Христианская концепция брака и ее роль в формировании средневековых гендерных идеологий

Д. М. Букатова (Московский гуманитарный университет)*

В статье рассматривается роль женщины в рамках христианской концепции брака и влияние образа христианской жены на формирование представлений о женщине в западноевропейском средневековом сознании.

Ключевые слова: христианство, концепция брака, Средние века, средневековое мировоззрение, женщина.

М нения исследователей средневековой женской истории зачастую расходятся в вопросе о влиянии средневековых гендерных идеологий на фактическое положение женщины в западноевропейском средневековом социуме. Однако многие из них единодушны в том, что усвоение основных принципов концепции христианского брака существенно повлияло на формирование средневековых представлений о женщине.

По мере того как церковь укрепляла свои позиции, а христианский брак становился внутренним императивом для средневекового человека, женщина получала свое место в системе мироздания, право на существование в роли христианской жены — матери и хозяйки дома.

Остановимся подробнее на основных пунктах концепции христианского брака, изложенных в Библии.

Уже в первых двух главах Книги Бытия мы встречаем описание брака как святого установления Бога, в соответствии с которым мужчина и женщина, созданные друг для друга, вступают в партнерский союз, представляющий собой физическую и духовную общность мужчины и женщины, — брак, чтобы продолжать род (Библия, Быт. 1: 27-28; Быт. 2: 18, 22, 24). То же повторяет Иисус в Новом Завете (Библия, Матф. 19: 5-6; Марк. 10: 7-9).

Важно также отметить, что в христианском понимании брак является союзом добровольным, несмотря на то что Писание накладывает некоторые ограничения на выбор брачного партнера, призывая искать себе супруга «только в Господе» (Библия, 1 Кор. 7: 39). Однако это ограничение налагает Бог. Говоря же об ограничениях со стороны людей, Писание подчеркивает важность личного выбора человека (Библия, Быт. 24: 23-25; 1 Кор. 7: 39).

Согласно тексту Писания брак — союз моногамный и нерасторжимый. Иисус утверждает нерасторжимость брачного союза во всех случаях, кроме греха прелюбодеяния (Библия, Мф. 19: 5-6, 8-9).

В тексте Писания четко установлена иерархия в рамках брачного союза, в рамках которой «всякому мужу глава Христос, жене глава — муж» (Библия, 1 Кор. 11: 3). В связи с этим главное требование к жене — уважение и покорность мужу (Библия, Кол. 3: 18; Еф. 5: 22-24; 1 Тим. 2: 11-12), к мужу — любовь и забота о жене (Библия, 1 Пет. 3: 7; Еф. 5: 25, 28-30).

Речь, однако, не идет о рабском подчинении жены мужу. Отношения супругов в христианском браке предполагают взаимную любовь, смирение и терпимость, что вытекает из самого характера новозаветного учения.

* Букатова Дарья Михайловна — аспирант кафедры философии, культурологии и политологии Московского гуманитарного университета. Тел.: +7 (495) 374-61-81. Эл. адрес: yandex.ru

Библия также приводит и подробное описание обязанностей супругов в рамках брачного союза. Безусловно, важнейшей для жены функцией является материнская. Послание к Титу (Библия, Тит. 2: 4) призывает женщин к материнской любви. О ней повествует книга пророка Исаии (Библия, Ис. 49: 15).

Библейские наставления, призывающие воспитывать детей во Христе, очевидно, обращены к обоим родителям (Библия, Втор. 4: 9-10; Втор. 6: 6-7: 175; Пс. 77: 5-6).

В качестве особенно важных для добродетельной жены упоминаются функции помощника по хозяйству, хозяйки дома. Эта тема подробно освещена в текстах Притч (Библия, Притч. 13: 13-19, 27: 617).

Обязанности мужа также определены в тексте Писания. На него возложены обязанности духовного главы семьи (Библия, Еф. 6: 4; Иов. 1: 5); муж также должен выполнять экономическую функцию (Библия, Быт. 3: 17-19).

Итак, в тексте Писания брак предстает перед нами как добровольный моногамный, нерасторжимый союз мужчины и женщины, предполагающий духовное единство, взаимодополняемость и партнерство, основанные на четком разделении ролей жены и мужа.

Особый интерес представляет образ жены в христианской концепции брака. Из текста Писания мы можем заключить, что христианская жена — женщина смиренная, трудолюбивая, заботящаяся не о внешности, но о душе, как подобает христианке, неукоснительно исполняющая свои обязанности, наиболее важные из которых связаны с рождением и воспитанием детей, а также с помощью по хозяйству и управлением домом. Значимость материнских обязанностей христианской жены логически вытекает из основной цели брачного союза, которая определена уже в первой главе Книги Бытия, где Бог призывает первых людей — «плодитесь и размножайтесь» (Библия, Быт. 1: 28). Поскольку Библия делает особый акцент на любви матери к детям, постольку мы можем заключить, что речь идет не только о про-

должении рода, но и о создании в семье особого эмоционального климата, необходимого для воспитания детей. Не менее значима роль женщины в выполнении работ для поддержания домохозяйства и в управлении домом. Христианская жена трудится сама, координирует работу слуг, распределяет пищу, в самом широком смысле устраивает свой дом: «наблюдает за хозяйством в доме своем и не ест хлеба праздности» (Библия, Притч. 31: 27).

Влияние христианской концепции брака, и в частности образа христианской жены — матери и хозяйки дома, на формирование средневековых представлений о женщине отмечалось рядом ученых.

Так, Т. Б. Рябова пишет, что в условиях «вытеснения женщины в сферу частной жизни, особенно усилившееся в высокое и позднее Средневековье... женщины были ограничены в возможностях проявления своих способностей в политике, культуре, административной и профессиональной деятельности» (Рябова, 1999: 159). Единственной достойной почитания, оправдывающей существование греховного женского и предполагавшей ряд фактических прав и привилегий ролью для женщины-мирянки была роль христианской жены: «мать и жена, управительница домом и имением, она обладала реальной властью в доме, являлась эмоциональным центром семьи» (там же).

«Параллельно с расширением хозяйственно-экономических функций, повышением статуса женщины в домохозяйственной сфере, за ней закрепляются престижные общекультурные функции, которые признавались достойными уважения и почитания. Это прежде всего положительные ролевые функции матери или страдающей девственницы. Социализация и сакрализация основных ролевых функций женщины происходит в основном благодаря становлению церковного брака. Таинство брака и культ Девы Марии становятся своеобразной охранной грамотой как для замужней женщины, так и для девственницы Христовой Невесты» (Буланакова, 1997: 7).

В контексте данной работы важно, однако, отметить, что девственность, отречение от своей сексуальности, от женского в себе, вероятно, не столько уподобляли земных женщин Непорочной Деве, сколько служили цели уничтожения опасной женской сексуальности.

Описание христианской жены представлено в исследовании А. Я. Флиера, посвященном развитию образа женщины на различных этапах человеческой истории. В качестве ключевых функций образа названы функции матери-воспитателя и домашнего работника. Особо подчеркивается, что из «физиологической или хозяйственной принадлежности мужчины» и «детородящего агрегата» женщина в этот период превращается в «личность, имеющую право на выбор, самостоятельные жизненные решения», а также становится «не только роженицей, но и основным воспитателем детей» (Флиер, 2008). Все это соответствует функциям христианской жены — женщины, добровольно принявшей на себя роль матери-воспитателя, домашнего работника и хозяйки дома.

В период раннего Средневековья малая супружеская семья уже существовала, но наиболее распространенными оставались многосемейные объединения. В таких условиях сложно было создать эмоциональный климат, необходимый для появления потребности в особой заботе о детях. Соответственно в это период нельзя говорить о ценности женщины в связи с ее материнскими функциями. Не утвердились еще и взгляды на брак в его христианском понимании. Полигамия, которая была широко распространена в Европе вплоть до Х1-Х11 вв., также не добавляла женщине авторитета, как жене (Бессмертный, 1991: 56-60). Период раннего Средневековья характеризуют сочинения о склонности женщины к греху (там же: 101). Раннее Средневековье изобилует женоненавистническими сочинениями, пропагандирующими девство вместо брака.

В период зрелого Средневековья возрастает престиж моногамного церковного брака. Отношения в рамках брачного союза стали пониматься как отношения духовного

единения и партнерства. В связи с этим возрастает ценность женщины как жены, партнера. Следует также упомянуть о социально-культурных переменах этого периода: среди мотивов человеческих поступков признается роль душевных импульсов, в том числе любовь к детям. Роль матери и воспитателя существенно повышает социальный престиж женщины (там же: 90-102).

К периоду зрелого Средневековья относятся немногочисленные выступления против крайностей в дискриминации женщин. Даже пороки, присущие женщине, в ряде случаев начинают рассматриваться как способ нравственного совершенствования мужчины. В это время происходит появление и усиление мариологических культов (культов Девы Марии), оправдывающих женскую природу с точки зрения религии. Возникший на их основе культ Прекрасной Дамы также положительно сказывается на восприятии женщины (там же: 102-103).

Итак, в период зрелого Средневековья благодаря восприятию брака в его христианском виде в сознание средневекового человека входит образ христианской жены, женщина получает свое место в системе мироздания — место помощника «соответственного ему/мужчине/» (Библия, Быт. 2: 18), хозяйки дома и матери. Данный период ознаменован трудами в защиту женщин.

В период позднего Средневековья институт брака уже начинает восприниматься как средство реализации плотских связей. В литературе о женщине все чаще говорят в откровенно-чувственных тонах (Бессмертный, 1994). Своего апогея достигает кризис куртуазных ценностей. В продолжении «Романа о Розе», написанном Жаном де Меном, высмеивается рыцарский культ Дамы, целомудрие, а плотская любовь ставится выше куртуазной. Довольно распространена в литературе этого периода критика института брака, который, как полагают многие авторы, приводит к моральным, физическим и материальным невзгодам. Виною всему объявляются бесконечные женские пороки. Однако подобного рода критика не несла уг-

розы церковному браку. Расходясь в объяснении причин губительности брачного союза, авторы позднего Средневековья сходятся в констатации сугубо подчиненного положения женщины в семье. Однако именно в этот период женское неравноправие, очевидно, перестает казаться само собой разумеющимся (Бессмертный, 1991: 153-155).

Так, период позднего Средневековья изобилует сочинениями, полными презрения к женщине. И хотя реакцией на женоненавистнические высказывания становится то, что позднее назовут началом спора

о женщинах, мы можем констатировать явную мизогонистическую направленность литературы периода позднего Средневековья. Главной задачей брака, по-прежнему остающимся внутренним императивом для средневекового человека, становится уже не продолжение рода, но удовлетворение сексуальных потребностей. Женщина в рамках такого союза перестает рассматриваться как христианская жена, украшающая себя не «плетеньем волос» или «золотыми уборами», но «красотой кроткого и молчаливого духа» (Библия, 1 Петра 3: 3-4) с четко определенными и подконтрольными функциями. И как следствие, она лишается соответствующего авторитета и привилегий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бессмертный, Ю. Л. (1994) Брак, семья и любовь // Средневековая Европа глазами современников и историков : Кн. для чтения : в 5 ч. Ч. III. Средневековый человек и его мир / отв. ред. А. Л. Ястребицкая. М. : Интер-пракс. С. 315-325. URL: http://window.edu.ru/win-dow_catalog/files/r42246/index.html (дата обращения: 10.09.2011).

Бессмертный, Ю. Л. (1991) Жизнь и смерть в Средние века. М. : Наука.

Буланакова, М. А. (1997) Ментальные стереотипы и образ знатной женщины в период утверждения церковного брака в средневековой Франции // Ярославский педагогический вестник. № 2. С. 5-11.

Рябова, Т. Б. (1999) Женщина в истории западноевропейского Средневековья. Иваново : Юнона. URL: http://www.genderstudies. info/sbornik/sbornik15.htm (дата обращения:

10.09.2011).

Флиер, А. Я. (2008) Женщина как культурный текст // Некультурные функции культуры : очерки. М. : МГУКИ.

THE CHRISTIAN CONCEPTION OF MARRIAGE

AND ITS ROLE IN THE FORMATION OF MEDIEVAL GENDER IDEOLOGIES D. M. Bukatova (Moscow University for the Humanities)

The article covers the role of woman in the context of the Christian conception of marriage and the influence of the image of a Christian wife on the formation of the conceptualization of woman in West European medieval consciousness.

Keywords: Christianity, conception of marriage, Middle Ages, medieval worldview, woman.

BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Bessmertnyi, Iu. L. (1994) Brak, sem’ia

i liubov’ // Srednevekovaia Evropa glazami sovre-mennikov i istorikov : Kn. dlia chteniia : v 5 ch. Ch. III. Srednevekovyi chelovek i ego mir / otv. red. A. L. Iastrebitskaia. M. : Inter-praks. S. 315-325. URL: http://window.edu.ru/win-dow_catalog/files/r42246/index.html (data ob-rashcheniia: 10.09.2011).

Bessmertnyi, Iu. L. (1991) Zhizn’ i smert’ v Srednie veka. M. : Nauka.

Bulanakova, M. A. (1997) Mental’nye ste-reotipy i obraz znatnoi zhenshchiny v period utverzhdeniia tserkovnogo braka v srednevekovoi Frantsii // Iaroslavskii pedagogicheskii vestnik. №2. S. 5-11.

Riabova, T. B. (1999) Zhenshchina v istorii zapadnoevropeiskogo srednevekov’ia. Ivanovo : Iunona. URL: http://www.genderstudies.in-

fo/sbornik/sbornik15.htm (data obrashcheniia:

10.09.2011).

Flier, A. Ia. (2008) Zhenshchina kak kul’turnyi tekst // Nekul’turnye funktsii kul’tury : ocherki. M. : MGUKI.