УДК 316.722:130.2 ББК 6.54(2):60.54(7)

С.А. Емельянов

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ РУССКОЙ ИДЕИ И АМЕРИКАНСКОЙ МЕЧТЫ

Русская идея и американская мечта являются двумя разновидностями социального идеала, отличающимися особенностями генезиса и философского осмысления. В условиях доминирования западных недуховных ценностей для определения границы между возможным и невозможным следует американизированную стратегию «философии успеха» превратить в тактику и наполнить искривленное российское социальное пространство новыми смыслами.

Ключевые слова:

знание, информация, политика, смысл жизни, социальный идеал, стратегия, существование, сущность, тактика, философия успеха

россия есть страна непредсказуемого прошлого и с большим трудом обсуждаемого будущего. В настоящее время философия успеха и феномен богатства как главные составляющие американской мечты становятся едва ли не главным содержанием человеческого бытия и одним из наиболее привычных ответов на вопрос о смысле человеческого существования.

О «Великой американской мечте» мы слышим часто: есть великая страна Америка, где всякий, если очень захочет, сможет, не слишком задумываясь над смыслом американской и мировой истории, стать Президентом или воротилой большого бизнеса. Американская мечта является по сути дела идеалом жизни жителей Соединенных Штатов*.

В качестве одного из основных критериев социальной и нравственной оценки понятие «успех» сформировалось еще в эпоху реформации в протестантской этике, согласно которой главным нравственным качеством должно быть трудолюбие. Это замечательное человеческое качество рано или поздно с неотвратимостью должно приводить к зажиточности и преуспеянию.

Практически во всех катехизисах по «философии успеха» и «учебниках быстрого счастья» отмечается, что мысль материальна и всегда предшествует любому (материальному) успеху. Поэтому индивидуум, поставивший перед собой VIP-цель стать богатым, не должен бояться и сомневаться. Жизненно необходимо заниматься психотренингами и идти до победного конца, методично работать и обязательно достигать своей заветной цели. Если не получается с первого раза, то надо добиваться результата с тысячного. Следует быть настойчивым, умным и гибким, делать все возможное уже сегодня и со временем реальность не выдержит непрерывного натиска и даст то, что от нее требуется: сокровищница переполнится и в доме устойчиво поселится счастье. Из самых «психотерапевтичных, умных и гибких» формируется высшее общество.

* Источником словосочетания «Американская мечта» считается исторический трактат Джеймса Адамса, озаглавленный «Эпика Америки» (англ. The Epic of America, 1931) [4].

Общество

Terra Humana

58 Мысль в форме идеи и смысла предшествует не только материальному успеху,

но и любым изменениям обстоятельств самой жизни. Стремление к познанию мира является необходимым начальным этапом к переделыванию объективной реальности; это и есть суть человеческой жизни. В иных словах: любая человеческая деятельность - это есть мыследеятельность, предполагающая наличие мысли и знания.

В мире сосуществуют и подпитывают друг друга как идеи о самопожертвовании во имя человечества и великой идеи, так и подробности из жизни преуспевающих и утопающих в роскоши миллиардеров. Но сущность социального идеала и тайна материального богатства как квинтэссенция американской мечты остаются раскрытыми не полностью. В истории России были разные подходы к вопросу о приоритете духовного или материального, общественных или частных интересов. В конечном итоге чаще утилитарные интересы приносились в жертву духовному идеалу.

Тезис о необходимости существования вечных и неизменных идеалов, заложенных в основу мироздания и человеческого бытия, по достоинству оценили представители различных идейно-политических учений, в том числе христиане, выдвинувшие свои эталонные идеалы в «десяти заповедях». Очевидно, что идеал, разрушающийся от времени или под воздействием конъюнктуры, не имеет права на существование. Бессмертие идеалу обеспечивает его принципиальная недостижимость.

Идеалистическое утопическое сознание порождается критическим отношением к действительности и непреодолимым желанием ее реформирования. Утопист озабочен воплощением собственного идеала совершенного общества и устремлен на спасение всего человечества. Утопия есть отрицание настоящего и бунт против действительности, в котором «растворен» отдельный человек. Характерным признаком утопического сознания является трансцендентность, понимаемая как выход за пределы не только реального и действительного, но и возможного. От брака фантазии с желанием рождается нечто большее, чем позволяет реальная жизнь.

Источником идеализации всегда является потребность в преодолении реальных противоречий. Именно социальные противоречия, и особенно противоречие между (духовной) сущностью и (материальными) условиями существования очень болезненно травмируют людей и побуждают их к преобразованию «противоречивого» объекта для того, чтобы хотя бы мысленно очистить его от противоречий. Способность к созданию идеалов следует отнести к разряду уникальных способностей человека, утверждающей его сущностные характеристики.

Формирование идеалов как высшего духовного продукта представляет собой прорыв человеческого сознания в справедливое и светлое будущее. «Конструируется» вещество идеала из познаваемого и ценностно-осмысляемого материала реального бытия. Непременной характеристикой идеала является единство телеологической и аксиологической сторон.

Русские мыслители в исканиях совершенного социального устройства и правды разработали целостную мировоззренческую систему, которая и вошла в отечественную философию под обобщенным понятием-символом «русская идея». Представители различных философских и политических направлений, при всех различиях между ними, сходились во мнении, что России суждено великое будущее, а русскому народу предстоит исполнить всемирное предназначение.

В русской идее видели идеальную сущность, позволяющую постигнуть тайный замысел Творца-демиурга и подлинное бытие страны. Россия имеет во всемирной

истории особую миссию, связанную с утверждением истинно христианского, пра- 59 вославного начала. Согласно своему предназначению она должна духовно преобразить мир светом своей святости и стать итогом земного пути христианства.

Немалый вклад в осмысление «русской проблемы» внес родоначальник русского мессианизма киевский митрополит Илларион (XI в.).

В начале XVI века псковский монах Филофей выступил с учением «Москва - Третий Рим». Несомненно, данной «частной пропагандистской конструкции» в русской мессианской мысли принадлежит ключевое место.

Впервые термин «русская идея» использовал Ф.М. Достоевский. Силу России русский писатель видел в народной «воле»: несмотря на все безобразия, в которых пребывал народ России, он проявит высоту духа, когда придет его час. «Мы видим,- отмечал он в одной из ранних статей,- что русская нация - не обыкновенное явление истории всего человечества. В русском народе выступает способность высоко синтетическая, способность всепримиримости, всечеловечности»

[цит. по: 2, с. 118].

Компромисс и синтез славянофильства и западничества в творчестве Достоевского приводил к тому, что «положительная программа» была представлена слабее, чем критическая*.

русские мыслители искали в Истории не абсолютную идею, а «духовный смысл». Согласно Хомякову, история человечества может быть рассмотрена не из «самосущего понятия» гегелевской философии, а из «одного великого начала»-«народной веры», целостного «живознания».

Заметно: русская идея выражала себя в принципах провиденциализма, мессианизма, универсализма и эсхатологизма. Все эти определения образуют нераздельное органическое единство, внешним выражением которого является сама эмпирическая история россии, проходящая под знаком указанных духовных начал. Данные начала и являются главными способами осмысления жизненного пути России, её трудно постижимой и «зигзагообразной» судьбы.

Если «Святая Русь» получила в наследство эллинскую идею Космоса, побуждающую к эстетическому осмыслению всеединства мира, то «Христианский мир» западной Европы утвердился благодаря римской культуре, основанной на жесткой структуре социума, праве и рационализации.

Соединенным Штатам немногим больше 200 лет. Потомки «отцов-основате-лей» - авантюристов, романтиков и искателей приключений, строивших новую страну почти на пустом месте, любят к месту (и не к месту) употреблять словосочетание «American Dream» - Американская Мечта. Данный термин обозначает определенный уровень материального достатка: автомобиль «Кадиллак», дом на несколько спален и катер-яхта. Но есть у этого слогана и другое значение, квинтэссенцией которого является знаменитый американский «self-made man» - «человек, который сделал себя сам». Это легенда о «Настоящем Американце» как о человеке, начавшем с нуля (или «минуса») и достигшего высот успеха. Как Генри Форд, Авраам Линкольн, Франклин Рузвельт, Билл Гейтс и множество других известных персон.

В основании Мечты лежит представление об Америке как стране равных и неограниченных возможностей. Если говорить точнее, то ограниченных только внутренними, личностными пределами индивида и его способностью воспользоваться той свободой, за которой он, собственно, и отравлялся в Новый Свет.

и В поздние свои годы «великий печальник земли русской» все же признавал: «Деньги -это отчеканенная свобода».

Общество

Terra Humana

60 Либерализм стал своеобразной национальной религией для американской цивилизации, укоренявшейся преимущественно не в теоретической и социальнопреобразовательной, а в обыденно-практической форме «образа жизни».

Положение страны-изолята, отчетливо проявлявшееся в период формирования Американской мечты, порождало представления об «американской исключительности» и «избранности» Америки, а значит и превосходстве над другими странами и народами. Элементы капиталистического духа были свойственны американской народной душе еще в тот период, когда этому духу не соответствовало никакого «тела» (капиталистического хозяйственного устройства). В Соединенных Штатах превращение раннекапиталистического в высоко капиталистический дух совершается раньше и основательнее всего.

Возникновение и развитие американской мечты парадоксально: данная разновидность социальной мифологии возникла не в самой Америке, а в Европе, откуда была «трансплантирована» иммигрантами в Новый Свет. Первичные ингредиенты североамериканской (гибридной) цивилизации имели разные географические, расово-этнические и национальные истоки. Америка существовала задолго до ее открытия. С самых ранних дней западной цивилизации люди мечтали о потерянном Рае, Золотом веке и материальном изобилии. С первыми сведениями о Новом Свете возникло ощущение возможности превращения этой мечты в географическую реальность. Эта традиция стала частью американской культуры. Естественно, что она была переосмыслена и применена к условиям американской действительности, но в ее основе лежали идеи и идеалы, носившие европейское происхождение.

«Переехав» в Новый Свет, европейская Утопия сменила «имя» и трансформировалась по сути. Она обрела черты общенационального мифа, фиксирующего в рациональных и иррациональных формах социальные архетипы, проросшие сквозь толщу американского национального опыта и порождающие массовые жизненные ожидания, представления и ориентации [1, с. 19].

Философия успеха и прагматизма опирается на традиции, которые возникли еще среди первых переселенцев и до сих пор сохранились в Америке. Готовность помочь человеку добрым практическим советом, оказавшимся в необычной ситуации, сочеталась с немногословием и отсутствием морализаторства. Литература добрых советов также опирается не на абстрактные философские принципы или религиозные догмы, а на практический опыт, понятный рядовому американцу. Можно сказать, что если русская идея обращается к сердцу и душе человека, то американская мечта - преимущественно к его (рациональному) разуму.

Носители Мечты, будучи людьми практического и прагматического склада, смотрели на нее преимущественно как на план практических действий и искали счастье прежде всего для себя. А для остальных - лишь в той степени, в какой это могло быть предпосылкой и условием их собственного счастья.

Общественные и личные проблемы американские граждане старались решить с помощью традиций мышления, сложившихся в американском обществе. Это создавало благоприятную среду для появления философии прагматизма («думай и богатей!»), которая истолковывала истину прежде всего с точки зрения практической полезности, удовлетворяющей субъективные интересы индивида.

Один из ведущих теоретиков прагматизма Д. Дьюи отрицал концепции радикального преобразования самого общества, исходящие из абстрактных моральных принципов. Вместо радикальных социальных преобразований предлагался совершаемый эволюционными методами сдвиг в сознании и мировоззрении. [3]

Но американские нормы делают возможным управляемость революциями и война- 61

ми на планете Земля.

Ведущими нравственными принципами на протяжении всей истории Америки были протестантская этика и пуританская мораль. Однако со временем изначальные идеи протестантизма претерпели метаморфозу: отдельные элементы протестантской этики вошли в трансцендентализм Эмерсона, а практическая философия протестантизма перестала быть религией и стала основой буржуазного прагматизма с его лозунгом: «Пусть погибнут наши тела, но мы накопим деньги, чтобы спасти наши души».

В период «Великой депрессии» иллюзиям национального успеха, извратившим изначальную мечту, был нанесен достаточно сильный удар. Начались поиски новых решений. Громче стали слышны голоса моралистов, винивших людскую расточительность и исчезающее трудолюбие.

Вторая мировая война бросила вызов традициям индивидуализма и отразилась в новой политике Ф. Рузвельта, идеи которой в конечном итоге сводятся к коллективным мерам по спасению системы. Но в конечном итоге именно идеология успеха была определяющим фактором. Она в разное время принимала разные формы политического убеждения. Приход к власти политических фигур тоже рассматривался с позиции «этики успеха».

Ф.Д. Рузвельт всегда утверждал, что жизнь богаче и шире любой догмы. Он совершил свою социальную революцию на пути борьбы с реальными социальными проблемами и всегда гордился тем, что никогда не использовал насилие. Эмпиризм, а не идеология, был его знаменем. Рузвельт нашел единственный «работающий» вариант общности с народом: он заявил, что разделяет его ценности и идеалы, но в то же время остается патрицием в сердце. Был выдвинут принцип: пусть и ограниченная, но забота государства о своих гражданах.

Уже к концу 50-х гг. стало вполне очевидно, что «этика успеха» «пуста, как рассохшаяся бочка». Но, тем не менее, консервативная Америка стремилась любой ценой ее сохранить. Это была последняя надежда наполнить американскую жизнь смыслом, ибо нет ничего страшнее для нации, чем духовный вакуум и опустошенность. В конечном итоге даже этика успеха строится на легитимизации, называемой моралью.

Этика успеха нашла свое отражение в литературе и была подхвачена такими пропагандистами успеха, как Э. Карнеги, Д.Рокфеллер, Д. Карнеги, Н. Хилл и др. Одним из «ответвлений» данной этики является психология личного мастерства («нейролингвистическое программирование»). В настоящее время много самоучителей «быстрого счастья» появилось и в России.

В условиях западноевропейского рассогласования разума и веры большинство лауреатов Нобелевской премии представляют США. Многие номинанты получили образование в России. К сожалению, достаточно большое количество умных и энергичных людей покидают Россию ради того, чтобы жить в США. Большой размах имеет «утечка мозгов» и интеллектуальная миграция ученых. В Соединенных Штатах они имеют более высокие доходы и зажиточнее живут, находя больше приложения своим умам и образованию. И несравнимо меньшее количество американских граждан эмигрировали из США в Россию.

Непредсказуемое поведение российского социума в ХХ веке - прямой результат расширительной трактовки «философии успеха» и управляемости социальных процессов. Происходит социально-генетическое экспериментирование и насилие над ментальностью. Сугубо революционным путем разрушаются тонкие и чувствительные механизмы социальной памяти, деформируется процесс

Общество

Terra Humana

социального наследования и разрывается связь времен и преемственность поколений.

В настоящее время политика сводится преимущественно к сеансу гипноза и игре аффектами. В отличие от Перикла*, современные ораторы не стремятся привлечь слушателей твердой логикой, уверенностью в своей правоте и истинностью своей позиции.

Поиск «технологии» российского Возрождения и ментальных преобразований в социуме является наиболее существенной современной проблемой. Основания такой «технологии» лежат в сфере духовной жизни общества, в сфере культуры, образования и воспитания, являющимися подлинным духовным базисом социума.

Невозможное в социальной сфере всего лишь невероятно, а невероятное в принципе возможно. Это так в том числе и потому, что тактика имеет свойство самоорганизации при правильно выбранной стратегии. Одно и то же действие может быть тактическим или стратегическим в руках разных людей. Стратегию «философии успеха» для реализации мегатрендов Возрождения России следует превратить в тактику. Любой «внезапный» успех должен быть взят под подозрение.

Желательно различать «комбинирующий» разум предпринимателя и творческий «преобразующий» разум интеллигенции. Возможности комбинирующего разума в конечном итоге реализовались в виртуальных практиках спекулятивноростовщического бизнеса.

Необходимым условием перехода общества на нравственный путь развития и важнейшей задачей государственной власти является корректировка системы образования в направлении формирования нравственного человека с адекватной самооценкой. Подрастающее поколение надо социализировать, не адаптируя его к действующей политической системе, а обучая философии, принципам и способам общественного действия. В детский растущий организм в процессе онтогенеза должно входить вещество социального идеала.

Предполагая, что термины «информация» и «знание» являются взаимосвязанными, следует все же заметить, что знания отличаются от информации; знания обладают большей ценностью и представляют собой гораздо более ценный актив для реализации сущностных сил и достижения выдающихся результатов.

Знания могут приобретаться в процессе учебного или жизненного образовательного процесса. Они создаются индивидуальной психикой, основываются на уникальном опыте и отделяют существенное от несущественное. Давид для победы над Голиафом использовал не информацию о его превосходящих силах и могуществе, а личностные знания.

Еще Римский клуб выдвинул тезис исключительной важности: социальная перспектива не может быть связана (только) с либерально-демократическим путем организации общества. В который раз история учит, что процветание сопутствует народу, правители которого, формируя стратегию развития общества, руководствуются духовными учениями и советами великих людей. Надлежит наполнить искривленное российское социальное пространство новыми смыслами.

Но история - не научная конференция и не семинарское занятие. Для того, чтобы формирование национальной идеи не заканчивалось созданием очередно-

и Большинство афинских политиков заручались поддержкой аристократии. Сам Перикл также принадлежал к аристократии, но в своей политической деятельности решил использовать простой народ. Исходя из этого, Перикл стал человеком народа.

го института или аналитического центра и массы людей смогли принять идеи, для теоретиков являющиеся очевидными, нужен исторический опыт. Поэтому достаточно большой проблемой в современных условиях может оказаться нахождение механизмов для соединения социальных идей с массовым общественным сознанием. Одним из таких механизмов является просветительская деятельность, социальная фантастика и СМИ. Проблемой может стать нахождение материальных средств для практической артикуляции принципа «Стратегия мысли — сохранение смысла жизни».

Список литературы

1. Баталов Э.Я. Американская мечта и русская идея. - М.: ИСКРАН, 2001. - 69 с.

2. Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. - М.: Республика, 1997. - 368 с.

3. Дьюи Д. Общество и его проблемы / Пер. с англ. И.И. Мюрберг и др. - М.: Идея-Пресс, 2002. - 159 с.

4. Adams J. Epic of America. - Boston: Little, Brown, and company, 1931 - 433 p.

Общество