Начала научного изучения человека были заложены в натурфилософии, естествознании и медицине. Познание природы, окружающего человека материального мира и познание человека, выделяющегося из природы и противостоящего ей, но вместе с тем являющегося одним из самых замечательных феноменов ее, всегда развивались взаимосвязанно, хотя и весьма противоречиво. Антропоцентризм в такой же мере характеризовал натурфилософию и прошлую историю естествознания, как и геоцентризм.

Одним из основных очагов является проблема человека как биологического вида Homo sapiens. На протяжении последнего столетия этот очаг, или центр, изучения человека становится все более обширным и междисциплинарным. Более молодым, но не менее разнообразным является второй центр, объединяющий научные дисциплины, изучающие человечество. Уже в нашем столетии возникли два новых научных центра - онтогенетики человека как индивида и персоналистики, изучения человека как личности. В результате синтеза многих дисциплин и учений складываются два более специальных центра - изучения человека как субъекта и как индивидуальности. Пересечение многих линий связи между этими центрами научного познания человека и образование ряда его содержательных структур необходимо учитывать для понимания того, как в современных условиях объективно складывается система человекознания, обеспечивающая целостное знание о человеке. Однако прежде чем проанализировать эти линии связи и их пересечения в определенной системе, которая находится в процессе становления, необходимо более подробно рассмотреть междисциплинарный состав каждого из основных центров современного человекознания.

Природу человека невозможно понять вне общей и последовательно развивающейся картины эволюции животного мира. В такой же мере невозможно построить эту картину без человека, являющегося высшим звеном и последней ступенью биологической эволюции8. Эти банальные положения приходится упомянуть вследствие того, что еще нередко встречаются попытки изолировать антропологию от общей биологии, зоологии позвоночных и других биологических дисциплин и рассматривать антропологические проблемы лишь в плоскости смены биологических законов социальными. Еще чаще приходится сталкиваться с тенденцией биологов либо исключать антропологию и даже приматологию из системы наук о животном царстве, либо растворять их в териологии.