ББК Ю217 + Ю717 + Ю66

Ф.А. Кашапов, О.В. Терентьев, В.Э. Цейсслер

ЗДОРОВЬЕ КАК ЦЕННОСТЬ: КУЛЬТУРА И БИОЭТИКА

Проблема здоровья человека является одной из самых сложных и актуальных. Философия с полным правом относит её к тем современным проблемам, которые приятно называть глобальными. Одной из важных задач, которые призваны решать науки о человеке является разработка проблемы здоровья как фундаментального права и особой ценности современной цивилизации. Необходимо отметить не только глобальный, но и региональный аспект проблемы, реализуемый в национальных проектах. Так, 2005 г. президент Российской Федерации обозначил основные направления развития страны на ближайшую перспективу приоритетные национальные проекты, в том числе в области здравоохранения. В частности, признан приоритетным национальный проект «Здоровье». Проблема ценности здоровья является не только животрепещущей проблемой современности, но это одна из вечных проблем философии, центром которой является поиск путей к сбалансированному существования, включая гармонию души и тела. Всё это обуславливает необходимость теоретического и методологического осмысления темы здоровья. Актуальным является развертывание научных исследований не только на медико-биологическом или психологическом, но и на философском уровне. В тоже время эффективное решение проблемы здоровья возможно только на основе междисциплинарного подхода, разрабатываемого в рамках философии.

Здоровье в системе мировоззренческих ценностей является важнейшим ориентиром личной жизни человека, так как выступает условием реализации его творческого потенциала. В рамках философии осознается необходимость исследования субъективных и объективных факторов, детерминирующих здоровье человека с целью определить наиболее общие закономерности формирования и сохранения здоровья. Соотношение субъективного и объективного, духовного и телесного, физического и метафизического в жизни и смерти человека составляет «нерв» всех философских размышлений, включая размышления о здоровье. Имплицитно определенная концепция здоровья присутствует в народной мудрости: в здоровом теле — здоровый дух. Настало время выработать философскую концепцию здоровья, которая отражала бы связь между обыденным опытом, научными медико-биологическими знаниями и мировоззренческими ценностями.

Цель изучения проблем здоровья в рамках философии не сводится к повышению здоровья тела или здоровья духа, а включает в себя заботу о повы-

шении гуманитарной культуры человека. Внедрение гуманитарных ценностей в систему укрепления духовного здоровья является прерогативой философского подхода. От духовного состояния зависит формирование ответственного отношения к своему здоровью. Духовное здоровье является необходимым условием для самореализации и в тоже время чувство реализованного потенциала определяет уровень физического здоровья. Духовное здоровье выражает состояние субъективного благополучия, в котором отражена позитивная эмоциональная и когнитивная, самооценка своей жизни. Понятие «духовное здоровье» связано не только с благополучием (физическим, психическим и социальным), но и субъективизацией здоровья. Здоровье индивида измеряется уровнем благополучия социальной структуры общества. В тоже время здоровье — это «Благо» «полученное» собственными усилиями, трудом. Субъективизация здоровья означает возрастающую зависимость здоровья от духовного состояния.

Человек во все большей мере становится субъектом собственного здоровья, от воли человека зависит то, какие он будет создавать и как будет использовать техники продуцирования здоровья. Философия здоровья исходит из методологической установки о комплексном характере здоровья, учитывает социальные и личностные аспекты формирования потребности в здоровье. Если социальное здоровье индивида определяется уровнем его благополучия в той или иной социальной системе, то индивидуальное здоровье определяется способностью самостоятельно контролировать и нести ответственность за свое здоровье,,

Философия — это не только наука, но и стиль жизни; это искусство («техне») жизни и выживания. В животном мире выживание связано с адаптацией. Человек выживает в мире не столько через адаптацию, сколько через преобразование мира, через создание таких моделей мира в которых необходимо присутствует его связь с сущим. Только связь с сущим делает человека адаптивным и здоровым.

Естественно, возникает вопрос «как выжить?» не только для того, чтобы ответить на вопрос как «жить долго?»,, но и для того, чтобы реализовать совой творческий потенциал. Как нам представляется, вопрос о том «как жить?» не только медицинский, по и философский. В этом плане он имеет количественное и качественное измерение.

И. Кант отмечал, что философия в конечном итоге нужна для того, чтобы ответить на вопрос: «Как жить, чтобы жить долго и при этом не болеть?». В данном тезисе подчеркивается количественный ас-

Философия

пект, «долгота» жизни, а здоровье определяется через отсутствие болезни. Однако, проблема здоровья имеет качественный аспект. Качество жизни связано с ценностным отношением к здоровью, когда оно позволяет человеку быть свободным и творческим, то есть быть условием реализации его творческого потенциала.

Социально-философский анализ проблемы ценности здоровья является актуальна для современной науки. Острота звучания проблемы определяется рядом обстоятельств.

Во-первых, для России характерно ухудшение демографических показателей, которое проявляется в депопуляции, в падении рождаемости, в росте смертности. Все это говорит о том, что жизнь человека и его здоровье обесценено до предела.

Во-вторых, ситуация хронического стресса, связана с социальными, экологическими, информационными проблемами, негативно отражается на благополучии отдельного индивида.

В-третьих, изменение духовных ценностей в обществе приводит к переосмыслению меры ответственности человека за свое здоровье.

В-четвертых, биотехнологическая революция в медицине, «медикализация» здоровья ставит вопрос о связи здоровья человека с его природой и духовными ценностями. Угроза, исходящая от биомедицинских технологий, связана с разрушением на субстратном уровне связи социального и биологического в человеке, с нарушением его биосоциальной целостности. Все это обостряет вопрос о ценностном отношении к здоровью, о том каким будет здоровье людей в «постчеловеческом будущем» (Ф. Фукуяма).

И так, современная ситуация требует нового ценностного отношения к здоровью, необходима переоценка мировоззренческих ценностей с учетом той ведущей роли, которую начинает занимать проблема здоровья в бытийных основаниях личной жизни человека.

Тема здоровья активно исследуется учеными естественных наук, врачами и философами. Философия ставит вопрос о здоровье специфическим образом. Философия, как вид знания о сущем, соответственно ставит вопрос о самом существенном в здоровье. Дано не мало научных определений здоровья, в которых оно характеризуется не только как природная но и как социальная категория. Большинство определений понятия «здоровья» носит философский характер, так как указывает на то состояние человека, при котором он способен творчески раскрыть свою сущность в социально-приемлемой созидательной форме. Более девятнадцати столетий назад важную мысль о значении философии в исцелении самого себя, особенно в борьбе с «душевными недугами» высказал римский философ и писатель Цицерон (106—43 годы до н. э,), который отмечал, что наука об исцелении души, есть филосо-

фия, но помощь её приходит не извне, мы сами должны пустить в дело все силы и средства, чтобы исцелить себя самим.

Возникают методологически значимые вопросы о том, чем отличается философская постановка вопроса от психологической и медицинской. Не является ли псевдопроблемой сама постановка такого вопроса? Не достаточно ли «ведомственного» подхода, реализуемого в рамках медицины или психологии? Так, в последние годы в нашей стране формируется новое направление — психология здоровья, которая претендует на синтез психологии и ва-леологии.

Главная задача психологии здоровья является «улучшение уже вполне здорового человека». Попутной задачей является сохранение, укрепление и целостное развитие духовной, психической, социальной и соматической составляющих здоровья. М.Ф. Секач пишет: «Психология здоровья —это наука о психологических причинах здоровья, о методах и средствах его сохранения, укрепления и. развития» [2, с. 3].

Психология здоровья существует, но основания как синтез психологии и валеологии еще являются проблемой, так как статус валеологии во многом не определен и декларативен.

Тема здоровья, при всей паталогоцентристской ориентации, все более становится предметом обсуждения в самой медицине. Однако, медицина «видит» преимущественно проблемы болезни и способы их лечения. Проблемы болезни еще не стали проблемой здоровья. Проблемы болезни имеют прямое отношение к здоровью, но не исчерпывают всех его аспектов. Необходимость философского подхода отстаивает Ю.М. Хрусталев: «Только философия способна постигнуть эту проблему и выработать общую теорию здоровья» [3, с. 5].

Это связано с тем, что для построения интегральной теории здоровья необходимы единые научно-мировозренчиские взгляды на мир в целом и сущность человека, его природные и духовные начала, определяющие творческий характер жизнедеятельности. В общественном сознании получает признание новая философско-методологическая тема, предложенная Ю.М. Хрусталевым для всесторонней проработки, которая связана с целостным изучением человека в целях создания общей интегральной теории здоровья. От понимания целостности природы человека зависит и отношение к его здоровью, а также социально-медицинская методика оздоровительных мероприятий. Приходится констатировать, что психологические, антропологические, медицинские, эзотерические концепции о человеке пока еще не складываются в единую теоретическую систему. На этом фоне весьма проблематично создать целостную теорию здоровья. Но такие теории создаются и их можно назвать виртуальными проектами. В частности, валеологический проект общей теории здоровья че-

Здоровье как ценность: культура и биоэтика

ловека выстраивается без «общей» философии, то есть без глубоких философских оснований. По крайней мере здесь можно поставить вопрос, а можно ли создать интегральную теорию здоровья без интегрального научно-мировозренческого взгляда на мир, на сущность человека.

Таким образом, существуют разные подходы к проблеме здоровья— психологические, медико-биологичесике, валеологические, эзотерические, религиозные. Однако задача создания интегральной концепции здоровья еще не получила своего позитивного решения.

Поэтому мы считаем, что философия имеет право на постановку вопроса о сущности здоровья, на создание интегральной концепции здоровья. В связи с экологическим кризисом и перспективной космической экспансии человека этот вопрос неизбежно трансформируется из чисто медицинского в глобальный вопрос о качестве природы человека, о его онтологической сущности, о биосоциальном субстрате его жизнедеятельности.

Актуальным в биоэтике становится вопрос о «количестве» и о «качестве» здоровья. В связи с появлением биомедицинских технологий, особенно тех, которые претендуют на радикальное изменение природы самого человека, происходит переоценка ценностей в философии и морали. Отсюда необходи-мость в «сущностном» определении ЗДОРОВЬЯ.

В науке все более осознается необходимость углубления категориального исследования системы «человек — мир» (П.В. Алексеев) с учетом того творческого начала в человеке, которое основано на здоровье и является существенно необходимым условием социальной и личной жизни.

Научно-технический прогресс становится все более ориентированным на человека и, в частности, на его здоровье, которое начинает занимать стабильно высокое место в шкале ценностей индивида. Благодаря появлению биоэтики, которая понимается не только как философия современной медицины, но как практическая философия, как система знаний о границах манипулирования жизнью и смертью человека. Сталкиваясь с проблемой манипулирования жизнью и смертью человека, медицина не может не исходить их того, что такое здоровье и нездоровье, что такое норма и патология, что такое качество жизни.

Современный человек начинает воспринимать жизнь и смерть, здоровье и болезнь несколько иначе, а именно как то, что может быть подвергнуто манипуляции и контролю. Теперь само здоровье, жизнь и смерть не являются чем-то предзаданными и определяемыми генотипом или социальной средой, но являются тем, что может поддерживаться и даже улучшаться благодаря соответствующим техникам продуцирования здоровья.

Таким образом, две причины порождают возможность медикализации здоровья — это техноло-

гии и манипулирование. Медицинская практика всегда опиралась на те или иные техники и технологии продуцирования здоровья, профилактики, диагностики и лечения болезней. Технологии определяют объективные возможности медицины, с которыми необходимо считаться. В тоже время технологии влияют на субъективные возможности медицины, которые концентрируются в манипулятивных возможностях детерминации границ и самой допустимости манипулирования жизнью и смертью, здоровьем и болезнью.

Диалектику взаимосвязи «технологии» и «манипуляции» в медицине можно выразить так: манипулирование здоровьем и болезнью выявляет сущность технологии и с другой сторонь! здоровье начинает выступать как объект технологического манипулирования, благодаря чему человек расширяет пространство своей свободы. Так происходит качественное изменение самой медицины, ее подходов к жизни и смерти, здоровью и болезни. Это качество фиксируется понятием «технологическое манипулирования».

Под термином «медикализация здоровья» понимается всевозрастающая зависимость здоровья от медицины. Медицина принимает тем самым участие в формировании ценностного и оценивающего отношения к здоровью. Тенденция такова, что современная биомедицина неуклонно расширяет технологические возможности манипулирования в виде контроля и вмешательства в естественные процессы жизнедеятельности человека, поддержания здоровья и лечения болезни. Биотехнологическая революция качественно изменяет сферу возможностей медицины. Естественно возникают вопросы о границах возможностей медицины, о границах манипулирования здоровьем, например, в профессиональных или спортивных целях. Вопрос о границах имеет не только медико-биологическое, но и философское, гуманистическое значение. Гуманизм — это система воззрений, в которой человек воспринимается как высшая ценность и критерий оценки сфер его бытия. Антигуманными могут быть любые попытки использования биомедицинских технологий направленных против человека. К числу фундаментальных ценностей гуманизм относит здоровье и спорт. В спорте представлена игровая модель соревновательных ситуаций.

Гуманистическая ценность спорта заключается в том, что здесь скрыты большие возможности для позитивного воздействия на здоровье человека,. на его духовный мир, на его волю и моральные принципы, Однако в спорте заложены возможности не только для самоутверждения личности, но и для проявления жестокости, физического насилия, которое сопровождается девальвацией нравственных ценностей. На примере спорта можно показать некоторые обостренные проблемы здоровья человека. В этом плане спорт «опережает» и предвосхи-

Философия

щает проблемы, которые в последствии возникают как проблемы здоровья. В позитивном плане спортивная активность, как прообраз здорового образа жизни, выполняет не только рекреационную функцию, но все больше проявляется как средство совершенствования качества жизни, как форма творчества. Следует предположить, что дальнейшее развитие здоровья, как образа жизни и как формы творчества, а также как «спорта для себя», успешная реализация социокультурной и ценностной функции в области социальной жизни невозможно без выработки интегрированной философско-аксиологичес-кой и медико-биологической концепции здоровья.

В негативном плане спортивная активность, поскольку занятия спортом по своей природе невозможно без соперничества, без «борьбы»,, без ориентации на «победу любой ценой», как говорят многие факты, связана с жестокостью и коммерциализацией в ущерб здоровью. Спортивные соревнования став частью бизнеса принимают характер технического и химического соперничества. В спорте все чаще решающее значение имеет фармакологический и биологический допинг. Возникают вопросы о том, в какой мере человек может рисковать своим здоровьем, какой должна быть «цена» победы. Здесь также проявляется смысловая разница терминов: «быть» победителем и «иметь» победу. В первом случае человек стремится преодолеть границы собственных способностей и границы определяемые внешними условиями. Сущность победы — стремление к совершенству и превосходству. Однако можно решить проблему победы и «иметь» победу исходя из принципа «нечестной игры», «успеха любой ценой». «Иметь» победу может означать, что она куплена, что она достигнута неспортивными методами. В этом случае спорту отказано в самоценности, а здоровье выступает как средство для достижения внешних целей. Медикализация здоровья отражает в себе процессы дегуманизации спорта, связанные с фармокологическим соперничеством.

Медикализация здоровья — это современные отношения к здоровью и болезни, в котором отражены социальные биотехнологические изменения в медицине и культуре. Медикализация ■— это способность медицины контролировать здоровье и болезнь, жизнь и смерть, и формировать новые отношения к здоровью. Медикализация связана в определенном смысле с технологизацией здоровья, что делает здоровье в некоторых случаях неестественным и обостряет вопрос о различении подлинного здоровья, от неподлинного, неестественного, то есть псевдоздоровья. Медикализация здоровья может носить злокачественный характер, когда здоровье перестает быть самоценным, когда формируется узко биомедицинское отношение к здоровью.

Медикализация здоровья в заостренной форме ставит вопрос о ценностном отношении к здоровью. Анализ аксиологических проблем здоровья челове-

ка связан с необходимостью критики этического нигилизма и технократического типа мышления с целью сделать гуманизм социальной реальностью. Медикализация включает в себя технологическое и фармакологическое манипулирование здоровьем. Философия как воплощение человеческой мудрости ставит под вопрос технологические подходы к здоровью, так как техника сама по себе не может наделить нашу жизнь смыслом. Только философия может открыть смысл и ценность здоровья, раскрывая смысл жизни. Техника энергично проникает в медицину и культуру, влияет на процесс медикали-зации культуры и здоровья. Широкое распространение получает технократическое сознание. Согласно технократическому взгляду, определяющим в любом виде человеческой деятельности является его результативность. Вопрос о средствах достижения целей — вопрос вторичный.

Технократическому мышлению в медицине и в осмыслении здоровья как ценности противостоит биоэтическое мышление и ориентация на гуманистические идеалы. Односторонняя медикализация культуры и здоровья приводит к изменению образа самого общества. Техника стала подменять культуру, как информация стала подменять знания. Такая подмена является симптомом бездуховности, признаком девальвации духовно-нравственных ценностей и в итоге торжеством технократического сознания. Отсюда, одним из главных признаков технократического мышления является абстрагирование от социального смысла в оценке здоровья, спорта, медицины. Альтернативой технократическому подходу в медицине и в оценке здоровья является биоэтическое мышление, которое преодолевает рациональную аргументацию «закрытого» типа. В биоэтике как новом мышлении и новой идеологии медицины, рациональная аргументация всегда этически опосредована и тем самым «открыта» для гуманизма, для воплощения принципа «мера всех вещей» в социальной реальности.

Медикализация культуры, достижения биомедицины выявили тенденцию к фетишизированию факторов научного знания и недооценке ценностномировоззренческих элементов в составе духовной культуры. Неограниченные возможности биомедицины приводят к чрезмерной универсализации ее значения для жизни человека и развития общества. Достижения биомедицины начинают рассматриваться как вполне достаточные средства для решения всех социальных проблем, связанных с человеческим существованием.

Технократическое мышление — это специфическое мироведение, основными чертами которого являются примат средств над целью, частной цели над общим смыслом, техники над человеком, психотехники над душой, символа над бытием. Философия технократического мышления—это господство рассудка, которому чужды разум и мудрость. Для тех-

Здоровье как ценность: культура и биоэтика

нократического мышления в медицине не существует категорий нравственности, совести, милосердия и человеческого достоинства.

Существенной особенностью технократического мышления является взгляд на человека как на объект различных манипуляций, а не как на личность, для которой характерна свобода. Медицина сближается с техникой и отдаляется от человека. Техника пытается включить в себя науку о человеке, рассматривая его как винтик, как компонент более сложной социотехнической системы. Техника возвысилась над человеком, перестала быть его средством, а наоборот стала смыслом и целью. В этом заключена опасность технократической модели биоэтики, этики редуцирующей жизнь к технике жизни, этики жизни без смысла и цели жизни. Не приходим ли мы сейчас к тому, что имел в виду Зиммель, когда говорил: «Как на физиологическом уровне жизнь есть постоянное воспроизведение, и потому жить значит в то же время и больше, чем жить, так на духовном уровне она порождает нечто большее, чем жизнь: цель, в себе несущую ценность и смысл. Это свойство жизни подниматься к чему-то большему, чем она сама, не есть в ней нечто привходящее, это — ее подлинное существо, взятое в своей непосредственности» Не во всем принимая терминологию Зиммеля, особенно в том, что касается слова «цель», Г. Марсель считает, что он сказал главное: «философия, размышляющая о жизни, всегда рискует упустить из вида, что суть всякой жизни — ее кульминация в чем-то таком, что в определенном смысле запредельно жизни»

[1, с. 416]. А. Бергсон в «Творческой эволюции» не может скрыть своего высокомерного и уничижительного отношения к интеллекту. Интеллект может справиться с познанием неживой природы, но он останавливается перед познанием «жизни». Для познания живого нужна интуиция, живое познание, а не познание формальное, логическое. Живое познание — это прерогатива интуиции, которая неизмеримо выше рассудочного интеллекта. Для российской модели биоэтики характерно в целом мировоззренческое неприятие нигилизма, корни которого уходят в творчество немецкого «философа жизни». Дух привносит в бытие человека новую жизнь. Духовность заключает в себе жизнь человека в ее смысловой направленности на свое подлинное бытие. В. Франкл называл это самотрансценденцией, созиданием смысла жизни. В процессе обретения духовности человек приближается к сути своего бытия, освобождается от примитивных воззрений на мир, на свое место в мире, на добро и зло, на поиск смысла жизни.

Литература

1. Марсель. Г.К. трагической мудрости и за ее пределы / Г.К. Марсель / сост. и послесл. П.С. Гуревич // Проблема человека в западной философии. — М. . Прогресс, 1988. — С.404—419

2. Секач, М.Ф. Психология здоровья: учебное пособие для высшей школы Учебное пособие для высшей школы / М.Ф. Секач. — 2-е изд. — М.: Академический проект; Гаудеамус, 2005. — 192 с.

3. Хрусталев, Ю.В. Здоровье человека как проблема философии / Ю.В. Хрусталев // Экономика здравоохранения. — 2003. — № 8. — С. 5—12.