УДК 130.2

М. А. Шорохова

КАЧЕСТВО ЖИЗНИ КАК ПАРАДИГМА СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

Аннотация. Показано, что недостаточная эффективность проводимой государственной политики по повышению качества жизни населения обусловлена отсутствием государственной идеи, объединяющей общество и власть в достижении инновационного качества жизни, являющегося парадигмой культуры современной цивилизации.

Ключевые слова: цивилизация, культура, парадигма, идея, духовность, инновационное качество жизни, национальные проекты.

Abstract. It is shown that the insufficient effectiveness of the public policy in the area of the improving of the quality of life is stipulated by lack of the national idea. This idea should combine the society and authority in order to reach the innovative quality of life which is the culture paradigm of the modern civilization.

Keywords: civilization, culture, paradigm, idea, spirituality, innovative quality of life, national projects.

Имеется много различных целей, ради которых существует то или иное государство, поэтому мы не можем определить государство телеологически. Тем не менее, можно сказать, что основными целями функционирования государства как политической организации общества традиционно считаются забота о внешней безопасности и обеспечение стабильного функционирования самого общества. При этом вопрос о мере заботы государства о благосостоянии граждан и их духовном развитии определялся исторически, прежде всего, целесообразностью с точки зрения интересов правящего слоя. Однако наступление новой эпохи информационного общества выделяет повышение качества жизни населения как основу экономического роста и развития государства. В современном мире на первый план выходит не традиционный капитал, а капитал человеческий, инновационный. По мнению многих специалистов и политиков, мир стоит на пороге перехода к новому типу цивилизации, парадигмой культуры которой будет качество.

В настоящее время в России сложилась такая ситуация, когда развитие государства во многом определяется его взаимоотношением с олигархами. Система поощрения и наказания олигархов стала одним из инструментов управления страной. Однако данная система, обеспечивая некоторую стабильность и финансовую состоятельность государства, приводит к значительным проблемам, связанным с резкой дифференциацией общества. Чтобы избежать соответствующих проблем, государство вынуждено с одной стороны, манипулировать сознанием людей, а с другой - обеспечивать большинству такой уровень социальных благ, который бы предотвращал социальные потрясения. Как утверждал еще Никколо Макиавелли, власть держится на силе и согласии. Манипуляция сознанием возможна тогда, когда средний уровень культуры и образования членов общества невысок. Государству в таких условиях не нужно большое количество самостоятельно мыслящих индивидуумов. В связи с этим политика государства в духовной области во многом направлена на культивирование у людей потребностей не в высокой, а в мас-

совой культуре. Направление эмоций людей на спортивные достижения, различные шоу и конкурсы вполне способствует достижению желаемой цели. Фактически политика государства в недавние годы была направлена против развития интеллекта его граждан. Этому свидетельствует низкий уровень оплаты труда в образовании, здравоохранении и культуре, слабое внимание к утечке кадров за рубеж и несправедливое перераспределение оплаты труда в сторону финансовой и сырьевой элиты. Однако такое представление о взаимоотношении человека и государства является устаревшим, причем государство постепенно начинает осознавать это, чему свидетельствует, например, реализация приоритетных национальных проектов. Человечество стоит на пороге новой информационной цивилизации, когда именно уровень развития человеческой личности определяет уровень развития государства и является критерием эффективности проводимой политики. Непонимание данного факта может привести к еще большему отставанию России от ведущих мировых держав. В настоящее время необходим коренной пересмотр взаимоотношений «человек-государство». И главная проблема, которую необходимо решать, - это выработка государственной идеи, способной сконцентрировать ресурсы государства на преодоление отрыва от ведущих экономически развитых стран мира. Такие цели, как достижение определенного уровня ВВП или снижение до определенного уровня темпов инфляции, никак не могут являться стимулами для развития общества и бизнеса. Общество должно четко представлять себе цель, ради которой необходимо сконцентрировать свои усилия. Только в этом случае возможно принципиальное изменение ситуации. И такой целью, по нашему мнению, должно являться достижение инновационного качества жизни, под которым мы понимаем максимальное раскрытие и реализацию потенциала личности, формирующейся через влияние государственной идеи в рамках определенной парадигмы культуры, в духовном и материальном мире.

В настоящее время правительство декларирует своей целью повышение качества жизни населения, однако меры, предпринимаемые им в этой области, непоследовательны, часто не поддерживаются обществом и поэтому являются неэффективными. И одной из причин этого является отсутствие государственной идеи как общенационального плана, определяющего стратегию развития общества. В настоящей работе мы хотим доказать на примере реализации национальных проектов в области здравоохранения и образования, а также финансирования культуры, впервые не вошедшей в число приоритетных направлений развития государства, справедливость данного утверждения.

Фактически национальные проекты представляют собой первую попытку проведения целенаправленной политики по комплексному повышению качества жизни населения. Руководство страны стало осознавать, что изменение политики в области качества жизни - необходимое условие развития государства. Более того, стало понятно, что без инвестиции в человека немыслимо будущее развитие России. «Концентрация бюджетных и административных ресурсов на повышении качества жизни граждан России - это необходимое и логичное развитие нашего с вами экономического курса... Это гарантия от инертного проедания средств без ощутимой отдачи. Это курс на инвестиции в человека, а значит - в будущее России» [1].

Отметим, что реализация национальных проектов стала возможной благодаря большому росту золотовалютных резервов и стабилизационного

фонда. При этом такое огромное возрастание резервов стало возможным вследствие не только роста цен на энергоносители, но и хронического недофинансирования социальной сферы в предыдущие годы.

Суммарное финансирование национальных проектов составляет около 25 % расходов бюджета на образование, здравоохранение, жилье и сельское хозяйство. Выбор именно этих отраслей как приоритетных обусловлен тем, что, по мнению В. В. Путина, «именно эти сферы определяют качество жизни людей» [1]. В целом с данными словами можно согласиться. Однако не совсем ясно, почему в число приоритетных сфер, определяющих качество жизни людей, не входит культура. Согласно современному пониманию ядро качества жизни составляют именно духовные ценности, тем более что в настоящее время Россия подошла к той черте духовного развития, переход за которую ставит под угрозу само ее существование. Место традиционных ценностей занимают западные ценности общества потребления, цивилизаци-онно чуждые России и по своей сути находящиеся за рамками традиционной нравственности. «Европа утратила нравственность», - заявил еще в начале 30-х гг. прошлого века Х. Ортега-и-Гассет [2, с. 179].

Едва ли не основной жизненной ценностью человека является состояние его здоровья. Недаром в Древнем Риме была популярна хорошо известная и нам фраза «mens sana in corpore sano» (в здоровом теле здоровый дух). Поэтому логичным является закрепление здравоохранения в качестве одного из приоритетных направлений развития страны, которое во многом определяет качество жизни людей.

Одними из главных проблем, которые необходимо срочно решать в настоящее время, являются проблемы снижения уровня смертности населения, профилактики заболеваний (15 % от потребности), повышения доступности и уровня медицинского обслуживания, износа оборудования (65 %), развития технологической базы. До начала реализации национальных проектов лишь каждый четвертый получал необходимую высокотехнологическую медицинскую помощь [3]. Особо необходимо отметить низкую продолжительность жизни в Российской Федерации (60 лет - мужчины, 73 года - женщины) [4, с. 40-43]. Для сравнения, в США продолжительность жизни составляет 76 лет у мужчин и 81 год у женщин, а в типичной европейской стране, такой, например, как Франция, мужчины в среднем живут 77 лет, а женщины 84 года (все данные приведены на 2007 г.). При этом за последние годы фактически не наблюдается существенной тенденции увеличения продолжительности жизни в Российской Федерации. По данному показателю мы сравнимы со странами Африканского континента и Юго-Восточной Азии.

За три года существования национального проекта «Здоровье» удалось достичь некоторых успехов. В частности, была улучшена высокотехнологичная база учреждений здравоохранения, увеличен уровень зарплаты специалистов, существенно расширена диагностика заболеваний. Однако, несмотря на данные успехи, реализация проекта выявила серьезные недоработки, связанные, прежде всего, с отсутствием у руководства страны четкого плана развития здравоохранения и ясного понимания путей решения поставленных в проекте задач, а также с несогласованностью действий органов власти. Об этом свидетельствует, в частности, заключение Счетной палаты Российской Федерации, где прямо говорится, что «при определении объема средств на реализацию установленных целей ПНП «Здоровье» не выработаны четкие

критерии, показатели и не определена методика эффективности решения поставленных задач» [5, с. 233]. О недостаточной продуманности проекта свидетельствует избирательность и несправедливость повышения зарплат врачам. В одной и той же больнице она может отличаться более чем в два раза, что приводит к потере высококвалифицированных специалистов и возникновению конфликтных ситуаций в коллективе. В целом реализация данного проекта натолкнулась на типичные для российской административной системы управления проблемы. За распределением ресурсов проекта потерялась его конечная цель. Во многом реализация национального проекта стала способом распределения средств, а не комплексным проектом по улучшению всей системы здравоохранения, направленной на повышение качества жизни россиян. Отсутствие ясной цели и критериев эффективности приводит к непоследовательному, часто недостаточно обоснованному выделению средств на различные проекты. Критерием эффективности проекта «Здоровье» должно являться повышение качества жизни, прежде всего увеличение средней продолжительности жизни до среднеевропейского уровня, а не абстрактное количество освоенных средств и введенных в строй новых больниц.

Несогласованность действий между законодательной и исполнительной властью привела к тому, что из-за вовремя не принятых законов оказались неосвоенными 17,9 % (47,6 млрд руб.) средств, выделенных на национальный проект «Здоровье» в 2007 г.

Реальная доля расходов на здравоохранение, включая национальный проект, составляет в России не более 3 % ВВП, тогда как минимально допустимый уровень расходов на здравоохранение, рекомендуемый ВОЗ, составляет 5 %. При этом уровень расходов на здравоохранение экономически развитых стран достигает 10 % ВВП [6, с. 122-123]. В процентном отношении доля расходов на здравоохранение, если судить по перспективному докризисному бюджету, даже уменьшается.

При таком катастрофическом недофинансировании здравоохранения временные и точечные меры по его оздоровлению не могут принести значительного успеха. При большом износе основных фондов в России, серьезной нехватке высокотехнологичного оборудования и квалифицированных специалистов нужно кардинальное изменение отношения к финансированию данной области. Не совсем понятно, почему те меры, которые предпринимаются с помощью национального проекта, например повышение зарплат, не могут быть реализованы с помощью инструментов федерального бюджета. Очевидно, что отсутствие четкой идеи, ясной стратегии развития здравоохранения, конечной целью которой должен быть человек, приводит к низкой эффективности финансирования.

Кроме того, следствием многих лет проведения либеральной политики является такое отношение к здравоохранению, когда важными принципами его развития являются усиление индивидуальной ответственности граждан за медицинское обеспечение и понимание системы здравоохранения как объекта отношений рыночной экономики. По данным ВЦИОМ на 2006 г., россияне пессимистически оценивали перспективы реформы в области здравоохранения. Только 28 % населения считали, что это принципиально новая программа, направленная на повышение качества жизни населения страны. При этом на начало реализации национальных проектов 41 % населения вообще не были информированы об их проведении [7]. Таким образом, изна-

чально осуществление реформ проходило без массовой поддержки общества. При этом государство декларирует свою социальную политику как политику социального государства. Но в социальном государстве правительство должно четко понимать, какие проблемы люди могут решить самостоятельно, а какие решаются с помощью государства. Эффективность такой политики определяется уровнем доверия граждан к соответствующим проектам и программам. Очевидно, что пока в России неэффективно реализуется реформа в этой области.

В современном обществе, в котором главной ценностью и движущей силой экономики является личность, постоянная потеря населения приводит к угрозе национальной безопасности России. Одной из главных проблем России, на решение которой направлен национальный проект, является демографическая проблема. Отвлекаясь от материальной составляющей данного вопроса, отметим, что главной причиной низкой рождаемости является идеологическая проблема, которую национальный проект решить не в состоянии. Отсутствие государственной идеи приводит к тому, что идеологический вакуум заполнила пропаганда явно враждебных России ценностей. В представлении людей о качестве жизни на первом месте фигурируют материальное благополучие и карьера, а никак не семья и дети. Очевидно отсутствие ясной идеологической и информационной политики в этой области. При этом многие европейские страны уделяют такой политике самое серьезное внимание. Характерным примером является Швеция, достигшая большого для Европы уровня рождаемости: 2,14 ребенка на женщину [8, с. 45]. Такие успехи стали следствием сознательной тщательно разработанной демографической политики. Расходы на семейную политику в Швеции в 90-е гг. превышали 4 % ВВП, тогда как в России все социальные расходы не достигают этой цифры.

Однако никакие финансовые вливания не способны решить проблемы образования, здравоохранения, демографическую проблему, если государство не обратит самое серьезное внимание на формирование человеческой личности, существующей в рамках традиционной российской культурно-цивилизационной парадигмы. Отсутствие внятной политики, четких целей и ясных критериев результативности сводит на нет любые финансовые меры.

Политика постоянного решения текущих проблем («кризисная политика») в условиях отсутствия стратегических задач развития препятствует развитию России. Мы считаем, что в России должен существовать единственный приоритетный национальный проект - достижение инновационного качества жизни. Только такое развитие государства, целью которого является человек, может обеспечить существование государства в новом информационном обществе.

Другим важным национальным проектом является повышение эффективности системы образования. Образование с каждым годом становится все более важной составляющей обеспечения экономического роста страны, повышения конкурентоспособности экономики и важным фактором национальной безопасности. Однако не менее важным является тот факт, что образование играет определяющую роль в формировании у людей социально значимых ценностей. В конечном итоге именно образование является важнейшим средством реализации государственной идеи. На сегодняшний день реформирование системы образования не завершено. Более того, существующие изменения в данной сфере вызывают негативную реакцию общества и ведут,

скорее, к деградации образования, о чем свидетельствуют независимые международные оценки. Если в 50-е гг. XX столетия Советский Союз делил второе место с Канадой по показателю интеллектуализации молодежи ЮНЕСКО, то сейчас Россия находится за пределами первых 50 стран.

Национальный проект в области образования проводится при отсутствии общественной поддержки, почти исключительно волевыми усилиями чиновников. Введение ЕГЭ, несмотря на отрицательное отношение к нему как населения [9], так и профессионального сообщества, продолжает активно внедряться. Так же малообоснованно и не вызывает поддержки общества участие России в Болонском соглашении. Кроме того, материально-техническая база, механизм управления и статус преподавателя никак не соответствуют потребностям страны. Сложность реформы образования состоит, во-первых, в том, что эффективность образования очень сложно оценить количественно, а во-вторых, в том, что результаты проводимых реформ станут очевидными лишь спустя несколько лет после их начала.

Очевидным приоритетом национального проекта в области образования является финансовое стимулирование отдельных категорий учителей, талантливой молодежи и отдельных учреждений образования, демонстрирующих высокие показатели. Однако такое выборочное, точечное финансирование имеет и ряд негативных сторон, прежде всего связанных с возникновением конфликтных ситуаций в коллективе, неочевидностью распределения стимулирующих надбавок. Надбавки за классное руководство и поощрение лучших учителей никак не стимулируют привлечение молодежи в систему образования. Скорее, такие надбавки вызывают нездоровую атмосферу в коллективе и препятствуют нормальному функционированию педагогического коллектива. Вызывает большое сомнение эффективность таких надбавок, т.к. результат деятельности преподавателя зависит от многих субъективных факторов и проявляется не сразу. Логичным выглядело бы повышение зарплаты всем категориям преподавателей с целью сохранить хотя бы существующие педагогические кадры, тем более что расходы на национальный проект в области образования составляют только чуть более 10 % расходов федерального бюджета по статье «образование». Снова возникает вопрос о том, почему нельзя было профинансировать повышение зарплаты учителей путем увеличения расходов федерального бюджета по статье «образование».

Анализ осуществления национального проекта «Образование» показывает его недостаточную научную проработанность. Поспешность создания данного проекта, обусловленная политической необходимостью, привела, как и в случае с проектом «Здоровье», во многом просто к механизму распределения средств без достаточно проработанных критериев. Чтобы проект стал действительно национальным, необходима его поддержка большей частью населения, тогда как проводимые реформы в области образования отрицательно оценивает большая часть населения и профессионального образовательного сообщества. За абстрактной интернетизацией школ потерялась конкретная цель реформ - развитие человеческого потенциала. Само по себе подключение к Интернету не приводит к улучшению образования, если одновременно с этим не происходит внедрения продуманной системы электронного образования. Более 37 % школ России фактически непригодны для осуществления в них процесса обучения в связи с износом основных фондов

[10, с. 20], поэтому логичнее было бы вначале произвести ремонт и переоснащение школ.

Таким образом, вместо продуманной политики в области образования, позволяющей сохранить и развить то лучшее, что было в советской системе образования, российским правительством проводится политика, направленная на разрушение традиционной системы образования. Введение ЕГЭ в корне противоречит традициям отечественного образования, сводя его к натаскиванию учащихся на определенные вопросы вместо развития у них творческого мышления.

Представляется, что прежде чем проводить какие-либо кардинальные реформы в области образования, необходимо резко увеличить государственные расходы на образование. Отметим, что национальный проект позволил в какой-то мере решить эту проблему в плане финансирования ведущих вузов России, однако для большинства учебных заведений проблема финансирования остается наиболее острой. Для развитых стран мира расходы на образование составляют порядка 5-7 % ВВП, тогда как в России эта цифра ниже

4 %. Еще более удручающе выглядит ситуация, если сравнивать расходы на образование в абсолютных цифрах.

В бюджетной стратегии Российской Федерации на период до 2023 г. прямо признается, что «социальные расходы на образование и здравоохранение в России ниже среднего уровня» [11]. Еще раз отметим, что низкий процент расходов на образование не удовлетворяет потребностям современной России с ее устаревшей материальной базой, отсутствием современного оборудования и низким уровнем оплаты труда преподавателя. Более того, в перспективном трехлетнем докризисном бюджете, несмотря на абсолютное увеличение расходов на образование, относительная доля расходов на него в общих расходах бюджета должна была уменьшиться с 4,04 до 3,37 %. На наш взгляд, уровень образования является важнейшей составляющей инновационного качества жизни населения. Образование не только способствует формированию человека как личности, но и является важным средством его социальной адаптации, дальнейшего духовного развития.

Не лучше обстоят дела и с наукой. Имея наибольшее количество научных работников, мы занимаем 9-е место в мире по вкладу в фундаментальную науку, не имея практически никакого внедрения и коммерциализации научных разработок. Россия имеет огромный отрицательный баланс экспорта технологий, в то время как у стран Европы и США он положительный. Это говорит о практически полном отсутствии внедрения инновационных технологий в России. И это проблема не только значительного недофинансирования науки, но, прежде всего, отсутствия в стране благоприятного инновационного климата. Россия тратит на научные исследования только 1,1 % ВВП, тогда как для промышленно развитых странах этот процент выше более чем в два раза (например, 2,52 % в Германии и 2,61 % в США). При этом наука является одной из тех областей, где Россия потенциально является конкурентоспособной, а сама конкурентоспособность науки обеспечивает конкурентоспособность экономики: «наука и технологии... являются фактором, обеспечивающим конкурентоспособность экономики в борьбе за рынки» [12, с. 280]. Особо опасной данная тенденция является в связи с грядущей технологической революцией. «Сегодня мы находимся в самом центре глобальной техно-

логической революции», - говорится в докладе РЭНД «Глобальная технологическая революция - 2020» [13, с. 52].

Падение уровня образования, происходящее сегодня в России, неизбежно приведет к еще большему упадку уровня науки, что, в свою очередь, вызовет еще большее отставание России в области высоких технологий. Причина деградации образования и науки состоит, прежде всего, в том, что национальная элита не заинтересована непосредственно в эффективной модернизации этих сфер. Сырьевая ориентация экономики позволяет элите реализовывать свои интересы, не вкладывая интеллектуальные и финансовые ресурсы в те сферы жизнедеятельности людей, которые не приносят быстрых дивидендов. Манипуляция макроэкономическими показателями скрывает истинное положение вещей. Поэтому необходима выработка объективных критериев улучшения качества жизни населения, основанных не на абстрактных экономических показателях, а на интегральных показателях, включающих в себя духовное развитие личности. В конечном итоге, достижение тех или иных экономических показателей не является самоцелью. Главной целью является формирование органично развитой личности. А в этом формировании огромную роль играет образование, включающее в себя и систему воспитания.

Проблемы в области образования и здравоохранения усугубляет еще и тот факт, что государство не желает обсуждать с профессиональным сообществом сфер образования и здравоохранения пути развития данных областей. Это приводит к крайней неэффективности проводимых реформ и может вызвать острый кризис во взаимоотношении власти и интеллигенции.

Политика государства в области культуры также является одним из основных инструментов, регулирующих качество жизни населения. Нельзя недооценивать роль культурных факторов, формирующих духовные приоритеты человека, в вопросах жизнедеятельности государства. Философ Л. П. Карсавин писал: «Идея культуры определяет ее государственность» [14]. Падение уровня культуры в обществе является той лакмусовой бумажкой, которая показывает неверное направление экономического развития страны. Целью развития государства, его экономики в первую очередь должен являться человек, его духовное совершенствование. В противном случае временные успехи экономики приведут к постепенной деградации государства, чему немало свидетельств в истории человечества. Руководством Российской Федерации осознается важность данной проблемы. Однако конкретные меры по улучшению ситуации с состоянием культуры далеко не достаточны. Реальное отношение государства к культуре видно, прежде всего, из размера общего финансирования культуры и распределения финансирования по конкретным статьям бюджета.

О многом говорит уже тот факт, что культура впервые в истории России не попала в число национальных приоритетов. Несмотря на то, что расходы на культуру в абсолютном отношении за последние годы значительно увеличились и даже более чем в два раза обгоняли темпы инфляции, их относительная доля в бюджете неуклонно снижалась. Такая же тенденция характерна и для оптимистического докризисного перспективного плана развития страны. Так, если в 2009 г. расходы на культуру должны были составить

1,12 % бюджетных расходов, то в 2011 г. только 0,83 %. Сравнение расходов на культуру в России и странах Европы показывает, что в России расходы на культуру одни из самых низких в Европе. В среднем, чтобы достичь европей-

ского уровня финансирования культуры, необходимо увеличить его в четыре раза. Низкое финансирование культуры накладывается на его крайне низкую эффективность, причина которой заключается в существовании устаревшей и негибкой системы бюджетных культурных учреждений, изношенности материальной базы, низком уровне заработной платы работников культуры и катастрофической ситуации с сельскими учреждениями культуры. Более того, даже дополнительное финансирование культуры в размере, соответствующем расходам на культуру на душу населения в странах Западной Европы, не устранит разрыв в качестве и доступности соответствующих услуг. В России сумма, которую тратило государство на одну библиотеку в год в 2003 г., составляла всего 213 тыс. руб., включая оплату труда, коммунальные расходы и т.п. Такой разрыв ряд ученых называет «цивилизационным» [15, с. 153]. В целом разбрасывание финансовых средств по неэффективным бюджетным учреждениям сводит на нет увеличение финансирования культуры. Для исправления существующей ситуации необходимо не просто увеличение финансирования, а реформа всей системы бюджетных учреждений.

На проблемы в области бюджетных учреждений культуры накладывается проблема постепенной утраты национальной идентичности населением России. Пропаганда западных ценностей через средства массовой информации, практически не контролируемые государством, приводит к утрате национальных культурных традиций народов России, системы духовных ценностей и постепенной ассимиляции в западной культуре. В качестве примеров можно привести засилье западной музыки на музыкальных телеканалах, практически полное отсутствие мультипликационных фильмов, основанных на национальных традициях народов России. Такие процессы, слабо заметные в настоящее время, в будущем могут привести к утрате национальной идентичности и, в конечном итоге, угрожают национальной безопасности страны.

Очевидно, что государство считает культуру одной из тех областей, которые не являются определяющими в развитии государства, забывая при этом, что, вкладывая ресурсы в культуру, оно вкладывает их в человеческий потенциал, в будущее России. Без здорового образованного и культурного человека у России нет будущего. Для решения проблемы повышения уровня культуры в обществе необходим комплексный подход, основанный на существовании государственной идеи и включающий в себя меры не только финансового, но и идеологического (даже ограничительного) характера. Такие меры приведут к гармоничному развитию человека и к повышению качества его жизни.

Резюмируя, можно сказать, что неэффективность мер, предпринимаемых Россией для улучшения качества жизни населения, обусловлена отсутствием государственной идеи, во главу угла ставящей повышение качества жизни населения. У власти отсутствует внятное представление о таком направлении развития страны, которое соответствовало бы национальным культурным традициям, менталитету россиян, духовному развитию человека. Практика тактического решения насущных проблем совершенно упускает из вида стратегическую задачу - гармоничное духовное развитие человека. Такое недопонимание проблемы, ведущее к деградации человеческого потенциала, может уже в среднесрочной перспективе привести к краху государства. Данная проблема характерна и для человечества в целом. Цивилизация

в настоящее время стоит перед выбором: глобальная катастрофа в случае сохранения имеющихся тенденций общества потребления, исходящего из традиционного представления о качестве жизни, или разработка и осуществление новой парадигмы развития, представляющей собой переход на инновационный уровень качества жизни населения. Поэтому является насущной необходимостью как можно более быстрая разработка национальной идеи, которая должна стать стратегией развития человеческого потенциала страны на ближайшие десятилетия.

Список литературы

1. Путин, В. В. Выступление на встрече с членами Правительства, Федерального собрания и членами Президиума Государственного совета. Москва. Кремль,

5 сентября 2005 г. [Электронный ресурс] / В. В. Путин. - Режим доступа: www.kremlin.ru

2. Ор тега-и - Гассет, Х. Восстание масс / Х. Ортега-и-Гассет. - М. : Изд-во «АСТ», 2003. - 509 с.

3. Официальный сайт Совета при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.rost.ru

4. Мировая статистика здравоохранения. 2009 год. - Женева : Б. Изд, 2009. - 150 с.

5. Заключение Счетной палаты Российской Федерации на отчет об исполнении федерального бюджета за 2007 г. Утверждено Коллегией Счетной палаты Российской Федерации (протокол от 5 сентября 2008 г. № 33К (610)). - М., 2007. - 349 с.

6. Россия и страны мира. 2008 г. // Росстат. - М., 2008. - 361 с.

7. ВЦИОМ. Пресс-выпуск. - № 563 [Электронный ресурс]. - Режим доступа : http://wciom.ru

8. Казанцев, В. О. Приоритетные национальные проекты и новая идеология для России / В. О. Казанцев. - М. : Вагриус, 2007. - 128 с.

9. Никакого демократизма // Независимая газета. - 2009. - 30 июня.

10. Права человека и образовательное законодательство // Народное образование. -2007. - № 1. - С. 19-28.

11. Бюджетная стратегия Российской Федерации на период до 2023 г. Министерство финансов Российской Федерации. Август 2008 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.minfin.ru

12. Кузык, Б. Н. Россия в цивилизационном измерении: фундаментальные основы стратегии инновационного развития / Б. Н. Кузык. - М. : Институт экономических стратегий, 2008. - 864 с.

13. Оганесян, Т. РЭНД ждет нового витка НТР / Т. Оганесян // Эксперт. - 2006. -№ 29. - С. 52

14. Карсавин, Л. П. Философия истории / Л. П. Карсавин. - СПб., 1993. - С. 194.

15. Абанкина, Т. Прокрустово ложе бюджетной культуры / Т. Абанкина // Отечественные записки. - № 4. - 2005. - С. 147-159.

Шорохова Мария Анатольевна

преподаватель, кафедра экономики и логистики, Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева

Shorokhova Mariya Anatolyevna Lecturer, sub-department of economics and logistics, Mordovia State University named after N. P. Ogarev

E-mail: shorokhovama@mail.ru.

УДК 130.2 Шорохова, М. А.

Качество жизни как парадигма современной культуры / М. А. Шо-

рохова // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - 2009. - № 3 (11). - С. 55-65.