Д. С. Иконников

ГОНЧАРНОЕ РЕМЕСЛО ГОРОДА МОХШИ XIII-XIV ВЕКОВ

Работа представлена кафедрой истории древнего мира, средних веков и археологии Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского.

Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор Г. Н. Белорыбкин

Автор описывает гончарные горны, найденные археологами и создает типологию керамической посуды золотоордынского города Мохши XTTT-XTV вв. Главный вывод автора состоит в том, что в золотоордынское время здесь бытовала бул-гарская гончарная традиция. Следовательно, существует преемственность между домонгольским и золотоордынским ремеслом Верхнего Примокшанья.

Ключевые слова: материальная культура, Волжская Булгария, ремесло, керамика, керамическая посуда, гончарный горн.

D. Ikonnikov

POTTER CRAFT OF THE TOWN MOKHSHI IN THE 13TH-14TH CENTURIES

The author describes the potter’s forges founded by archeologists on the territory of the ancient Golden Horde town Mokhshi of the I3th-i4th centuries and creates the typology of ceramic utensils. The main conclusion of the author is that in the Golden Horde period there was a Volga Bulgaria potter’s tradition on that territory. Hence, continuity exists between the pre-Mongolian and the Golden Horse craft of the Moksha region.

Key words: тhe material culture, the Volga Bulgaria, the handicraft, the ceramics, the pottery, the potter’s forge.

В средние века северо-западная граница между зоной русского и булгарского, а позднее золотоордынского культурно-экономического влияния проходила по территории Верхнего Примокшанья. Это не могло не повлиять на особенности материальной культуры региона. В ней нередко смешивались бул-гарские, мордовские и русские черты. Однако в целом развитие городской материальной культуры Верхнего Примокшанья шло на основе булгарских ремесленных традиций. Это можно проследить в частности на таком массовом материале, как керамическая посуда золотоордынского города Мохши.

Город Мохши - улусный центр Золотой Орды, появившийся не позднее второй половины XIII в. в Примокшанье. Расцвет города приходится на XIV в. Это был крупный золотоордынский город с богатой материальной культурой. Жизнь на поселении не

прекращалась и после падения власти Золотой Орды. Оно просуществовало до сего дня в виде районного центра Пензенской области -Наровчата, где неоднократно проводились археологические работы [1; 2; 3; 4; 5] в ходе которых была собрана значительная масса средневековых материалов, в том числе и остатков керамической посуды. На основании обследования этих материалов в настоящее время можно сделать некоторые общие выводы.

В основном керамическая посуда города Мохши изготовлена на гончарном круге из хорошо отмученного глиняного теста с добавлением песка (иногда песка в формовочном тесте посуды очень много). Как правило, мохшинская посуда имеет горновой окислительный обжиг с доступом воздуха, при котором стенки посуды приобретали коричневый, красный, оранжевый и желтый

цвет. Иногда для усиления водостойкости посуда лощилась или покрывалась ангобом. Все это говорит о том, что в городе Мохши бытовала булгарская гончарная традиция, так как для мордовской традиции свойственна лепная посуда печного обжига, а для русской -круговая посуда восстановительного обжига без доступа воздуха, при котором стенки сосудов приобретали черный или серый цвет.

О том, что в золотоордынское время на Наровчатском городище существовало развитое ремесленное производство керамической посуды, говорят и находки гончарных горнов.

Горн № 1 был обнаружен и в значительной степени разрушен в ходе строительных работ 1956 г. Он представлял собой округлое в плане сооружение диаметром 2 м, углубленное в материк на 2 м. Горн имел две камеры - нижнюю и верхнюю, которые держались при посредстве опорного столба. Нижняя камера составляла в высоту 1 м. Положение опорного столба не совпадает с центром сооружения. Максимальное расстояние между опорным столбом и стенкой нижней камеры составляет 75 см, минимальное - 40 см. И стенки нижней камеры, и опорный столб были сформированы из сырцового кирпича. Верхняя часть нижней камеры переходила в свод в виде трех рядов выступающих кирпичей. На своде покоился под, который представляет собой площадку, выложенную кирпичом, размером примерно 22 х 22 см при высоте 5-7 см. В поде были прослежены 7 продухов - округлых отверстий диаметром около 5 см. Верхняя камера не сохранилась. В боковой части нижней камеры имеется топка, которая выступает на 30 см по отношению к стенкам нижней камеры. Жерло топки имеет овальную форму и размеры 24 х 35 см. У жерла топки располагалась око-лотопочная яма. В центре околотопочной ямы имелся опорный столб, что указывает на то, что яма имела навес [1, с. 5]. А. Е. Алихо-ва предполагает, что в яму спускались по лестнице, которая располагалась с северо-

западной стороны [1, с. 5-6]. Таким образом, гончарный горн № 1 Наровчатского городища сопровождался целым комплексом вспомогательных сооружений. Находка говорит о высокоразвитом гончарном ремесле местного населения ХШ-Х1У вв.

Гончарный горн № 2, также был обнаружен в 1959 г. Он располагался неподалеку от горна № 1. Нижняя камера сооружения имела высоту около 1 м. Топка горна, имевшая форму трапеции во фронтальной проекции, выступала на 60 см от стенок нижней камеры и несла подпрямоугольное топочное отверстие 55 х 30 см. Топка расширялась к устью, так что у стенки топочной камеры ее высота составила 65 см при ширине 74 см. В стенки топки и в ее свод вмазаны обожженные кирпичи, в то время как основная часть топки сформирована из сырцового кирпича [1, с. 4].

Кроме того, еще один гончарный горн был обнаружен у церкви на Соборной (Советской) площади в ходе раскопочных работ 1991 г. Ю. А. Зеленеев в соавторстве с Г. Г. Румянцевым опубликовал описание гончарного горна, обнаруженного экспедицией: «Горн, округлой в плане формы, врезанный в материковую глину, состоял из двух камер. Нижняя камера с двумя устьями, являлась топочной. Верхняя камера отделялась от нижней глинобитной перегородкой, в которой имелись округлые отверстия, пропускавший горячие газы. Свод горна не сохранился [7, с. 45]. Данный горн, почти полностью идентичен горнам, раскопанным А. Е. Алиховой.

В зависимости от морфологических особенностей наровчатской посуды ее можно подразделить на типы.

В работе использована типология бул-гарской посуды Т. А. Хлебниковой, доработанная Н. А. Кокориной, где применены следующие значения: Н0 - высота сосуда, Н -высота тулова, Н1 - высота тулова сверху до наиболее широкой части, Н2 - высота тулова ниже наиболее широкой части, Н3 - высота

горловины, Н4 - высота горловины до наиболее узкой части. Д - диаметр тулова, Д1 -диаметр горловины в наиболее узкой части, Д2 - диаметр дна, Д3 - диаметр горла [9, с. 50; 8, с. 13].

Типология сосудов, форма которых полностью поддается реконструкции такова:

Блюдца (10 экз.) - небольшие открытые сосуды с наибольшим расширением в верхней части тулова. Как правило, эта категория посуды не имеет выраженной горловины. Все наровчатские блюдца имеют аналоги на памятниках Волжской Булгарии и относятся к типу 2 по Н. А. Кокориной (Н:Д = 20, 26, 38, 41%, Н1:Н = 8, 12, 14, 16, 17, 18, 20%). Время появления этого типа - Х-Х1 вв. Он бытовал и в домонгольское, и в золотоордынское время на памятниках Волжской Булгарии [8, с. 68].

Блюда (1 экз.) - открытый приземистый сосуд с наибольшим расширением тулова от середины и выше со слабо выраженной горловиной. Наровчатское блюдо близко типу 2 по Н. А. Кокориной (Н:Д = 20%, Н1:Н = = 12%). Самые ранние аналоги ему известны на Билярском городище в слоях Х-Х1 вв. [8, с. 69]. Этот тип был распространен в домонгольское и в золотоордынское время в Волжской Булгарии.

Чаши (2 экз.) - открытые сосуды средней высоты с наибольшим расширением ту-лова от середины и выше, часто без горловины. Наровчатские чаши близки типу 7 по Н. А. Кокориной (Н:Д = 29, 34, Н1:Н = 0). Обычно чаши типа 7 покрывались резным орнаментом и поливой, чего нет у наровчат-ских сосудов. Этот тип булгарской посуды не известен в золотоордынское время [8, с. 70; 8, с. 143].

Миски (3 экз.) - приземистые сосуды, с широкой горловиной. На Наровчатском городище известны 2 экз., относящиеся к 3 типу по Н. А. Кокориной (Н:Д = 35, 37%, Н1:Н = = 25, 28%) или второй формы по Т. А. Хлебниковой [9, с. 94] и 1 экз., относящийся к 4 типу по Н. А. Кокориной (Н:Д = 52%, Н1:Н =

= 14%). Эти типы бытовали в Волжской Бул-гарии и в домонгольское, и в золотоордынское время [8, с. 141]. Миски - категория сосудов, встречающаяся и на домонгольских и на золотоордынских памятниках Верхнего Посурья и Примокшанья, что говорит о преемственности в ремесленных традициях домонгольского обулгаризированного и золотоордынского населения этого региона.

Горшок (1 экз.) - представляющий собой сосуд сравнительно приземистых пропорций с ярко выраженными туловом и горловиной с пропорциями Д1:Д = 60%, Н3:Н = = 13% относится к варианту Б типа 1 по

Н. А. Кокориной (Н:Д = 75%, Н1:Н = 36%) [9, с. 98; 8, с. 51].

Кувшин (1 экз.) - представлявший собой сосуд сравнительно высоких пропорций с ярко выраженной горловиной и туловом пифосообразный формы с двумя ручками (тип 17 по Н. А. Кокориной (Н4:Н3 = 56%, Н3:Д1 = 94%)). Известен в Волжской Булга-рии в домонгольское и золотоордынское время [8, с. 62].

В Мохши также были встречены сфе-роконусы, которые были мало известны на домонгольских памятниках Верхнего Посу-рья и Примокшанья.

Все горны, обнаруженные в центральной части города Мохши, относятся к типу двухкамерных и очень близки друг другу по форме. По мнению исследователей, такие горны относятся к типу сельских, используемых для обжига неполивной посуды. Они появляются в Поволжье у болгар в золотоордынское время, но наибольшее распространение получают в ХШ-ХУ вв. в сельских мастерских и в провинциальных городах Золотой Орды» [7, с. 45]. То, что обнаруженные сооружения представляют собой именно гончарные горны, подтверждается тем, что рядом с ними было найдено большое количество фрагментированной глиняной посуды, видимо, представлявшей собой брак гончарного производства [7, с. 45].

Все сосуды Мохши имеют аналоги на памятниках Волжской Булгарии. Два типа местных сосудов с домонгольских памятников булгарского типа употребляются и золотоордынским населением, что говорит о преемственности между домонгольским и золотоордынским населением Примокшанья. Сосуды Наровчатского городища относятся к типам, употреблявшимся булгарами и в домонгольское время [6, с. 23-26]. Есть также два сосуда, вышедшие из употребления в золотоордынское время на остальной территории Золотой Орды.

Исходя из керамических материалов и производственных сооружений золотоордынского города Мохши можно сказать, что существует преемственность между гончарным ремеслом домонгольского и золотоордынского населения Примокшанья, точно также как существует преемственность между ремеслом Волжской Булгарии и Золотой Орды. Этот вывод весьма важен, так как до этого считалось, что в Верхнем Посурье и Примокшанье домонгольские ремесленные традиции прервались после монголо-татарского нашествия.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алихова А. Е. Отчет об археологических работах Мордовской археологической экспедиции в Наровчате. М., 1959. 19 с.

2. Алихова А. Е. Отчет о раскопках в с. Наровчат Пензенской области. М., 1962. 21 с.

3. Алихова А. Е. Отчет о раскопках Наровчатской археологической экспедиции в с. Наровчате. М., 1961. 22 с.

4. Алихова А. Е. Отчет о раскопках Наровчатской археологической экспедиции в с. Наровчат Пензенской области. М., 1963. 25 с.

5. Алихова А. Е. Отчет о раскопках Наровчатской археологической экспедиции в с. Наровчате. М., 1960. 22 с.

6. Белорыбкин Г. Н. Отчет об археологических исследованиях Юловского городища в 1991 году. Пенза, 1992. 19 с.

7. Зеленеев Ю. А., Румянцев Г. Г. Исследования Наровчатского городища // Археологические открытия Урала и Поволжья. Йошкар-ола, 1994. С. 45-46.

8. Кокорина Н. А. Керамика Волжской Булгарии второй половины Х1 - начала ХУ в.: (К проблеме преемственности булгарской и булгаро-татарской культуры). Казань, 2002. 383 с.

9. Хлебникова Т. А. Керамика памятников Волжской Болгарии: К вопросу об этнокультурном составе населения. М., 1984. 225 с.