С. В. Буталий

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НЕМЕЦКИХ ХРИСТИАНСКИХ МИССИЙ В ЮГО-ЗАПАДНОЙ АФРИКЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ МЕСТНЫХ ОБЩЕСТВ

(1842-1914 гг.)

Работа представлена кафедрой восточного регионоведения Краснодарского института экономики, права и гуманитарных специальностей. Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор Ю. Г. Смертин

В статье рассматриваются основные этапы становления немецких христианских миссий в Юго-Западной Африке в XIX-XX вв. Анализируется деятельность миссионеров по распространению христианства и европейской культуры среди местного населения. Показана противоречивость этого процесса и его влияние на трансформацию местных обществ.

Ключевые слова: миссионеры, Юго-Западная Африка, гереро, нама, культура, христианство, цивилизация, трансформация.

The main stages of formation of German Christian missions in South-West Africa in the 19th-20th centuries are considered in the paper. The author analyses the activity of missionaries who were spreading Christianity and European culture among the locals. The inconsistency of this process and its influence on transformation of local societies are shown.

Key words: missionaries, South-West Africa, Herero, Nama, culture, Christianity, civilisation, transformation.

История колониализма неразрывно связана с деятельностью христианских миссий. Германский колониализм не был

исключением. Стремление к приобретению колоний в Германии проявилось сразу же после создания империи в 1871 г.

В большой степени это было связано с бурным экономическим ростом и поиском Германией своего места в быстро меняющемся мире, который вступил в первую фазу глобализации.

Германия по ряду причин опоздала к разделу мира и теперь хотела наверстать упущенное. Не только правящие круги, но и широкая общественность возлагали большие надежды на создание германской колониальной империи (Kolonialreich). Немцы предполагали извлекать громадные выгоды из этого предприятия, получая из заморских стран сырье для бурно развивающейся промышленности, расширяя торговлю немецкими товарами, создавая новые инвестиционные возможности. Колониализм должен был цивилизовать погрязших во мраке невежества туземцев, распространить по миру блага немецкой культуры и Христова Евангелия. В наиболее концентрированном виде эти идеи были выражены инспектором немецких миссий Фридрихом Фабри в его книге «Нужны ли Германии колонии?» (Fabri F. Bedarf Deutschland der Colonien? Eine politische-ekonomische Betrachtung. Gotha, 1897), ставшей вехой в немецкой колониальной историографии. Он отвечал на свой вопрос утвердительно и считал, что колонии рейху нужны как рынок для экспорта и источник сырья, как территории, где немцы обретут новый дом под германским флагом, спасая таким образом отечество от угрозы перенаселения. Фабри верил, что колонизация станет клапаном для ослабления социальной напряженности в Германии и блокирует революционные устремления социал-демократов, а в самих колониях немцы цивилизуют и обратят в христианство туземные народы.

Миссионерские общества активно лоббировали колониальную экспансию Германии. Они обладали определенным политическим влиянием. Католические

миссионеры имели связи с Партией центра в рейхстаге, протестантские группы были тесно связаны с торговцами и чиновниками. Хотя между ними существовали внутренние разногласия, в целом миссионеры были согласны в том, что Германия должна расширяться как за счет религиозного влияния, так и осуществляя политику захвата заморских территорий. Они считали, что «германский меч должен быть брошен на чашу весов в борьбе с работорговцами и языческими милитаристами в Африке» [8, р. 28].

Немецкие миссионеры уже имели некоторый опыт работы с африканцами, в частности в Юго-Западной Африке. После английской оккупации Капской колонии в 1806 г здесь развернуло деятельность Лондонское миссионерское общество. В 1814 г его руководство послало в Юго-Западную Африку немца И. Г. Шмелена, который основал первую миссионерскую станцию в Бетани. Позднее, в 1825 г., британская Уэслейенская методистская церковь (названная так по имени основателя Уэслея) направила в этот регион преподобного Уильяма Трефола, но он и два его африканских спутника были убиты бушменами около Вармбада. Спустя восемь лет преподобный Эдвард Кук основал методистскую станцию в Вармбаде. Его усилиями за несколько лет в христианство были обращены более тысячи бон-дельсвартов (группа нама). Методистские миссии были открыты в восточной части Страны нама, на р. Носсоб, и на севере, в Рехоботе. Около 1865 г. эти станции были переданы Рейнскому миссионерскому обществу, а еще раньше, в 1840 г., оно стало контролировать станцию Лондонского миссионерского общества в Бетани [6, р. 385].

Рейнское миссионерское общество, штаб-квартира которого находилась в немецком городе Бармен, распространяло протестантскую версию христианства

в Капской колонии. Обратить внимание на Страну нама его руководству настоятельно посоветовал Г. Шмелен. Во второй половине XIX в. Рейнская миссия выполняла основную работу по евангелизации населения ЮЗА. Ее первыми миссионерами в 1842 г. стали Г. Кляйншмидт и Г. Хан, а также Г. Шеппман и И. Рат, прибывшие немного позже.

Шепман основал миссионерскую станцию в Стране гереро, в Ройбанк (район Уолфиш-Бей), где было достаточно свежей воды. Рат открыл миссию для гереро в Отжимбингве на р. Свакоп. Хан и Кляйншмидт попытались обосноваться в Окахандже, но отсутствие здесь воды в засушливом 1844 г. заставило их переместиться в более благополучный Отжи-канго, расположенный примерно в 20 км юго-западнее. Здесь было основана миссионерская станция, названная Гросс-Бармен, в честь штаб-квартиры Рейнского миссионерского общества.

В 1870-х гг. в ЮЗА прибыли новые немецкие миссионеры, сыгравшие важную роль в ее истории: К. Бютнер, Й.-Я. Ирле, Ф. Эйх и др. К концу 1870-х гг. немецкие миссионеры крестили около 2400 нама и гереро [1, с. 30; 7, б. 115].

Миссионеры играли важную, хотя и противоречивую роль в изменении образа жизни туземцев. Они учили детей и взрослых читать и писать на языке африкаанс (капско-голландском), ставшем лингва франка в ЮЗА, выполняли функции врачей, психиатров, фармацевтов и т. п. [14, р. 128-190; 9, р. 19-87].

Миссионеры открывали на территории миссий магазины и занимались продажей европейских товаров. Для координации усилий и повышения прибылей немецкие миссионеры создали в 1879 г Миссионерское торговое акционерное общество, которое, кроме всего прочего, занималось экспортом огнестрельного оружия.

Деятельность миссионеров проходила в сложных условиях, но в целом была плодотворной. В официальном документе, который подводит краткий итог миссионерской деятельности в период, предшествовавший установлению германского протектората, отмечалось: «Они (аборигены. - С. Б.) живут в мерзости и пороке, невероятной грязи и сплошном невежестве. В междоусобных войнах на-ма и гереро, которые продолжались десятилетия, люди и собственность обеих сторон были уничтожены в огромных количествах... Преподобный М. Бринкнер вынужден был семь раз спасаться бегством со своей станции Гросс-Бармен, а жизни миссионеров неоднократно подвергались огромной опасности. Однако горстка людей, отрезанных от остального цивилизованного мира, отчаянно и упорно продолжает свою работу, несмотря на все эти неприятности и разочарования. Миссионеры приложили много усилий, чтобы овладеть трудными языками нама и гереро, они создали письменность на этих языках. Более того, со временем они создали разнообразную туземную литературу на этих языках. Они исследовали еще неоткрытые территории вплоть до Страны овам-бо, строили дороги, возводили дома, церкви, школы, вводили новые сельскохозяйственные и садовые культуры, обучали туземцев домоводству, шитью и садоводству... Довольно много городов и деревень, таких как Виндхук, Гобабис, Окаханджа и Омаруру, обязаны своим существованием конструктивной работе Рейнской миссии» [12, р. 67].

Нужно отметить, что миссионеры также внесли значительный вклад в «научный колониализм». Такие священнослужители, как Генрих Феддер, который написал классические труды по истории и этнологии Юго-Западной Африки, сыграли значительную роль в «открытии» ко-

лоний. Миссиями издавалось большое количество словарей, грамматик местных языков, этнографических работ, которые представляли ценность для ученых и образованных людей.

Влияние миссионеров было глубоким и разнообразным. Оно распространялось даже на моду. Как отмечает А. С. Ба-лезин, именно в те времена сложился феномен, известный как «традиционная одежда женщин-гереро» - длинные и пышные викторианские платья, скопированные с туалетов миссионерских жен и дополненные головным платком, повязанным особым образом [1, с. 30].

Одной из главных трудностей в деятельности миссионеров был кочевой образ жизни местного населения, поскольку для успешного религиозного обучения необходимы были регулярные занятия. Другой проблемой было несовпадение, а иногда и противоположность социальных институтов и моральных установок нама и гереро с христианскими стандартами. Христианским миссиям наносился серьезный ущерб во время частых междоусобных войн. Миссионерские станции были одновременно и военными центрами; здание церкви было своего рода крепостью в период племенных и клановых войн, миссионеры даже снабжали свою паству огнестрельным оружием [2, с. 37; 9, р. 79]. Кроме Рейнской миссии в ЮЗА вели работу и другие миссионерские общества, но в гораздо меньшем масштабе. Одним из них было Финское миссионерское общество. Рейнская миссия в лице Г. Хана посоветовала Финской миссии обосноваться в Стране овамбо, и ее деятельность началась в 1870 г. Поначалу успехи были более чем скромными. За 20 лет в христианство был обращен всего 21 человек [15, р. 161], однако многие овамбо, хотя и не крестились, жили при миссиях и перенимали некоторые черты европейского быта. Миссионеры упорно занимались

евангелизацией, образованием, лечением местного населения. Финское общество до сих пор является самой мощной христианской организацией в Стране овамбо.

Католические миссионеры появились в ЮЗА довольно поздно. Первая, но неудачная попытка основать станцию в Омаруру относится к 1879 г. Католики хотели наладить работу среди групп овам-бо, живших по р. Окавонго, но эти попытки «провалились из-за громадных трудностей, вызванных отсутствием средств сообщения и нездоровыми кли-магическими условиями» [12, р. 66]. В 1896 г. католики откупили у Рейнской миссии земли под станцию в Кляйн-Виндхуке, а позже основали несколько станций в разных частях страны, в том числе в районе Окавонго в 1910 г.

Ко времени установления германского протектората над Юго-Западной Африкой в 1884 г. Рейнское миссионерское общество наиболее глубоко проникло в племенную жизнь гереро и нама. Г. Хан писал: «Наше прибытие и расселение... оказало благоприятное, стимулирующее воздействие на гереро, далеко превзошедшее все мои ожидания. Никогда ранее гереро не засевали, не пололи и не готовили свои поля к посеву с таким рвением. А теперь они всерьез принялись за строительство. Камагереро (вождь гереро. - С. Б.) строит себе солидный дом. Вождь Виллем Зерав следует его примеру. Какуоба, кандидат на крещение, воздвигает себе уютный дом, а еще два кандидата на крещение из гереро собираются строить небольшие дома. Все это - чудеса, совершающиеся на наших глазах. Кто мог предположить еще несколько лет назад, что гереро будут приходить к нам и заказывать за плату двери и окна!» [цит. по: 2, с. 36].

Однако некоторые миссионеры временами сталкивались с враждебностью вождей, поскольку, исходя из своих прин-

ципов справедливости и законности, вмешивались в их отношения с соплеменниками. Все же в кризисные времена традиционные власти часто обращались к ним за советом и руководством. Возможно, вызывало подозрение и недоверие и то, что миссионеры совмещали духовную деятельность с торговлей, но в целом к началу германской колонизации африканцы в основном испытывали к ним доверие и уважение.

Однако были и неприятные инциденты, один из них ассоциируется с методистским миссионером Хэдди, которого глава готтентотов-орлам Йонкер Афркаа-нер обвинил в предоставлении правительству Капской колонии разведывательной информации о событиях в Стране нама. Было одно противоречие, кото -рое оставалось неразрешимым. С одной стороны, миссионеры через развитие торговли способствовали прогрессу местного населения, а с другой - они ассоциировались с европейской колониальной экспансией из Капской колонии. Поэтому Йонкер говорил, что миссионеры - это «предатели, покушающиеся на нашу землю, проповедники лжи, богохульствующие лгуны... Вас прислали приручать нас. Вы построили дом и кажетесь дружелюбными, а потом приходят торговцы. и искатели медной руды (из Южной Африки. - С. Б.). Вы хотите сделать с нами то, что уже сделали с народом Малой страны нама (область расселения нама в Капской колонии. - С. Б.) - отобрать наши земли» [10, р. 29-39]. Такие высказывания широко распространились по Стране нама, и для миссионеров, не имевших таких намерений, наступили трудные времена, потому что они порождали недоверие среди народа, с которым они долгое время жили в мире. В то же время Йонкер был тесно связан с миссионером Ханом, служившим в Ной-Бармене (Отжиканго), и поддерживал его. Они об-

менивались письмами, подарками, посещали друг друга в течение двадцати лет. Если говорить в целом, то христианство к началу германской колонизации стало существенным фактором политических, социальных и экономических отношений в Юго-Западной Африке.

Миссионеров иногда обвиняют в том, что они были сторонниками установления германского протектората [5, с. 14; 11]. Возможно, это справедливо, но нужно понимать, что у них были собственные цели, не всегда совпадавшие с поборниками колониальной идеи в Германии. Миссионеры видели главным препятствием для своей деятельности постоянные междоусобные войны между племенами и кланами и полагали, что в регионе нужно появление сильной власти, которая установила бы порядок и распространила действие законов на все население. Они как могли помогали установить хотя бы хрупкий мир. В 1870 г., когда назревал большой конфликт между гереро и орлам, рейнские миссионеры прибегли к дипломатии, и в Окахандже был подписан мирный договор между Магареро и Йонке-ром Африкаанером.

Колонизация Юго-Западной Африки, начавшаяся после 1884 г, означала культурную революцию в системе ценностей, представлений и верований ее населения. Но начало трансформации в сфере культуры положили миссионеры через систему образования. Распространение христианства приводило к изменению мировоззрения части местного населения, возникновению нового типа общности, основанной не на кровных, а на религиозных связях.

Принятие христианства для африканца в принципе означало разрыв с собственной культурой. Ему запрещались любые формы традиционных обычаев: отмечать языческие праздники, события, имеющие значение для общины и семьи, -

рождение ребенка, бракосочетание, поминовение умерших, не разрешалось участвовать в обрядах, связанных с сезонным циклом сельскохозяйственных работ, так как эти обряды были основаны на традиционных религиозных верованиях общины. Принятая в обществе полигамия объявлялась страшным грехом. Миссионеры не воспринимали никакой культуры, кроме собственной, и использовали свое положение духовных лидеров для того, чтобы навязать пастве негативное отношение к местной общинной жизни и культуре. Запрет накладывался на все виды традиционного искусства, например, танцы, музыку, и декоративные элементы типа татуировок, особых причесок и т. п. Новообращенный должен был принимать христианское имя и отрекался от африканского имени, которое имело определенный, значимый для соплеменников смысл. Наконец, строгое соблюдение христианских норм означало отказ от признания власти местных вождей и старейшин, так как их власть была не от Бога, а базировалась на вере в их связь с языческими богами и предками.

В конечном итоге подобные требования вели к отделению и изоляции африканских христиан от общины и к их возрастающей зависимости от миссий. Они теряли право на поддержку общины во время болезни или старости. Как считает немецкий исследователь В. Руш, «независимо от мотивов деятельности отдельных миссионеров, в целом их работа способствовала разрушению традиционных культур и образа жизни в африканских общинах» [4, с. 99]. С этим можно согласиться, но лишь частично. Как отмечают некоторые исследователи, полной замены традиционных ценностей новыми не произошло [13, р. 505-506]. Усвоение религиозных новшеств носило в основном поверхностный характер. Можно согласиться с М. Д. Никитиным, который считает, что

«христианство заняло как бы верхнюю часть в системе представлений и стало своеобразной идеологической сверхструктурой, под которой продолжали существовать культ предков, колдовство, магия, тотемизм, вера в различных духов» [3, с. 181]. Он же отмечает, что в колониальный период вера в колдовство даже усилилась, так как возросла социальная мобильность общества, увеличилось число контактов и конфликтов между людьми, расширилась сфера соревнования за властные посты, образование и рабочие места [3, с. 182]. Христианским священникам приходилось мириться с неполным соблюдением церковных уложений, если оно не входило в очевидное противоречие с основными догматами веры. Таким образом происходила африканизация христианства. Уже в начале ХХ в. в Юго-Западной Африке возникают христиан-ско-африканские церкви и секты, которые приобретут широкое распространение в Намибии после Второй мировой войны.

В целом воздействие миссионеров на африканские общества Юго-Западной Африки было глубоким и противоречивым. Несомненно, они подготовили почву для колониального захвата Германией африканских территорий и созданию на них белой поселенческой общины путем христианизации части населения, его образования в соответствии с западными ценностями. С установлением германского протектората христианские миссии получили новые возможности для своей деятельности. При этом миссионеры отнюдь не шли в фарватере государственной политики, а преследовали собственные цели, основной из которых была евангелизация африканцев. Миссионеры всегда осуждали эксцессы колониальной эксплуатации и становились на сторону местного населения в его конфликтах с германскими властями. Значителен вклад христианских миссий в изменение культурной парадиг-

мы африканцев. Масштабы распространения западной культуры, в том числе и бытовой, были намного больше количества черных христиан; новообращенные знакомили с ней своих соплеменников. Использование ее вещественных и духовных атрибутов становилось престижным делом. К негативным моментам деятельности миссионеров следует отнести их

ригористическое стремление к лишению африканцев идентичности, однако, как было сказано, в целом им этого сделать не удалось. За свою в основном бескорыстную и плодотворную работу немецкие миссионеры снискали уважение у народов Юго-Западной Африки, что подтверждается расширением их деятельности в современной Намибии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Балезин А. С. Немецкая община в Намибии: основные этапы формирования // Восток: Афро-азиатские общества. История и современность. 1992. № 5.

2. История Намибии в новое и новейшее время. М., 1993.

3. Никитин М. Д. Черная Африка и британские колонизаторы: столкновение цивилизаций. Саратов, 2005. С. 181, 182.

4. Руш В. Некоторые заметки о последствиях деятельности христианских миссионеров для культуры и образа жизни африканских народов // Раздел Африки и его последствия. М.: Наука, 1990.

5. Фокин С. В. «Дранг нах Африка»: колониальная политика Германии (конец XIX-30-е годы ХХ в.). М., 2003.

6. Colonialism in Africa. 1870-1960. Vol. 1: Politics of Colonialism 1870-1914 / Ed. by L.H. Gann, P. Duignan. Cambridge, 1969.

7. DriesserM. Die Rheinishe mission in Sudwestafrika. Gutersloh, 1932.

8. Gann L. H, Duignan P. The Rulers of German Africa. 1884-1914. Stanford, 1977.

9. Lau B. Southern and Central Namibia in Jonker Afrikaner's Time. Windhoek, 1987. Р. 19-87.

10. Lau B. Conflict and Power in Nineteenth-Century Namibia // The Journal of African History. 1986. Vol. 27. N 1. P. 29-39.

11. Loth H. Die christliche Mission in Sudwestafrika. Zur destruktiven Rolle der Rheinishen missionsgeselischaft beim Prozese der Staatsbildung in Sudwestafrika (1842-1893). Berlin, 1963.

12. Report presented by the Government of the Union of South Africa to the Council of the League of Nations concerning the Administration of South West Africa for the year 1928. Cape Town, 1928.

13. Tshibangu T, Ade Adjayi J. F., Sannen L. Religion and Social Evolution // UNESCO General History of Africa. Vol. VIII. Africa since 1935. Berkeley, 1999.

14. Vedder H. South West Africa in early times. Being the story of South West Africa up to the date of Maharero's death in 1890. L., 1938.

15. Wellington J. South West Africa and its Human Issues. Oxford, 1967.