© О.Ю. Жуковец, 2008

УДК 130.2:72(091) ББК 71.0

БАРОККО КАК ТИП КУЛЬТУРЫ И МЫШЛЕНИЯ: СТИЛЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ

О.Ю. Жуковец

Статья посвящена слабоизученной, но вместе с тем актуальной и глубокой теме анализа барокко в контексте его стилевых, мыслительных и культурно-типологических особенностей. Отмечается, что барокко как понятие принадлежит не только к сфере истории искусства, но и к огромному пространству философско-культурного поиска. Барокко как тип культуры автор рассматривает с точки зрения компаративного анализа, сопоставляя исследуемую эпоху с предшествующим Ренессансом и последующим классицизмом, рококо и др. Как особый тип мышления автор показывает барокко в антропологическом ключе.

Ключевые слова: барокко, культурология, история культуры, Возрождение, Ренессанс, художественный стиль, типы культуры.

В современной гуманитарной науке понятие «барокко» не ограничивается рамками искусствоведения, а принадлежат пространству философского и культурологического дискурса, их теоретическому инструментарию. В философской рефлексии барокко (особенно в русской традиции) одной из наиболее важных проблем является выяснение соотношения барокко с другими культурно-историческими эпохами. Академик Д.С. Лихачев отмечал, что «Историческое положение барокко, общественное значение барокко не менее важны, чем его формальные признаки. Понятие “барокко” не только формально-типологическое, но и конкретно-историческое» [2, с. 188]. Барокко, как и все художественные эпохи, имело преемственность как с предшествующими, так и более поздними периодами философского, религиозного и культурно-художественного развития.

Барочный этап становления культуры и теоретического мышления имманентно связан с эпохой Ренессанса (по мнению многих исследователей, между ними существует переходное звено - маньеризм) и с классицизмом. Различаясь во времени, типоло-

гически барокко соотносимо с культурой средних веков и романтизмом. «Каждый стиль, формируясь, обращается к предшествующим стилям, родственным ему по своему характеру» [там же]. Помимо стилевых и типологических параллелей между поэтикой ранней Византии и поэтикой барокко (тяга к «эмблемам» и «символам», к басен-ности, к игре ума и фокусничанью, к иерог-лифике монограмм и т. д.), также существовала несомненная духовно-символическая связь. Это прослеживалось во всех видах искусств указанных культур.

Непосредственно барокко продолжало идейно-гуманистические и художественные традиции Ренессанса, хотя между ними имелись и достаточно заметные различия. Мыслители позднего Возрождения резко отрицали новое направление, видели в нем искажение разработанных ими представлений о прекрасном, о целях искусства, о гармонии смысла и формы. Основатели барочного направления, в свою очередь, не считали своим достоинством связь с предшественниками, демонстрировали разрыв с ними. В действительности этот разрыв не был таким решительным и непреодолимым. Мастера барокко в чем-то сохранили и одновременно углубили многие ренессансные мысли о мире и личности, преподнося рефлексию о человеке, постоянно

взаимодействующем с природой и обществом. Тем не менее духовным сподвижникам барокко гармония Возрождения казалась недостаточной для отображения всей сложности человеческого бытия. В отличие от своих предшественников мыслители и художники барокко выявили существенные противоречия между человеком и его социальным окружением, человеком и природой, человеком и законами мироздания, существующими вовне и помимо индивида. Ощущение противоречивости бытия в эпоху барокко раскалывает ту целостность личности, которая высвечивалась в ренессансных творениях. Естественная, почти физическая, гармония Ренессанса уступила место внутренней, напряженной, метафизической гармонии барокко.

Постижение сущности барочного космизма связано прежде всего с исследованием мирочувствования и миропонимания человека барокко. Внутренний космос личности этой эпохи определяется ощущением себя на грани «бездны бесконечности» и «бездны небытия». В западноевропейской философии эту экзистенциальную расколотость предельно выразил Б. Паскаль, который во многом не принимал рациональную парадигму и отказывался признавать мир устойчивым. Подчеркивая особую роль эстетического переживания как необходимого элемента социальной жизни, Паскаль осмысливал общечеловеческие вопросы. Личность, с его точки зрения, находится на грани бытия и небытия, в абсолютной и темной неопределенности; познание и самосознание не дают ответа на вопросы о сущности человека, ничтожен или богоподобен человек. Эпоха не разъясняет возникновения бытия того, кого никогда не было (рождения), и возможности воскресения или обретения бытия тем, кто уже существовал.

«Кризисное», «пороговое» мироощущение позволило мыслителям барокко сформулировать важнейшие метафизические принципы барочного мышления, заключающиеся в антиномичности восприятия человеком окружающего мира, самого себя и абсолютного, божественного, мира. Мышление барокко в контексте дихотомии «человеческое - социальное» поднимает личность на сверхчеловеческую высоту; создает понятие гения, противопоставленного массе, и понятие роли, свя-

занное с обществом. Социальные роли людей различных сословий (будь то проповедник, ученый, бюргер, крестьянин и т. д.) преподносятся лишь как символы отдельных элементов, принадлежащих к некоему целому (см., например: [4]). Целое есть единый тип человека эпохи барокко, который трудно определить в силу противоречивости барочного мировосприятия и соответственного отражения в произведениях культуры.

Новый тип мышления барокко обрел воплощение в новом философском видении художественного стиля. «Последний, при чисто внешнем сопоставлении с ренессансным, может представать как вычурный, декоративный, искусственно усложненный» [1, с. 4]. Однако если принять во внимание его внутреннее содержательное наполнение, те идеи, которые он отражал, то его художественный облик предстанет как логичный, последовательный, адекватный мировосприятию своего времени. При естественных различиях ренессансного и барочного мировосприятия и формально-художественных методах воспроизведения последнего между ними существует прямая преемственность. Она проявляется уже в самих философских и общекультурных истоках этих тенденций (античность и христианское средневековье). Идейная и аксиологическая преемственность этих философско-культурных парадигм просматривается в непосредственной связи барочных философов и художников с Ренессансом, особенно в области теории искусства. Теоретики барокко воспринимали идейные воззрения и художественные свершения мыслителей Ренессанса. Наиболее ярко это отразилось в концепциях, развивающих эстетическую теорию эпохи Возрождения, опирающуюся на «Поэтику» и «Риторику» Аристотеля.

Стилевые принципы мышления барокко были связаны не только с Ренессансом, но и со Средневековьем. Как показали исследования М. Бахтина и А.Ф. Лосева, Ренессанс был тесно связан с предшествующей эпохой общими принципами искусства и формальными приемами мышления. Некоторые средневековые представления продолжали достаточно активно жить в западноевропейском Возрождении. Например, неоплатонизм (Флорентийская академия) сохранял средневековые фи-

лософские традиции, но выдвигал на первый план личностное начало. В этот период, как отмечает А.Ф. Лосев, личность находилась на одном уровне с природой и космосом. Таким образом, «Ренессансу не удалось окончательно преодолеть антично-средневековый неоплатонизм при помощи своей гуманистической направленности, и преодоление это было завещано Ренессансом последующим векам европейской культуры» [3, с. 141], в том числе и культуре барокко.

Следует также принять во внимание параллельность, синхронность существования средневековых и ренессансных тенденций. Это не могло не сказаться на характере не только отдельных памятников, но и культурно-художественного процесса. Эпоха Средневековья проходит тонкой линией далее в типичных памятниках Ренессанса (например, «Декамерон» Бокаччо); эту же линию можно увидеть в ренессансной философии и теологии (роль испанских мистиков в ренессансной мысли, литературе и искусстве Западной Европы). Отсюда следует, что барокко обращалось, причем творчески, к наследию Средневековья не только при посредстве Ренессанса, но и непосредственно в самом Ренессансе, в глубинах которого продолжала существовать достаточно сильная средневековая традиция.

В некоторых славянских странах дистанция между искусством средних веков и барокко была более короткой: там, где не было Возрождения, его задачи выполняли художественные направления последующего времени, прежде всего барокко. Так, в России эпоха барокко приняла на себя функции Ренессанса, привносила гуманистические и антропоцентрические идеи и поэтому имела более оптимистический характер, чем в Западной Европе.

Барокко как своеобразный тип культуры, сохраняя преемственность предшествующих этапов истории духовной жизни Европы, сыграло роль связующего звена и дало ряд импульсов для последующих эпох. Барочная тенденция в более или менее чистом виде продолжала существовать наряду с такими направлениями Просвещения, как классицизм XVII в., сентиментализм, предромантизм и рококо, которое некоторыми исследователями рассматривается как разновидность поздне-

го барокко. Синхронность и параллелизм их существования обусловили воздействие барокко на философские и литературные направления Просвещения, которое, с одной стороны, преодолевало определенные тенденции предшествующего периода, а с другой стороны, использовало и развивало их в духе нового времени. Классицизм, например, в своем рационалистическом восприятии реальности и подчиненных ему, продиктованных его логикой стилевых концепциях противостоял барокко, но в то же время был связан с ним общей теорией искусства.

Знаменательно, что понятие «барокко» часто отождествляется с термином «готика» - еще одной категорией бесформенного и странного для мыслителей XVIII века. И только в конце XIX в., когда искусство после ренессансного периода становится объектом научных исследований, термин «барокко» начинают использовать для всех произведений и культурных парадигм данного периода.

Исследователи многообразных школ, взглядов и направлений придают барокко различные смысловые оттенки, поэтому примирить порожденные ими противоречия практически невозможно [3, с. 119]. Если ограничиться только теми концепциями, которые обладают достаточной цельностью, их можно разделить на три большие группы. Первая (Г. Вельфлин, К. Гурлитт, Х. Ортега-и-Гассет) - исходит из признания универсальной и вневременной ценности барокко: его черты обнаруживаются в некоторых произведениях искусства, начиная от первобытного общества и вплоть до наших дней. Барочная составляющая человеческого духа, пребывая в подавленном или активном состоянии, оказывает влияние на мир форм и идей испокон веков, при благоприятных условиях она занимает доминирующую позицию в творческой деятельности.

Вторая группа (Н.А. Бердяев, Д.С. Лихачев, Ю.М. Лотман, С.Т. Махлина, А.М. Панченко) применяет термин только к определенному периоду: к XVII в., а иногда к началу XVIП века. Вместе с тем термину придается необычайно широкое значение, поскольку он используется для характеристики целого комплекса исторических, социальных, художественных и интеллектуальных явлений. Согласно

этим воззрениям век барокко создал свою барочную литературу, философию, духовность, социальную структуру и даже науку.

Третье направление (А. Ригль, В.Л. Та-пье) ограничивает использование термина сферой архитектуры и считает барочными творения Бернини, Барромини, Пьеро да Картона, Гварини, признавая также их предшественников (предбарокко), последователей (позднее барокко) и тех, кто испытывал их влияние.

Названные направления примирить невозможно: в каждом случае барочными называются те произведения, которые не признаются таковыми согласно двум другим подходам.

Автор статьи придерживается концепции второй группы исследователей по следующим причинам. Во-первых, представляется обоснованным ограничение эпохи барокко временными рамками XVII-XVIII вв., что характерно не только для западноевропейской философии культуры, но и для русской философской и культурологической традиций. Во-вторых, широта значения понятия «барокко» предоставляет возможность анализа барокко с различных логико-дискурсивных позиций, обусловливает появление новой содержательной терминологии, такой как «человек барокко», «эпоха барокко», «барочная наука», «политика эпохи барокко» и т. д. Новый понятийно-категориальный аппарат в исследованиях эпохи барокко возникнет именно в отечественной философской традиции.

В-третьих, термин «барокко» (или «барочный») в качестве первичного методологического концепта может применяться к искусству разного времени и разных стран при наличии в нем подвижности и эмоциональной насыщенности, которые ассоциируются с понятием «барокко». С этой точки зрения многие произведения эллинистической скульптуры можно назвать «барочными».

Барокко как тип культуры, имеющий исторический контекст, характеризуется следующими признаками: 1) время практического действования, реализации энергии, устремленной вовне; 2) активно непосредственный, как бы стихийный, поиск новых форм в результате психологического надлома, отличающего «человека барокко»; 3) укорененность в тра-

диции, от которой происходит отталкивание, то есть наличие сложного характера преемственности, обеспечивающей высокий творческий уровень мастеров барокко; 4) трагически мистическая, эсхатологическая окрашенность мироощущения в Западной Европе. В России, напротив, - оптимистически утверждающий прорыв к будущему.

Художественный стиль барокко, имманентно «вкорененный» в культуру этой эпохи, обладает основными принципами и закономерностями формообразования, но все же трудно поддается формальному определению, поскольку барокко, как справедливо отметил К. Гурлитт, - это не столько исторический стиль, сколько «неуравновешенная фантазия», «усиление внешнего», своеобразный творческий импульс, повторяющийся на протяжении всей истории искусства. Поэтому в философско-культурологической литературе термин «барокко» - один из самых многозначных.

Неоднозначность и дискуссионность понятия «барокко» возникает вместе с появлением самого художественного направления со специфическими приемами и методами исполнения. Одна из характерных черт западноевропейской историографии XVII-XVIII вв. - это ожесточенные логические споры о стилистических категориях, во многом определяющих мышление барокко. Возникновение этих интеллектуальных дебатов объясняется в значительной степени тем, что философы и историки данного периода вынуждены были использовать понятие «барокко», значение которого оставалось весьма туманным и неопределенным.

С определенной долей уверенности можно говорить о том, что в философском осмыслении эпохи барокко стилевые направления, сменяющие друг друга, отличаются противоположными ориентациями; иными словами, в теории барокко наблюдается действие закона антитезы. В данном контексте и возникает проблема, которую автор статьи пытается разрешить. «Барокко» - стиль мышления, стиль культуры или особое мироощущение, может быть, особый уровень чувствования? Представляется, что барокко - это органическое единство названных составляющих. Как мироощущение, как антропологическая саморефлексия барокко

выражалось в особой метафизике человеческого существования, «распростертого» в пределах конечного мира и бесконечного бытия Бога. Как тип мышления барокко обладало категориальным строем, опиралось на формальные законы логики, использовало определенные дискурсивные принципы. В качестве нового культурного типа барокко представлено стилевыми особенностями, художественными приемами и своеобразной, барочной, методологией «сотворения» памятников культуры.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Липатов, А. В. Барокко в славянских культурах / Л. А. Липатов, А. И. Рогов, Л. А. Сафронова. -М. : Наука, 1982. - 351 с.

2. Лихачев, Д. С. Развитие русской литературы X-XVII веков / Д. С. Лихачев. - Л. : Наука, 1979. -206 с.

3. Лосев, А. Ф. Эстетика Возрождения / А. Ф. Лосев. - М. : Мысль, 1978. -750 с.

4. Gurlitt, C. August der Starke. Ein Furstenleben zur Zeit des deutschen Barocks / C. Gurlitt. - Dresden : Sibyllen, 1924. - Bd. I-II. - 411 S.

BAROQUE AS A TYPE OF CULTURE AND THOUGHT: STYLE FEAURES

O.Yu. Zhukovets

The article applies to the weakly developed but actual analysis of baroque in the context of its style, reflective, cultural and typological features. The author pays attention to the fact that baroque as a notion belongs not only to the sphere of art history, but also to a vast sphere of philosophic and cultural search. The author considers baroque as a cultural type regarding comparative analysis in contrast to preceding Renascence and following classicism, rococo, etc. The author shows baroque as a special type of thought through the anthropology.

Key words: baroque, culturology, history of culture, Renaissance, Renascence, artistic style, types of culture.