Т. А. Адмакина

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ ПЕРЕЖИВАНИЯ КАК КОМПОНЕНТ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ОТЗЫВЧИВОСТИ НА МУЗЫКУ

Работа предоставлена кафедрой психологии человека.

Научный руководитель — кандидат психологических наук, доцент Н. В. Беломестнова

Статья посвящена выявлению качественных характеристик эмоциональной отзывчивости на музыку. В качестве одной из них выступает катарсическая реакция в виде амбивалентности эмоционального переживания в процессе прослушивания музыки.

Ключевые слова: эмоциональная отзывчивость на музыку, катарсическая реакция, амбивалентность эмоционального переживания.

T. Admakina

AMBIVALENT EXPERIENCE AS A COMPONENT OF EMOTIONAL RESPONSIVENESS TO MUSIC

The article is dedicated to emotional responsiveness to music. Such aesthetic reaction as ambivalent emotional experience constitutes a psychological description of this concept.

Key words: emotional responsiveness to music, aesthetic reaction, ambivalent emotional experience.

Эмоциональная отзывчивость на музыку (ЭОМ) в научной литературе чаще всего обсуждается в качестве психологического образования, присущего музыкантам. Однако практический опыт и некоторые экспериментальные данные показывают, что обсуждаемое свойство может ярко проявляться у людей, не имеющих к музыке никакого отношения. И наоборот, среди музыкантов встречаются те, которые обладают низкой музыкальностью [5].

В связи с этим представляет интерес выявить качественно специфические характеристики ЭОМ, инвариантные для всех индивидуумов, обладающих ею независимо от их отношения к музыкальной деятельности.

Впервые понятие ЭОМ выделил Б. М. Теп-лов (1947) в качестве основного признака музыкальности и определил его следующим образом: «...переживание музыки как выражения некоторого содержания.», «чем больше

человек "слышит в звуках", тем более он музыкален» [20, с. 53]. В. Н. Мясищев, А. Л. Готс-динер полагали, что именно повышенная эмоциональная реактивность на музыку является системообразующим фактором для всех музыкальных способностей [11]. Дальнейшие экспериментальные поиски привели к формированию такого критерия музыкальности, как эмоциональный слух. По определению В. П. Морозова (1991), эмоциональный слух — это «способность слушателя определять по звуку голоса говорящего его эмоциональное состояние...» [10, с. 136], являющаяся необходимым компонентом профессиональной деятельности музыканта. Исследуя структуру музыкальной деятельности, Ю. А. Цагарелли (1989) выделил два типа ЭОМ: внешнюю ЭОМ, которая связана с психомоторной реакцией на компоненты музыкальной выразительности, и внутреннюю ЭОМ, направленную на постижение эмоционального содержания исполняемого произведения [22]. Концепт ЭОМ затрагивается и в онтогенетических исследованиях. По результатам исследования К. В. Тарасовой (1988), ЭОМ — достаточно раннее психическое образование, которое формируется уже в младшем дошкольном возрасте (около 3 лет). Дети с развитой ЭОМ демонстрируют живой интерес к звучанию инструментов, механизмам извлечения мелодии, к тому, что играет аккомпаниатор [19].

Для выявления специфических характеристик ЭОМ наиболее целесообразным представляется исследование и регистрация показателей различного уровня организации (начиная с физиологических свойств и заканчивая духовно-мировоззренческими параметрами) в процессе прослушивания музыки. Так, еще в начале ХХ в. А. С. Догель при помощи различных приборов устанавливал учащение и замедление кровообращения, изменение пульсовой волны, изменение в железах внутренней секреции, в поперечно-полосатых мышцах, которые происходили в зависимости от восприятия различных компонентов музыки, а П. К. Анохин изучал вопросы влияния мажорного и минорного лада на состо-

яние человека [2]. В своей работе В. Н. Мясищев и А. Л. Готсдинер (1975) регистрировали различные реакции (биотоки мозга, частоту сердечных сокращений, сопротивление кожи) у людей музыкальных и немузыкальных профессий во время исполнения различных музыкальных произведений классического и современного репертуара, выделив три типа восприятия музыки [11]. В том же направлении работали А. Н. Лебедев, Т. С. Князева [7], А. И. Борисова, М. И. Никифоров, М. В. Сергиевский [1]. Спектральный анализ ЭЭГ во время двукратного прослушивания музыки при закрытых глазах осуществляли А. В. Сулимов, Ю. В. Любимова, Р. А. Павлыгина, В. Н. Давыдов [18]. Из последних исследований можно выделить работу Т. Н. Маляренко, Э. В. Курбатовой [9] по изучению влияния музыки на ритм сердца.

Наиболее разрабатываемой темой на современном этапе являются особенности эмоциональной сферы музыкантов и регистрация эмоционального ответа субъекта на музыкальный стимул. Таковы направления исследований Г. С. Тарасова, Г. Х. Шингаровой [15], В. В. Медушевского [15], В. К. Белбородовой [15], Л. Я. Дорфмана [4], В. И. Петрушина [14], А. Х. Пашиной [12; 13], Т. С. Князевой [6], А. В. Тороповой [13], Г. О. Самсоновой, Ю. Л. Веневцевой, Ю. С. Клюевой, А. Ю. Щербаковой, А. А. Саулина [17].

Специфика нашего экспериментального исследования заключается в попытке описать феноменологию ЭОМ как структурного компонента эмоциональной сферы индивидуума вне зависимости от того, является ли он профессиональным музыкантом или нет. Такое представление об ЭОМ может стать критерием для диагностики музыкальной одаренности, а также может помочь составить прогноз эффективности реализации данного потенциала в музыкальной деятельности.

С этой целью была реализована следующая исследовательская программа. Испытуемым предлагалось заполнить анкету и затем прослушать пять музыкальных произведений различного эмоционального состояния: 1) С. Рахма-

Амбивалентность переживания как компонент эмоциональной отзывчивости на музыку

нинов «Прелюдия № 2»; 2) М. Мусоргский «Балет невылупившихся птенцов»; 3) А. Скрябин «Мрачное пламя»; 4) Г. Свиридов «Весна и Осень» из музыкальной иллюстрации к повести А. С. Пушкина «Метель»; 5) Д. Шостакович «Allegro con brio». После каждого прослушанного произведения участникам эксперимента необходимо было заполнить «шкалу дифференцированных эмоций» (ШДЭ) К. Изарда. Методика предназначена для оценки реципиентом своего эмоционального состояния, вызванного музыкальным произведением. ШДЭ К. Изарда измеряет 10 базовых эмоций (интерес, радость, удивление, печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина), а также выделяемые нами вторичные параметры: средний показатель положительных, отрицательных, когнитивных, стени-ческих, астенических эмоций, общую эмоциональность.

Экспериментальную выборку составляют 175 человек различного возрастного диапазона и профессиональной направленности. Среди них имеются лица с полным и неполным школьным музыкальным образованием (78 человек), а также лица с отсутствием музыкального образования и выраженных музыкальных интересов (97 человек). Однако критерием для разделения общей выборки на подгруппы служит субъективная оценка эмоциональной отзывчивости на музыку, диагностируемая по анкете. В связи с тем что на данном этапе исследования требуется изучить лиц с крайними (полярными) значениями ЭОМ, а большая часть испытуемых обладает средней выраженностью ЭОМ, мы рассматриваем испытуемых:

1) с высокими значениями ЭОМ (17 человек) — экспериментальная выборка;

2) с низкими показателями ЭОМ (22 человека) — контрольная выборка.

Для сравнительного анализа выборок были использованы методы первичной статистической обработки и корреляционный анализ.

Получены достоверные различия по анкетным данным, а именно: испытуемые экспериментальной группы чаще слушают музыку ^э = 3,01, p < 0,1%), посещают музы-

кальных концерты (1э = 5,1, р < 0,01%), у них чаще наблюдаются соматические реакции в ответ на музыку ^э = 12,1, р < 0,01%). Диагностирована более выраженная по сравнению с контрольной группой потребность в напевании ^э = 5,4, р < 0,01%). Выявлена отрицательная корреляция ЭОМ с показателем «легкость переключения на другую деятельность после прослушивания музыки» (г = = —0,134, р < 0,1%), что свидетельствует о более длительном переживании музыкального воздействия испытуемыми экспериментальной группы. Нельзя обойти вниманием тот факт, что показатель ЭОМ положительно коррелирует с «музыкальным образованием» (г = 0,239, р < 0,1%). Хотя в обеих группах имеются и те и другие представители, все же процентный показатель лиц с музыкальным образованием выше в экспериментальной выборке.

По субъективной оценке лиц группы (1) установлена высокая выраженность как положительных ^э = 3,44, р < 0,1%), так и отрицательных эмоций ^э = 11,5, р < 0,01%) в ответ на музыку. Здесь нужно пояснить, что ответы на вопросы анкеты заполнялись испытуемыми до прослушивания музыки и основывались только на субъективной оценке данного параметра. В то же время результаты по методике Изарда, полученные после музыкального воздействия, дают схожие данные: ЭОМ положительно взаимосвязана с показателями «средние положительные эмоции» (г = 0,166, р < 0,1%) и «средние отрицательные эмоции» (г = 0,152, р < 0,1%). Таким образом, обнаружено повышенное эмоциональное реагирование в спектрах эмоций разной направленности у испытуемых экспериментальной группы.

В данном случае следует вспомнить идею Л. С. Выготского о механизмах эмоционального восприятия произведений искусства, описанного в труде «Психология искусства» [3]. Его концепция предполагает, что произведение искусства, воздействуя на психику человека, возбуждает противоположно направленные аффекты, которые приводят к взрыву, к разряду нервной энергии. В этом заключа-

ется описанный им феномен катарсиса эстетической реакции.

Интересный факт обнаружен в исследованиях Е. А. Толчинской [21]: творческие и сен-зитивные личности переживают положительные эмоции от прослушивания музыкальных произведений с грустным, печальным, драматическим звучанием.

В качестве философско-эстетической доказательной базы может служить выдвинутая Ф. Ницше идея противостояния аполлонов-ского (как оптимистически радостного, прекрасного) и дионисийского (как трагически-оргиастического, жизнеопьяняющего) начал в искусстве, динамическое равновесие которых составляет основу музыкальной выразительности. Близки к описанным идеям эстетические размышления о музыкальном искусстве А. Ф. Лосева, который писал: «Разительна слитность в музыке страдания и наслаждения» [8, с. 444]. Даже в чутком поэтическом даре В. Шекспира

выражена та же мысль: «От сладкой музыки всегда мне грустно» [23, с. 388].

Такой парадокс повышенного одновременного переживания эмоций противоположной направленности (амбивалентность), описанный в философских, искусствоведческих, экспериментально-психологических исследованиях, можно отнести к одной из качественных характеристик ЭОМ.

Результаты нашего исследования дают возможность предположить, что одним из атрибутов ЭОМ служит обнаруженная нами в экспериментальном исследовании катарсическая реакция при прослушивании музыкального произведения в виде одновременного переживания амбивалентных эмоций испытуемыми экспериментальной группы.

Теперь слова Гераклита о том, что процесс становления и возникновения красоты формируется именно из противоположностей, обретают реальное содержание.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Борисова А. И., Никифоров М. И., Сергиевский М. В. Динамика биотоков коры больших полушарий мозга при резко выраженных положительных эмоциях на музыку // Тез. 5-й научн. конф. по вопросам развития певческого голоса, музыки, слуха, восприятия и музыкально-творческих способностей детей и юношества, М., 1977.

2. Ветлугина Н. АА. Музыкальное развитие ребенка. М.: Просвещение, 1967. 415 с.

3. Выготский Л. С. Психология искусства. М.: Искусство, 1966. 576 с.

4. Дорфман Л. Я. Влияние эмоций, вызванных музыкой, на работоспособность в связи с силой нервной системы // Психологический журнал. 1986. Т. 7. № 5. С. 132—136.

5. Князева Т. С., Лебедев А. Н, Торопова А. В. Диагностика музыкальности по ЭЭГ // Психологический журнал. 2001. Т. 22. № 6. С. 87-91.

6. Князева Т. С., Пашина А. Х. Связь тревожности и эмоционального фона личности с особенностями восприятия музыки // Психологический журнал. 2001. Т. 22. № 1. С. 123-128.

7. Лебедев А. Н, Князева Т. С. Электрофизиологические предикторы субъективных оценок музыки разных композиторов // Психологический журнал. 1999. Т. 20. № 6. С. 72-79.

8. Лосев А. Ф. Музыка как предмет логики // Лосев А. Ф. Форма. Стиль. Выражение. М., 1995.

9. Маляренко Т. Н, Курбатова Э. В. Ритм сердца как маркер адекватности выбора музыки в музыкотера-пии // Ананьевские чтения: материалы научно-практической конференции 26-28 октября 2004. С. 221-223.

10. Морозов В. П., Жданов В. Ф, Фетисова Е. В. Эмоциональный слух и проблема профессионального отбора в вокально-музыкальном искусстве // Художественное творчество и психология / под ред. А. Я. Зень, М. Г. Ярошевского. М.: Наука, 1991. С. 134-148.

11. Мясищев В. М, Готсдинер А. Л. Влияние музыки на человека по данным электроэнцефалографических и психологических показателей // Вопросы психологии. 1975. № 1. С. 54-68.

12. Пашина А. Х. Особенности распознавания эмоционального контекста речи // Вопросы психологии. 1991. № 1. С. 88-95.

13. Пашина А. Х., Торопова А. В. Особенности эмоциональной сферы музыкантов с различным уровнем музыкальности // Психологический журнал. 2000. Т. 21. № 1. С. 109—115.

14. Петрушин В. И. Музыкального восприятие как средство изучение личности школьника // Вопросы психологии. 1986. № 1. С. 157-164.

15. Ражников В. Г., Цеханский В. М. Общий обзор литературы по психологии восприятия музыки // Вопросы психологии. 1972. № 4. С. 186-188.

16. Роль музыки в эстетическом воспитании детей и юношество: сб. ст. / сост и ред. А. Л. Готсдинер. Л.: Музыка, 1980. 140 с.

17. Самсонова Г. О. и др. Психотерапевтическое воздействие музыки в коррекции психоэмоционального стресса у молодых людей // Актуальные проблемы прикладной психологии. Калуга: Эйдос, 2006. С. 229-230.

18. Сулимов А. В. и др. Спектральный анализ ЭЭГ человека при прослушивании музыки // Журнал высшей нервной деятельности. 2000. Т. 50. Вып. 1. С. 62-67.

19. Тарасова К. В. Онтогенез музыкальных способностей. М.: Педагогика, 1988. 176 с.

20. Теплов Б. М. Избранные труды: в 2 т. М.: Педагогика, 1985. Т. I. 328 с.

21. Толчинская Е. А. Музыкальное восприятие как средство психологической диагностики // Ананьев-ские чтения: материалы научно-практической конференции 28-30 октября 2003. С. 335-337.

22. Цагарелли Ю. А. Психология музыкально-исполнительской деятельности: автореф. дис. ... д-ра психол. наук. Л., 1989. 31 с.

23. Шекспир У. Трагедии. Комедии. Сонеты. М.: Эксмо, 2007. 1440 с.