Terra Humana

А.В. Данилова

группа «одиннадцати» как художественное ЯВЛЕНИЕ в изобразительном искусстве Ленинграда 1960-1980-х гг.

Посвящена художественному объединению - группе «Одиннадцати». Рассматриваются отличительные художественные и стилистические особенности в творчестве отдельных участников группы. Определяется роль и значимость группы «Одиннадцати» в изобразительном искусстве Ленинграда 1960-1980-х гг. Отмечается особая поэтика творчества Б.И. Шаманова.

Ключевые слова:

выставка, группа «Одиннадцати», декоративность, искусство Ленинграда, лирико-романтическое направление, метафоричность, русская реалистическая школа, символичность, творческий поиск, Б.И. Шаманов

В конце 1960-х гг. в Ленинграде молодыми художниками была создана группа «Одиннадцати», впоследствии, в ноябре 1972 г. открывшая свою выставку на Охте. На фоне изобразительного искусства Ленинграда того времени она выделялась тем, что объединила художников, разных и непохожих, которых больше интересовали проблемы собственно живописи и расширение диапазона творческих возможностей. В группу «Одиннадцати» входили Евгения Антипова, Завен Аршакуни, Валерий Ватенин, Герман Егошин, Ярослав Крестовский, Валентина Рахина, Виктор Тетерин, Леонид Ткаченко, Виталий Тюленев, Борис Шаманов и скульптор Константин Симун. Группа была по-своему уникальным явлением в ленинградском искусстве. Объединяя яркие индивидуальности, она отличилась своей общностью, единством творческих позиций в искусстве.

Творчество членов группы было воспринято весьма критично в силу их художественно-стилистических новшеств. В то время эксперименты в области художественного метода воспринимались настороженно. Художники создавали иные образы в своих картинах, отличные от заказных произведений художественного фонда: энергичная работа с цветом и фактурой у Г. Егошина и З. Аршакуни; нетривиальные мотивы Я. Крестовского и лирические образы Б. Шаманова; живописно-нарядные полотна Е. Антиповой и В. Рахиной; сложные колористические поиски В. Тюленева; заостренные, порой ироничные и ассоциативные картины

В. Ватенина. Несмотря на официальное неприятие и критические отзывы, выставка пользовалась успехом у зрителей.

Художники неофициального искусства работали, как тогда говорили, «для себя».

Это Р.З. Фрумак, И.Н. Зисман, М.Г. Чичерина, Л.А. Милова, С.И. Осипов - живописцы и мастера, глубоко личностное искусство которых находилось в стороне от официального искусства и продолжало традиции, заложенные ещё в 1920-1940-е гг. художниками объединения «Круг»1.

Лояльность каждого мастера в отдельности не вызывала сомнений, сомнения возникли с выступлением группы «Одиннадцати» - хотя бы потому, что появилось некое несанкционированное объединение, что не приветствовалось. Сами слова «группа», «групповщина» настораживали, правоцировали сомнения у официальных организаций, в ведении которых находилось развитие советского искусства.

Группа «Одиннадцати» продолжала духовные традиции русского реалистического искусства, отрицая при этом крайности как социалистического реализма, так и неофициального искусства. Художники этого объединения осуществляли поиск новых колористических и пластических форм. Выставка явилась большим событием в культурной жизни города. Многие работы были радостны - по колориту светлые, отличались высоким мастерством исполнения. Отчасти выставка напомнила зрителям о тех традициях зарубежного и русского искусства конца XIX - начала ХХ в., которые долго не получали развития в советское время.

Выступление группы «Одиннадцати» было замечено и имело свои последствия: оно принесло участникам не только известность, но и неприятности. Ярослав Крестовский, а затем и Валерий Ватенин были уволены из ЛВХПУ им. В.И. Мухиной, где они преподавали, остальные были взяты «на заметку». Художников, в 1960-е гг. противостоявших как официальной линии социалистического реализма, так и край-

На 4-й странице обложки помещены фотографии картин Б. Шаманова «Вечер. Розовый букет» и Л. Ткаченко «Портрет Г. Егошина, З. Аршакуни, Я. Крестовского».

ностям авангарда, преследовали представители официальной критики (выставка в 1962 г. в московском Манеже и ее разнос Хрущевым, выставка группы «Одиннадцати» и негативные в целом отзывы).

Творчество Б.И. Шаманова не подверглось столь резкой критике. Из его работ была снята с выставки лишь одна картина - «Старая икона» (ныне она находится в собрании Государственного Русского музея). Многие работы Б.И. Шаманова по характеру образного решения с лирикоромантическим началом были близки произведениям К.С. Петрова-Водкина, однако до конца не были поняты по своему содержанию. К художнику отношение критики было весьма прохладным.

Что же объединяло группу художников? Стремление оторваться от общепринятых канонов социалистического реализма, желание раскрыть свой внутренний мир посредством обновленной палитры, под другим углом зрения увидеть реальность? Известно, что в одиночку действовать страшнее и труднее. Сплочением художников довольно часто руководило желание совместной выставки, что гораздо проще, дополнительным фактором служило сходство мыслей, идей, многие из которых витали в воздухе к концу 1960-х гг. Но прежде всего, это был творческий союз ярких личностей, перешедший впоследствии в крепкую дружбу большинства участников объединения.

Художники работали в реалистической манере, но рассматривали окружающую среду через призму собственного миропонимания. Здесь и проявлялся творческий потенциал каждого мастера. Чуткое отношение к окружающему миру, умение его интерпретировать, способность увидеть его как художественный образ, явились связующими нитями, пронизавшими творчество художников группы «Одиннадцати», а также времени в целом. Прежде всего, речь шла о желании избавится от штампов в искусстве, уйти от иллюстративного восприятия, расширить диапазон выразительных возможностей реалистического подхода. «Нас отличала склонность к романтизму, нравственная чистоплотность, чувство коллективной сопричастности к тому, что происходит вокруг...» [5, с. 7].

В 1970-е гг. в советском искусстве появляются новые проблемы и задачи. В творчестве ряда художников обнаруживается иное отношение к человеку, понимание его предназначения не только с точки зрения социальной, но и сложных духовных отношений с природой, Космосом, предметным миром; человеческая жизнь воспринимается как частица земного бытия.

Все это нашло свое отражение в творческих поисках разных художников и дало иную, по сравнению с предшествующим десятилетием, картину.

Большое значение приобрели попытки понять духовный мир личности, осознать перемены, которые в это время произошли в отношении к истории, природе, техническому прогрессу. Обращение к наследию видится в 1970-х гг., как совершенно необходимый компонент поисков поэтической одухотворенности. «Эти годы совпали для многих мастеров ленинградской школы с творческим ренессансом, с обретением особой красоты живописной формы и языка, с желанием испытать себя в новых темах, жанрах и стилях. Их творчество наполняется радостным мироощущением. Оно обращено к вечным, непреходящим ценностям, раскрывая красоту мира и обаяние молодости» [3, с. 24].

Живописцы стремились к личностному восприятию мира, к пониманию и познанию чего-то сокровенного, уходя от официальности в изобразительном искусстве, разрабатывая главным образом внутри-художественные проблемы. Здесь уже не могло быть и речи о двойных стандартах в творческом процессе. Художникам, прежде всего, хотелось работать не по госзаказу, а для себя, для наиболее полного выражения своего индивидуального дарования, для воплощения своих творческих замыслов, продиктованных эмоциями, духовным состоянием, личностным отношением к миру.

Искусство группы «Одиннадцати» вызывало неподдельный интерес у зрителей и пристальное внимание цензуры. Причина этого заключалась в том, что в их творчестве обнаружило себя новое воплощение изобразительной формы, непривычное, вызывающее широкий круг ассоциаций. Если у последовательных приверженцев социалистического реализма преобладали картины, прославлявшие вождей, сулившие светлое будущее народу, отражавшие и повседневную жизнь, и трудовые подвиги человека - гражданина своей страны, то художники группы «Одиннадцати» в своих работах обращались к внутреннему духовному миру человека, стремились подчеркнуть его индивидуальные черты характера. Это был также и социальный подход к искусству, обращенный к индивидуальному чувству каждого. Художники писали автопортреты, воспоминания об утраченном мире, мотивы, что были близки и дороги их сердцу, любовались красотой окружающего мира и передавали свои эмоции посредством тонких и светлых переливов цвета. Появились

Общество

Terra Humana

картины иного характера художественной выразительности, присущего периоду конца 1960-1970-х гг. Живописцы смело и одновременно тонко распоряжались цветом, искали новые пластические формы.

Основой творческих поисков группы «Одиннадцати» послужил широкий круг живописных традиций - и открытия импрессионистов, и искусство рубежа веков (объединение «Мир искусства») с его эстетикой предмета, символичностью мировосприятия и театральной декоративностью. Так же, как в свое время «Мир искусства» противопоставил новые тенденции в изобразительном искусстве направлению передвижников, так и художники группы «Одиннадцати» противопоставили себя социалистическому реализму. Их отрицание являлось утверждением искусства иной эстетики. Они стремились посредством своего творчества передать авторское мироощущение.

В своей статье о группе «Одиннадцати» Л.В. Мочалов - петербургский искусствовед - следующим образом характеризует творческие приоритеты художников этой группы: «Холст мыслится как цветопластический эквивалент натуры, её версия, оценка. А также - пластическая квинтэссенция переживаемого состояния. Контрапункт изображаемого и изображения - аксиома для всех членов группы. Картина становилась проекцией внутреннего представления художника, моделью его духовного космоса» [6, с. 14].

Содержательность работ, их философский, символический характер, метафоричность призывали зрителя к «сотворчеству». Картины заставляли остановиться, задуматься, разгадать замысел автора. Это были произведения, требующие созерцания, понимания, осмысления со стороны посетителя выставки. Большой резонанс вызвали экспонировавшиеся на выставке натюрморты. Нельзя сказать, что ранее этот жанр не существовал в изобразительном искусстве. Но на этой выставке проявилось новое качество натюрморта.

Почему именно в начале 1970-х гг. вновь появился к натюрморту живой интерес? В этом жанре художник может свободно заниматься творческими поисками, поскольку он позволяет экспериментировать с фактурой, предметами, цветом, темой, создавая выразительные, подчас неожиданные композиции. Художнику в рамках натюрморта легче размышлять над своим замыслом, находить выразительные приемы, как некие подступы к большой и серьезной картине. Так, в творчестве Бориса Шаманова можно увидеть, как натюрморт

существует в пейзаже, затем этот мотив пейзажа появляется в картинах из цикла «детства и юности», в портретах близких ему людей. Таким образом, художник осуществляет творческий поиск, работает над живописным методом и смысловой содержательностью будущей картины.

В советском изобразительном искусстве натюрморт не был основным жанром. В тоже время, по мнению Л.В. Мочалова, «именно натюрморт, будучи неизменным хранителем профессиональной культуры, а в ХХ веке ставший лабораторией стиля, требовал от художника особой творческой активности и личностной инициативы. Вместе с тем, отношение к предмету - это индикатор метода живописи, самой направленности дарования художника» [7, с. 11].

Изобразительное искусство группы «Одиннадцати» было наполнено и лирическими настроениями, и философскими размышлениями, и мимолетными видениями, личными воспоминаниями, случайно увиденными ситуациями, простыми мотивами, таящими в себе загадку. Все это раскрывало зрителю красоту и, одновременно, сложно устроенный окружающий мир. Художнику дано многое: чувствовать, видеть, слышать, представлять, подчинятся воображению, а главное, ценить прекрасное, нести духовное в своих картинах. Вот почему в искусстве именно этих художников обнаружила себя та ассоциативно-символическая линия, которая станет наиболее значимой для всей советской живописи 1970-1980-х гг.

С точки зрения художественного метода, члены группы «Одиннадцати» существенно отличались друг от друга. Они по-разному работали с пространством, каждый имел свои колористические и пластические особенности. Так, например, Герман Егошин создавал сложные, энергичные по цвету композиции, где цвет благородно переливался тысячами оттенков, а в картинах Ярослава Крестовского пристальное внимание уделялось предметам, их четким контурам и силуэтам, которые задавали смысловой тон всей картине, придавая ей порой фантастическое настроение. Виктор Тетерин выделялся нарядным колоритом своих картин, органично продолжая традиции Сезанна. Борис Шаманов посредством светлой и тонкой палитры передавал ли-рически-музыкальные настроения; его простые мотивы, подсмотренные в реальной жизни, приобретали порой уровень событийности. В качестве примера можно упомянуть картины «Семья. Ужин в деревне» или «Качели», «Вечер. Розовый букет».

Общество

Terra Humana

В последней цветы словно парят над уровнем горизонта и занимают в композиции основную часть холста, приобретая черты монументальности.

Несмотря на все рассуждения о разносторонности художественного метода среди участников группы «Одиннадцати», можно найти нечто общее в их миропонимании. Это общее настроение, которое присутствует в работах независимо от темы, жанра и личных творческих качеств. М.С. Каган отмечает следующее обстоятельство: «Многие художники разных поколений испытывают внутреннюю тягу именно к романтико-поэтическому осмыслению жизни, активно разрабатывая самые различные художественные средства, способные адекватно выразить романтическое мировосприятие...» [4, с. 13]. То

общее настроение, которое витало на выставке группы «Одиннадцати» и невольно объединяло художников, М.С. Каган определил таким понятием, как романтическое. Итак, художественное произведение становится средством для выражения богатого духовного содержания.

Группа «Одиннадцати» представляла собой яркое явление в изобразительном искусстве Ленинграда. Несмотря на то, что все художники были едины в стремлении донести интересный и многообразный мир посредством искусства, обращались к забытым принципам живописной пластики своих предшественников, возрождая тем самым преемственность традиций, все же искусство Бориса Шаманова имело отличительные черты [1].

Художнику было присуще поэтическое начало в произведениях, он не стремился к обновлению палитры и живописных принципов, а внимательно следовал своему интуитивному чувству, осмыслению окружающего мира, не изобретая живописный метод, а следуя традициям русской реалистической школы. Картины Шама-

Список литературы:

нова - это исповедь души, а цвет, живописный и композиционный приемы - скорее способ художественного решения, раскрытия своего внутреннего мира. Вот почему его работы, будучи разными, все же легко узнаваемы, отражают просветленное чувство тихой печали, созерцание и покой.

Мир Бориса Шаманова, увиденный и отчасти выдуманный, далеко не безмятежен. Художник сопереживает, стремится к сохранению красоты и гармонии в мире. Зачастую картины Бориса Шаманова лучезарны и воздушны по колориту, отображают разные времена года в пейзаже, тончайшее состояние природы и психологический характер в портретах близких ему людей. Среди участников группы Борис Шаманов выделялся светлой тональностью и условностью образов художника-монументалиста. В группе «Одиннадцати» Борис Шаманов был поэтом-живописцем и лириком с романтическим видением мира.

Обращаясь к искусству группы «Одиннадцати» и к творчеству художников её окружения, периода конца 1960-1980-х гг., нельзя не сказать об актуальности русского реалистического искусства, его духовном содержании и романтическом видении. «Это понятие включает в себя активное проявление поэтичности, лиризма, живописности, декоративности, музыкальности, метафоричности, философской обобщенности, символичности» [4, с. 14].

И в наши дни существует потребность в романтическом видении мира и отображении в искусстве. Эта потребность возникает из желания отвернуться от современного рационализма, как в жизни, так и в искусстве, появляется стремление к высокой духовности. Мнение, высказанное М.С. Каганом еще в середине 1970-х гг., и сегодня - в многообразии стилей изобразительного искусства - снова актуально.

1. Волкогонов С.А. Борис Иванович Шаманов. - Л.: Художник РСФСР, 1991. - 135 с.

2. Герман М.Ю. 1920-1930. Живопись; Государственный Русский музей. - М.: Советский художник,

1988. - 254 с.

3. Иванов С.В. Неизвестный соцреализм. Ленинградская школа. - СПб.: НП-Принт, 2007. - 447 с.

4. Каган М.С. О романтическом // Творчество. - 1973, № 11. - С. 12-14.

5. Левандовский С.Н., Шестаков А.В. Виталий Тюленев // Живопись. Акварель. Размышления. Воспоми-

нания современников. - СПб.: НП-Принт, 2008. - 155 с.

6. Мочалов Л.В. Взгляд в ретроспективе с личными воспоминаниями... // Художник Петербурга. - СПб.,

2002, № 8. - С. 14.

7. Мочалов Л.В. Взгляд в ретроспективе с личными воспоминаниями. // Художник Петербурга. - СПб.,

2002, № 9. - С. 11.

1 Общество русских художников (1926-1932), которое в основном объединило выпускников ленинградского ВХУТЕИНа; это ученики А.Е. Карева, А.И. Савинова, К.С. Петрова-Водкина и А.Т. Матвеева [2, с. 11].