6. Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб., 2000.

7. Маковский М.М. Лингвистическая генетика: Проблемы онтогенеза слова в индоевропейских языках. Изд. 2-е, испр. и доп. М., 2007.

8. Рапай К. Культура под скальпелем. иКЬ: http://www.cafe-future.rU/spec/7

9. Эпштейн М. Слово управляет царствами. иКЬ: http://www.ulita.net/gost_v6_b1.htm