УДК 172.1

ВОЗРАСТАНИЕ РОЛИ ЭЛИТЫ В ГОСУДАРСТВЕННОМ УПРАВЛЕНИИ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОГО

ПОДХОДА К СОЦИУМУ

Заикин Александр Александрович, аспирант Лойтаренко Максим Владимирович, аспирант

Таганрогский государственный педагогический институт имени А.П. Чехова, г. Таганрог, Россия a.zaikin1985@yandex.ru, maksim-loytarenko@mail.ru

Анализируются понятия «политическая элита» и «политическое лидерство» и их роль в государственном управлении в русле мировых политических процессов, с точки зрения рационалистического подхода к социуму. Рассматривается необходимость появления элиты нового типа, способной существовать в условиях глобальных изменений.

Ключевые слова: государственное управление; рационалистический подход; политическая элита; политическая культура; политическое лидерство; элита будущего.

THE INCREASING ROLE OF ELITES IN PUBLIC ADMINISTRATION, WITH VIEWPOINT RATIONALIST APPROACH TO SOCIETY

Alexander Zaikin, graduate student Maxim Loytarenko, graduate student

Taganrog State Pedagogical Institute, Taganrog, Russia

a.zaikin1985@yandex.ru, maksim-loytarenko@mail.ru

Examines the concept of ''political elite” and ''political leadership” and their role in governance in line with world political processes, in terms of a rationalist approach to society. Discusses the need for the emergence of a new type of elite, capable to exist in the context of global change.

Keywords: public administration; rationalist approach; the political elite; political culture; political leadership, the elite of the future.

Процесс государственного управления представляет собой довольно большое и сложное пространство для философско-политологического анализа. Термин «государственное управление» трактуется как деятельность органов государственной власти и их должностных лиц по практическому воплощению выработанного на основе соответствующих процедур политического курса. Деятельность по государственному управлению традиционно противопоставляется, с одной стороны, политической деятельности, а с другой стороны, — деятельности по формулированию политического курса. Процесс государственного управления происходит не сам по себе, а связан с его легитимацией обществом, как об этом указывает Г.В. Атаманчук: «Потенциал общества зависит и определяется потенциалом управления. Следовательно, начинать надо с управления и главным образом с его руководящего звена. В нем и только в нем источник наших бед, как и возможных перемен к лучшему» [1]. Главным же руководящим звеном государственного управления была и остается элита, какой бы смысл мы не вкладывали в это понятие (политическая, административная, интеллектуальная, культурная).

«Осознание потребностей и интересов общества, с одной стороны, ресурсов и резервов его развития с другой, есть, прежде всего, интеллектуальная задача, выполняемая мыслящей частью государственного аппарата и воплощаемая в целеполагании (идеологии) государственного управления» - указывает Г.В. Атаманчук [1]. Кто же призван самим своим

положением во властной и политической пирамиде вырабатывать и обосновывать, проводить в жизнь эту идеологию? Естественно, этим заниматься должна и занимается прежде всего элита.

Сам феномен государственного управления сложен и порой неоднозначен, указывают Г.В. Атаманчук и К.Х. Делокаров [1;2]. Во-первых, кем (или чем) управляют? Здесь высказываются различные точки зрения: управляют государством, обществом, народом, избирателями и т.д. Не менее важен и второй вопрос: кто управляет?

И здесь мы сталкиваемся с целым спектром возможностей, мнений, точек зрения, имеющих свою в той или иной степени удовлетворительную аргументацию.

Как один из вариантов ответа на этот непростой вопрос, мы можем высказать тезис, что существует взаимосвязь между субъектами государственного управления и типами политических режимов.

Например, авторитарный политический режим требует своего особого типа государственного управления, некой сильной личности, единовластно осуществляющей политическую власть. В то же время демократический политический режим предполагает, в противовес авторитарному, во-первых, открытость и публичность высших органов политической власти, во-вторых, разделение властей, и в третьих, их всеобщую выборность. Однако именно демократический тип государственного управления в современной политологической науке исследуется наиболее подробно и окружен пристальным вниманием ученых. Это связано прежде всего с теми концепциями государственного управления, которые выработаны современными исследователями, и здесь имеет место дилемма «элитизм-эгалитаризм», которая «является основополагающей для философии и обществознания» [3, с. 257].

Эгалитаризм как концепция развития процесса политического управления исходит из «идеи равенства имущественного положения,

социальных возможностей или результатов деятельности» [3, с. 257]. Его противоположность - элитизм основан на «утверждении о естественном антропологическом, интеллектуальном, социальном неравенстве людей и их неизбежном расслоении на группы, среди которых доминирующая роль ... отходит немногочисленной ... группе, определяющей ... пути развития общества» [3, с. 258]. Таким образом, налицо наличие двух групп, или оппозиций, одному социальному явлению, имя которому - наиболее приемлемый тип общественного устройства и его идеал.

В современной рационалистической парадигме подвергается анализу весь спектр социальных явлений, и политические - не исключение. Рационалистический подход к социуму и его политическому компоненту обусловлен признанием того факта, что сфера политического находится в списке тех категорий бытия социума, которые исследуются современной философской наукой. В.В. Попов и Б.С. Щеглов постулируют, что «в современной философии обычно речь идет об . универсальных характеристиках человеческого бытия», - и относят к ним следующие: «многообразие вариантов в любых состояниях социальной реальности; многообразие форм человеческих отношений и способность существования различных социальных явлений», среди которых явление политического, безусловно, присутствует и является весьма значимым [4, с. 46].

Рассмотрение мира политического с точки зрения рационалистического подхода к социуму предполагает анализ взаимосвязей, породивших мир политики, вскрытие функционирования политических процессов и исследование различных точек зрения на феномен государственного политического управления. В современной постнеклассической науке рационалистическая парадигма претерпевает существенные изменения, которые прежде всего касаются внимания к человеку как активному творческому субъекту деятельности; как указывает академик В.С. Степин, «постнеклассическая рациональность учитывает соотнесенность знаний об

объекте не только со средствами, но и с ценностно-целевыми структурами деятельности» (цит. по [4, с. 37]; см. схему на с. 38); таким образом, активность субъекта, в том числе и в сфере государственного управления, и в широком смысле - в политике есть форма выражения данной идеи. Продолжая эту мысль, О.А. Музыка высказывает следующий тезис: «спецификой постнеклассической науки является усиление аксиологического фактора в исследовании отношений такой сложной саморазвивающейся системы, как “среда-человек-общество”» [5, с. 7], то есть исследование феномена государственного управления дополняется и обогащается учетом ценностей общества как активной политической силы и его отдельных представителей - активных субъектов и творцов современной политической реальности.

В связи с этим большое значение имеет анализ роли политической элиты в процессах государственного управления, их места и функций, ибо «постнеклассическая рациональность перемещает свой акцент на те ... моменты, которые в итоге определяют характеристики человека по отношению к некоторым наиболее важным окружающим факторам», к которым относятся в том числе «экономические и политические структуры» [4, с. 49], а феномен политических элит на сегодняшний день является наиболее значимым в исследовании процессов государственного политического управления, что и является основанием для выбора темы исследования.

В последние десять - пятнадцать лет термин «элита» прочно вошел в понятийный аппарат как политологии, так и философии политики. Существует множество его интерпретаций и, как отмечают исследователи, «элитаристы сходятся только в одном - в постулировании необходимости элиты для общества. Во всех других аспектах между ними больше разногласий, чем согласия» [6, с. 119]. Большинство трактовок термина «элита» сводится к пониманию того, что элита - это некий

привилегированный слой, который управляет страной (в той или иной мере ответственен за будущее страны).

В то же время существует в современной философии политики два наиболее распространенных понимания термина «элита». Под первым, как правило, понимается элита как выдающиеся личности, обладающие определенным уровнем культурного развития, которые принадлежат к высокоинтеллектуальным слоям общества, как то: ученые, деятели культуры и искусства и т.д. Другое понимание элиты коренится в политикоэкономической сфере и подразумевает деление на два типа: а) по экономическому признаку (уровень материального благосостояния) -миллионеры, олигархи, владельцы крупных компаний и т.д.; б) по политическому признаку - в зависимости от места, занимаемого во властной пирамиде [6, с. 137].

В нашем исследовании мы будем рассматривать понятие элиты, характерное для сферы политического. Вместе с тем, в рамках рационалистического подхода к социуму, выявления сущности и смысла социальных явлений, оказывающих существенное воздействие на процессы, протекающие в общественном сознании, требует своего осмысления и проблема своеобразия бытия и деятельности современной российской политической элиты в сравнении с элитой ведущих развитых стран мира. В нашей статье мы предпринимаем попытку выявить причины своеобразия жизнедеятельности российской политической элиты, а также построить возможный образ элиты будущего и обосновать необходимость изменений в жизни политической элиты.

Элита, элитизм - эти термины характеризуют определенную общность людей, занятых в политике, имеющих привилегированное положение и оказывающих существенное влияние на происходящие в стране и мире события. Для лучшего понимания бытия и деятельности элиты, в том числе политической элиты, мы используем категорию «элитистское сознание» как

собирательный образ, характеризующий идеи, установки, ценности, моральные принципы, отношение к миру политического элиты как особого социального слоя.

Одним из таких понятий, характеризующих элитистское сознание, является понятие политической культуры. Отметим, что термин «политическая культура» имеет множество трактовок, порой противоречивых: «в настоящее время существует самый широкий спектр мнений и позиций в трактовке понятия “политическая культура” - пишет К.С. Гаджиев. - В научной литературе отражено несколько десятков определений политической культуры» [7, с. 154]. Поэтому мы, в свою очередь, под термином «политическая культура» в указанном исследовании будем понимать уровень развития общей культуры политической элиты, применительно к сфере политического. Этот уровень развития общей культуры включает в себя уровни развития общих способностей, специальных навыков (открытость, публичность, коммуникативность, умение чувствовать аудиторию, риторические способности и т.д.), а также уровень компетентности в сфере политического (знание основ функционирования политической власти, четкая и недвусмысленная политическая позиция, авторитетность и экспертность мнений на политическую тематику).

Понятие лидерства характерно для любого типа общности, «лидерство существует во всех сферах общественной жизни» - заявляют А.С. Панарин и И.А. Василенко. - «Но особенно ярко лидерство проявляется в сфере политики» [8, с. 130]. Более того, мы считаем, что сама по себе принадлежность к элите не делает человека лидером, чего нельзя сказать об обратном - в политической сфере лидер автоматически становится принадлежным элите.

На общем фоне политической элиты выделяются отдельные личности, которые ярки, необычны, запоминающиеся, либо личности, чья позиция

наиболее аргументирована, непримирима, прогрессивна. В данном случае мы имеем ввиду внешнюю сторону личности политического лидера (активность, эпатажность, провокационность) и внутреннюю (ум, упорство, умение прогнозировать).

Существуют различные типологии политического лидерства, например, М. Вебера, Р. Такера, М. Дж. Харманна [8, с. 132, 136]. По нашему мнению, идеальный политический лидер должен не только сочетать в себе как внешние, так и внутренние качества, но и уметь находить правильный баланс между ними, что иногда сделать довольно трудно. В большинстве же своем нам встречаются смешанные типы, в то время как наиболее яркие представители первого или второго довольно редки, например, В. Жириновский (I тип), С. Миронов (II тип).

Тем не менее, лидеров обоих типов объединяет одно понятие -харизматичность: «власть харизматического лидера оправдывается

преклонением перед ним большинства населения, которым он воспринимается в качестве своего вождя» - указывает О.Г. Данильян [9, с. 303]. Это комплексное понятие характеризует не только внешний вид или манеру общения, но и умение лидера затронуть наиболее сложные и болезненные вопросы, причем, как нам представляется, лидер I типа тяготеет к демагогии и декламации, выражая свое мнение эмоционально ярко и бескомпромиссно («однозначно» В. Жириновского), в то время как лидер II типа стремится привести аудиторию к единому мнению, которое он компетентно аргументирует, воздействуя не только на сердца, но и на ума людей. Стиль лидера I типа мы можем назвать в таком случае анархистским (провокационные высказывания без необходимости нести за них ответственность), лидера II типа - патерналистским (обещание продолжения исполнения социальных обязательств правительством в период кризиса).

С позиции нашей классификации политического лидерства мы можем соответственно проанализировать мотивы политического лидерства.

В первом случае (анархистский тип) мотивом политического лидерства является «воля к власти», то есть основной целью достижения политической власти является власть сама по себе, а также все те атрибуты, которые к ней прилагаются: социальный статус, экономическое благополучие,

неприкосновенность, возможность осуществления политической власти путем приказов, распоряжений, популизм и демонстративность, желание «купаться в лучах славы», использование своего должностного положения в личных и, возможно, корыстных целях и т.д.

Во втором случае мотивами являются желание изменить существующий политический порядок, изменить ситуацию в стране в целом, отношение к нашей стране зарубежом, поднять авторитет страны, улучшить уровень жизни населения, осуществить экономический рост и повысить благосостояние жителей, способствовать изменению имиджа страны на международной арене. То есть, по сути, для лидера этого типа власть является средством, а не целью, и ценность власти в его глазах не в ней самой, а в тех инструментах и механизмах, которые она позволяет контролировать ради осуществления общего блага, которое, по мнению В.С. Нерсесянца, состоит в следующем: «. общее благо - это основа, смысл и парадигма правового типа организации социально-политического сообщества людей как свободных и равноправных субъектов» [10, с. 72].

Как отмечает А.Д. Кайбушев, «. важной составляющей политической культуры элит является мораль. ... политика в принципе не может не иметь нравственно-аксиологического аспекта, поскольку она всегда рассчитана на получение конкретного результата, который обязательно рассматривается в качестве “морального” или “аморального” измерения» [11, с. 5, 21]. Таким образом, закономерно возникает вопрос о необходимости наличия этического кодекса для современного политического лидера. Насколько он необходим?

Безусловно, здесь мы видим две трактовки: для лидера патерналистского типа указанный кодекс как свод внешних правил теряет необходимость, так как такой этический кодекс уже присутствует в структуре его личности как свод внутренних убеждений, являющихся основанием его жизни.

Для лидера анархистского типа этот кодекс просто жизненно необходим, иначе его стремление к власти не может быть ничем ограничено, что может вылиться в авторитаризм и диктатуру, приведет к неустойчивости и нестабильности общества и затронет мировые политические процессы.

Для лидеров смешанного типа он желателен, так как они сочетают в себе качества обоих указанных типов в различных пропорциях, что подразумевает необходимость контроля в виде этических ограничений.

Современный политический лидер как идеальный тип естественным образом должен быть выбран из крайних вариантов нашей типологии. Однако, в целях обеспечения стабильности и благополучия общества и государства мы указываем, что в качестве идеальной модели может быть принят только патерналистский тип, так как именно его целью деятельности является всеобщее благополучие.

Таким образом, качества современного политического лидера патерналистского типа мы можем представить следующим образом:

ГКачества лидера как личности: ум, развитое мышление, высокий уровень образования, высокий уровень культуры, наличие определенного кодекса жизни.

П.Качества лидера как политического субъекта: наличие высокого уровня политической культуры, политическая компетентность, наличие определенной политической позиции и ее аргументация, понимание характера мировых политических процессов и место страны в них.

Ш.Качества лидера как публичного лица: открытость, публичность, готовность к диалогу, коммуникативность, яркость и выразительность речи, логичность и аргументированность высказываний.

^.Качества лидера как социального субъекта: стремление к позитивным изменениям, желание достижения всеобщего блага, высокий уровень социальной ответственности за свою политическую стратегию и поступки.

В ведущих развитых странах Запада давно задумались над проблемой воспроизводства элиты «искусственным» путем, то есть целенаправленно, согласно неким критериям. Введение системы подготовки будущих политических руководителей происходит постепенно во всех развитых западных странах: Великобритании, Франции США и т.д. Создается и внедряется особая система отбора учащихся по определенным критериям, и в дальнейшем система их образования отличается от традиционной школьной. Появляется как бы два типа школ, или две противоположные системы подготовки выпускников: одни - для подготовки к жизни, делающие упор на практических навыках, с облегченной системой образования, другие -академического типа, где образование не фрагментарно-утилитарно, а всесторонне и глубинно; школы, в которых дается систематическое образование.

Как отмечает А.С. Панарин, «национальная элита, достойная этого названия, сочетает [должна сочетать] два герменевтических усилия: одно связано с . активизацией культурной памяти, ответственной за сохранение идентичности и исторической преемственности, другое - с процедурами . творческого заимствования других культур и цивилизаций», и отмечает, что «... такая элита сегодня поредела» [12, с. 62]. Современная российская политическая элита находится сейчас в некоем переходном состоянии. С одной стороны, современные политические тенденции указывают на необходимость появления политической элиты, обладающей особыми навыками, элиты, умеющей думать и предчувствовать изменения, способной справляться с вызовами будущего. И некоторые представители современной российской политической элиты способны к таким изменениям, способны развить в себе необходимые качества, либо они этими качествами

изначально обладают (так называемая «молодая» элита). Но таких -меньшинство. Большинство же придерживаются другой модели жизни, унаследованной от нашего советского прошлого - партийнономенклатурной, в которой ценились не инициативность и лидерские качества, а послушность вышестоящему начальству и четкое выполнение приказов. Как замечает А.Д. Кайбушев, «особенностью политической культуры российских элит является то, что они по форме официально сами относят себя к демократической политической традиции, в то время как по своему содержанию демонстрируют стойкое воспроизводство авторитарных традиций» [11, с. 11].

Тенденции глобализации не обошли нас стороной. Наша страна осуществляет активное взаимовыгодное сотрудничество во многих отраслях экономики, участвует на равных в заседаниях сначала «большой восьмерки», затем - «большой двадцатки», активно проявляет себя на международном политическом уровне. И поэтому элита старого типа не способна справиться с указанными изменениями, так как здесь требуется совершенно другая система мировоззрения, другие представления о мире политического.

Так как элита старого типа не сможет справиться с грядущими изменениями, новым типом мироустройства, новой стратегией политической жизни, а элита нового типа малочисленна, неорганизованна, то налицо противоречие между наличным и должным. Это отражает общий системный кризис российской политической элиты, нехватку кадров для политической и управленческой сферы.

Существующие сегодня возможности для его преодоления, безусловно, необходимы, но недостаточны, и прежде всего потому, что в большинстве своем современная российская политическая элита демонстрирует отсутствие развитой демократической политической культуры.

Как справедливо указывает А.М. Старостин, «очевидным изъяном в деятельности элитарных личностей выступает их ориентация не на

общегражданские принципы и авторитеты, а командно-клановые и корпоративные» [3, с. 272].

Таким образом, данная проблема не может быть решена некими отдельными видами учебных заведений, или отдельными направлениями подготовки. Способствовать обновлению политической элиты России может только комплексный многоуровневый дифференцированный подход, а именно интеграция всех институтов подготовки политической элиты в единую схему, некий квазисоциальный институт, который будет осуществлять систематическую подготовку элиты, во-первых, на всех ступенях образования, во-вторых, осуществлять становление особой системы мировоззрения о месте и роли элиты в системе политической власти, воспитывать необходимые качества, давать необходимые навыки и организовывать образовательный процесс для получения образования академического, а не прикладного типа.

Здесь, в свою очередь, возникает проблема наличия квалифицированных научно-педагогических кадров, призванных обеспечить преемственность образовательной системы и уровень подготовки учащихся в комплексной многоуровневой системе «средняя школа - старшая школа - высшая школа». И, конечно, ведущим и необходимым условием выступает необходимость понимания со стороны высшего политического руководства актуальности и жизненной важности создания такого единого социального института.

Литература

1. Атаманчук Г.В. Синергетические аспекты государственного

управления. [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http:// spkurdyumov.narod.ru/D25Atamanchuk.htm

2. Делокаров К.Х., Демидов Ф.Д. Синергетика и социальное управление // В кн.: Ежегодник-98: Государственная служба России. - М.: 1999.

3. Старостин А.М. Философские инновации: концепция и основные сферы проявлений. Монография. - Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2009.

4. Попов В.В., Щеглов Б.С. Теория рациональности (неклассический и постнеклассический подходы). - Росто н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2006.

5. Музыка О.А. Ценностно-оценочный фактор в контексте социосинергетической парадигмы. - Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2006.

6. Ашин Г.К., Понеделков А.В., Игнатов В.Г., Старостин А.М. Основы политической элитологии. - М.: Приор, 1999.

7. Гаджиев К.С. Политология. - М.: Логос, 2001.

8. Панарин А.С., Василенко И.А. Политология: Общий курс. - М.: Логос, 2003.

9. Философия права./Под ред. О.Г. Данильяна. - М.: Эксмо, 2007.

10.Нерсесянц В.С. Философия права. - М.: ИНФРА-М - НОРМА, 1997.

11.Кайбушев А.Д. Политическая культура и основные культурные тенденции современной политической элиты России. // Авторефер. ... канд. политич. н. - Астрахань, 2009.

12.Философия истории./Под ред. проф. А.С. Панарина. М.: Гардарики, 1999.

Рецензент:

Щеглов Б.С., доктор философских наук, профессор кафедры философии (Таганрогский государственный педагогический институт)