Название этому феномену было дано по имени мифического Пигмалиона - легендарного царя Кипра, который изваял статую прекрасной женщины и страстными мольбами убедил богов оживить ее. С древних пор этот образ призван символизировать неожиданный животворящий эффект, вызванный настойчивым желанием и искренней верой.

Психологи Розенталь и Якобсон провели оригинальные исследования.

В эксперименте Р. Розенталя участникам поручали провести определенную работу (эксперимент) с популяцией крыс, а именно следить за их поведением в лабиринте. В одном случае участнику говорили, что крыса «умная», а в другом - что «глупая». В результате были получены данные, которые это подтвердили.

Оказалось, что когда участник работал с «умной» крысой, он был с ней более мягким, поглаживал ее, поэтому создавал дополнительные положительные подкрепления для выполнения задания. Впоследствии Р. Розенталь повторил свое исследование в школе, где в роли экспериментатора выступили учителя. Оказалось, что «способные» (в той же мере, что и крысы) ученики достигли более значительных успехов. Местом проведения их эксперимента стала начальная школа, расположенная в одном из рабочих районов Сан-Франциско. В качестве испытуемых были отобраны по три учителя в каждой из шести параллелей. Эксперимент состоял в следующем. В начале учебного года было проведено тестирование учащихся с целью определения их IQ. Результаты были доведены до сведения учителей. Не вдаваясь в подробности, психологи объяснили им, что использованные тесты специально конструированы для выявления учащихся, у которых в течение предстоящего учебного года должен наблюдаться скачок интеллектуального развития. Специфика эксперимента состояла в том, что педагогам сообщались фиктивные результаты. В каждом из восемнадцати классов, в которых проводился эксперимент, было произвольно отобрано по несколько школьников; им предстояло играть роль потенциальных интеллектуальных «звезд». Учителей поставили в известность, что эти дети, по данным тестирования, должны вскоре проявить незаурядный познавательный прогресс.

Как показало измерение IQ в конце учебного года, у этих детей по сравнению с остальными интеллектуальные возможности в среднем существенно повысились. (Необходимо подчеркнуть, что именно в среднем, так как общие результаты тестирования оказались неоднозначны.) Причем шла речь не об академической успеваемости (ведь отметки можно произвольно завысить), а об IQ - показателе достаточно объективном. Полученные данные позволили сформулировать психологическую закономерность. Как утверждали Розенталь и Якобсон, им удалось продемонстрировать влияние ожиданий учителей на познавательный прогресс учащихся. По-видимому, отмечали авторы, когда учителя ожидают от детей высоких интеллектуальных достижений, они начинают вести себя по отношению к ним более дружелюбно, стремятся воодушевить их, используют несколько иные методы преподавания, допуская большую степень свободы в их познавательной и творческой активности. Все это способствует улучшению учебы, так как представления детей о себе, их собственные ожидания, мотивация и когнитивный стиль изменяются к лучшему.

Эффект Розенталя также получил название «эффекта предвзятости экспериментатора». Он относится к группе артефактов, обусловленных свойствами исследователя.

В 1966 г. Р. Розенталь описал, что артефакты возникают в результате таких особенностей деятельности экспериментатора:

ожидания экспериментатора определяют характер полученных им данных;

осознание экспериментатором своей собственной склонности находить ожидаемые данные может привести к противоположному эффекту: искать предвзято только те данные, которые противоречат гипотезе, чтобы не казаться предвзятым;

экспериментаторы, которые в начале исследования получают очень «хорошие» данные, пытаются дальнейшие данные еще больше улучшить, те же экспериментаторы, которые изначально получают «плохие» данные, в дальнейшем их самопроизвольно ухудшают;

эффект предвзятости экспериментатора проявляется в том, что он нечаянно выбирает данные («фальсифицирует» их) или делает подсказки испытуемым. Он просто неосознанным образом (вербально или имплицитно поведением) поддерживает именно те действия испытуемых, которые подтверждают гипотезу;

предвзятость экспериментатора отражается в интонации, а также визуально, если он и исследуемый работают вместе и видят друг друга во время эксперимента;

эффект предвзятости больше проявляется у тех исследователей, которые стремятся к поддержке, активно жестикулируют, по-дружески и с интересом относятся к испытуемым;

этот эффект усиливается, когда экспериментатор и испытуемый знают друг друга;

экспериментаторы-женщины больше склонны к предвзятости, чем мужчины.

Исследователи проявляют устойчивые тенденции, которые влияют на ход экспериментальной процедуры и являются последствиями неосознанного уровня психической регуляции. Экспериментатор организует деятельность исследуемого лица, дает задание, оценивает результаты, изменяет условия исследования, регистрирует особенности поведения участника и результаты его деятельности. Для того, чтобы избежать влияния заинтересованного исследователя на эксперимент с целью подтвердить свою теорию, надо привлекать других ученых, которые не знают его цели и теорий. Также уместной является проверка результатов исследователями, которые критически настроены к гипотезам автора исследования.

Экспериментаторы - это люди, по-своему заинтересованные, которые в свойственной им манере наблюдают, фиксируют и оценивают явления. Они также имеют разную мотивацию, принадлежат к разным этнокультурным общностям. При стремлении к новому и соблюдении образцов поведения настоящего ученого, экспериментаторы имеют разные представления о путях и способах познания. Как отметил А. Шопенгауэр, «человеку свойственно принимать пределы своего понимания за пределы вселенной».

При проведении исследований экспериментаторы допускают такие ошибки, обусловленные эффектом Пигмалиона:

занижение слишком высоких результатов. Возможно также завышение низких оценок, деформация шкалы и сближение результатов до среднего значения. Причиной может быть неосознанная тенденция «привязывать» данные исследуемого к своим собственным;

избегание крайних оценок (как низких, так и высоких), группировки данных только вокруг среднего значения;

завышение значения определенного параметра или определенной задачи по экспериментальной серии. Через призму этой установки и происходит оценка задач и личностных качеств.

Для того, чтобы нейтрализовать артефакты, обусловленные экспериментатором, следует увеличивать число исследователей, наблюдать за их поведением, проводить специальное обучение и тренировки, скрывать от них основную гипотезу, свести к минимуму контакты экспериментатора и испытуемого.

Книга «Пигмалион в школьном классе» вызвала огромный общественный резонанс. Выявленный феномен заставил сделать принципиальные выводы, чрезвычайно важные как для общепсихологической теории умственных способностей, так и для педагогической практики.

Во-первых, было наглядно показано, что данные психологического тестирования того или иного человека не являются постоянным показателем, а могут под влиянием определенных условий значительно изменяться. Это подчеркивает недопустимость категорического психологического диагноза и прогноза на основании однократного тестирования. В общепсихологическом плане результаты Розенталя и Якобсон служат сильным аргументом против распространенного мнения о врожденности и неизменности умственных способностей.

Во-вторых, убедительно продемонстрированы большие возможности педагогического воздействия с целью реализации интеллектуального потенциала учащихся. Ожидая от ребенка интеллектуального роста, учитель непроизвольно организует педагогический процесс таким образом, что это стимулирует умственное развитие ученика. Очевидно, что противоположная установка приводит к обратному эффекту: «безнадежные», по мнению педагога, ученики ставятся в условия, которые не способствуют их прогрессу.

Эффект Пигмалиона был расценен как объективное основание для педагогического оптимизма. Открытие Розенталя и Якобсон вселило во многих педагогов веру в огромный интеллектуальный потенциал учащихся, причем даже тех, которые считались слабыми и отстающими. Предполагалось, что именно для последних создание стимулирующих условий будет способствовать преодолению их отставания. Однако на протяжении ряда лет использование этих программ не дало ощутимых результатов. Было предпринято немало попыток повторить классический эксперимент, но все они приносили неоднозначные результаты. В ряде случаев искомый феномен просто не удавалось зафиксировать.

Таким образом, феномен, выявленный более 30 лет назад, оказался гораздо более сложным и многозначным, чем это казалось в гуманистическом пафосе далеких шестидесятых. И многолетний опыт исследования данного феномена лишний раз свидетельствует: любое яркое открытие в психологии - это не повод для патетических деклараций, а основание для вдумчивого анализа.