УДК 1

Б.Н. Попов, Н.А. Федоров

АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

В статье даны краткие описания аспектов развития этнической и национальной культуры с точки зрения видных мыслителей Запада И. Канта, К. Маркса, Э. Трельча, О. Шпенглера, А. Тойнби и российских - А. Кармина, П. Сорокина, Э. Соколова, К. Кавелина, Н. Данилевского, В. Ключевского и И. Ведина. Кроме этого, излагается характеристика структуры национальной культуры, в частности, значения этнической составляющей в национальной культуре общества.

Более детально описывается значение и необходимость развития гражданского общества, правового государства.

Противоположное понимание истории человечества связано с идеей прогресса. В этой идее выражается оптимистическое убеждение о том, что с ходом истории условия жизни людей постепенно меняются в лучшую сторону. Она стала, начиная с ХУ11-ХУШ вв., привлекать к себе внимание в эпоху формирования индустриального общества и бурного развития науки и техники. Философы-просветители того времени пытались осмыслить историю как путь совершенствования общества на основе развития культуры, образования и воспитания.

Идея прогресса стала одной из самых популярных в общественной мысли ХУШ-Х1Х вв. Историки и философы считали, что человеческое общество постепенно продвигается, хотя и разными темпами, к улучшению жизни. Предполагалось, что существуют единые законы истории, которые определяют последовательность этапов этого продвижения так, что все народы, сколь различными ни были бы условия и формы их жизни, движутся по одному и тому же историческому пути. В философии выдвигались различные взгляды относительно движущих сил общественного прогресса, критериев, определяющих его направление, законов истории, обуславливающих его ход и последовательность сменяющих друг друга состояний общества и культуры. Следовательно, исторический прогресс однолинеен и представляет собою движение вперед по единой, общей для всего человечества, магистрали. В этом движении человеческое общество проходит ряд закономерно сменяющих друг друга стадий, каждая из которых характеризуется определенным уровнем развития культуры. Переходя от одной стадии к другой, общество постепенно поднимается на все более высокий уровень культуры.

В каждую историческую эпоху существуют народы, находящиеся на разных стадиях прогресса. Поэтому уровень культурного развития народов различен: есть отсталые народы с низким уровнем культуры и передовые народы, чья культура достигла самого высокого для данной эпохи уровня.

Наиболее развиты европейские народы. Поэтому европейская культура - это наиболее передовая культура эпохи. Дальнейший прогресс общества должен поднять культуру всего неевропейского мира до уровня европейской культуры.

Видный идеолог европоцентризма немецкий философ и теолог Э. Трёльч (1865-1923 гг.) писал, что у неевропейских народов отсутствует историческое самосознание и критическое отношение к прошлому. Только европейский дух, унаследовавший великую античную культуру и познавший «святые истины христианства», способен понять единство человеческого рода и его исторический путь. Поэтому всемирная история есть история развития европейского духа и проникновения его во все страны. «Для нас существует только история европеизма».

Европоцентризм вплоть до настоящего времени является одним из самых влиятельных на Западе идейных течений. Однако уже в Х1Х веке изучение культур различных народов порождает сомнения относительно возможности функционирования единого социального закона, выстроить их в одну линию и уровень развития. Исторические и этнографические данные свидетельствуют о том, что даже в примитивных культурах отсталых народов имеются достижения, усвоение которых способно обогатить европейскую культуру. В современное время пренебрежительное отношение к «нецивилизованным» народам встречает осуждение со стороны гуманистически настроенной интеллигенции.

У ряда философов и у других ученых стало вызывать тревогу развитие западной цивилизации. Реальный ход событий европейской истории явно не оправдывает надежды, которые возлагали на него просветители ХУШ века. Развитие промышленности принесло с собою не всеобщее богатство и счастье, а еще больший разрыв между богатством на одном полюсе общества и нищетой на другом. Все это чувствительно ударило по идее светлого оптимизма - идее прогресса.

В этих условиях представление о том, что развитие Европы прокладывает для всего человечества путь, ведущий его к грядущему «золотому веку», утрачивает свою прежнюю очевидность. Некоторые исследователи культуры подвергают идеологию европоцентризма критике и начинают искать иные подходы к пониманию культурноисторического прогресса. Первым из них стал мыслитель, который жил в стране, расположенной на стыке Европы с Азией, - русский философ и социолог Н.Я. Данилевский. А в XX веке появился целый ряд культурологических теорий, основанных на отказе от всех приведенных выше

положений, характеризующих установки европейского сознания XIX века. Это направление философской мысли получило название славянофильство.

Итак, человечество - это, по мнению Данилевского, не более чем абстрактное собирательное понимание; в реальности нет человечества как целого, а есть отдельные народы, представляющие собою разные воплощения «идеи человека». Нет и никакого общего процесса развития, который охватывает человечество, взятое в целом, есть лишь особые культурно-исторические типы развития разных народов, которые порождают существующие отдельно друг от друга цивилизации.

А немецкий мыслитель Освальд Шпенглер (1880-1936 гг.), как и Данилевский, выступает против «безрадостной картины линеарной всемирной истории» и утверждает нелинейность исторического процесса. Для него всемирная история представляется в виде протяженного во времени поля, в разных местах которого вспыхивают, разгораются и угасают костры культурных миров, оставляя после себя пепелище с мертвыми останками созданных в них ценностей. Эти миры замкнуты и взаимонепроница-емы. Каждая культура живет своей особой жизнью. Подобно отдельной человеческой личности она рождается, достигает зрелости, стареет и умирает.

Шпенглеровские характеристики культур опираются больше на интуицию, чем на строгий научный анализ. Однако он подкрепляет их большим количеством фактического материала из истории искусства, религии, науки и других областей духовной деятельности людей и, хотя специалисты находят их во многом спорными и сомнительными, они тем не менее представляют большой интерес, хотя его прогноз о крахе европейской культуры к 2000 году провалился с «треском».

Следующий мыслитель, англичанин Арнольд Тойнби (1889-1975гг.) всех членов цивилизованного общества разделяет на две части: творческое меньшинство и инертное большинство. Именно творческое меньшинство -пророки, мыслители, политики, полководцы - «вдыхают в социальную систему новую жизнь», выводят общество из кризисного состояния и дают импульс к росту цивилизации. Но творческие личности лишь «дрожжи в общем котле человечества». Наличие сильной творческой личности - фактор, необходимый и достаточный лишь для зарождения культурной мутации. Для развития культурной мутации в обществе нужно побудить инертное большинство следовать за активным меньшинством. А это требует усилий не только со стороны творцов, но и со стороны нетворческой массы, которая должна стать готовой к восприятию вводимых ими новаций. Цивилизованное общество то, в котором эти встречные усилия сливаются воедино.

Размышления о взаимосвязи между судьбами цивилизаций и развитием религий приводит Тойнби к выводам, которые вносят неожиданную и радикальную перемену в его понимание всей истории человечества.

До сих пор история человечества представлялась как история возникновения жизни и распада цивилизаций. Путь религиозного преображения общества при этом выступал как способ становления новой цивилизации. Теперь же Тойнби начинает рассматривать историю как бы с другой стороны: если при разложении цивилизаций возникают религии и церкви, в лоне которых созревают силы, преобразующие общества в новую цивилизационную форму, то можно ставить вопрос не только о роли религий в смене цивилизаций, но и о роли цивилизаций в смене религий.

Пересмотренный с этой точки зрения план истории человечества выглядит у Тойнби следующим образом: возникшие непосредственно из примитивных обществ первичные цивилизации (первое поколение цивилизаций) порождают несовершенные - языческие формы религии.

Вторичные цивилизации (их второе поколение, произошедшее от первичных цивилизаций) создают условия для формирования высших религий и вселенских церквей

- буддизма, иудаизма, христианства, ислама - это «церкви-куколки», которые впитывают в себя энергию, излучаемую распадающейся цивилизацией, и облучают ею завязь новой цивилизации, прежде чем произвести ее на свет.

Третичные цивилизации (третье поколение) - это современные цивилизации, в которых зарождаются элементы новых высших религий (в качестве примеров Тойнби приводит здесь православие и дзен-буддизм). В перспективе они должны слиться в единую «религию будущего», которая синтезирует все ценное, что содержится в религиях прошлого и настоящего.

Таким образом, пишет Кармин А. С. в книге «Философия культурологии», цивилизации существуют и умирают для того, чтобы вызвать к жизни новые, более развитые формы религии. Как говорит Тойнби, «повторяющиеся повороты «горестного колеса цивилизаций» оказываются движением вперед «колесницы Религии».

Развитие религиозного сознания - это «цельный и единонаправленный» процесс духовного, нравственного совершенствования людей, который пронизывает собою «многовариантную и повторяющуюся» историю цивилизаций. Цивилизации являются лишь элементами и этапами более глубокого исторического процесса - процесса развития духовного мира человечества. Создавая религии, люди ищут ответ на главный вызов истории - вызов Бога быть человеком.

Питирим Александрович Сорокин (1889-1968 гг.) начал свою научную деятельность в России, в Петербургском университете, но в 1922 г. по решению В.И. Ленина был выслан из родной страны. Поселившись в США, он стал крупнейшим социологом и внес большой вклад в развитии социологии как в США, так и во всем мире.

Сорокину принадлежит принципиально новая, оригинальная теория культурно-исторического процесса, существенно отличающаяся от концепций Данилевского, Шпенглера, Тойнби. Они описывали культуры народов как

уникальные и неповторимые. Сходство между различными культурами они усматривали лишь в том, что им всем предназначено неповторимое движение по одному и тому же пути - от рождения к смерти.

Сорокин подошел к делу иначе: определяя культуру как предмет исследования, он пишет: «В самом широком смысле это слово может означать общую сумму всего, что создано или модифицировано путем сознательной или неосознанной активности двух или более индивидов, взаимодействующих поведение друг друга».

По Сорокину, в культуре следует различать два аспекта: внутренний или ментальный - смысл, значение, ценность, составляющие духовное содержание культурных феноменов, и внешний или материальный - выражение, воплощение смысла, значения, ценности в чувственно воспринимаемых формах, в физических вещах и процессах. Предметы культуры отличаются от явлений природы тем, что они являются знаками, символами: материальное в них служит формой выражения духовного, становится носителем смыслов и ценностей.

Феномены культуры могут различным образом сочетаться друг с другом. Если какая-то совокупность их объединяется смысловыми, логическими, причинно-следственными связями, то они образуют интегрированную культурную систему. Это могут быть, например, религиозные системы, философские учения, художественные стили, политические и экономические объединения и т.д.

Любая организованная группа людей - семья, класс, государство, город, нация и страна - является носительницей определенной культуры, поскольку без наличия какой-то общей совокупности значений, ценностей и норм, она не могла бы существовать. Однако было бы большим заблуждением думать, что свойственная реальным человеческим сообществам культура всегда интегрирована в целостную систему. Даже отдельный индивид обладает множеством самых разнообразных и далеко не обязательно согласованных между собою элементов культуры, одна часть которых логически упорядочена и систематизирована, а другая представляет собою беспорядочную смесь культурных неинтегрированных комплексов, содержащих в себе разнородные феномены культуры и фрагментов, заимствованных из разных культурных систем. Если отдельный человек не является абсолютно логичным и последовательным в формировании своего культурного мира, то тем более это относится к социальным общностям людей. Культура общества всегда включает в себя наряду с целостными системами значений и ценностей массу культурных неинтегрированных комплексов и феноменов, несогласующихся с ее основными системами. Так, в России начала Х1Х века господствовала культура, которая была, как утверждал Уваров, православной и самодержавной, но уже тогда в ней существовали ростки отрицания Бога (атеизма) и вера в идеалы демократии.

Сорокин критикует как «культурный атомизм», видящий в культуре бессвязный конгломерат, случайное со-

брание разнообразных феноменов, так и «культурный интегрализм», исходящий из убеждения (которое принимается без доказательств и обычно даже отчетливо не формируется), что культура общества всегда представляет собою полностью интегрированную суперсистему.

В этом случае как же можно разобраться в культурноисторическом процессе и найти его закономерности? По утверждению Сорокина, необходимо выделить основные типы культурных систем: если мы сумеем выделить два-три наиболее мощных фактора в культурно-историческом процессе того или иного народа или цивилизации, то мы поймем, что все-таки на самом деле происходит. Никакой сверхчувственной и сверхъестественной реальности не существует. Поэтому можно различать и два основных типа культуры.

Сорокин подчеркивает, что в «чистом виде» недоступное органам чувств бытие (идеационная культура) представляется как подлинная реальность (сенсативная культура), вероятно, никогда полностью не реализуется в каком-либо конкретном обществе. Но в одни периоды истории конкретных обществ господствует идеационная культура, в другие - сенсативная, а в третьи - оба эти типа культуры «смешиваются в различных пропорциях».

Интеграционная форма смешанной культуры, по утверждению Сорокина, получается только тогда, когда удается более или менее непротиворечивым образом логически согласовать противоположные понимания реальности и привести их в единство. Возникающую на такой основе культуру Сорокин называет идеационной. В ней допускается, что реальность лишь частично является чувственной, материальной и лишь частично сверхчувственной, духовной. Считается, что нормальному человеку свойственно стремление удовлетворить как духовные, так и материальные потребности, но духовные ценности рассматриваются как высшие по сравнению с материальными. Способ удовлетворения потребностей заключается, с одной стороны, в целесообразности трансформации внешней среды, а с другой, - в совершенствовании внутреннего духовного мира личности.

Относительно краткого определения типов культур, по Сорокину, идеационная культура - это царство религиозного мировоззрения или ментальности, где, в сущности, гарантируется загробная райская жизнь человека. Сенсативная культура индивидуалистична, ориентирует людей на достижение благополучия в этом мире и это искусство художественного изображения чувственно воспринимаемой действительности. Она стремиться воспроизводить действительность такой, какая она есть.

Важнейшая задача искусства в том, чтобы доставлять зрителю или читателю удовольствие. Поэтому искусство стремится быть интересным, развлекательным. Ради этого оно может отойти от реалистического изображения обыденной жизни и уйти в экзотику и фантастику. В ход пускается сентиментальность и страстность, патетика и цинизм, жестокость и эротика. В нем бурлят страсти, от-

ражаюгся напряжение и динамика жизни. С течением времени оно все больше места уделяет низшим слоям общества. На поздних стадиях развития его типичными героями становятся личности патологические, преступники, проститутки. Для примера достаточно привести бесконечный конгломерат мексиканских телесериалов, которые любят смотреть современные женщины любого возраста, также всевозможные телепередачи, рассказывающие об ухищрениях преступников над своими жертвами и сочувственные рассказы о судьбах проституток.

Для сенсативного искусства очень важны признание, успех, слава. Оно нуждается в большой аудитории и всячески стремится завоевать ее.

Относительно правовой системы Сорокин на основании анализа истории западно-европейской культуры приходит к выводу, что в сенсативном обществе право ужесточается обычно при революциях и кризисах, а в остальное время отличается большей мягкостью, меньшей строгостью наказаний и требует от людей меньше дисциплины, чем в идеационном обществе. Характерным явлением для сенсативного общества является рост преступности.

Государственная власть носит светский характер. Социальные отношения строятся не как отношения семейственного типа, а целиком почти на контрактных и принудительных основах. Путь к лучшей жизни и росту свободы усматривается в противоположность идеационным взглядам не во внутреннем совершенствовании, самоограничении желаний и потребностей человека, а в увеличении и развитии средств их удовлетворения. Большое внимание уделяется экономическому развитию, техническому прогрессу. Этим целям служат и ведущиеся государствами войны: войны экономические, империалистические - за рынки, за «место под солнцем» и также разборки в преступном мире - «стрелки братвы».

Третий тип культуры - это идеалистическая культура

- культура смешанного типа, для нее характерна сбалансированная интеграция идеационных и сенсативных элементов. Она является промежуточной между двумя основными типами культуры и в ходе истории выступает как переходная форма от одного из них к другому.

В мировоззрении исходным принципом, который в разных вариантах идеалистической культуры может принимать различные формы, является представление, что реальная действительность многообразна, в ней есть как чувственная, так и сверхчувственная сторона. Главная роль в постижении истины отводится разуму. При этом признаются также и ссылки на чувственный опыт. В античности наиболее отчетливо эта позиция выражена в философии Аристотеля. Европейские философы-схоласты Х11-Х1У вв., например, Фома Аквинский следовал Аристотелю, однако полагали при этом, что «истина разума» должна согласовываться с «истиной веры» и корректироваться в соответствии с божественными откровениями и Священным Писанием.

В идеалистической культуре искусство видится как не только средство выражения религиозных, нравственных и гражданских ценностей, но и как самостоятельная духовная ценность. Оно насыщается как церковным, так и светским содержанием. Его задачей считают изображение разумного и прекрасного в мире. Оно возвышенно и серьезно. Даже негативные явления жизни приукрашиваются и показываются только ради того, чтобы в контексте с ними ярче высветить полезные, конструктивные идеалы. Допускается изображение обнаженного тела, но не в эротической, а в абстрактной и идеализированной форме. В искусстве человек должен стать активным субъектом, партнером автора. Усиливаются контрактные отношения, уменьшается роль отношений семейственного типа, а также отчасти принудительных. Решение проблемы свободы ищется, с одной стороны, на путях духовного совершенствования людей, а с другой, - в развитии средств удовлетворения их потребностей.

Итак, Сорокин в отличие от своих предшественников обращает особое внимание на разработку методов, с помощью которых можно было бы с достаточной надежностью и объективностью определить состояние культуры и происходящие с ней изменения. Он создает оригинальную методику, с помощью которой проводит не только качественный, но и количественный анализ культурных феноменов. Он утверждает, что всякая культура имеет свой срок существования, она рождается, расцветает и умирает.

Изучение исторического прошлого дает Сорокину основание для оценки настоящего и будущего европейской цивилизации. Это было время колоссальных перемен в общественных отношениях, интенсивного, быстрого и плодотворного развития науки, техники, экономики, философии, искусства. Однако сенсативная эпоха подходит к своему завершению. С конца Х1Х века «вирус» разложения все заметнее поражает социокультурный организм западного и российского общества. Сорокин в работе «Кризис нашего времени» перечисляет множество симптомов смертельной болезни сенсативной культуры: искусство становится «товаром для массовой продажи», «приложением к рекламе», «спутником более «солидных» ценностей - пива, автомобиля». Оно не возвышает личность, а принижает ее до уровня толпы. Не Бог, не позитивные идеалы, а насильники, убийцы, сексуальные маньяки оказываются в центре его интересов. Искусство становится «музеем социальной патологии». Появление модернистских течений в искусстве Сорокин рассматривает как протест против сенсативной чувственности, как попытку прорваться в сверхчувственный мир, найти новые символические формы его выражения. В обществе происходит стирание грани между истиной и заблуждением, знанием и невежеством. Каждый наделяется правом считать истиной то, что пожелает. Например, целостное мировоззрение подменяется мещанскими представлениями: из кое-как склеенных друг с другом фрагментов науки, философии, религии и невежественных предрассудков. Вместо

великих мыслителей времен расцвета сенсативной культуры появляется масса псевдоученых и псевдофилософов, маскирующихся словесными выкрутасами в отсутствии сколько-нибудь свежих и глубоких идей.

Этнические и юридические нормы девальвируются, допустимым начинают считать все, что выгодно. Это позволяет оправдать любое поведение. За деньги покупается все, включая и человеческую жизнь. Например, на наш взгляд, в результате халатного отношения к своим служебным обязанностям чиновников погибают люди, и государство в форме материальной помощи родственникам погибших выделяет определенную сумму денег. А это в последнее время стало нормой, как само собой разумеющееся явление. С точки зрения этики на самом деле это является сделкой между родственниками погибшего и государством, т.е. смерть данного человека становится предметом торга политико-экономического характера. Также частые убийства людей в целях личной выгоды ста -ли обыденностью.

Таким образом, человек, лишенный святости становится беззащитным, его можно «ликвидировать», если этого требуют «интересы дела».

Исчезает общественное мнение - оно заменяется плюрализмом мнений, т.е. нигилизм становится доминантным в общественных отношениях. Нравственность и право перестают объединять людей. Семья перестает быть священным и нерушимым союзом мужа и жены, родителей и детей. Для многих она превращается лишь в случайное временное сожительство. Вот почему все растет количество разводов и так называемых «социальных детей-си-рот», брошенных родителями на произвол судьбы. Распространяются все шире так называемые гражданские браки. Зараженных СПИДом людей становится все больше. Население распадается на две части: гедонистов -ценящих превыше всего материальные блага, развлечения, выпивку, секс, и стоиков - безразличных к чувственным ценностям. Уменьшается безопасность жизни, вместе с этим исчезает духовный мир и счастье.

В обществе под прикрытием демократии все больше воцаряется анархия. Если подъем сенсативной культуры сопровождался ростом социальных отношений контрактного типа, то теперь, в период ее упадка, они перестают быть надежными: слабеют и разрушаются. Арбитром в человеческих отношениях становится грубая сила. Идет «война всех против всех». Как подтверждение сказанному достаточно вспомнить случаи террористических актов по всему миру и недавний призыв Президента России не только всему российскому обществу, но и мировому сообществу на войну против терроризма.

Все это, если выразить словами Сорокина, свидетельство того, что наша сенсативная культура пережила себя. «Это кризис сенсативной культуры, ныне находящейся в перезрелом состоянии... Это также кризис контрактного (капиталистического) общества, связанного с ней. В этом смысле мы переживаем один из самых крупных поворо-

тов нашего исторического пути». Суть кризиса - не в борьбе за демократию и тоталитаризм, капитализм и коммунизм, интернационализм, не в сущности Сталина или Ленина и других крупных политических лидеров Европы, а, как утверждает Сорокин, в распаде основополагающих форм культуры Запада и России: искусства, науки, философии, религии, права, морали, образа жизни семьи. Это кризис почти всей нашей жизни, образа мыслей и поведения.

Но тем не менее Сорокин утверждает, что «... впереди и перед нами не бездна смерти, а горный пик жизни с новыми горизонтами творчества и свежим взглядом на вечные небеса. Мы между двумя эпохами, между умирающей сенсативной культурой нашего великого вечера и грядущей идеационной культурой творческого завтра. Мы живем, мыслим и действуем в конце блистательной шестисотлетней сенсативной эпохи. Последние лучи заходящего солнца еще освещают ее, но свет меркнет и в сгущающемся сумерке становится все труднее ориентироваться. Ночь переходного периода опускается над нами и нашими потомками с ее кошмарами, пугающими тенями, душераздирающими ужасами. Но за нею восход новой великолепной культуры будет приветствовать людей будущего. Такова позиция, которую, как мне думается, занимаем мы в истории».

Сорокин не брался пророчествовать о том, какой будет идеационная культура будущего, какой формой религиозной веры она будет озарена. Но он полагал, что уже сегодня надо искать новые пути преобразования общества и, главное, самой души человека. Лучшие умы человечества, говорил он, должны стать новыми «святыми Павлами». В последний период жизни он возлагал надежды на развитие и распространение в обществе альтруистического и творческого поведения, которые, возможно, станут основой новой идеационной ментальности. Им был создан в Гарварде Центр творческого альтруизма, где были развернуты широкие исследования проблемы духовного развития личности, нравственного воспитания и творчества.

Таким образом, идея грядущего восхода культуры соединялась у него с идеей духовного совершенствования человека[1, с. 183-186].

Теперь на основании вышеизложенного материала нам необходимо попытаться провести краткий анализ реальной действительности жизни народа саха, так как нам необходимо научиться выживать в современных, очень сложных условиях переходного периода существования российского общества.

Мы обращаем внимание читателя на взаимоотношение между этнической культурой и культурой национальной. Этническая культура аккумулирует старые, древние (архаичные), во многом уже не отвечающие современным условиям нормы жизни. Ей чужды какие-либо перемены и новшества, в то время как национальная культура полна движения и изменения, она живет творчеством нового.

Этническая культура тяготеет к консервативности, а национальная культура, наоборот, чем выше развита, тем больше открыта для контактов с другими культурами, ста -новясь лишь богаче оттого, что впитывает в себя их достижения. Этническая культура стремится сохранить различия между локальными, т.е. местными свойственными отдельным группам населения особенностями быта, поведения. Например, на территории Якутии жители одних улусов от других отличаются в разговорной речи: одни и те же слова имеют разный смысл, также отличаются в интонации. А национальная культура эти различия относительно нивелирует, т.е. с ее развитием они постепенно исчезают.

Самым наилучшим примером этого служит культура японской нации. Она смогла не только сохранить свою самобытность, но впитала все лучшее из культур других народов мира. В результате Япония оказалась одной из самых развитых стран мира. Это послужило ярчайшим примером того, что усвоение европейского индустриально-технического опыта совсем не обязательно влечет за собою утрату национального своеобразия культуры. Современное научно-техническое развитие сочетается с причудливым сохранением древних традиций, обуславливающих уникальные особенности японского образа жизни. «Говорят, что сердцем Япония - в старом, а умом - в новом», заметил как-то писатель Б. Пильняк. А Джон Макгован, английский миссионер, писал, что «Японцы - загадка нашего века, это самый непостижимый, самый парадоксальный из народов, думающий лишь о том, чтобы понравиться, произвести аффект. Это натуры самые чуткие, живые, артистичные и в то же время самые невозмутимые, тупые, примитивные; самые рассудочные, глубокие, совестливые и самые непрактичные, поверхностные, безразличные; самые сдержанные, молчаливые, чопорные и самые эксцентричные, болтливые и игривые». Национальному характеру японцев присуща как замкнутость, так и восприимчивость. Сосуществование этих двух противоположных тенденций - ключ к пониманию образа жизни японцев. Это сочетание обычно больше всего и поражает тех, кто знакомится с японской культурой.

В России, в период так называемой «перестройки и реформ» (реформа, которая до сих пор продолжается) верная мысль о необходимости культурного подъема нередко оформлялась в лозунге «возрождение национальной культуры». И тут же нашлись ультрапатриоты, которые под этим лозунгом ратовали за возрождение русской и якутской национальной культуры. Открывались национальные школы, где были попытки преподавания химии и физики на якутском языке. Пытались образовать новые слова в нарушении правил словообразования. Также призывали якутов вернуться к историческим местам проживания - на аласы. Одним словом, отдельные, более прагматичные люди из этой общественно-политической и культурной неразберихи - кризисной ситуации общества своевременно выявили соответствующую свою выгоду.

Это стало понятным лишь по истечении определенного времени, что теперь уверенно можно называть манипулированием общественного сознания. Впрочем, во все времена исторического развития человечества бывают такие явления - такова сущность Человека.

Для всякого, кто понимает место и роль этнической культуры, подобные явления неприемлемы. Следование им приводит не к подъему, а к упадку культурного уровня как русского народа, так и народа саха. А это можно видеть из следующих демографических показателей, поскольку они отражают истинное состояние общества любого народа и нации.

В газете «Якутия» была напечатана статья Николаевой Д. «Генофонд под угрозой. Как выйти из этой ситуации?» от 23 июля 2003 года.

В этой статье приведены такие показатели, как «за последние пять лет 22% якутянок детородного возраста не подарили миру ни одного ребенка. Почти столь же высокуровень безбрачия: 25% мужчин и 19% женщин в возрасте от 20 до 40 лет так и не создали семьи. Женщин у нас на 21 тысячу больше, чем мужчин, средняя продолжительность жизни составляет соответственно 71.4 и 58.4 года, т.е. женщины на 13 лет живут дольше, чем мужчины. С утратой у людей социально-психологической уверенности ежегодно повышается показатель смертности, прогрессирует алкоголизм, случаи самоубийства, травматизм, убийства людей, смерти в результате отравления спиртным. Россия занимает первое место по числу самоубийств, например, в нашей республике только за июнь месяц 2003 г. произошло 26 случаев самоубийства, большинство добровольно ушедших из жизни - мужчины. В 2001 году из 9.7 тысячи умерших 4.7 тысячи находились в трудоспособном возрасте. Причем смертность мужчин в два раза выше, чем женщин. На первом месте сердечно-сосудистые, онкологические заболевания, гастро-энтропологические патологии. Никого уже не удивляет понятие «детская онкология»: в 2002 году в Якутии проживало 170 детей-инвалидов со злокачественными новообразованиями. Прогрессирует мозговой инсульт и опять же большинство им пораженных - мужчины».

Здесь не приведены показатели по наркомании, другим трагическим случаям: какая же часть молодежи становится жертвой наркомании и сколько людей ежегодно погибают вследствие дорожно-транспортных происшествий и пожаров? Только можно лишь представить себе глубину трагедии их близких. В этой связи какие работы ведутся со стороны власти и насколько они результативны для общества, остаются загадкой, в основном, по причине равнодушия самого общества (лишь надо знать традиции, и развитие культуры произойдет само по себе).

Эти показатели нами приведены в качестве примера не для устрашения читателей, а для доказательства вреда чрезмерного увлечения развитием этнической культуры

- фольклоризмом как следствием ошибочного представления, что знание фольклора как аксиома, т.е. из которого

выводятся необходимые элементы или компоненты развития национальной культуры современного общества.

Действительно, приведенные демографические показатели отражают глубину и масштабность кризиса общества. Данная ситуация и в настоящее время имеет место, поскольку эти сведения почти годичной давности.

Возникает вопрос: как же из этой ситуации выйти?

В наше время действительно многие не видят никакого выхода из этого кризисного состояния российского общества. Тем более, когда в мире происходят различные природные и техногенные катаклизмы, бесконечные военные противостояния.

Константин Дмитриевич Кавелин пишет: «Прислушайтесь к толкам мыслящих и просвещенных людей всевозможных направлений и оттенков, и везде вы услышите одну и ту же жалобу: мало у нас производительности, слишком мало труда, энергии, выдержки. А в уме, таланте, способностях нет недостатка, но они пропадают даром, вырождаются в пустоцвет. Куда ни обратиться, во всем сильно чувствуется недостаток осмысленного и капитализированного труда. Оттого малейшее, ничтожнейшее дело тормозится у нас громадными препятствиями, превышающими силы одного человека. Наталкиваясь на них, на каждом шагу всякий побьется-побьется, да сложит руки и ничего не сделает. Несогласные ни в чем, мы все согласны в этих сетованиях и расходимся только в объяснении, отчего это у нас так? Одни или большинство сваливают вину на внешние обстоятельства, другие на нашу будто бы прирожденную вялость и дряблость, причины которой ищут в этнографических, географических, климатических и тому подобных условиях» [2, с. 307]. Кавелиным данная мысль была написана в 1875 году и весьма отражает современную действительность российского общества; совпадение характеристики состояния российского общества того времени с состоянием современного общества абсолютно доказывает существование в умах людей иллюзорного представления о цивилизованности современных общественных отношений - Россия весьма консервативна и архаична, как и была!

По мнению Кавелина, нельзя «считать пороки русского общества прирожденными и на этом основании отчаиваться в возможности их искоренения. Мы страдали и страдаем нравственной и духовной неразвитостью: наши пороки - признак грубого, недозрелого, но не старческого, перезревшего общества». Русский народ еще не вышел из «духовного малолетства». «Мы сильны инстинктами, неясными стремлениями, непосредственным чувством и слабы разумением». Отсюда - «склонность к молодечеству, к разгулу, к безграничной свободе - удаль, не знающая ни цели, ни предела». «Величайшая невоздержанность, всякого рода вероломство, обман, насилие, воровство, частые грабежи и разбои, шаткость во всем, своекорыстие, плутовство во всех возможных видах - вот в чем... упрекается великорусский люд всех общественных разрядов и положений». В русском народе бушуют «боль-

шие силы, ищущие простора и деятельности», но недостает культуры, которая направила бы их на благо общества. «Развитие культуры было чисто внешнее: вместо самодеятельности видим пассивное восприятие чужого; меньшинство является проводником этого чужого в нашу жизнь и потому весь культурный процесс идет сверху вниз, из вершин общества в народные массы».

«Меньшинством» подразумевается в мысли Кавелина, очевидно, именно та часть общества, которая относится к чиновничеству - исполнительной власти. Общая характеристика российского общества, данная Кавелиным, соответствует современным реалиям и, более того, остается практически неизменной и это в определенной мере относится и к народу саха. Народ саха является составной частью российского общества, следовательно, указанные недостатки в развитии культуры русского народа относятся и к народу саха. Тут как говорится в народной пословице: «С кем поведешься, от того и наберешься!» Дело в том, что национальные характеры различных народов разные, в частности, при описании национального характера, содержания этнокультурных особенностей и предвзятостей, как правило, различные подходы и взгляды смешиваются. Наряду с культурными нор -мами особенности и предвзятости включают в себя и описания психических, душевных, нравственных качеств его представителей. Конечно, могут быть ошибочными представления как о личностных качествах индивидов, так и о культурных нормах, по которым народ живет в целом.

Чтобы выявить господствующие в культуре того или иного народа убеждения, идеалы, принципы мышления, правила поведения, необходимо систематическое и тщательное ее изучение. При этом следует помнить, что в основе личностно-психологического толкования национального характера лежит отождествление норм и установок национальной культуры с психическими качествами людей, принадлежащих к ней. Например, такие культурные установки, как коллективизм, духовность, несоразмерность с возможностями дел и намерений, представление о сверхъестественных возможностях власти (фетишизация власти) или первого лица во власти (харизматичности лидера), лжепатриотизма или национализма -это социально обусловленные нормы мышления и поведения, т.е. необусловленные генетически.

Следовательно, люди, придерживающиеся иных, отличных от господствующих сегодня норм и правил поведения, возможно, задают будущие установки культуры. Однако и в этом случае, они лишь развивают заложенные в сегодняшней культуре возможности. В этом смысле любой человек - сын или дочь своего времени и своей культуры. Их задача заключается в том, чтобы стремиться всем своим естеством развивать культуру, при этом сохранять лучшие и создавать новые традиции и в результате чего добиться цивилизованности национального российского характера путем совершенствования своей этнической и национальной культуры.

Другими словами, каждому человеку желательно быть заинтересованным в расширении своего мировоззрения, в развитии традиций своего народа путем вхождения в культурный всеобщий интеграционный процесс и благодаря которому можно двигаться в будущее. Нельзя стараться копировать чужие, притом старые - архаичные идеи, подстраиваться под волю другого человека и государства вопреки своим интересам, стремиться задавить психологически и морально, порой и физически других, зачастую прогрессивно настроенных людей.

Такое общество, с такими нравами, характеризуется как консервативное и противоречивое. Вот отсюда драки людей между собой, пристрастие определенной части якутов и других народов к сплетням, спиртному, злоупотреблению своим положением во власти, к неуделению должного значения соблюдению законов, к алчности - в особенности со стороны руководителей хозяйствующих и властвующих структур. Такую неприглядную социальную действительность можно сравнить с природным явлением, когда на травостой налетает лавина саранчи, и в последствии их жизнедеятельности на данном угодии -с растительностью целой поляны что происходит, всем достаточно известно! Но относительно общества консервативного типа этот процесс происходит очень замедленно, в ежедневной жизни обыденному глазу незаметным образом.

В этих условиях развития современного общества определяющую роль играет принятие принципа признания ценности мнения другого человека, других концептуальных точек зрения, позиций, что называется в науке «толерантностью». В практической жизни принятие «другого» требует неимоверно больших усилий, т.к. главным противоречием «духовного» мещанина всех времен как раз и является противоречие между быстрым удовлетворением своих потребностей и нежеланием при этом чем-то жертвовать. А терпимость и есть жертвование! Жизнь -это конкуренция, борьба, и в этих условиях терпеть ина-ковое, чем свое, требует у каждого человека формирования незакомплексованного сознания, лишенного высокомерного и предвзятого подхода во взаимоотношениях между людьми. Для этого должен быть на самом деле высокий уровень образованности и личностной культуры граждан. Здесь кажется уместным привести цитату Ф.М. Достоевского: «... истина достигается лишь мучением», как известно, знание - истина, а истина то, что невозможно опровергнуть. Поэтому, на наш взгляд, вопрос настоящего расширения знания, а не формального процесса просвещения, имеет решающее значение. В особенности молодым людям необходимо стремиться быть по-настоящему образованными, интеллигентными и цивилизованными.

С другой стороны, при условии развития толерантности появится условие роста этнической и национальной культуры, что приведет к становлению гражданского общества. Дело в том, что человек может становиться пол-

ноправным гражданином своей страны лишь тогда, когда он осознает в полном объеме свои обязанности и права и при помощи законов и взаимных контактов с людьми, кооперируясь с ними, защищает самого себя и других, развивает общественные отношения и национальную культуру. Такое явление называется гражданским обществом, а государство правовым, поскольку в этих условиях полномочия государства регулируются законами, а деятельность контролируется со стороны общества.

Итак, гражданское общество представляет собой сферу именно общественного взаимодействия людей по поводу их общих целей и задач. Оно возникает не в силу законов рынка и не по воле власти государства, а в результате общественной инициативы и самодеятельности различных групп и объединений самостоятельных людей. Гражданское общество, по мнению Л. С. Мамута, доктора юридических наук, - сложная система горизонтальных, одноуровневых связей, в которой практически нет места порядку субординации. Одновременно она есть еще и сфера реализации людьми их индивидуальных и групповых интересов. Оно строится как комбинация горизонтальных связей. Мера и форма свободы их действий не дублируются мерой и формой обязанностей и ответственности тех же самых субъектов, хотя абсолютно предполагаются этой свободой, служат ее необходимым соотношением. Взаимность как принцип социального обмена, опосредуемого отношениями формального равенства, нечто иное, нежели притязания субъекта на известную долю жизненных благ, которые удовлетворяются благодаря такому обмену.

На каких же основаниях возникает гражданское общество?

Во-первых, на основании необходимости связи демократического развития с формированием гражданских (юридических) отношений и человека нового типа.

Во-вторых, возникает в городе, это общество горожан: гражданин - это горожанин - общество городского буржуа - наиболее развитой и эволюционирующей части населения города.

По мнению доктора философских наук И.И. Кравченко, английский мыслитель Джон Локк дал в своей работе «Второй трактат о правлении» критерий гражданского общества - наличие собственности, подчеркнув тем самым буржуазный статус гражданина. Правда, по Локку собственность - это, скорее, просто имущество, но и это показательно - обладание им обязывает к ответственному поведению. Отсюда одно затянувшееся до наших дней недоразумение: представление о том, что социальной основой гражданского общества служат пресловутые средние классы мелких и средних собственников. Между тем в современных странах, где эти классы на самом деле развиты, отношение к ним давно пересмотрено: не средний, а новый класс профессионалов всех видов деятельности без апелляции к имущественному цензу признается социальной основой гражданского, демократического об-

щественного развития. Так и произошло в реальной истории дореволюционной России, когда во второй половине Х1Х века стала складываться подлинная основа гражданского общества - интеллигенции всех сословий общества: дворянская, разночинная, торгово-промышленная, военная и церковная. С таким развитием связаны и следующие категории гражданского общества: цивильность, обходительность, культурность как особенность гражданина. Гражданское общество не зависимо от государства и не подчинено ему, напротив, оно включает государство и наделяет его функциями управления, порядка и т.д. Такова модель либерального общества.

Следующие, самые важные характеристики гражданского общества - это политическая активность и организованность. Общество участвует в управлении страной и, кроме способности ассоциироваться в партии, союзы, движения, способно поддерживать с государством, которое оно создает, равноправные договорные (конституционные) отношения, включающие социальный контроль власти.

Последний, очень важный и актуальный для нас момент в развитии гражданского общества заключается в формировании внутреннего мира индивида, где развиваются его личностные и публичные качества, благодаря которым формируется и коллективизируется его гражданственность. Залог успешного формирования гражданского общества заключается не в государственном вмешательстве, а в развитии этих сфер.

Такова история и судьба гражданского общества. Ее основа не просто и не только средний класс, но и все другие классы, в той мере, в какой они овладевают основным его комплексом свойств - гражданственностью. Но центром социальной основы гражданского общества является достаточная часть этого многоклассового слоя в материальном и духовно-интеллектуальном отношениях. Стимулятором и ведущей силой этого центра служит интеллигенция.

Суть этой дифференциации заключается в том, что гражданское общество - это не все общество, не весь народ и тем более не вся совокупность населения страны. Это лишь лучшая, наиболее развитая и динамичная, связанная с прогрессом общества часть социума. Поэтому подлинно гражданское общество может составлять лишь меньшую и даже незначительную часть общественного целого. Эта часть может сужаться и расширяться с тенденцией охватить в более или менее отдаленной перспективе большинство либо общество в целом. Поэтому гражданское общество - это процесс и составная часть общественного и исторического прогресса развития общества.

Конечно, гражданское общество в одночасье начать развиваться не может, потому что, как утверждал И. Ве-дин, «не всем нравится самим решать свои проблемы. И вновь нами овладевает фантазия и мы привыкаем наблюдать чужую, книжную жизнь и жить чужими жизнями вместо того, чтобы жить своею.». По утверждению

Ф.М. Достоевского, «... мы все отвыкли от жизни, все хромаем , всякий более или менее. Даже до того отвыкли, чув -ствуем подчас к настоящей «живой жизни» какое-то омер-зение, а потому и терпеть не можем, когда нам напоминают про нее. Ведь мы до того дошли, что настоящую «живую жизнь» чуть ли не считаем за труд, почти что за службу, и все мы про себя согласны, что по книжке лучше».

Другой мыслитель XX века В.О. Ключевский сказал следующее: «Мы привыкли соединять с понятием борьбы энергические жесты, размахивание руками, высокие тоны в голосе и т.п. Все эти люди. больше живут внешней жизнью, любят прилагать к себе правило, «что в печи, все на стол мечи... Они так любят рисоваться своей борьбой, своими подвигами, даже прорехами на платье, полученными в борьбе вместо ран».

Все эти описанные моменты состояния современного общества достаточно показывают определенно низкий культурный уровень человека: каков уровень культуры, таково его поведение. По части развитости или неразвитости субъективной культуры очень точно выразился В.М. Шукшин: «Есть культура и культурность. Культурность нуждается почему-то в том, чтобы ее поминутно демонстрировали, пялили ее в глаза встречным и поперечным. Тут надо быть осторожным. А то так скоро все тети в красивых пижамах, которые в поездах, в купе, в дело и не в дело суют вам «спасибо» и «пожалуйста» и без конца говорят о Большом театре, тоже станут культурными».

На самом деле культура связана с такими понятиями, как доброта, человечность, красота, с понятиями чести и совести, счастья, ответственности, порядочности, также с чувством патриотизма. Следовательно, можно очень точно охарактеризовать проблему организации гражданского общества словами Ф.М. Достоевского: «Чем соедините вы людей для достижения ваших гражданских целей, если нет у вас основы в первоначальной великой идее нравственной?... Попробуйте-ка соединить людей в гражданское общество с одной только целью «спасти животишки»? Ничего не получите.».

При организации гражданского общества, как писал И. Кант, мы должны руководствоваться «не стремлением сделать себя счастливыми, а знанием как мы должны стать достойными счастья».

В заключении можно подчеркнуть, что гражданское общество может организоваться не только в городских, но и в сельских условиях. Суть в объединении самодостаточных людей - профессионалов всевозможного направления деятельности: врачей, учителей, работников культуры, писателей, поэтов, управленцев, инженеров, предпринимателей, депутатов, экономистов, ученых и т.д. Их сила в знании, цивилизованности, обходительности, во взаимотерпимости, в стремлении делать доброе дело и в направленности на будущее всей жизнедеятельности каждого человека. Дело в том, что человек не в состоянии полностью понимать свое поведение. Об этом убеди-

тельно написал психоаналитик К.Г. Юнг в своей работе «Бог и бессознательное». Здесь имеется в виду, что общественное или коллективное сознание очень сильно влияет на человека, поэтому довольно часто человек сам себе противоречит и чего в большинстве случаев не осознает. В обществе всегда общественное сознание формируется со стороны тех, у кого власть. В этой ситуации человеку очень трудно разобраться в истинности или неистиннос-ти различных предлагаемых идей, теорий, концепций и утверждений, прежде всего, с точки зрения политики и морали. Как утверждается, человеческое общество может быть более «человечным» лишь в том случае, если во всех своих действиях люди руководствуются истинной моралью, т.е. такими понятиями, как свобода, справедливость, совесть, обязанность, доброта, красота, любовь к родителям, преданность своей Родине, демократия, права человека; дают предпочтение культурным и духовным интересам, нежели «интересам дел производственных или власти»; борются не с возникающими проблемами, а причинами, их вызывающими; такими понятиями, как обязанности и заслуги, границы которых не размыты.

А когда руководствуются не истинной моралью, т.е. превалируют в поведении людей эгоистические интересы, как личная выгода, стремление к превосходству над другими людьми, и совершаются нигилистические действия, то само собой ожидать чего-то хорошего не приходиться - просто этому хорошему неоткуда взяться.

Относительно развития гражданского общества, проблематичность которого заключается в том, что смогут ли люди захотеть отказаться, создавая единую социально-культурную среду, от своих предрассудков (консервативных стереотипов, высокомерия, жадности к деньгам, движимому и недвижимому имуществу, националистического настроя и других эгоистических потребностей) или не смогут - не захотят от них избавиться. Если всё же найдутся люди самодостаточные - прогрессивные, желающие перемен в национальной культуре российского общества, то появится гражданское общество. Здесь необходимо подчеркнуть, что цели и задачи гражданского общества не совсем соответствуют интересам государственной власти, в особенности чиновничества. Дело в том, что чиновник (функционер) - это человек, выполняющий, прежде всего, волю своего начальника, а, как правило, начальник далеко не всегда придерживается законов в условиях отсутствия института действенного общественного контроля.

Гражданское общество имеет задачу развития института правовых отношений, т.е. стремится к системе своевременного принятия новых, необходимых для благополучного развития общества законов и отмене устаревших, также контролирует соблюдение принципа верховенства законов не только над интересами отдельных людей, но и интересами класса управленцев. К примеру, в наше время у кого фантастическая заработная плата? Конечно, у начальников-управленцев. Следовательно, львиную долю

фонда заработной платы предприятия забирает заработная плата начальников, что, безусловно, ущемляет заработную плату наемных работников.

Всем понятно, что начальник относительно среднего уровня заработной платы наемных работников предприятия должен получать несколько более высокую заработ-ную плату, поскольку от его деятельности зависит многое. Но на деле происходит так, что заработная плата руководителя предприятия превышает средний уровень заработной платы наемных работников в десятки и сотни раз, в особенности в промышленном производстве. И это вне зависимости от экономической эффективности деятельности предприятия. В этой части соответствующий закон Государственной думой не принимается. На наш взгляд, конечно, не будет приниматься подобный закон никогда, поскольку современным обществом депутатами избираются, в сущности, представители класса управленцев - бывшие начальники и чиновники, которые обслуживают, в основном, интересы государственной власти. В отношении принятия закона о размерах заработной платы на крупных предприятиях промышленности, в особенности на государственных предприятиях-монополистах, думается, подход должен быть с точки зрения развития нации, поскольку государство должно служить её интересам. Здесь различного рода толкования, что, мол, «таков закон рынка» и т.д., являются фактами манипулирования общественным сознанием со стороны, конечно, представителей власти, что является примером проявления неистинной морали.

Относительно частных предприятий данный вопрос не вызывает никакого замечания, поскольку частник сам заинтересован в развитии своего дела, следовательно, его доход зависит от него самого.

Для того, чтобы организовать гражданское общество, человек должен принять для себя решение быть самостоятельным и самодостаточным. А для этого он должен стремиться к диалогу с другими людьми, гармонии, терпимости к другому мнению, стремиться к знанию - расширению кругозора и развитию своих личностных качеств, научиться анализировать и получить свой субъективный синтез для развития своего интеллекта и интуиции, благодаря которым иметь собственное отношение ко всяким явлениям окружающей действительности. Потому что, как утверждает П.В. Симонов в статье «Эмоции и воспитание», «конкретный набор побуждений и вспомогательная роль других составляет «ядро» личности, наиболее существенную ее характеристику». Если это объяснить словами И. Ведана, то «как известно, поведение человека исходит от его потребностей, поскольку, будучи сформированными каким-то образом, они так или иначе «диктуют» и направленность интересов: и мотивацию, и общую ценностно-мировоззренческую ориентацию личности.

Поэтому гармония личности может быть в конечном счете обеспечена только гармонией потребностей. А как обеспечивается гармония потребностей? Казалось бы, их

«равноправием». Однако в действительности всякая определенная линия поведения, определенная смысложизненная ориентация обусловлены не просто конкретным набором потребностей, а функциональным доминированием определенных потребностей.». «Таким образом, -продолжает И. Ведин, - гармония личности - это соответственность потребностей, взаимосогласованных в рамках определенной системы на основе смысложизненной доминанты, - не абстрактная гармония потребностей, а лишь гармония, которая наполнена вполне определенным содержанием и может выступать в качестве эквивалента разумной системы потребностей. Если попытаться дать самую общую характеристику этому содержанию, то можно сказать, что разумная система потребностей представляет собой гармонию потребностей, сориентированную на духовные потребности, прежде всего, - на потребность в творческой и трудовой деятельности».

Духовность - это не хождение по художественным выставкам, музеям или создание различного рода музеев, «проявление интереса» к литературе и «обожание» классической, тем более эстрадной музыки, или тяга к фольклоризму - истории своего народа. «Фундамент подлинной духовности, ее совершенно необходимое условие -максимально возможная личностная самореализация в общественно полезной трудовой деятельности, - утверждает Ведин. - Подлинная ценность человека как личности определяется не только тем, что он есть, но и тем, что он еще не есть, чем он постоянно становится в результате собственных усилий. Поэтому индивидуально-личностное неравенство - это в конечном счете неравенство личностных усилий в реализации соответствующих социальных возможностей. Прогрессивный вариант личностной самореализации невозможен вне и без постоянного самоускорения, ориентации на решение более сложных задач» [3, с. 92].

Таким образом, всех должно объединять стремление каждого быть личностью посредством диалога и содействия для принесения определенной пользы общественным отношениям. Другими словами, например, создавая ассоциацию граждан, можно организовать некое ядро гражданского общества. И силами такого гражданского объединения, пользуясь методом социологических исследований, можно всесторонне исследовать социально-эко-

номическое состояние муниципального образования и, проведя общественные научно-практические конференции, можно разработать концепции и программы по устранению обнаруженных проблем, тем самым способствовать развитию гражданского общества и правового государства. Только в этом случае появится возможность мак -симального способствования развитию творческого мышления - расширения мировоззрения граждан, развитию духовности и национальной культуры, поскольку многие люди не останутся равнодушными наблюдателями или невольными участниками углубления кризисного состояния современного общества. Они станут руководствоваться цивилизованными личностными ценностями, будут способствовать развитию демократических ценностей: свободы слова, защиты прав человека, действительного разделения ветвей власти на государственном и муниципальном уровнях, будут развивать политическую и правовую культуру общества. Иного пути развития гражданского общества, возможно, и не существует. Потому что, как пишут Л.И. Филиппова, М. Д. Гермогенова, А.Б. Михалева в статье «Культура между обществом и властью», «на государственном и личностном уровнях общества без организованной культуры становится возможным навязывание ложных стереотипов поведения и мышления».

Личностная организационная структура - это самонаблюдение, самовоспитание и самоактуализация, и их основы должны быть заложены в традиционных институтах общества: в семье, в дошкольных и учебных заведениях методом познавательного коллективного процесса. Дело в том, что человек становится личностью тогда, когда желания и возможности соразмерны и уравновешены в сознательной и внутренней бессознательной сфере, т.е. на уровне внутренних потребностей. Только тогда возможен культ ненасилия - культ добра и человечности.

Литература

1. 'Соколов Э.В. Культурология. Очерки теории культуры. М., 1994. С. 183-186.

2. Кавелин К.Д. Наш умственный строй//Статьи по философии русской истории и культуры. М., 1989. С. 307.

3. Ведин И.Ф. Теория личности. М.: Изд-во «Молодая гвардия», 1988. С. 92.

B.N. Popov, N.A. Fedorov

Portions development culture of modern society

In this article gave a short description portions of development national and ethnical cultures with point of view the west thinkers are E. Kant, K. Marks, A. Trelch, O. Shpengler, A. Toynbe and russian thinkers are K. Kovelin, N. Donilevskiy, D. Klychevskogo and I. Vedin.

It detaily confiscates about importance and indispensation for development civilian society law state and gives detailed analyze of condition modern society on the element philosopher’s methodic and sociologic with world name is P. Sorokin.

—-----------------------