Ю.О. Булуктаев

ТРАНЗИТ ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН: ПОИСК ПУТЕЙ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Аннотация:

Целью статьи является раскрытие теории и практики социокультурных оснований исследования проблемы транзита по-сткоммунистического политического режима в республике Казахстан в условиях модернизации общества. Определение целей развития социума играет важную роль в моделях транзита казахстанского политического режима. Автор выделяет основные национальные идеи, которые пропагандирует государство. В работе отмечается, что основной «идеей» является стабильность.

Ключевые слова:

власть, легитимность, политический режим, трансформация, процесс, общество, стратегия, цели развития, Казахстан

Y.O. Buluktaev

TRANSFORMATION OF POLITICAL REGIME IN KAZAKHSTAN: SEARCH FOR SUSTAINABLE DEVELOPMENT

Abstract:

The purpose of the article is the disclosure of the theory and practice of social and cultural basis of studies of the problems of post-communist political regime transformation in the Republic of Kazakhstan in the conditions of society modernization. Defining the goals of social development plays an important role in of Kazakhstan's political regime transformation models. The author highlights the main national idea, promoted by the state. The article points out that the main «idea» is the stability.

Key words:

power, legitimacy, political system, transformation, process, the society, the strategy, the development goal, Ka-zahstan

Оценке сущности изменений, происходящих в Республике Казахстан с конца 80-х годов прошлого века, и анализу перспектив дальнейшего развития страны посвящен целый пласт литературы, предлагающий чрезвычайное разнообразие суждений, высказываемых учеными-обществоведами, аналитиками, политическими деятелями как относительно нынешнего состояния казахстанского общества, так и по поводу возможных сценариев ожидающего его будущего.

Все они отмечают, что казахстанский опыт имеет свою уникальность, которая становится заметной при сравнении трансформационных процессов. С одной стороны, по утверждению некоторых исследователей, многомерные трансформации, происходящие в Казахстане, не представляют собой некий изолированный, страновый феномен. Казахстанский «транзит» - одно из частных проявлений значительно более масштабного и очень сложного про-

цесса поставторитарных демократических трансформаций, изменивших в конце XX столетия политический облик большей части мира.

С другой стороны, существует точка зрения о том, что казахстанские трансформации имеют свою местную специфику и особенности, а потому их исследование неизбежно должно нести на себе «печать» странового контекста. Представляется, что наиболее рациональным здесь будет синтез обоих подходов, позволяющий достаточно объективно оценить суть происходящих трансформаций.

Многополярность существующих мнений обусловлена не только широтой диапазона политических взглядов авторов, выступающих на данную тему. Она определяется и объективной сложностью и многозначностью идущих в стране преобразований. В той противоречивой социально-политической реальности, которую представляет собой современный Казахстан, любое из определений складывающейся политической формации и любой из прогнозов ее дальнейших изменений, как правило, не свободны от упрощений и известной условности. Тем не менее, научные исследования посткоммунистических трансформационных изменений необходимы, в первую очередь, для выработки эффективного курса продвижения общества по пути прогресса.

Более чем 20-летнюю трансформацию казахстанского общества можно представить в виде процесса, трактуемого как «смена состояний политической системы, ее функционирование в режиме времени» [1, с. 57]. И важнейшей частью этого процесса выступает легитимация политического режима. Изучение процессов легитимации власти и трансформации политических режимов нуждается в разработке новых методов исследования, поиске общего и особенного, выявлении общих закономерностей, не только накоплении эмпирического материала, но и его обобщения и теоретического осмысления.

Основной целью статьи является раскрытие некоторых теоретикометодологических и социокультурных оснований исследования проблемы легитимации посткоммунистического политического режима в условиях модернизации казахстанского общества.

Категория легитимности является центральной при решении вопроса о стабильности всякой политической власти. Она определяет причины, по которым основная масса населения поддерживает или не поддерживает данный режим, стремится его сохранить или изменить. Это подтвердил и Президент страны Н.Назарбаев, выступая в 2007 году на итоговом заседании Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ в Республике Казахстан: «Сегодня никто не может поставить под сомнение, что именно легитимная государственная власть в Казахстане осуществляет стратегическое продвижение к демократии и вырабатывает алгоритм демократических реформ. И в этом заключается ее созидающая сила» [8].

Легитимность в социально-политическом смысле трактуется как признание правомерности существующей власти собственным обществом и дру-

гими государствами. Проблема легитимности есть проблема признания власти обществом. Легитимность политической власти обусловливается многими обстоятельствами, среди которых - популярность лидеров, соответствие режима и целей элиты, ее принципов и способов действия традициям и т.п. Свое отношение к власти общество формирует, соотнося ее проявления с основными стереотипами собственного сознания [2].

В условиях кризиса, когда общество переходит из одного состояния в другое не плавно, а скачкообразно, процесс отражения, формирования стереотипов не поспевает за изменяющейся реальностью. Прежние стереотипы переосмысливаются, а на их место приходят новые. И процесс этот, судя по всему, долговременный. Причем обществу небезразлично, кто ведет его, куда и как. Обычно население воспринимает власть по трем уровням легитимности: персональному, идеологическому, структурному. Чтобы власть была легитимной, необходимо, чтобы общество признало правомерными ее цели, режим и лидеров, соотнеся их с общепринятыми нормами морали, идеологии и права.

Важную роль в моделях легитимации политического режима играет определение целей развития общества, которое в известном смысле можно обозначить в виде «ресурсного потенциала» правящей элиты [7].

Исторический опыт показывает, что преодоление острейших системных кризисов общества и переход на траекторию устойчивого социальноэкономического развития всегда начинался с определения политическими режимами долгосрочных целей. Именно такая методология находилась в основе послевоенного «германского» и «японского» чуда, прорыва «азиатских тигров» Сингапура и Малайзии, нынешних успехов Китая.

Очевидно, дело в том, что преодоление разрушительных последствий системного кризиса требует осуществления таких масштабных качественных изменений во всех структурах общества, которые невозможно реализовать в рамках кратко- и среднесрочных программ. Наличие же долгосрочной стратегии позволяет сохранять преемственность курса независимо от результатов выборных циклов, что важно для сохранения устойчивости политической системы и политического согласия в обществе.

Для современного Казахстана проблема определения цели, которая ставится политическим режимом перед всей нацией, на первый взгляд, не стоит. Были разработаны Стратегия развития Казахстана до 2030 года, Стратегия вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, Государственная программа форсированного индустриального развития и ряд других инициатив, направленных на модернизацию общества. Они, прежде всего, были нацелены на выход из рамок «догоняющего» развития государства и переход к модели «опережающего» развития. В них были сформулированы долгосрочные цели и пути их достижения.

И вот 14 декабря 2012 года, обращаясь с Посланием к народу Казахстана, Нурсултан Назарбаев предложил выстроить Новый политический курс

нации до 2050 года, внутри которого продолжится реализация задач «Стратегии-2030»: Мы должны четко осознавать, что время и условия будут вносить свои коррективы в наши планы, как это произошло с программой «Казахстан-2030». Президент пояснил, что 2050 год - не просто символичная дата, а реальный срок, на который сегодня ориентируется мировое сообщество. В частности, в ООН разработан Глобальный прогноз развития цивилизаций до 2050 года, а еще прогнозный доклад до 2050 года обнародован Всемирной продовольственной организацией. Такой же горизонт стратегического планирования определил для себя Китай. Президент Казахстана ставит цель к 2050 году войти в число 30-ти самых развитых государств мира. «Стратегия Казахстан-2050 - это гармоничное развитие Стратегии Казахстан-2030 на новом этапе. Это ответ на вопрос, кто мы, куда идем и где хотим быть к 2050 году. Уверен, что молодое поколение интересует именно это», - отметил Назарбаев.

Казахстан оказался восприимчив к успешному опыту других активно развивающихся стран. Поэтому стратегические программы, такие как «Перспектива 2020» Малайзии, Стратегический план Китая и Южной Кореи, экономический путь Рузвельта, позволивший выйти из экономической депрессии 1930-х годов, были учтены в ходе разработки Стратегий развития Казахстана. При этом в них определены не только экономические задачи - был применен комплексный подход к решению многих проблем. Главной задачей Стратегий стало определение приоритетов с учетом ресурсов и времени, отпущенного на их реализацию [9].

В 1997 году в «Стратегии становления и развития Казахстана как суверенного государства» была сделана попытка определения стратегических целей и концептуальной модели развития Казахстана в качестве суверенного государства. Развитие демократии, реформирование отношений собственности и движение к полноценному рынку признавались безальтернативным средством вывода экономики из глубокого кризиса и создания благоприятного климата для становления национального государства.

В сфере политики была поставлена основная цель - развитие молодого суверенного государства в направлении формирования сильной президентской республики. В документе провозглашалось равенство возможностей для всех граждан и равенство всех перед законом, независимо от национальной принадлежности, хотя подчеркивалось, что интересы титульной нации - казахов - в отдельных случаях должны учитываться особо, как это имеет место в ряде государств. При этом уточнялось, что такое положение касается возрождения национальной культуры и языка, восстановления духовно-культурных и иных связей с казахской диаспорой, создания благоприятных предпосылок для возвращения на свою историческую родину лиц, вынужденно покинувших в свое время Казахстан.

Последовательное воплощение положений «Стратегии-2030» до последнего времени определяло современный облик Казахстана. Модель культуры мира и политического согласия неоднократно уточнялась и конкретизировалась в кратко- и среднесрочных стратегиях и программах политического режима. К примеру, в Послании Президента Республики Казахстан

Н. Назарбаева от 30 сентября 1998 года была определена программа демократизации и политических реформ.

Модель легитимации казахстанского политического режима предполагала, что новое качество системы достижимо при условии политической стабильности, гражданского согласия, постоянном расширении социальной базы преобразования, находящим разнообразные формы демократического выражения в структурах власти. В условиях поляризации политических сил возникала потребность в формировании политики национального согласия, создании условий для цивилизованного соревнования идей, поиске коалиционных способов реализации власти [5, с. 21-31]. Вот почему в работах Президента Республики Казахстан Н. А. Назарбаева такое внимание уделялось вопросам стабильности и согласия. Например, одна из его работ носила заголовок «Общественное согласие - основа демократического развития».

Особое место в модели легитимации политического режима отводится созданию различных механизмов построения общественного диалога: Ассамблее народа Казахстана, Национальному Совету, выполнившим свое предназначение Постоянно действующему совещанию по демократизации казахстанского общества и Государственной комиссии по разработке и конкретизации программы демократических реформ, Общественному совету по информационной политике при Президенте, институту Омбудсмена, Гражданскому форуму, Съезду мировых и традиционных религий и другим. В формате этих диалоговых площадок обсуждалась структура политических преобразований, в том числе конституционного характера, с широким привлечением общественно-политических сил страны. В результате были выработаны конкретные механизмы реализации демократических реформ.

К примеру, 13 сентября 2007 года в Астане состоялось первое заседание республиканского Консультативного совета экспертов по вопросам обсуждения и выработки рекомендаций по демократическим реформам в Республике Казахстан. Главной целью деятельности совета являлось построение диалога между государственными структурами и организациями гражданского общества. Рекомендации совета были доведены до сведения правительства, а его экспертный потенциал успешно использовался парламентариями.

Другая форма общественного диалога, первый Съезд лидеров мировых и традиционных религий, был проведен в Казахстане в сентябре 2003 года по предложению Президента страны Н.Назарбаева. Инициатива Главы государства положила начало конструктивному диалогу цивилизаций и получила большой резонанс во всем мире. На съезде, в работе которого приняли уча-

стие представители 17 религиозных организаций ислама, христианства, буддизма, иудаизма, индуизма, синтоизма, даосизма и других, убедительно продемонстрировал актуальность и необходимость воплощения идеи сотрудничества и единства представителей различных религий мира во имя мирной и достойной жизни людей всей планеты.

На последующих Съездах лидеров мировых и традиционных религий обсуждались актуальные проблемы человечества в условиях глобализации -свободы вероисповедания, уважения представителей других религий и роль религиозных лидеров в укреплении международной безопасности с учетом новых угроз и вызовов. Были сформулированы принципы межконфессио-нального диалога в современном мире, которые можно обозначить как принципы взаимопонимания.

Исследователи трансформационных процессов отмечают, что перспективы и темпы развития Казахстана напрямую зависят, наряду с демократизацией общества, и от идей, способных его объединить. Это - идея казахстанского патриотизма и прагматизма, идеи консолидации и социального партнерства, гражданского мира и межнационального согласия, взаимопомощи и другие. Органами государственной власти было признано, что эти бесспорные ценности должны реализовываться через позитивную, здоровую политику [6, с. 116].

Одним из основных факторов, определяющих характер такой политики, темпы переходных преобразований, является социокультурный фактор, а точнее, тип личности, ее национальный характер, обусловливающий степень восприятия универсальных норм и целей политического развития. Исторический опыт показывает, что политическая трансформация может осуществиться только при условии изменения ценностных ориентаций широких социальных слоев, преодоления кризисов политической культуры общества. Переход Казахстана к гражданскому состоянию общества происходит одновременно с осуществлением радикальной модернизации сферы социально -экономических и политических отношений, что влечет за собой изменение ценностно-ориентационных систем на различных уровнях: социальном, групповом, личностном.

Всему этому придается особое значение в моделях легитимации политического режима. Необходимость единства и общественной стабильности вытекает из специфических условий Казахстана, который является полиэтническим обществом. При этом необходимы не только гражданское согласие, но и межнациональный консенсус во имя укрепления суверенитета республики, его национальной безопасности и территориальной целостности.

Важная роль в выполнении этой задачи политическим режимом отводится национальной идее, которая призвана «устранить неопределенность в жизненных и ценностных ориентациях казахстанцев и способствовать обретению целостного общественного сознания» [3, с. 33].

На основе официальных документов (конституция, программы партий и ежегодные послания президента, а также работ Н.Назарбаева) можно выделить следующие компоненты фактически существующей национальной идеи:

1. Государственно-националистический. Предусматривает последовательное отстаивание политического и экономического суверенитета Казахстана, сохранение его территориальной целостности, проведение независимой прагматичной внешней политики; увеличение национальной (казахской) компоненты в государственном управлении при уважении законных интересов и прав других этнических групп. Государственнонационалистический компонент тесно связан с евразийской идеей, которая может быть реализована при достижении такого уровня интеграции евразийских стран, при котором возможно создание наднациональных органов. При этом, по замыслу авторов проекта, казахстанская идентичность не должна раствориться в предлагаемом Евразийском Союзе.

2. Девелопменталистский (связанный с развитием). Главная цель -превращение Казахстана в высокоразвитое в политическом и экономическом отношении государство (концепция «Казахстанского Барса», или «Казахстан-2030», «Казахстан-2050»), способное по уровню развития быть таким же, как «азиатские тигры» - Сингапур, Малайзия. Достижению этой цели способствует и задача, поставленная Главой государства - войти в число 30-ти конкурентоспособных государств мира.

3. Демократический. На данном этапе развития главенствующая роль отводится государству, под началом которого решаются другие задачи по совершенствованию общественных отношений. По словам Н. Назарбаева, принятая в стране модель развития «должна отражать конвергенцию различных моделей общественного развития. Согласно Конституции Казахстана мы строим социально-рыночную экономику. Это именно то, что нам нужно. Наша модель будет определять наш собственный путь развития, сочетая в себе элементы остальных моделей, но опираясь в основном на наши специфические условия, историю, новую гражданственность и устремления, учитывая конкретность этапов развития» [4, с. 418].

Казахстан как государство имеет свою уникальную историю, специфический путь трансформации и эволюции, национальную традицию. И потому, как представляется, одним из условий успешности единения культур выступают готовность и способность самого человека к консолидации в рамках той или иной модели государственности.

Важнейшим фактором, влияющим на легитимацию политического режима, выступает политическая стабильность, под которой понимается целостная система связей между государством и обществом, выполняющих функции взаимодействующих сторон. Влияние политической стабильности на легитимацию политического режима проявляется в предсказуемости действий государственных органов, в способности власти разрешать общественные

противоречия без ущемления прав граждан, в формировании устойчивого социально-психологического климата внутри страны. В оценке стабильности политической системы (политической стабильности) следует соотносить функционирование системы с ее реальными возможностями.

Обладающий значительными возможностями режим может не только сохранить стабильность, но и стимулировать необходимые перемены. Равновесие между стабильностью и переменами и является одним из важнейших показателей эффективности политического режима.

В период широкомасштабных и быстрых перемен, а к таковым следует отнести и период трансформационных изменений, переживаемый Казахстаном, обычно требуется создание условий, при которых общественная система сохранила бы необходимую степень устойчивости. Это предполагает повышение эффективности деятельности властных органов по следующим направлениям:

1. Концентрация сил притяжения, скрепляющих систему;

2. Минимизация импульсов, способных ее разрушить;

3. Содействие принятию сторонами общих правил поведения, обеспечивающих нормальное функционирование системы.

Большое значение для поддержания политической стабильности и легитимности политического режима имеет состояние уровня взаимодействия между политическим режимом и гражданским обществом. Управленческие импульсы, исходящие от властных политических структур, адресованы, как правило, непосредственно людям, индивидам. В действительности они, в той или иной форме, проходят через гражданское общество, видоизменяясь в зависимости от его состояния. В свою очередь, гражданское общество аккумулирует, преобразует и интенсифицирует импульсы, исходящие от индивидов.

Политическая стабильность может быть обеспечена лишь тогда, когда неизбежные перемены реализуются с учетом специфики доминирующей в ней политической культуры. Политическая культура также является важным фактором, влияющим на социальную активность населения и, косвенно, на социальное пространство национального согласия. В этой связи следует подчеркнуть тесную взаимосвязь и взаимозависимость между политической стабильностью, стабильностью политического режима и социальной безопасностью граждан, выступающей как условие поддержания политической стабильности.

Достижение политической стабильности в Казахстане во многом объясняется тем, что изменение внутренних параметров политического процесса происходит путем постепенного разрешения накапливаемых противоречий и рационализации конфликтов. Однако стремление к достижению и поддержанию абсолютной стабильности может выражаться в жесткой сопротивляемости со стороны властной элиты изменениям как внутри, так и вне системы.

К примеру, анализ событий в сфере общественно-политической жизни Казахстана на протяжении 2001-2004 гг. (смена правительств, арест оппозиционеров, состояние со свободой СМИ, ужесточение правового поля дея-

тельности политических партий) и в декабре 2011 года в городе Жанаозене (эскалация трудового конфликта в столкновение с полицией) позволяет сделать вывод о том, что абсолютная стабильность любой системы невозможна, поскольку это предполагает не только неподвижность составляющих ее элементов, но и их изоляцию от внешних воздействий.

Следовательно, стабильность должна рассматриваться не как статическое, а как динамическое состояние, предусматривающее постоянные изменения и в государстве, и в обществе. Проблема стабильности в динамических системах - это прежде всего проблема оптимального сочетания между преемственностью (идентичностью) и модификацией, обусловленной внутренними и внешними стимулами. Степень равновесия (в сфере внутреннего развития) может определяться темпами и направленностью перемен.

При невысоких темпах и синхронности изменений равновесие внутри системы может оставаться прочным достаточно длительное время. И, наоборот, быстрая модификация элементов при разнонаправленности происходящих в них процессов может сделать нестабильность системы перманентной. В Казахстане это проявилось в том, что темпы преобразований в политической и общественной сферах стали не удовлетворять определенную часть политической элиты страны. Что и придало развитию политического процесса в 2001-2004 гг. чрезвычайно динамический характер.

Для государственных органов власти важным направлением работы по поддержанию политической стабильности стало создание условий, при которых общественная система сохранила бы необходимую степень устойчивости. Были предприняты усилия в следующих направлениях:

1. Приумножение и консолидация сил притяжения, скрепляющих систему;

2. Минимизация импульсов, способных ее разрушить;

3. Содействие достижению политического согласия между конфликтующими сторонами.

Таким образом, следует отметить, что в Республике Казахстан одним из основных условий обеспечения стабильности выступила способность политической системы общества выполнять возложенные на нее задачи. Во-вторых, в период трансформации общественно-политической системы доминирующим стал динамический тип политической стабильности. В-третьих, в процессе разрешения конфликтов, при использовании тех или иных политических технологий органами государственной власти осуществлялся строгий учет социокультурной среды, поскольку менталитет, национальный характер народа оказывают непосредственное влияние на политический конфликт.

Казахстанский политический режим, на протяжении свыше двадцати лет проводя политику культуры мира и вырабатывая модель общественного согласия, в качестве одной из важнейших целей определяет сплочение общества вокруг задачи сохранения стабильности и гражданского мира в стране. Только время покажет, является ли это залогом устойчивого развития

страны по пути прогресса, станет ли XXI век для Казахстана Золотым веком мира, стабильности и процветания, как об этом в своем Послании «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства» заявил Нурсултан Назарбаев.

Литература

1. Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен // Полис. 1993. №2.

2. Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001.

3. Капышев А. Национальная идея и смысл жизни // Хабарлары / Известия Национальной Академии наук Республики Казахстан. Серия общественных наук. Сентябрь-октябрь. 2005. №5.

4. Назарбаев Н. Евразийский Союз: идеи, практика, перспективы. 19941997. М.: Фонд содействия развитию социальных и политических наук, 1997.

5. Нысанбаев А., Кушербаев К., Сулейманов Д. Политика стабильности в Казахстане // Современный Казахстан: экономика, политика, общество. Алматы, ИРК, 2 том, 1997.

6. Романова Н. Политическая система Республики Казахстан: между прошлым и будущим // Восток Запад: диалог культур. Алматы, 1996.

7. Сахаров А.В. Легитимация власти: морфология ресурсного потенциала // Научный Вестник Уральской Академии государственной службы. Вып. №2(3), июнь 2008.

8. Сверяя курс демократических реформ // Казахстанская правда. 2007. 20 февраля.

9. Харитонова Н. Стратегия как элемент имиджа. Чему еще можно поучиться у Казахстана? [Электронный ресурс]. и^: http://www.ia-

centr.ru/archive/public_details4e8c.html?id=980. (дата обращения 12.10.2012).