УДК 781.42

ББК 85.31

Ж 81

Жордания И.М.

К проблеме происхождения гетерофонии в Восточной Европе

(Рецензирована)

Аннотация:

Статья посвящена проблеме происхождения гетерофонии в Восточной Европе. Автор считает европейскую гетерофонию более поздней формой многоголосия, возникшей вследствие миграционных потоков из Западной и Центральной Азия и смешения бурдонного многоголосия с одноголосием.

Ключевые слова:

Типы многоголосия, гетерофония, бурдонная полифония, одноголосие, музыка Восточной Европы.

Гетерофония (или вариантная гетерофония) занимает стратегическое положение между полифонией и монофонией. Предложение Адлера о том, чтобы выделить три основных вида музыкальных фактур: одноголосие, многоголосие и гетерофонию, до сих пор не потеряла актуальности [2]. Гетерофония может спонтанно возникнуть, когда участники поют в унисон, но некоторые члены группы в силу разных причин не могут (или не хотят) строго следовать унисону. Даже редкие отклонения от унисона формируют элементы гетерофонии. В музыковедческой литературе гетерофонию часто используют в качестве примера, иллюстрирующего процесс возникновения многоголосия из одноголосия. Если верить в то, что многоглосие произошло из одноголосия, то во многих национальных музыкальных культурах, где развито гетерофонное пение, можно найти примеры разных типов гетерофонии и классифицировать их как исторически промежуточные формы при переходе от одноголосия к многоголосию. При подобной классификации можно получить четкую картину эволюционного развития многоголосия из одноголосия: в нижней части шкалы можно будет поставить унисон (как наиболее архаический, «монофонический слой»), на следующей ступени - унисон с изредка возникающими гетерофонными элементами, затем - примеры, в которых число гетерофонных «отклонений» от унисона значительно, и, наконец, последний этап будет представлен примерами развитого гетерофонного многоголосия, где унисон используется только в решающих моментах мелодического развития.

В сценарии развития многоголосия из одноголосия принципиально нет ничего плохого, но в этой очень простой и логической стадиальной схеме есть серьезные рассогласования, связанные, прежде всего, с тем, что существующая практика и исторические факты не подтверждают описанный сценарий. Даже если мы не будем принимать во внимание всеобщую тенденцию к исчезновению многоголосных традиций во всем мире, сценарий перехода одноголосия в многоголосие через гетерофонию также противоречив.

Прежде чем коснуться вопросов генезиса гетерофонии, отметим разницу между гетерофонными элементами в разных полифонических культурах и гетерофонией как таковой. Гетерофонные элементы потенциально присутствуют в любой полифонической культуре, где, по крайней мере, один из голосов исполняется больше чем одним лицом. Например, в грузинских многоголосных песнях басовую партию часто исполняют несколько человек (в унисон), и в определенные моменты они могут «гетерофонно» расходиться. При этом расхождения следуют строгим закономерностям, например, возникшее расхождение между голосами будет основываться на интервалах терции и квинты [3]).

В отличие от «гетерофонных элементов» в других типах многоголосия, сама гетерофонная полифония представляет собой тип музыкальной фактуры, где все (или большинство) певцы исполняют основную мелодию (точнее, варианты основной мелодии). В нашем исследовании мы будем обсуждать гетерофонное многоголосие, а не гетерофонные элементы в фактуре других видов многоголосия [4].

Самый важный и объективный фактор для изучения истории любого феномена истории и культуры человечества (и даже фактов биологии) - географическое распространение этого феномена. Поэтому, чтобы разобраться в эволюционной истории гетерофонии, необходимо, прежде всего, рассмотреть его географическую стратификацию в одном из наиболее важных регионов распространения гетерофонии в мире, и, безусловно, крупнейшем регионе в Европе - в Восточной Европе.

Восточная Европа - это этническая территория расселения восточных славян (русских, украинцев и белорусов), которые особенно хорошо известны в мире своими богатыми и развитыми традициями гетерофонного многоголосия.

Г етерофония среди восточных славян имеет несколько различных вариантов, однако объединяющей чертой между ними выступает вышеупомянутая традиция пения главной мелодии в качестве «толстой» гетерофонной мелодии. Певцы часто называют гетерофонную мелодию басом (петь - «басовать»). В восточно-славянской традиции главная, «толстая» мелодия часто сопровождается функционально самостоятельным верхним подголоском (дискантом или дишкантом), обычно в исполнении одного певца (чаще певицы). Разумеется, гетерофонная мелодия с добавлением еще одной, функционально отличающейся мелодической линией, это уже не просто гетерофония, а фактически функциональное многоголосие (двухголосие), хотя гетерофонная основа здесь явно просматривается. Функциональное гетерофонное многоголосие славянских народов широко известно в мире под специфическим термином, предложенным в 1879 году Юлием Мельгуновым, «подголосочная полифония».

Чтобы проследить историю гетерофонии в Восточной Европе, следует тщательно рассмотреть и проанализировать ее географическое распределение. В этой связи возникают два принципиально важных вопроса:

1. Как распространено это явление: по всей территории расселения восточных славян или в виде нескольких изолированных регионов?

2. Где именно это явление распространено: в географически изолированных и труднодоступных зонах (например, в горных массивах, крупных лесных массивах, на островах, континентальных окраинах) или на легкодоступных территориях без географически изолирующих факторов?

Ответы на эти вопросы сравнительно легко найти, и они исключительно важны. Хорошо известно, что более архаичные явления, как правило, распространены многочисленными изолированными друг от друга «островками», притом в географически изолированных и труднодоступных регионах. Более новые же явления, наоборот, распространены более равномерно, притом, в регионах где нет труднодоступных географических зон.

Учитывая этот важный методологический постулат, рассмотрим имеющуюся информацию о географическом распространении гетерофонии:

1. Гетерофония распространена практически на всей территории Восточной Европы среди русских, а также среди украинцев и белорусов. Совершенно иной тип географической стратификации мы видим у бурдонного многоголосия, который распространен в нескольких изолированых районах Восточной Европы. Этот хорошо известный российским этномузыковедам факт указывает на то, что бурдонное многоголосие должно быть более ранним типом многоголосия на територии Восточной Европы, чем гетерофония.

2. Гетерофония занимает сотни и тысячи километров открытой местности Восточной Европы, к северу от Черного и Каспийского морей до северных регионов России. На всей

европейской территории, населенной восточными славянами, практически нет никаких серьезных географических изолирующих преград. Исключение составляет лишь регион Полесья, самый большой лесной (притом, часто и болотистый) регион Европы, расположенный в приграничном районе между тремя восточно-славянскими народами (большей частью - между Украиной и Беларусью). Как и можно было ожидать от региона с изолирующим географическим фактором (большие и труднопроходимые лесные массивы), Полесье считается природным музеем славянских древностей, культуры, языка и быта. Исключительно важно, что Полесье является самым важным и большим регионом, где распространен другой, бурдонный тип многоголосия.

Своеобразие распределения гетерофонии на территории Восточной Европы говорит о сравнительно позднем генезисе гетерофонии в Восточной Европе. Это особенно очевидно в сравнении с бурдонным многоголосием. Таким образом, географическая стратификация многоголосных типов на территории Воточной Европы однозначно указывает, что бурдонная полифония Полесья и некоторых других (также изолированных) небольших регионов (например, в Брянской и Белгородской областях России), должно быть хронологически гораздо старше, чем традиция гетерофонного пения.

Идея о позднем происхождении гетерофонии в результате утраты древних функциональных типов многоголосия была высказана и российскими, и украинскими учеными. Например, по мнению Александры Соколовой, «... развитая подголосочная полифония - исторически более раннее явление... И гетерофония - не родоначальный вид многоголосия, а лишь особая разновидность фактуры подголосочно-полифонического типа» [5: 44]. Украинский ученый Евгений Ефремов, представивший доклад на международном симпозиуме в Тбилиси в 2004 году, выступил с идеей о том, что наиболее древним типом многоголосия на Украине является бурдонное диссонантное многоголосие с узким диапазоном мелодики и что гетерофонное многоголосие, особенно ее подвид с частым использованием терций, является поздним слоем многоголосия [6: 183]. Кроме этого, я уверен, что нашим коллегам хорошо знакома идея М. Харлапа и C. Скребкова о возможности происхождения одноголосия из многоголосия [7,8].

География Восточной Европы естественно предлагает объяснение возможной причины исчезновения древней формы многоголосия (бурдона) на большей части территории Восточной Европы. Лишенная каких-либо серьезных географических изолирующих преград (например, горных массивов), эта территория оказалась фактически незащищенной от волн миграций народов из наиболее монофонических регионов Евразии - стран Центральной и Восточной Азии [9]. В результате громадных миграционных процессов, на основе смещения носителей бурдонного многоголосия и разных типов вокальной монофонии в разных регионах Европы были созданы разные типы многоголосия.

В европейском Средиземноморье была создана качественно новая песенная культура, в которой присутствуют элементы ближневосточной монодии и древнеевропейского бурдонного многоголосия. Ближневосточному монодическому стилю свойствены лады с увеличенной секундой, гемитонная (и микротональная) тетрахордовая ладовая система, богатая мелизматика и свобода метро-ритмического развития. В целом ряде культур Средиземнморья этот монодический стиль вошел в контакт с древним бурдонным типом многоголосия. Подобный тип многоголосия, названный мною «бурдонно-мелизматическим», существует в целом ряде средиземноморских культур, в том числе в южной Албании среди чамов и тосков, в Румынии среди аромунов, на острове Корсика, в восточной Испании в провинции Албасете, а также в знаменитых застольных песнях восточной Грузии.

В отличие от Средиземноморского бассейна, который получил миграционные «музыкальные» волны из Ближнего Востока, Восточная Европа испытала крупный приток новых групп населения и культуры из другого монодического региона мира, а именно, из стран Центральной и Восточной Азии. Эти миграционые волны привнесли традиции

монодического пения, хотя совершенно другого типа, основанного на ангемитонной ладовой системе.

Одним из важнейших вопросов евро-азиатской музыкальной стратификации является проблема тюркских народов. К тюркоязычным народам мира относятся народы весьма различного происхождения (притом, носители как одноголосной, так и многоголосной певческих культур), такие как турки, балкарцы и карачаевцы, казахи и якуты. Выяснение исторического процесса создания тюркского языкового единства является одним из ключевых элементов для нашего понимания музыкального разнообразия Евразии [10: 90].

Стратификация полифонических очагов Восточной Европы указывает, что традиция бурдонного многоголосия в этом регионе должна была иметь гораздо более широкое распространение до начала широких миграционных процессов из Восточной и Центральной Азии (к концу первого тысячелетия нашей эры). После начала миграционных движений традиция бурдонного многоголосия была оттеснена в более географически недоступные регионы и сохранилась лишь в виде отдельных «островов» бурдонного многоголосия и в некоторых смешанных формах многоголосия. Можно указать на некоторые сохранившиеся очаги «былого могущества» бурдонного многоголосия в Вострочной Европе:

1. Бурдонная полифония (притом, наиболее древнего диссонантного типа, но в то же время с явными элементами гетерофонии в ведущих мелодических голосах) сохранилась в Мордовии, где бурдон доминирует в мокшанской песенной традиции, а гетерофония играет ведущую роль среди мордвы-зырян [11: 21].

2. Остатки бурдонной полифонии присутствуют также в некоторых гетерофонных песенных традициях Восточной Европы, где главная мелодическая линия проводится гетерофонно в исполнении группы певцов, а другие певцы исполняют функционально различные голоса (часто это бурдон) в более высоком или низком диапазонах. В некоторых традициях высокий бурдон исполняется соло (например, у донских казаков или в некоторых традициях центральной и южной России), в других же случаях высокий бурдон исполняется группой певиц, как это делается среди коми-пермяков [12: 57].

3. Есть случаи, когда обе части (бурдон и мелодия) поются группами певцов, а между функциями этих частей нет строгого разделения. В такой традиции певцы легко переходят из основной мелодии в бурдон и наоборот, даже в течение одной строфы [13: 11], [14: 13].

Здесь же следует отметить, что долгое время в русской музыкальной фольклористике фактически не обращалось внимание на бурдонное многоголосие. Болгарский этномузыколог Николай Кауфман писал с досадой об этом факте [15: 197]. Бурдонное многоголосие в России получило более адекватное освещение во время специальной конференции, прошедшей в Воронеже и посвященной вопросам многоголосия народов России. Бурдонное многоголосие было также долгое время игнорировано украинскими фольклористами. В огромном томе «Украинское народное многоголосие» (1962) нет ни одного примера бурдонного многоголосия и даже утверждается, что в украинской народной вокальной музыке бурдон не встречается (подобное утверждение имеется также в книге «История украинской музыки», 1989). Даже в недавно вышедшей специальной статье об украинской народной музыке в роскошном десятитомном издании «Гарландская энциклопедия мировой музыки» наличие бурдона в украинской народной музыке даже не упоминается [16]. Хотя, следует отметить и то, что В. Матвиенко писал о значении бурдонного многоголосия в украинской народной музыке еще в 60-ые годы [17].

На мой взгляд, разнообразие форм коллективного пения, основанное на сочетании бурдона и гетерофонии, указывает на активное взаимодействие древней бурдонной полифонии с монофонической песенной традицией. В отличие от средиземноморского региона Европы, где мы можем проследить влияние ближневосточного «оринтального» песенного стиля с богато украшенной мелизматикой и ритмически свободной мелодией, в

Восточной Европе главным одноголосным компонентом стало пентатоническое одноголосие, занесенное в Восточную Европу из стран Центральной и Восточной Азии.

Гетерофония на территории Восточной Европы представляется нам более поздним явлением, возникшим, по-видимому, в связи с потерей более древней традиции бурдонной полифонии, как следствие активных миграционных процессов и этнического взаимодействия на территории Восточной Европы. Наш вывод о вторичном характере гетерофонии в Восточной Европе коррелирует также с общей исторической тенденцией потери традиции многоголосного пения в мировом масштабе.

Примечания:

1. Статья является расширенным вариантом главы из книги Иосифа Жордания «Кто задал первый вопрос? Истоки человеческого хорового пения, мышления, языка и речи». Тбилиси: Логос, 2006. - Jordania J. Who Asked the First Question? The Origins of Human Choral Singing, Intelligence, Language and Speech. Tbilisi: Logos, 2006. Текст статьи подготовлен автором специально для журнала «Вестник Адыгейского государственного университета». Перевод на русский язык подготовила А.Н. Соколова.

2. Adler G. Uber Heterophonie. Jahrbuch der Musikbibliothek Peters XV. Leipzig, 1908.

3. Принцип терцовой индукции (Мазель), хорошо известный в системе европейской классической музыки, встречается и в традиционных многоголосных культурах, притом таких далеких друг от друга, как многоголосие бушменов в пустыне Калахари, и в Грузии. Я предлагаю считать этот принцип одним из возможных универсальных свойств многоголосия.

4. В этой статье я стараюсь не обсуждать исключительно интересные многоголосные традиции некоторых других народов Восточной Европы (таких, как мордва, коми, удмурты). Об этом русскоязычные коллеги могут прочитать в недавно вышедшей статье о сравнительном изучении грузинской и мордовской многоголосных традиций: Жордания И. Мордовские и грузинские многоголосные традиции в контексте Евразии // Финно-Угорские музыкальные традиции в контексте межэтнических отношении / отв. ред. Н. Бояркин. Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 2008.

5. Соколова А. О типах многоголосной фактуры и ее связи с ладозвукорядной основой песни // Песенное многоголосие народов России: материалы конф. / отв. ред. М. Енговатова. Воронеж, 1989.

6. Efremov E. Role of a tonality in the formation of early texture types in Ukrainian Polesie // In The Second International Symposium on Traditional Polyphony / еd. by R. Tsurtsumia and J. Jordania. Tbilisi: State Conservatory, 2004.

7. Харлап М. Народно-русская музыкальная система и проблема происхождения музыки // Ранние формы искусства / сост. Ю. Неклюдов; отв. ред. Е. Мелетинский. М.: Искусство, 1972.

8. Скребков С. Русская хоровая музыка XVII - начала XVIII века. М., 1969.

9. Здесь надо вспомнить, что по археологическим и палеоантропологическим данным, сама Центральная Азия, видимо, вплоть до конца первого тысячелетия нашей эры тоже представляла собою территорию расселения европеоидных народов, видимо, носителей традиции бурдонного многоголосия.

10. Земцовский И. Звучащее пространство Евразии (предварительные тезисы к проблеме) // Евразийское пространство: звук, слово, образ / отв. ред. В.В. Иванов. М.: Языки славянской культуры, 2003; Земцовский И. «Мы кругом в мордвах»: Мордовский феномен в Евразийской музыкальной перспективе // Финно-Угорские музыкальные традиции в контексте межэтнических отношений / отв. ред. Н. Бояркин. Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 2008.

11. Бояркин Н. Двух-трехголосная. бурдонная полифония в вокальной и инструментальной музыке мордвы // Вопросы народного многоголосия / ред. И. Жордания. Тбилиси: Хеловнеба, 1985.

12. Жуланова Н. Некоторые особенности вокального многоголосия коми-пермяков // Песенное многоголосие народов России: материалы конф. / отв. ред. М. Енговатова. Воронеж, 1989.

13. Пашина О. О специфике диафонии с бурдоном в Восточном Полесье // Песенное многоголосие народов России: материалы конф. / отв. ред. М. Енговатова. -Воронеж, 1989.

14. Федоренко И. Многоголосная система в лирических песнях русско-белорусско-украинского пограничья // Песенное многоголосие народов России: материалы конф. / отв. ред. М. Енговатова. Воронеж, 1989.

15. Кауфман Н. Булгарската народна многогласна песен. София, 1968.

16. Noll W. Ukraine // The Garland Encyclopedia of World Music. Vol. 8. Europe / еd. by T. Rice, J. Porter and C. Goertzen. N. Y.: Garland Publishing, 2000.

17. Матвиенко В. О некоторых особенностях украинского народного многоголосия // Украинское музыковедение: сб. статей. № 2. Киев: Музична Украина, 1967. (на укр. яз.)